Правовые установки в структуре парадигмарного правового сознания

Правовое общественное сознание в силу парадигмарности его структуры предполагает некую унифицированную общность аксиологического, научного и практического элемента сознания. Так, аксиологическое правовое сознание вырабатывает оценочные структуры, посредством которых социум включает нормы, правила, принципы действующего права в систему правовых воззрений индивида. Научное сознание осуществляет анализ и реформирование самих основ правовой базы данного общества с тем, чтобы актуализировать социальные процессы и сделать их адекватными культурным, а именно экономическим, политическим, научно-техническим, международным и другим преобразованиям, происходящим в данном обществе. Практическое правовое сознание представляет собой уровень воплощения действующего права в поступках индивидов, составляющих данное общество. Именно практическое правовое сознание выступает непосредственным инструментом права, средством его претворения в жизнь, в практику, и, говоря в целом, именно практическое правовое сознание есть цель и смысл деятельности аксиологического и научного правового сознания, их конечная задача.

Правовая информация никогда не выступает в исключительно теоретизированном виде. Ее практическое применение есть конечная цель создания любой правовой теории, изыскания, исследования. Правовая практика есть продукт деятельности правовой теории, воплощаемой в правовом сознании. Знание права, знание о праве есть, прежде всего, знание-предписание, т.е. директива, носящая догматический характер. Сам легитимный статус права свидетельствует о непримиримости с любым неподчинением правовым нормам, правилам и принципам. Воздействие права на правовое сознание наиболее четко и явно проявляется на уровне практического правового сознания, поскольку именно конкретные поступки демонстрируют отношение социального субъекта к праву. Цель права, цель правовой нормы — привести поведение отдельных социальных субъектов в единообразную форму, в соответствие с требованием юридических императивов.

Вопрос анализа практического правового сознания не является праздным, поскольку он прямо сопряжен с проблемой подверженности личности правовым параметрам данного социума. Однако непосредственный анализ практического правового сознания есть выход на проблему социально-правовой активности личности и вместе с тем обращение к вопросу о формировании и развитии правовых установок. Проблема обеспечения выбора социальным субъектом правомерного поведения в данной ситуации является наиактуальнейшей, она есть цель и приоритет любого исследования права, правового сознания и правовых установок. Правовая установка есть следствие воздействия правовой нормы на правовое сознание, и проявляется она в социально-правовой активности.

Социально-правовая активность также есть одна из актуальных проблем современной социальной философии. Теория социально-правовой активности создана в силу необходимости всестороннего исследования закономерностей и факторов формирования правовых установок, которыми личность руководствуется в своей социальной деятельности. Социально-правовая активность есть некий самостоятельный объект исследования, сопряженный с относительной самостоятельностью правового сознания в структуре общественного сознания.

Вопросы о структуре, сущности и формах проявления социально-правовой активности в их сугубо социофилософском аспекте должны быть проанализированы через призму деятельностного подхода к интерпретации социальных процессов. Сама теория парадигмарной структуры общественного сознания предполагает наличие неких, определенных уже общественной природой человеческих взаимоотношений, устоявшихся правил, норм, иначе говоря, — алгоритмов поведения человека в среде себе подобных. Любая социальная деятельность предполагает наличие сферы хаоса, которую необходимо перевести в определенное логицированное, упорядоченное состояние. Движение от хаоса к порядку, свойственное практически всем видам социального движения, характеризуется, прежде всего, закономерностью, методологической проработанностью, основанностью на устоявшихся поведенческих типах реагирования на ту или иную складывающуюся социальную ситуацию. Именно эти закономерности и есть стержень социальности, поскольку они выстраивают индивидуальное поведение отдельных личностей в единую структурированную поведенческую программу, целью которой будет поддержание социальности, коллективности, слаженности. Именно эти закономерности должны являться предметом философского исследования на этапе размышлений о возможностях и реальных путях регулирования человеческого поведения посредством формирования определенных правовых установок, которые, в свою очередь, выступают инициаторами тех или иных параметров социально-правовой активности. В свою очередь, задача формирования социально-правовой активности, ее развития есть задача правового воздействия на сознание и поведение личности. Речь здесь идет об инициативности социального субъекта, его заинтересованности в выборе именно правоориентированного поведения. В этом перспективность и актуальность любого теоретического исследования, в котором анализируются проблемы повышения социально-правовой активности социального субъекта и путей ее модернизации в соответствии с изменениями, происходящими в системе действующего права.

Социально-правовая активность личности есть главный критерий эффективности и адекватности правовых установок, выработанных как прямо, непосредственно исходя из складывающейся в сфере деятельности личности правоворегулируемой ситуации, так и опосредованно, через принятие уже готовых, сформулированных научным и социально-аксиологическим сознанием правил, норм и принципов правового общественного сознания. Социально-правовая активность регламентируется посредством создания все новых адекватных правовых установок на соблюдение, реализацию, применение правовых предписаний. Теория правовой установки и социально-правовая активность личности неразрывно связаны в силу их взаимосвязанности (конкретно-исторические условия, объективные потребности и интересы, направленность сознания на понимание и оценку сложившихся общественных отношений. Социальная философия при анализе правовых установок и социально-правовой активности личности использует последнюю как критерий первой. Деятельность в сфере правового регулирования является сознательной, волевой, целенаправленной, что подчеркивает ее стабильный, алгоритмизированный, стереотипизированный характер.

Анализ собственно социально-правовой активности методологически основан на интерпретации социальной активности вообще как неотъемлемого свойства, атрибута социальной материи, естественного фактора развития социальной среды в условиях формирования общества открытого типа — саморазвивающейся системы.

Социально-правовая активность — это довольно широкое понятие, и оно включает в себя целый спектр явлений социального порядка. Существует несколько видов социально-правовой активности, например, производственная (трудовая), межличностная, политическая и др. Все виды тесно взаимосвязаны между собой и переходят одна в другую под влиянием таких социальных факторов, как реальные потребности общественного развития. Правовая активность личности — это явление повседневного, постоянного характера, и практически невозможно отделить акты деятельности, подвергаемые правовому регулированию, от актов, таковому регулированию не подвергнутых. По сути дела, и мы уже говорили об этом, исследуя неявный образ права, присутствующий в сознании человека, право представлено в поступках людей как скрытый фактор регулирования, изначально проистекая от морали, нравственности, запретов и ограничений этического характера. Однако право существенным образом отличается от морали, нравственности, этики тем, что его нормы и принципы обязательны для всех членов данного общества, несоблюдение этих правил карается по закону. Иначе говоря, право легитимизируется государством и всеми механизмами государственного принуждения. Этот факт придает праву характер некоей догмы, табу (носит надчеловеческий статус). Так создается образ права отчужденного, жестко регламентированного алгоритма поведения любого человека в любой ситуации. Задача философии в данной ситуации — искоренить возможность формирования такого образа права и сформировать принципиально новый подход к самому восприятию его как соответствующего задачам и целям общества, а, как известно, общество — это не конгломерат социально адаптированных личностей, это саморегулируемая система, в структуре которой немало неоднородных элементов с собственными представлениями о том поведении, которое соответствует личностной аксиологии каждого человека.

Интерпретация активности как формы отражения действительности, проявляющейся в приспособлении к окружающей среде, как это было предложено классиками марксизма-ленинизма, интересна и все еще актуальна тем, что активность действительно ориентирована на ту реальность, в среде которой существует человек. Невозможность асоциальности, присущая нормальной личности, вытекает из самой природы человека, поскольку организация жизнедеятельности людей носит изначально специализированный, общественный, распределенный характер. С другой стороны, стремление, направленность, духовная энергия есть та движущая сила, которая побуждает человека созидать и претворять собственные идеи, замыслы, теории. То есть социальность человека — это и источник, и стимул его активности. Нет, и не может быть внесоциальной активности, тем более, если мы говорим о социально-правовой активности. Правовой статус имманентен личности, прошедшей этапы социализации, присущ всякому гражданину правового общества и государства. Он характеризует личность в ее социально-государственном аспекте, т.е. отмечает личность как субъекта правовой материи. Социально-правовая активность ориентирует сознательно действующего субъекта на целенаправленные действия по осуществлению своих прав и интересов на благо общества.

Однако отражение как методологический принцип социально-правовой активности не пол­ностью характеризует отношение субъекта активности к ее объекту. Социально-правовая активность как процесс носит двоякий характер. Если, с одной стороны, это реагирование на происходящие в социуме явления, то с другой — это самостоятельное провоцирование определенных изменений в обществе. Социально-правовая активность «…означает не только приспособление к наличным условиям, но и их изменение» [1; с.50]. В акте социально-правовой активности, направленной на реформирование действующих общественных правовых отношений, сливаются в едином процессе аксиологическое (поскольку изменению существующей ситуации предшествует ее оценка как негативной, необходимой к изменению, неактуальной или неадекватной в сложившихся условиях жизнедеятельности), научное (поскольку хаотическая, не поставленная на твердую методологическую базу социально-правовая активность не приносит, как правило, должных результатов, и лишь научно проработанная, теоретически обоснованная деятельность может привести к достижению целей поведенческих актов) и практическое (поскольку оценочно-методологический уровень социальной активности предполагает лишь теоретическую проработку вопроса реформирования социальной действительности, а не воплощение итогов аналитико-познавательной деятельности) правовое сознание.

Социально-правовая активность может выражаться в двояком аспекте. С одной стороны, поступки личности могут носить правомерный, ориентированный на действующую законодательную систему характер, с другой — отрицать ее и провозглашать неправомерность, преступность принципом собственного бытия. Естественно, что вариант поведенческой парадигмы, носящей девиантный характер, носит изначально антисоциальный статус. Личность, не желающая соблюдать правила человеческого общежития, выработанные на основе сложившихся в процессе исторического развития социума норм и принципов юридического характера, представляет собой угрозу социального бытия и не может не являться фактором деструктивного процесса в данном обществе. Преступное поведение зачастую носит повторяющийся, неоднократный, говоря юридическим языком, рецидивный характер, что усугубляет вероятность принесения вреда обществу со стороны девиантно-ориентированных личностей. Философия, приступая к анализу правовых установок и социально-правовой активности личности, непременно придет к практической ситуации борьбы с девиантно-ориентированными личностями в силу социально-прагматического характера философии общества. Это еще раз обращает нас к проблеме насущности, жизненной актуальности исследования вопроса о формировании правовых установок личности, но исследования именно со стороны парадигмарного характера общественного и правового сознания, поскольку только такой интерпретативный ракурс позволяет внести обновление в само понимание сущности правового сознания. Если ранее философы, политологи, правоведы пытались изменить правовое сознание путем воздействия на личностные структуры психологическими средствами, путем устрашения. путем создания ситуации непримирения с поведением девиантно-ориентированной личности, то мы предлагаем изменить само отношение личности к системе права, устранить противоречие, сложившееся между такими структурными элементами правого (и общественного вообще) сознания, как аксиологическое, научное, практическое.

Формирование сознательной, целенаправленной активности, гражданственности, правомерно ориентированной активной социальной позиции предполагает создание прежде всего прочного теоретического базиса практической разработки проблемы управления и реформирования правовых установок. Для этого необходимо рассмотреть социальную активность как меру социально-правовой деятельности, критерий ее интенсивности. Социальная активность, как мы уже говорили, — это атрибут социальной материи, постулат ее существования. Активность — «… внутренний импульс, скрытая пружина деятельности» [1; с. 51].

Социально-правовая активность выступает в роли «стержня» всех прочих видов социальной деятельности, поскольку правоприменение — основа социальной жизни, ее структурная регламентирующая сторона. В процессе правоприменения социальное содержание облекается в аксиологические формы, которые регулируют реальные общественные отношения с тем, чтобы сделать их наиболее соответствующими потребностям социума.

Социально-правовая активность характеризуется двумя группами признаков. Прежде всего, это творческий характер правоприменения, который складывается в ходе ориентации личности в системе правовых норм, правил и принципов, проявляющийся в оценивании каждой ситуации, подвергаемой правовому регламентированию с точки зрения установления равновесия между интересами личности и общества. Кроме этого, второй группой свойств (признаков) социально-правовой активности является стабильность, организованность, упорядоченность. Право призвано выступать стабилизатором межчеловеческих отношений, и это побуждает правоведов, политологов, философов придавать ему характер некоей надчеловеческой структуры норм всеобщего характера, что влияет на формирование представлений о праве. Отсюда становится ясно, что стабильность, урегулированность, организованность права и социально-правовой активности есть атрибуты, существенные признаки и выражают ориентацию права и правового сознания и поведения на следование общепринятым нормам.

Социальный характер правовой норматики общественных отношений является исходной причиной необходимости именно философского исследования факторов формирования и реформирования правовых установок личности. Поскольку правовое сознание есть органичная часть общественного сознания, поскольку социально-правовая активность — это общественно полезная сознательная, творческая деятельность, постольку философия, социальная философия, должна исследовать правовое сознание с точки зрения его модернизации в целях повышения эффективности социальных отношений и установления единого социального статуса права.

Социально-правовая активность служит исходной моделью формирования необходимых в обществе императивов поведения. Таковыми являются правовые установки, ориентирующие социального субъекта на выбор определенного поступка, причем выбор продиктован степенью присутствия в правовом сознании социального субъекта норм, правил и принципов действующего права. Правовое воздействие на общественное сознание, приводящее к стойкому изменению в структуре последнего, с формированием особой подструктуры — правового сознания, развивает в нем именно такие знания и убеждения, которые способствуют ориентации социального субъекта на общественное благо. Развитие знаний и убеждений правового характера способствует формированию правовых установок, адекватных действующей системе правовых норм, правил и принципов. Под правовой установкой мы понимаем, основываясь на исследовании Н.В.Щербаковой, такое социально-психологическое образование, в котором находит отражение предрасположенность личности к восприятию и усвоению правовых предписаний, а также к их соблюдению и выполнению [1; с.18]. Правовая установка может быть сопоставлена со своеобразной настройкой всего правового сознания на выполнение нормативных предписаний [1; с.18]. Поэтому деятельность по формированию и реформированию правовых установок является одним из приоритетов социально-правовой активности, направленных на преодоление антиобщественных, и потому противоправных, преступных правовых установок, и, как их следствия, преступного поведения.

Перенося на правовое сознание парадигмарную структуру общественного сознания, выделенную нами в первой части, распространим данную концептуальную «сетку» (расчленение на три ведущих единицы) и на процесс формирования и реформирования правовых установок. Научная парадигма правового сознания в применении к процессу формирования и реформирования правовых установок, дает познавательную концептуальную основу исследования установок социального субъекта на следования требованиям норм, правил и принципов действующего права. Аксиологическая парадигма правового сознания в ее применении к формированию и реформированию правовых установок дает ценностные ориентиры в определении необходимых изменений в их содержании. Практическая парадигма в применении к процессу формирования и реформирования правовых установок дает воплощение поставленных задач в данном вопросе.

В социально-правовом механизме регулирования поведения личности определяющую роль, выступая в качестве посредника между теорией и практикой, играют ценностно-правовые ориентации социального субъекта, формируемые на уровне аксиологического сознания. Само право, его институты и нормы предстают как самостоятельные социальные ценности, выступая ориентирами стремлений социальных субъектов использовать данные нормы в качестве вспомогательных или основных средств для достижения собственных личных и общественных целей. Более того, сами по себе ценности права могут быть условно подразделены на три категории: «... 1) имеющие гносеолого-познавательную направленность, 2) отражающие отношение человека к правовым проблемам и 3) ставящие целью выработку способов действий применительно к той или иной обстановке»2.

Процесс формирования правовых установок в соответствии с парадигмарной структурой правового сознания также может быть подразделен условно на три этапа.

На первом этапе, этапе научного исследования вопросов и проблем формирования и реформирования правовых установок, ведущим принципом деятельности исследователя должно стать изучение существующих на данный момент правовых установок, типичных для большинства населения страны. Этот этап важен в силу установления фактического состояния проблемы и определения поля исследования. Данное мероприятие должно проводиться в комплексном виде, с участием как специалистов по практической психологии, политике, социологии, прикладной юриспруденции, так и с привлечением теоретиков анализа общественного сознания — философов, юристов-теоретиков, политологов и др. Исследование насущного состояния содержания правовых установок социальных субъектов проводится в два приема. На первичном уровне идут исследования эмпирического характера, с применением анкетирования, опроса, анонимного ответа в целях выяснения индивидуальных установочных координат правового характера. На втором уровне проводится комплексный анализ полученной информации методами теоретической обработки фактических данных в целях выявления степени истинности эмпирически полученных сведений и установления насущного фактического состояния содержания правовых установок исследуемого социума.

Вторым этапом формирования и реформирования правовых установок необходимо установить аксиологический анализ текущего положения дел в материальной и духовной культуре этого общества и, в соответствии с ним, определить такие необходимые изменения в правовых установках социума, которые повлекут за собой определенным образом измененное поведение социальных субъектов. Таким образом, управление правовыми установками социальных субъектов есть управление их поведением в целях достижения общественного блага.

Третьим этапом выступает практическое претворение результатов деятельности научного и аксиологического правового сознания. Правовая установка, не соответствующая нормам, правилам и принципам действующего права, должна быть заменена правовой установкой, им адекватной. Для этого проводятся соответствующие мероприятия (правовой всеобуч, школа юного милиционера, лекции, беседы о правовой ответственности за нарушения норм действующего законодательства и т.п.)

На основе изложенного выше сделаем определенные выводы.

1. Аксиологическое правовое сознание вырабатывает оценочные структуры, посредством которых социум включает нормы, правила, принципы действующего права в систему правовых воззрений индивида. Научное сознание осуществляет анализ и реформирование самих основ правовой базы данного общества с тем, чтобы актуализировать социальные процессы и сделать их адекватными культурным преобразованиям, происходящим в данном обществе. Практическое правовое сознание представляет собой уровень воплощения действующего права в поступках индивидов, составляющих данное общество.

2. Именно практическое правовое сознание выступает непосредственным инструментом права, средством его претворения в жизнь, в практику, именно практическое правовое сознание есть цель и смысл деятельности аксиологического и научного правового сознания, их конечная задача.

3. Проблема обеспечения выбора социальным субъектом правомерного поведения в данной ситуации есть цель и приоритет любого исследования права, правового сознания и правовых установок. Правовая установка есть следствие воздействия правовой нормы на правовое сознание, и проявляется она в социально-правовой активности. Социально-правовая активность личности есть главный критерий эффективности и адекватности правовых установок.

4. Задача философии — искоренить возможность формирования негативного образа права и сформировать принципиально новый подход к самому восприятию права как соответствующего задачам и целям общества, этой саморегулируемой системы, в структуре которой немало неоднородных элементов с собственными представлениями о том поведении, которое соответствует личностной аксиологии каждого человека.

5. Социальный характер правовой норматики общественных отношений является причиной необходимости философского исследования факторов формирования и реформирования правовых установок личности. Поскольку правовое сознание есть органичная часть общественного сознания, поскольку социально-правовая активность — это общественно полезная сознательная, творческая деятельность, постольку философия, социальная философия, должна исследовать правовое сознание с точки зрения его модернизации в целях повышения эффективности социальных отношений и установления единого социального статуса права.

6. Научная парадигма правового сознания в применении к процессу формирования и реформирования правовых установок дает познавательную концептуальную основу исследования установок социального субъекта на следование требованиям норм, правил и принципов действующего права. Аксиологическая парадигма правового сознания в ее применении к формированию и реформированию правовых установок дает ценностные ориентиры в определении необходимых изменений в их содержании. Практическая парадигма в применении к процессу формирования и реформирования правовых установок дает воплощение поставленных задач в данном вопросе.

7. На первом этапе, этапе научного исследования формирования и реформирования правовых установок, ведущим принципом деятельности исследователя должно стать изучение существующих на данный момент правовых установок, типичных для большинства населения страны. Вторым этапом необходимо установить аксиологический анализ текущего положения дел в материальной и духовной культуре этого общества и, в соответствии с ним, определить такие необходимые изменения в правовых установках социума, которые повлекут за собой определенным образом измененное поведение социальных субъектов. Третьим этапом выступает практическое претворение результатов деятельности научного и аксиологического правового сознания. 

Список литературы

     1.   Щербакова Н.В. Правовая установка и социальная активность личности. — М.: Юрид. лит. 1986. — С. 125.

     2.   Нерсесянц В.С. Право в системе социальной регуляции. — М.: Знание, 1986. — С. 48.

Фамилия автора: С.А.Арыстамбаева
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика