Проблемы становления и развития культурно-просветительных учреждений Казахстана в 30-е годы ХХ века

В истории Казахстана ХХ век — огромный и противоречивый период, за время которого отечественная культура прошла сложный и неоднозначный путь. В её развитии можно выделить определенные вехи, существенно отличающиеся друг от друга социокультурной обстановкой в стране, характером государственной политики в области культуры, приоритетом высших духовных ценностей. Рассматриваемые в данной работе 30-е годы ХХ в. многими советскими авторами отмечаются как «период решающих успехов культурной революции»1. И действительно, это было время коренных социально-экономических преобразований в Казахстане, решительных действий в области индустриализации, коллективизации и культурной революции.

Характеризуя достижения Казахстана в вышеуказанных областях строительства, Р.Б.Сулей­менов пишет: «Казахстан превратился из отсталого аграрного края в индустриально-аграрную социалистическую республику. Здесь в течение второй и третьей пятилеток было введено в строй свыше шестисот шахт, рудников, комбинатов, заводов, фабрик, электростанций, цехов… Крупными современными индустриальными центрами стали Алма-Ата, Балхаш, Караганда, Риддер, Чимкент, Гурьев, Актюбинск. Удельный вес промышленной продукции повысился в совокупной продукции народного хозяйства с 39,5 % в 1932 г. до 56,8 — в 1937 г. и до 60 % в 1940 г. …В предвоенные годы здесь был построен 2681 км железнодорожных линий, сооружалось много улучшенных шоссейных и гравийных дорог. Число предприятий связи выросло на 41 %, радиоточек — в два раза. Усиленно велась телефонизация... Успешно завершились переход казахского крестьянства на оседлый образ жизни, освоение новых форм хозяйствования... Осуществлялась техническая реконструкция сельского хозяйства республики, росла оснащенность его современными машинами, внедрялись достижения агрономической науки»2.

Весь этот процесс должен был сопровождаться тотальной идеологической поддержкой проводимой политики Советской власти во всех сферах общественных отношений, поэтому «государственные ассигнования на социально-культурные цели в республике возросли только за годы второй пятилетки с 113,1 до 648,3 млн.руб., т.е. почти в шесть раз»3. В это время в городах и селах возводились сотни общественных и культурных зданий, рождалась полиграфическая промышленность, создавались театры, дворцы культуры, библиотеки и учебные заведения. Этот процесс параллельно сопровождался проблемами подготовки кадрового потенциала. Специалистов хронически не хватало и их места занимали, порой, малообразованные люди, принесшие, скорее, вред, чем пользу, новой нарождающейся культуре. Тем не менее все эти процессы требовали чёткой и слаженной работы от руководящих органов просвещения и культуры.

М.П. Ким, характеризуя указанный период культурной революции, отмечает: «Получила развитие советская система организации и руководства культурой и наукой. Вместе с тем в течение всего периода не прекращалась работа по дальнейшему совершенствованию этой системы. Во всех областях культуры и науки получили развитие коллективные начала и планомерность»4. Особое внимание в культурном строительстве этого периода уделялось дальнейшему формированию сети культурно-просветительных учреждений — важнейших очагов по ликвидации неграмотности в стране среди взрослого населения, обеспечивающих трудовое и политехническое воспитание, организацию досуга, развитие творчества трудящихся, внедрение новых форм быта и т.д. В тезисах доклада Наркомпроса о перестройке массовой политпросветработы и задачах производственно-технической пропаганды5 говорится о том, что Казахстан вступил в период строительства социализма, который требует ускорения темпов культурной революции и немедленного перевода её на высшую ступень перестройки политпросветработы для обслуживания социалистического сектора аула-деревни. 

Как показывает наш анализ, с одной стороны, основным содержанием культурно-массовой работы на ближайший период определялась борьба за сплошную грамотность, за механизацию процесса сельского хозяйства, правильную организацию труда и расстановку сил в колхозах, за техническую грамотность. Эти задачи требовали организации перестройки культмассовой работы аула-села, т.е. построения её на основе единого культурного плана; широкого развития передвижных форм, таких как: передвижные библиотеки, плакаты, лозунги, полевые стенгазеты, доски соревнований, культпалатки, культмашины, кино-радиопередвижки, ликпункты в поле, передвижные театры, агитповозки и т.д; обязательного применения массовых форм похода — агропохода, колхозпохода; организации культпостов, являющихся в системе культэстафеты ударным отрядом по борьбе с прорывами производства и на культурном участке работы; превращения колхозов, совхозов, МТС, ММС в опорные отряды и базы культурного строительства аула-села.

С другой стороны, государственное управление всем этим процессом показывает масштабы идеологической нагрузки на сознание людей. Если учесть, что для местного населения марксистско-ленинская идеология была не естественным ходом общественного бытия, то можно представить всю драму, которую пришлось ему испытать. Для коренной ломки общественного сознания (это было главной задачей в области культурно-просветительной деятельности) была задействована разветвленная система сети учреждений культуры, управляемая административно-командными методами.

Исходя из выдвинутых задач Президиум Казахского Центрального исполнительного комитета КазАССР принимает Постановление «Об утверждении временного положения о совете культурного строительства» при Президиуме КазЦИКа, где говорится: «В целях мобилизации советской общественности вокруг задач культурного строительства и их поднятия работы на основе осуществления культплана с участием всех общественно-хозяйственных организаций при Президиуме КазЦИКа и РИКе создаётся краевой и районный Совет культурного строительства»6. В задачи Совета входило рассмотрение контрольных цифр и планов культурного строительства всех краевых, районных организаций и учреждений, добровольных обществ и т.д.; привлечение широких рабочих и трудящихся масс к непосредственному участию в культурном строительстве; рассмотрение важнейших вопросов культурного строительства, в частности перспективных планов НКПроса, Районо, КазАССР и др. организаций, касающихся их культурной работы (всеобщее начальное обучение, ликвидация неграмотности, подготовка кадров по дошкольному походу, политехнизация школы, по массовой политпросветработе и др.). Следует обратить внимание, что в Положении представлено несколько схем создания культурно-просветительной сети на разных направлениях деятельности (схемы 1–3).

Объяснение к схеме № 1 общей сети культурно-просветительных учреждений, организующихся на общих основаниях.

1. В районе под руководством РИКа организуется совет культурного строительства, возглавляемый председателем РИКа. РСКС руководит всем культурным строительством района (школы, дошкольные учреждения, клубно-массовая работа, библиотечная работа и др.), в том числе и районным домом социалистической культуры, который объединяет всю культпросветработу (клубно-массовую, библиотечную, образование взрослых).

2. Райдом соцкультуры имеет руководящий (организационно-оперативный) совет дома соцкультуры.

3. В РДСК сосредоточены все формы политпросветработы (клубно-массовая, физкультурная, библиотека, кино, радио, внешкольное образование взрослых и т.д.) и районные организаторы и методисты этой работы.

4. РДСК имеет по району во всех населённых пунктах культпосты*:

а) в крупных населённых пунктах организуются опорные культпосты; культучреждения с платными работниками — это клубы и избы-читальни (при каком количестве населения организуются

опорные культпосты см. контрольные цифры). Клубы организуются при предприятиях (промысловых или совхозах) или в сёлах (аулах), имеющих более 50 коллективов;

б) в небольших населённых пунктах организуются простые культпосты, т.е. красные уголки. Отличие опорных культпостов от простых в том, что опорные культпосты (клубы) развёртывают самостоятельно все виды культработы, что и райдом соцкультуры, только в меньших масштабах (в своём предприятии, совхозе или совете). Простой культпост обслуживает только свой посёлок, предприятие и т.д. Клубы и избы-читальни, получая организационно-методическое руководство от РДСК, находятся под непосредственным политическим руководством своего совета (аулсовета). Клубы, находящиеся при предприятиях, кроме того, подчиняются своим завкомам. Клубы при колхозах также подчиняются руководству культбытов, комиссий колхозов.

5. Клубы и избы-читальни организуют по обслуживаемой ими местности (производству) сеть красных уголков, красных столов, повозок, палаток и проч.

6. Библиотечная сеть: при райдоме социалистической культуры — районная библиотека, которая во всех клубах, избах-читальнях имеет свои отделения (с платными работниками или без таковых, смотря на мощность клуба), в красных уголках — передвижки, библиотеки без платных работников; отдельные библиотеки и передвижки организуют книгоношескую работу (т.е. через активистов доставляют книги в бригаду или на дом к читателям).

7. Агиткульткомбайны — агитационный и инструктирующий передвижной пункт районного дома социалистической культуры, устраиваемый на автомобиле и других передвижных средствах. Проводя агитационно-массовую работу по району, он инструктирует культучреждения7.

Объяснение к схеме № 2 (см. объяснение к схеме № 1 с дополнением).

1. В оседающих районах, кроме общей сети культпросветучреждений, организуемой на общих основаниях, в точках оседаний остаются работать среди остатков кочующего населения красные юрты, которые несут с собой все виды культработы (кино, радио, клубно-массовая, ликбез, библиотека) и организуют на пути своего маршрута среди кочевников красные уголки.

2. Эта схема является временной, до перехода данного оседающего района в отдельный совхоз, район.

3. При доме соцкультуры райбиблиотека имеет деления во всех клубах и избах-читальнях (с платными работниками и без таковых, в зависимости от мощности клуба). Во всех красных уголках небольшие передвижки из райбиблиотеки. Красная юрта обменивает эти передвижки во время своего рейда в особо отдалённых красных уголках, которые (в свою очередь) могут обменивать передвижки библиотеки (в зависимости от расстояния) непосредственно в райбиблиотеке или клубах (к чему прикреплены). Красные повозки имеют книгоноши8.

Объяснение к схеме № 3 политпросветсети в кочевых районах.

1. Данная схема является первой ступенью в перестройке (вернее, строительства), политпросветработы (т.е. организация районного центра — районного дома соцкультуры).

2. От РДСК организуются красные юрты (обязательно передвижные).

3. Красные юрты на пути своего маршрута организуют и руководят красными уголками во всех группах населения.

4. Красные юрты путём развёрнутой агитации добиваются оседания населения, немедленно организуя в точках оседания опорные культпосты, т.е. избы-читальни или клубы.

5. Библиотечная сеть: при райдоме — районная библиотека; красная юрта снабжает из районной библиотеки передвижными библиотеками все красные уголки9.

 

Следует отметить, что применениеэтих схем показывает масштабы всей культурно-просветительной и политпросветработы с различными слоями населения. Культурно-просветительные учреждения являлись наиболее массовыми очагами культуры, должны были охватить все регионы республики. От их слаженной и чёткой работы, выполнения поставленных правительством задач во многом зависел успех культурного строительства в республике.

Активную роль в культурно-просветительной работе среди населения играли избы-читальни, поскольку бльшая часть неграмотного населения проживала в отдалённых аулах, сёлах и пастбищах. Формами работы изб-читален являлись стенные газеты, громкие читки литературы, справочная работа, концерты, спектакли. «В ноябре 1929 г. ЦК ВКП(б) издал Постановление «Об избах-читальнях» (Директивы ВКП (б), Постановления советского правительства о Народном образовании: Сб. документов за 1917–1947 гг. Вып.1. — М-Л., 1947. — С. 167), в котором говорилось, что изба-читальня является организующим центром культурно-политической активности бедняцких и середняцких масс. Началась перестройка работы избы-читальни. Были проведены волостные конференции, аульные сходы и собрания, где обсуждались различные вопросы по улучшению работы культпросветучреждений»10. «Если в 1927 г. в Казахстане числилось 690 изб-читален, то в конце пятилетки их стало 1512»11. Несомненно, что наряду с положительными результатами деятельности изб-читален, да и всей политико-просветительной и культурно-массовой работы, были и отрицательные последствия: вытеснение национального языка (шла активная русификация духовной сферы жизни коренного населения), спешный перевод письменности с латиницы на кириллицу, ломка привычного уклада жизни.

Красные юрты также являлись одним из типов культурных учреждений и были характерны именно для Казахстана, где широко осваивались пустынные и полупустынные пастбища, развивалось отгонное животноводство. Казкрайкомы ВКП(б), ЦИК, Наркомпрос Казахской АССР и органы политпросветов на местах стремились с помощью красных юрт расширить свою деятельность среди сельского населения. Например, Президиум КазЦИКа 1 ноября 1932 г. выделил 11 тысяч рублей на организацию красных юрт в кочевых и районах оседания: Алма-Атинской области — 2300, Актюбинской — 2400, Восточно-Казахстанской — 2300, Карагандинской — 1500 и Западно-Казахстанской — 900 руб. и обязал исполкомы использовать эти средства по прямому назначению12. Отсюда следует, что основная нагрузка легла на энтузиазм и инициативность местных активистов политпросветработы, ибо 11 тысяч рублей, выделенных на организацию красных юрт по всей республике, нельзя принимать как исключительную заботу об укреплении их материально-технической базы. Здесь были задействованы не материальные средства, а интеллектуальные ресурсы активистов по обработке общественного сознания. Следовательно, важнейшим предназначением культурно-просветительных учреждений было формирование иного человеческого материала, с совершенно другим мировоззрением. Как говорил С.Л.Франк: «Наилучшие замыслы социальных и политических реформ не только остаются бесплодными, но могут даже вести к гибельным результатам, если они не имеют опоры в определённом, им соответствующем материале»13. Большевики эту истину хорошо осознавали.Насколько важное значение придавалось строительству и деятельности культурно-просветительных учреждений, говорит Постановление Совета Народных Комиссаров КАССР № 812 от 7 октября 1933 г. «Об упорядочении учёта культурно-просветительских учреждений»: «Установить обязательную регистрацию всех находящихся на территории КАССР культурно-просветительских учреждений как существующих, так и вновь возникающих»14.

Все эти действенные меры, несомненно, приносили свои плоды. «В 1932 году в сельской местности республики уже было 410 клубов, 207 массовых библиотек, 421 киноустановка, 273 радиоустановки; в 1934 г., соответственно, 547 библиотек и 575 киноустановок»15.В 1933 г. в Постановлении Сессии Казахского Центрального Политического Комитета Советов по отчётному докладу Наркомпроса отмечается: «КПСС добилась крупнейших достижений в области культурного строительства. За последние 3 года число учащихся в школах первой ступени выросло с 347.511 до 603.000, в том числе 427.000 школьников и…. (текст в архивном документе неразборчив)…Ликвидирована неграмотность в 1929 г. — 140.000 человек, в 1930 г. — 275.000 человек, в 1931 г. — 600.000 человек, в 1933 г. предполагается охватить 800.000 неграмотных»16.В начале 30-х годов Наркомпрос республики, несмотря на определённые успехи, не являлся ещё планомерно действующим органом культуры и просвещения. Многие структурные подразделения бездействовали, не все работники ясно представляли свои задачи и функции. Например, секретарь Казкрайкома ВКП(б) С.Нурпеисов на пленуме Казкрайкома ВКП(б) о массовой, политической и культурной работе в ауле и селе в своём докладе отмечает: «… у нас все же имеются отдельные партийные организации, областные и районные, которые явно недооценивают значения массовой и культурной работы….. в ряде случаев массовая, политическая и культурная работа предоставлена самотеку. В результате имеют место случаи полного развала существующих культурно-просветительных учреждений, например, в Усть-Каменогорском, Зыряновском и др. р-нах»17.

Итоги процесса становления культурно-просветительной сети в республике в 30-х годах, на наш взгляд, показательно выражены в сборнике «Культурное строительство в Казахстане 1933 – июнь 1941 гг.18.

Таблица

Статистические сведения о количестве клубных учреждений в Казахской ССР на 1 января 1941 года

Годы

Бюджетные клубные

учреждения

В том числе

Колхозные клубы

Профсоюзные

клубы

Клубы др. учреждений и организаций

Клубные

учреждения

(всего)

В том числе

избы-читальни

районные дома культуры и клубы

в городской местности

в сельской местности

1937

1358

1111

60

1644

362

225

8589

261

3328

1938

1982

1650

76

1389

425

168

3964

245

3719

1939

3053

2679

81

1506

571

107

5237

329

4908

1940

2896

2491

169

1776

590

97

5349

345

5006

 

Анализ статистических сведений о количестве клубных учреждений показывает тенденцию уменьшения колхозных клубов в 1938, 1939 гг. (табл.). Мы связываем этот процесс с тем, что это был период насильственной коллективизации, политических репрессий, проведения политики ликвидации байства и кулачества как класса. Целые аулы снимались с мест и уходили за границу — в Китай, Иран, Афганистан, Пакистан и т.д. Процесс индустриализации страны также требовал активной включенности населения Казахстана в ударные стройки страны. Наша республика до сих пор испытывает последствия насильственной советизации 30-х годов прошлого века. Проблемы современных казахских оралманов есть прямое следствие культурной революции в Казахстане.

Говоря о становлении КПУ в это сложное и противоречивое время, не следует забывать о тех известных личностях, которые внесли весомый вклад в нелёгкий процесс рождения и развития советской культуры в Казахстане. Именно они на долгие годы предопределили национальный характер культурного строительства республики в совершенно новых условиях. В 30-е годы руководство культурой, наукой и просвещением осуществлялось такими опытными и профессиональными кадрами, как Т.К.Жургенов. «Его деятельность была высоко оценена в период проведения декады литературы и искусства Казахстана в Москве в мае 1936 г. Т.К.Жургенов, а также Джамбул Жабаев, С.Сейфуллин и К.Байсеитова были тогда награждены орденами СССР»19.На руководящих постах в Наркомпросе также трудились профессора С.Д.Асфендиаров и К.К.Жубанов, писатель Г.Мусрепов и другие.

Ведущую задачу культурной политики советского государства представляла и подготовка кадров культпросветработников. В первые годы Советской власти эту задачу решали советско-партийные школы Казахстана. В 1927 г. для подготовки необходимых кадров были организованы краткосрочные курсы, действовала сеть областных школ по подготовке директоров районных домов через сеть специальных учебных заведений.Этот период можно считать важнейшим в становлении сети учреждений культуры и кульпросветработы, ибо подготовка кадров нового типа становится необходимым условием не только культурного развития республики, но и строительства социализма.

В 30-е годы XX в. в республике был осуществлён переход от курсовой системы, которая действовала с 1927 г., к подготовке отдельных отрядов культпросветработников. Было необходимо обеспечить эти учреждения профессиональными кадрами.Таким образом, профессиональная подготовка кадров идеологического фронта была поставлена на поток. Система КПУ превращалась в профессиональные учреждения по пропаганде и реализации политики партии по советизации духовной жизни населения.

Великая Отечественная война замедлила ход культурной революции и потребовала перестройки всех сфер жизни общества, в том числе и культуры. Культурно-просветительные учреждения, согласно вновь возникшим обстоятельствам, должны были обеспечивать реализацию новых идеологических задач культурной революции на этом этапе — укрепление единства советского общества, дружбы народов, патриотизм и всеми возможными средствами приближать победу над врагом. Однако суть деятельности КПУ оставалась прежней — пропаганда и агитация коммунистической идеологии.

 

Список литературы

     1.   Сулейменов Р.Б. Ленинские идеи культурной революции и их осуществление в Казахстане. — Алма-Ата: Наука, 1972; Нурмухамедов С.Б., Савосько В.К., Сулейменов Р.Б. Очерки истории социалистического строительства в Казахстане (1933–1940 гг.); Бисенова Х.И., Сембаева А.И. Социалистический путь культурного прогресса отсталых народов // История строительства советской культуры Казахстана, 1917–1965. — Алма-Ата, 1967.

     2.   Сулейменов Р.Б. Ленинские идеи культурной революции... — С. 332.

     3.   Нурмухамедов С.Б., Савосько В.К., Сулейменов Р.Б. Очерки истории социалистического строительства в Казахстане (1933–1940 гг.) — Алма-Ата, 1966.

     4.   Ким М.П. Культурная революция в СССР. — М., 1978. — С. 36.

     5.   ЦГА КазССР. Ф. 81. Оп. 3. Д. 131. Л. 21.

     6.   ЦГА КазССР. Ф. 81. Оп. 3. Д. 131. Лл. 10, 11.

     7.   ЦГА КазССР. Ф. 81. Оп. 3. Д. 131. Л. 12.

     8.   ЦГА КазССР. Ф. 81. Оп. 3. Д. 131. Л. 13.

     9.   ЦГА КазССР. Ф. 81. Оп. 3. Д. 131. Л. 16.

  10.   Абдукадирова М. Культурно-просветительная работа в Казахстане (1917–1932 гг.): Дис... канд.ист.наук. — Алма-Ата, 1975. — С. 165.

  11.   ЦГА КазССР. Ф. 8. Оп. 1. Д. 142. Л. 111; Хаблев Х. Культурное строительство в Казахстане в период социалистической реконструкции народного хозяйства и создания экономического фундамента социализма (1926–1932). — Алма-Ата, 1957. — С. 17.

  12.   Абдукадирова М. Культурно-просветительная работа в Казахстане... ЦГА КазССР. Ф. 5. Оп. 13. Д. 154. Л. 1. — С. 150.

  13.   Франк С.Л. Духовные основы общества. — М.: Республика, 1992. — С. 460.

  14.   ЦГА КазССР. Ф. 81. Оп. 3. Д. 132. Л. 16.

  15.   ЦГА КазССР. Ф. 30. Оп. 4. Д. 1192. Лл. 64–66.

  16.   ЦГА КазССР. Ф. 81. Оп. 3. Д. 133. Л. 21.

  17.   Казахстанская правда. 1935. 9 апр.; Культурное строительство в Казахстане 1933 – июнь 1941 гг. Сб. документов и материалов. Т. 2. — Алма-Ата: Казахстан, 1985. — С. 168–170.

  18.   ЦГАКазССР. Ф. 1692. Оп.1. Д.378. Л.2; Культурное строительство в Казахстане 1933 – июнь 1941 гг.: Сб. документов и материалов. Т.2. — Алма-Ата: Казахстан, 1985. — С. 190.

  19.   Жумашев Р.М. История культуры советского Казахстана в отечественной историографии (1917–1991 гг.). — Караганда, 2002. — С. 10.




* Культпосты — это культучреждения (клубы, избы-читальни, красные уголки и т.д.

 

Фамилия автора: Н.А.Казбекова
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика