Из опыта стран, вступивших в ВТО

Как известно, ВТО возникла в 1995 г. на базе преобразованной организации ГАТТ, с автоматиче­ским принятием стран-членов его в ВТО с 1 января 1995 г. С 1996 г. в нее были приняты 49 государств в качестве новых ее членов.

Для нас представляет интерес анализ опыта вступления в ВТО главным образом постсоциалистических стран, к которым относятся: Болгария (вступившая в 1996 г.), Монголия (1997 г.), Рес­публика Кыргызстан (1998 г.), Латвия (1999 г.), Эстония, Грузия, Албания (2000 г.), Молдова, Лит­ва, КНР (2001 г.).

Следует иметь в виду, что всем этим странам, кроме КНР, характерны:

  • -    малая численность населения, крайне «узкий» внутренний рынок;
  • -    отсутствие заметных природных ресурсов (топливно-энергетических, минерально-сырьевых);
  • -    низкий уровень социально-экономического развития вообще и к моменту вступления в ВТО в частности, в особенности в Республике Кыргызстан, Болгарии, Монголии, Грузии, Молдове;
  • -    политическая нестабильность в ряде этих стран.

Из этих характерных черт вытекает, что указанные страны не представляют серьезный интерес для большинства стран-членов ВТО с точки зрения расширения доступа к ним своих товаров и услуг. И вообще предъявлять к некоторым из них слишком жесткие требования по всем вопросам вступле­ния в ВТО, по-видимому, показалось им не совсем справедливым. Так, Болгарии, Монголии, Латвии, Эстонии сделали достаточно высокие тарифные уступки по сельскохозяйственным товарам, Болга­рии переходный период по несельхозтоварам установили 15 лет, Албании и Латвии — 9 лет. У ос­тальных переходный период остался в пределах 4-7 лет, а Монголия вошла вообще без переходного периода. Участие же их в секториальных соглашениях ограничилось большей частью «нулевыми» инициативами.

Но тем не менее большинству стран, вступивших в ВТО начиная с 1996 г., по тарифам ставились достаточно жесткие требования, а в экспортных субсидиях по сельскому хозяйству было отказано всем, за исключением Болгарии. Важно отметить, что члены ВТО так поступают со всеми странами, вступающими в нее в последние годы. Из 150 стран-членов ВТО только около тридцати имеют экс­портные субсидии. Это те страны, которые являются членами ВТО с самого начала ее организации.

В целом рассматриваемые нами страны вступили в ВТО на условиях худших, чем страны, всту­пившие до них. Исключение составляет Болгария, которая вступила в ВТО раньше остальных — в 1996 г. Таковы ныне принципы этой организации. Новым кандидатам на вступление в ВТО какие-то особые условия не предоставляются, ибо логика всей системы ВТО основывается на принципе «еди­ные правила для всех», который лежит в фундаменте ВТО. Это подтвердил опыт рассматриваемых на­ми стран. Так что Казахстан никаких существенных послаблений при вступлении в ВТО не полу­чит и будет принят на более жестких условиях, чем все ранее вступившие страны. Следует отме­тить, что для указанных стран двухсторонний переговорный процесс проходил очень трудно. Для Казахстана этот процесс будет еще более тяжелым, так как он и по численности превосходит многие из этих стран, имеет достаточно мощный потенциал, создаваемый нефтью, металлом, сельским хозяйством и научно-техническими возможностями, которые при эффективном использовании могут позволить рес­публике создать высококонкурентные отрасли обрабатывающей промышленности и секторы услуг, спо­собные стать конкурентами для них, тем более, что последние годы экономика Казахстана развивается высокими темпами. Такой вывод подтверждается опытом приема КНР в ВТО. Подав заявку на присое­динение к ГАТТ в 1986 г., КНР сумела добиться приема в ВТО только в декабре 2001 г., т.е. через 15 лет. Основной преградой вступления этой страны в ВТО были жесткие требования, предъявляемые к ней.

Ей пришлось принять 214 нестандартных условий, в частности согласиться с условием о непо- становке в течение 15 лет вообще вопроса о предоставлении Китаю статуса страны с рыночной экономикой при проведении антидемпинговых расследований, подписать соглашение по прави­тельственным закупкам и по торговле гражданской авиационной техникой, по торговым аспектам защиты прав интеллектуальной собственности и торговым аспектам инвестиционных мер и др. КНР отказалось и от пятилетнего переходного периода, предусмотренного для развивающихся стран.

Китай согласился на крупные уступки по снижению импортных тарифов за короткий срок. Серь­езное снижение ставок предусмотрено по 5685 товарным позициям из 6223 существующих, что со­ставляет более 91,4 %. Но КНР сделала наиболее значительные уступки своим партнерам по перего­ворам в области сельского хозяйства. Она согласилась снизить ввозные пошлины в среднем с 21,2 до 17 %, отменить квоты на импорт и разрешить осуществление торговли сельхозпродукцией между част­ными компаниями и полностью отказаться от субсидирования экспорта сельскохозяйственной про­дукции. По мнению экспертов, Китай пошел на это, рассчитывая в обмен получить преимущество по экспорту и, как результат, добиться условий для увеличения положительного сальдо во внешней тор­говле. Он действительно добился отмены квот на ввоз производимой им текстильной продукции и готовой одежды, расширяя доступ на мировой рынок наиболее конкурентоспособных товаров своего экспорта-текстиля, одежды, игрушек, электроники, химической и фармацевтической продукции. Однако расчет в целом пока оправдывается не в полной мере.

Наиболее важный момент опыта стран, вступивших в ВТО за последние годы, — это его по­следствия. Оппоненты вступления Казахстана в ВТО очень много говорят о негативных последст­виях для Кыргызстана, Грузии и Молдавии, российская пресса пестрит заголовками статей: «Китай уже пострадал от вступления в ВТО», «Китай подсчитывает убытки от вступления в ВТО», приводит выводы некоторых китайских экспертов типа: «В первые пять-десять лет членства в ВТО экономические потери превысят валютные и прочие поступления».

В отношении Кыргызстана, Грузии и Молдовы говорят о том, что обещанный приток иностран­ных инвестиций не произошел, пока что особого экономического роста нет, снизился по сравнению с 1998 г. объем торговли в 1999 г. и в 2000 г. и т.д. Трудно согласиться с такими оценками. Дело в том, что экономика любой страны функционирует и развивается под влиянием не одного фактора вступ­ления в ВТО, а многих факторов и никак не в изоляции от внешнего мира. В 1999 г. экономики стран СНГ развивались под негативным влиянием финансового кризиса России и стран ЮВА, а в 2000­2001 гг. — резкого роста мировых цен на нефть, который ведет в этих нефтепотребляющих странах к удорожанию их продукции и снижению ее ценовой конкурентоспособности.

Никто не сулил им инвестиционного бума, ибо было бы наивно рассчитывать на бурный приток иностранных инвестиций в эти страны, где нет стратегических видов сырья, «узок» внутрен­ний рынок, отсутствует выход к морю, а на мировом рынке высока конкуренция на готовую продук­цию. Однако дела в этих странах с экономическим ростом не такие уж плохие. Но главное в том, что ВТО — это не волшебная палочка: как вступишь в нее, так и начнешь процветать. Влияние член­ства в ВТО носит среднесрочный и долгосрочный характер. Однако некоторые свои выгоды эти страны видят уже сегодня. Так, по мнению их представителей, вступление в ВТО позволило вести в рамках этой организации равноправную цивилизованную торговлю со всеми странами — ее членами. Теперь для них практически полностью устраняются технические барьеры в торговле и гармонизирует­ся правовая база экономики стран. Они уже видят, что с введением единых международных стандар­тов на продукцию и услуги улучшается инвестиционный рейтинг стран, повышается конкурентоспо­собность национальной экономики. Кроме того, они считают, что посредством ВТО эти страны быстрее присоединятся к ЕС.

Представители Латвии зачисляют в актив ВТО рост в 2000 г. объема экспорта своей страны по сравнению с предыдущим годом на 12 % и увеличение объема инвестиций на 14 %. Ужесточение конкуренции, усиление давления со стороны мировых производителей на отечественные компании, т.е. то, чем нас пугают критики вступления Казахстана в ВТО, оценивается ими как положительный фактор, поднимающий экономический уровень страны.

«Отмена таможенных пошлин на импорт заставила наших промышленников подтянуться, улуч­шить качество производимой продукции. Не всем удалось выдержать конкуренцию, но это и хорошо, остались только лучшие. Наши потребители от этого выиграли», — считают в Кыргызстане.

«Отечественные производители были поставлены перед фактом: либо они будут производить высококачественную конкурентоспособную продукцию, либо их вытеснят с рынка. В результате на­ши предприниматели подтянулись. Сегодня некоторые латвийские товары по своему качеству пре­восходят импортные», — говорят представители Латвии.

Что касается КНР, то здесь уже ощущаются некоторые конкретные экономические результаты. По мнению экспертов, ведущими факторами экономического роста Китая в этом году стали прямые иностранные инвестиции, рост производства экспортных отраслей и рост инвестиций пра­вительства в инфраструктуру. За первые семь месяцев 2002 г. приток прямых иностранных инве­стиций (ПИИ) в китайскую экономику вырос на 22 %, т.е. до 29 млрд. долл., а стоимость контрактов по новым инвестициям в Китае за это же время — на 35 %. Общий объем ПИИ прогнозируется за год на уровне 50 млрд. долл. Большинство аналитиков связывают столь бурный рост инвестиций со вступлени­ем КНР в ВТО в декабре 2001 г.

Реальные результаты в экономике Китай стал получать еще до вступления в ВТО. Китайские производители, ожидая конкуренцию со стороны ведущих мировых производителей после вступления в эту организацию, стали заранее совершенствовать свою производственную деятельность. Если в се­редине 90-х годов на китайском рынке цветных телевизоров и холодильников доминировали японские компании, то в настоящее время отечественная продукция все больше вытесняет японскую. Более того, изготовители бытовых приборов сумели наладить производство за рубежом. Это очень важный для казахстанских производителей момент из опыта вступления других стран в ВТО.

Иностранные эксперты полагают, что вступление Китая в ВТО вызовет в ее экономике боль­шие позитивные изменения: произойдет ускоренная реструктуризация китайской экономики и укре­пление конкурентоспособности местных товаропроизводителей. Важным последствием вступления Ки­тая в ВТО, по их мнению, станет укрепление в целом экономического потенциала КНР, что выразится в значительном росте экспорта вследствие минимизации дискриминационных мер в отношении ки­тайских товаров, поступающих на внешний рынок, увеличится объем ПИИ. Снижение импортных по­шлин будет способствовать снижению цен на внутреннем рынке и росту конкуренции. Отрасли, за­висящие от поставок полуфабрикатов из-за рубежа, получат дополнительные преимущества в ценовой конкуренции и др.

Однако при всем этом нельзя не отметить в опыте стран, вступивших в ВТО, последствия, рас­сматриваемых как негативные. Их можно свести к тому, что немало отечественных фирм и некото­рые целые отрасли могут быть вытеснены с рынка и перестанут существовать, сократятся объемы внутреннего производства, значительный контингент трудоспособных граждан лишится работы. Это, действительно, так и будет. При этом все эксперты и противники ВТО признают, что это произой­дет из-за того, что эти отрасли и фирмы выпускают неконкурентоспособную продукцию по срав­нению с аналогичной импортной. Поэтому, считают они, без протекционистских мер рынок окажется перенасыщенным замещающей иностранной продукцией. Возникает вопрос, с каких пор производство низкокачественной и дорогой продукции и снабжение населения и других покупателей подобной про­дукцией считается положительным фактом для страны?

Почему государство должно поддерживать производителей такой неконкурентоспособной про­дукции протекционистскими мерами, т.е. поощрять их? Ведь это пойдет в ущерб интересам населения, экономики и страны в целом. Как может страна добиваться устойчивого экономического роста и повы­шения уровня и качества жизни своих граждан, поощряя выпуск неконкурентоспособных товаров, поддерживая неконкурентоспособные отрасли. Никак. С другой стороны, если закрытие не­конкурентоспособных предприятий приведет к образованию значительного числа безработных, то в экспортном секторе, наоборот, будет расти производство, откроется немало рабочих мест, что приве­дет к росту занятости. Так, по прогнозным расчетам экспертов, в течение 7 лет после вступления в ВТО число рабочих мест в сельском хозяйстве КНР уменьшится, по крайней мере, на 9,7 млн., в машиностроении — на 600 тыс., в автомобилестроении — на 450 тыс. Но зато появятся допол­нительные возможности для трудоустройства в таких секторах, как пищевая промышленность (для 150 тыс. чел.), инфраструктурные отрасли (38 тыс.), строительство (910 тыс.), швейная промышлен­ность (2,6 млн.), сфера услуг (2,7 млн.), текстильная промышленность (2,9 млн.). А сколько выигра­ют потребители за счет снижения цен и повышения качества товаров и услуг, насколько увеличатся поступления валют от экспорта, возрастут сбережения и инвестиции и т.д.?

Надо учитывать и то, что условия ВТО будут реализовываться в течение 5-, 7-, 8- и даже 10­летнего периода, в зависимости от стран и товаров. За это время одни предприятия могут прекра­тить свое существование или будут перестраиваться, а другие, новые, — появятся на рынке с конкурентоспособными товарами. Достаточно примеров, когда многие отрасли и фирмы, потерпев по­ражение в конкуренции с иностранными производителями, быстро встают на ноги, проведя ради­кальную реструктуризацию своего производства и добившись конкурентоспособности своей продукции.

Словом, закрытие неконкурентоспособных отраслей и фирм после вступления в ВТО — это в целом не негативные его последствия, а позитивные результаты. Ведь речь идет об избавлении от ненужных предприятий, товаров и услуг, об оздоровлении экономики и повышении ее эффектив­ности, о поднятии национальной экономики на новый качественный уровень развития. Разве не ради этого наши страны перешли от плановой экономики в рыночную? Кроме того, нельзя забывать, что выигрышей без потерь, без издержек не бывает. Каждый шаг любой страны не может состоять только из одних выигрышей, приходится ради них чем-то жертвовать, в чем-то проигрывать. Не бывает, чтобы одни только выигрывали, а другие только проигрывали. «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке».

В Китае уверены, что экономические потери неучастия страны в ВТО в среднесрочной и долго­срочной перспективе на порядок выше возможных издержек от членства в ВТО в ближайшие годы. Вот это главное, в этом заключаются главные критерии оценки последствий вступления в ВТО, а честно говоря, вступления не только в ВТО.

Из анализа условий и последствий вступления ряда стран в ВТО можно сделать важный вывод о том, что страны-члены ВТО формируют свои условия и требования к новым кандидатам в члены ВТО в зависимости от их масштабов и потенциала. Эти требования оказываются менее жесткими и ограниченными, особенно нестандартные требования, для малых стран, с меньшим экономи­ческим потенциалом, но более многочисленными и жесткими — для больших — КНР, Россия. Это понятно, рынки первой группы стран слишком «узки», чтобы тратить время и средства на перего­ворный процесс и добиваться широкого доступа туда своим товарам и услугам, более того, они гото­вы способствовать экономическому росту в этих странах. Другое дело, крупные страны, их рынки очень важны для товаров и услуг стран-членов ВТО, поскольку товаропроизводители крупных стран могут стать их опасными конкурентами на их же и на мировых рынках.

Казахстан относится к числу малых стран. Хотя он обладает большим экономическим потенциа­лом, к сожалению, этот его потенциал сосредоточен лишь в сырьевом экспортоориентированном сек­торе. Экспорт сырья (нефти, металла) Казахстана им нужен, это в их интересах. Поэтому страны- члены ВТО вряд ли будут предъявлять к Казахстану в переговорном процессе по поводу вступле­ния в ВТО много жестких требований. Только представителям Казахстана следует выдвигать в пере­говорном процессе свои условия аргументированно, компетентно и настойчиво, выдвигать условия, выгодные нашей стране не в краткосрочном периоде, а в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Есть еще один важный урок для Казахстана, вытекающий из опыта вступления Кыргызста­на в ВТО. Он состоит в том, что Казахстану, так же как и России, следует вступать в ВТО одновре- менно, учитывая, что они вместе с Кыргызстаном, Таджикистаном и Белоруссией находятся в таможен­ном союзе «ЕврАзЭС», многие из правил, норм и механизмов которого существенно разнятся от правил, норм и механизмов ВТО. В противном случае возникнет проблема несовместимости правил, норм и механизмов продвижения товаров и услуг в рамках стран-членов «ЕврАзЭС» и ВТО, что серьез­но тормозит развитие торговли Казахстана. Поэтому вступление Казахстана и России в ВТО в разное время чревато такими серьезными негативными последствиями, как прекращение членства в ВТО или в ЕврАзЭС, либо введением нового раунда переговоров со странами-членами ВТО. Кроме того, может случиться так, что вошедшие в ВТО страны из ЕврАзЭС или зоны свободной торговли в рамках СНГ при вступлении Казахстана могут потребовать от него открыть для них свой рынок на выгодных для себя условиях, как это сделал Кыргызстан в отношении России.

Список литературы

  1. Есентугелов А. Глобализация и Перспектива вступления Казахстана в ВТО // Международная научная конференция. «Постабилизационная модель развития Казахстана». Казахский государственный аграрный университет. — Алматы, 2001.
  2. Народнохозяйственные последствия присоединения России к ВТО. — М., — 2002.
  3. ТимурДавлетов. «Пять причин для ВТОржения» // Казахстанская правда. — 2006. — 29 апр. — № 104-105. — С. 5.
  4. Каирбек Арыстанбеков. На пути вступления Казахстана в ВТО серьезные преграды есть // Деловой мир. — 2005. — № 4(40). — С. 10.
Фамилия автора: Д.Б.Муратбеков
Теги: ВТО
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика