Парадигмарная структура правового сознания

Прежде чем приступить к исследованию правового сознания, хотелось бы привести цитату из книги А.Швейцера «Благоговение перед жизнью»: «Наступило безотрадное время опровержения, выхолащивания и деморализации правосознания. Мы живем в период отсутствия права. Парламенты легкомысленно фабрикуют противоречащие праву законы. Государства обходятся со своими подданными, нисколько не заботясь о сохранении у людей хоть какого-то ощущения права. …Юристы допустили упадок права и правосознания. Но они здесь ни при чем; просто в мышлении их времени отсутствовало представление о том, на чем должно базироваться живое понятие права. Право стало жертвой отсутствия мировоззрения, и лишь на почве нового мировоззрения оно может снова возродиться»1. Добавим, что с нашей точки зрения, существенной причиной отсутствия правового мировоззрения есть исключение правового сознания из сферы исследований философов и превалирование юридических работ в его анализе.

Общественное сознание, интерпретируемое как конгломерат видов социальной духовной деятельности, есть не что иное, как продукт интеллектуальной деятельности индивидов. Общественное сознание всегда осуществляется в форме норм, правил и принципов, которые создаются общественными субъектами. То же относится и к правовому сознанию, поскольку оно отражает деятельность субъектов в области права.

Социальная философия, приступая к анализу общественного сознания вообще и правового со­знания в частности, использует те мировоззренческие установки, которые сформированы последовательно научно-философской основой в качестве базиса постижения фундаментальных общетеоретических проблем права. Философии присуща ориентация на осмысление комплекса кардинальных проблем права как такового, права как института социальной регуляции. Право в его конкретных проявлениях исследуется такими юридическими науками, как теория и история государства и права, юриспруденция, однако сущностью и специфической чертой философского подхода к определению и изучению права является абстрагированность от конкретных величин, т.е. обращение к абсолютным, обобщенным, универсальным феноменам культуры.

В научной литературе существует множество мнений о понятии правового сознания, но большинство философов и правоведов согласны с тем, что оно представляет собой такую сферу сознания, которая отражает правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, социально-правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение (деятельность) людей в юридически значимых ситуациях.

Рассматривая право как социальное, идеологическое явление, мы не можем игнорировать тот факт, что оно неизбежно влияет на общественное сознание, изменяет сам образ мышления и мировосприятия, формирует представления социальных субъектов в целом на производственно-трудовые, повседневные (семейно-бытовые), общественно-политические, экономические, личные и другие отношения. Право не может быть безразличным к общественному сознанию, поскольку его содержательной стороной выступает совокупность информации о должном, желаемом и запрещаемом поведении. Более того, право прямо обращено к сознанию, рассчитано на необходимый эффект от воздействия правовых предписаний на общественное сознание, в силу которого поведение социальных субъектов будет подчинено общим принципам, зафиксированным в законодательно установленных кодифицированных формах.

Решающая сторона влияния права на общественное сознание — это регулирование общественных отношений, привнесение в сознание норм, правил и принципов, общих для всех членов данного общества. Однако нельзя полагать, что воздействие права на общественное сознание ограничивается только сферой регулирования. Эта точка зрения сводит на нет творческую, созидательную сущность права. В таком случае сознание оказывается бездействующим, пассивно принимающим правовое регулирование элементом социальной жизни, что в корне неверно, поскольку общественное сознание не только подвергается воздействию права, но и само творит право, не только очерчивает сферу правоприменения, но созидается правом как фактором наполнения форм сознательной деятельности содержанием правовых норм, понятий и категорий.

Далее, право в своем воздействии на поведение социальных субъектов соотносится прежде всего именно с сознанием, посредством которого осуществляется регулирование деятельностных актов. Право не может миновать сознание, напротив, оно нацелено на изменение, реформирование и приспособление к нормам законодательного регламентирования содержания сознания. Таким образом, право, не осмысленное сознанием, не может быть реализовано в поведении, не выльется в форму правовых предписаний.

Закономерность предшествования осознания правом (правовых предписаний) выбора тех или иных конкретных актов поведения, совершаемых личностью, подводит нас к немаловажным выводам. Во-первых, в структуре общественного сознания необходимо существует такая его часть, которая несет ответственность за анализ и интерпретацию требований права. Этой частью является правовое сознание, которое мы понимаем как посредника между правовыми нормами, правилами и принципами и предметно-практической деятельностью социальных субъектов. Во-вторых, правовое сознание проникает во все сферы деятельности социальных субъектов, подвергая ее общей для всех субъектов правовой регламентации. В-третьих, право существует в правовом сознании не как однажды раз и навсегда данная сверхсубъективная реальность, но как постоянно самосовершенствующаяся система норм, правил и принципов, легитимизируемых государственной властью и подчиненных идее всеобщего блага.

Воздействию права подвергается не вся структура общественного сознания, а только та его часть, которая трансформирует нормы, правила и принципы действующего права в императивы индивидуального и коллективного поведения. Правовое сознание, а именно оно занимается данным видом духовного производства, как непосредственный объект воздействия права воспринимает правовые предписания, совершая непрерывную деятельность по изучению права, оцениванию его с точки зрения собственных представлений о справедливости, законности и пр., изменению неверных представлений адекватно новым требованиям к поведению. Правовое сознание осуществляет свою деятельность в полном соответствии с учетом интересов, потребностей, связей, целей и задач социального субъекта, проводя аналитическую работу по выбору тех или иных (правомерных или противоправных) актов предметно-практической деятельности.

Содержанием правового сознания выступают воспринятые и усвоенные социальным субъектом нормы, правила и принципы права данного общества, которые служат критериями отбора поступков, ведущих к достижению поставленной перед субъектом цели. Социальный субъект сам участвует в формировании содержания правовых норм, правил и принципов, выступая делегирующим свои правотворческие полномочия специально уполномоченным на то лицам, отдавая свой голос при референдумном принятии тех или иных изменений в законодательной базе государства, принимая участие в обсуждении законопроектов. Таким образом, право и правовое сознание находятся в отношениях взаимовлияния, определяя характер и основные черты проявлений друг друга. Система правопонимания отдельного социального субъекта не копирует систему правовых норм, правил и принципов данного общества, однако базируется только на ней и отличается лишь в вопросах, по которым наблюдаются разногласия между личностью и государством, причем чаще всего личностные амбиции проявляются со стороны профессиональных юристов, знакомых с правовой практикой других стран либо с историей генезиса права в его различных модификациях.

Для того чтобы понять сам термин «правовое сознание», нужно прежде всего обратиться к его истокам, фундаменту. Определенно, правовое сознание находит свои корни в естественном праве. Действительно, переживание естественного права присуще каждому социальному субъекту, но у большинства оно остается смутным, неуверенным и неосознанным «правовым чувством», как бы «инстинктом правоты», или, в лучшем случае, «интуицией правоты». Осознать содержание этого естественного права и раскрыть его — значит положить начало зрелому естественному правовому со­знанию. Именно такое правовое сознание, как предметное знание о «самом», «настоящем», едином праве, должно лежать в основании всякого суждения о праве и всякого правового и судебного решения, а потому и в основании тех законов, которые устанавливаются в различных общинах и государствах уполномоченными людьми, под названием «положительное право». В противном случае право, единое и верное по своей идее, распадается и вступает в своеобразное внутреннее противоречие с самим собой: естественное правовое сознание утверждает не то, о чем говорит знание положительного права, в результате этого человек как бы приобретает два различных правовых сознания, ибо наряду с естественным возникает правовое сознание положительное, не совпадающее с ним по содержанию.

Такое раздвоение права, такое разногласие правосознаний свидетельствует о духовной неудаче, постигающей человека: ему не удается — по отсутствию воли или по недостатку умения — осознать при помощи права необходимости выполнения правовых ограничений. В сознании возникает некий «образ права», содержанием которого являются его атрибуты. Данный «образ» есть смыслонаполненность правового сознания.

Функционально в структуре правового сознания можно выделить три элемента, которые отвечают за определенные уровни присвоения права социальным субъектом — познание, оценку и отношение (поведение)2. Эти элементы несут ответственность за осуществление присвоения права в сфере общественного сознания как нацеленного на всеобщее благо и противостояние ущемлению любых прав, свобод и законных интересов. Многообразие тех процессов, которые происходят в правовом сознании, свидетельствует о неоднородности структурных элементов и важности поэлементного, структурного исследования сущности и состава правового сознания как целостной части общественного сознания.

Правовое сознание не создает собственной онтологии, поскольку мир как таковой интересует правовое сознание только в качестве объекта воздействия. Собственно говоря, мир в качестве объекта исследования в правовом сознании сужается до мира социальных процессов, поскольку правовое сознание интерпретирует любые вещи, процессы и явления исключительно с точки зрения их возможного воздействия на общественное поведение и общественную жизнь людей. А потому можно говорить об отсутствии в правовом сознании более или менее разработанных онтологических элементов. Как произошел этот мир, каковы пределы его бытия? Эти и другие вопросы подобного рода находятся вне зоны правового внимания.

Гносеологически правовое сознание выполняет функцию освоения, присвоения мира, включения его в жизненные структуры социального субъекта. Не суть важно, как произошел этот мир, суть важно, как мы к нему относимся, каким образом строим свои отношения с ним, какие действия предпринимаем по отношению к другим социальным субъектам. Познание права несводимо к примитивному усвоению норм, правил и принципов действующего права, однако нельзя предельно расширять его границы, поскольку право есть изначально локальная структура, действующая либо в определенных условиях, либо при наступлении определенной ситуации, либо на территории определенного государства и т.д. Познание права осуществляется правовым сознанием на научном или практическом уровнях.

Телеологически правовое сознание нацелено на установление таких восприятостных установок, которые соответствуют присущему данному социуму духу права (но не букве закона). Правовое со­знание ориентировано на придание целесообразности каждому акту предметно-практической деятельности. Действия человека по претворению в жизнь собственных интересов, желаний, интенций должны быть пропущены сквозь «сито» правовых норм, правил и принципов, своего рода «сверхЯ».

Праксиология правового сознания определяется через присвоение догматики правоустройства данного общества. Поступок становится мерилом правомерности поведения данного социального субъекта. В актах предметно-практической деятельности право получает свое непосредственное выражение, превращаясь в воплощенное в действии или бездействии правило общечеловеческого жития. Правовое сознание выступает алгоритмом поведения, вырабатывая праксиологические ориентиры, придерживаясь которых, социальный субъект демонстрирует свою правоподчиненность. Правовая информация, проинтерпретированная сквозь призму приоритета межчеловеческих взаимоотношений, поставленная в прямую, непосредственную зависимость от пользы как явления социального, общественного, общего порядка, превращается в догму, неподчинение которой карается по закону, со всей строгостью юридической казуистики. Свобода как таковая не является приоритетом человеческой деятельности, творчеству нет места в практически, праксиологически понятом правовом сознании. Право осуществляется как раз и навсегда данный факт, императив сверхкатегорического характера, оно фиксирует одномоментный срез насущных потребностей социума.

Деятельность по осуществлению права — один из видов взаимоотношений социальных субъектов. Она имеет своей целью подчинение «поступков, действий, поведения социализированных субъектов тем нормам, которые отражают социальную природу права, закономерности его структуры и существования»3. Социальный характер правового сознания ярче всего выражается в том, что правовые нормы, правила и принципы опосредствуют процессы в экономике, политике, искусстве, науке и прочих подсистемах культуры. Право создает в правовом сознании аллюзию свободы и долга. Стремление осуществить, удовлетворить собственные потребности при помощи права подводит субъекта к признанию необходимости выполнения правовых ограничений. В сознании возникает некий «образ права», содержанием которого являются его атрибуты. Данный «образ» есть смыслонаполненность правового сознания.

Правовое сознание носит объективный, отражающий реальные закономерности социального бытия характер, однако оно всегда субъектно, поскольку выражает отношение субъекта (субъектов) права к самому праву (его оценку, вносимые изменения, приведение в соответствие с материальными особенностями данного социума). Субъект правового сознания привносит в него элементы собственных социальных масштабов, что является доминантой общественного над индивидуальным. Структурная характеристика субъекта правового сознания как социального существа проявляется именно в том статусе, который он придает правовому сознанию, его месту и роли в целостном экзистенциальном процессе.

Выделим особенности правового сознания как специфической формы общественного сознания.

1. В правовом сознании отражаются лишь те явления, которые составляют правовую сторону жизни общества. Оно охватывает процесс создания правовых форм, реализацию их требований в общественной жизни. Политические, нравственные и другие идеи и представления тоже активно воздействуют на формирование и реализацию норм права. Но прежде чем получить выражение в правовых нормах, в практике их применения, они должны пройти через правовое сознание, т.е. получить правовую форму в виде правовых идей и представлений.

2. Особенность правового сознания выражается также в способе отражения явлений общественной жизни. Осознание правовых явлений жизни общества осуществляется посредством специальных юридических понятий и категорий. К их числу относятся, например, такие понятия, как правомерность, неправомерность, правоотношение, юридическая ответственность, законность. Нравственное же сознание оценивает окружающий мир с помощью собственных понятий — добра, зла, справедливости, несправедливости, чести, достоинства.

Правовое сознание — особый элемент правовой действительности. Главная черта, присущая правовому сознанию и ставящая его в особое положение среди всех явлений правовой действительности, заключается в том, что оно, так сказать, «чистая», хотя и специфическая (по предмету, по некоторым иным особенностям) форма общественного сознания4.

Правовое сознание находится в одном ряду, в прямом взаимодействии с иными формами общественного сознания (нравственным, политическим, философским и др.5) и обладает всеми качествами и характеристиками, свойственными общественному сознанию вообще.

Сознание возникает в процессе любой деятельности и проявляется в ней. Поэтому функции или назначение правового сознания могут быть поняты только из результатов деятельности его субъектов.

В книге «Структура общественного сознания» А.К.Уледов, высказывая по ходу изложения немало интересных и верных суждений, тем не менее не дает сколько-нибудь определенного ответа на вопрос: что же все-таки представляет собой правовое сознание в отличие от других образований в структуре общественного сознания? На наш взгляд, причиной этому является то, что автор вводит слишком много «водоразделов» между ними, отчего изначальная ситуация неопределенности лишь усиливается. Мы считаем, что общественное сознание содержит в себе правовое, религиозное, научное, политическое и другие виды сознания не как замкнутые, непересекающиеся, локальные элементы, но как взаимосообщающиеся, взаимовлияющие структуры. По сути дела, можно даже говорить о том, что как такового общественного сознания нет и не может быть, а есть комплекс взаимосвязанных макрообразований социального характера, которые мы условно объединяем в понятие «общественное сознание».

Как правовое сознание соотносится с правом? Этот вопрос уже долгое время является источником жарких дискуссий. Однако, на наш взгляд, наиболее типическим для права является его структурная неоднородность. Этот факт, во-первых, на настоящий момент является фактором несогласованности, а зачастую даже противопоставленности парадигмарных структур права, во-вторых, стал источником данного исследования, вызванного практической необходимостью приведения в гармоничное соответствие права как созидательного начала, права как организующего фактора, регламентирующего принципа. Право как неотъемлемая часть культуры общества — это такая ее подсистема, которая сама выполняет регуляторные функции, наиболее тесно соприкасаясь с представлениями данного человеческого сообщества о свободе. Правовые нормы и принципы конкретной социальности полностью соответствуют тем парадигмарным стереотипам, которые ей характерны и определяют ее бытийственные структуры. Это происходит потому, что парадигмы сознания диктуют формы и методы человеческого поведения, обусловливая нормы его регулирования. Свобода как постулат может быть продиктована только уже сформировавшимися в обществе принципами общественного со­знания. Право лишь фиксирует эти принципы в правовом сознании, закрепляя их в узаконенные государственной властью догматизированные правовые нормы.

Правовое сознание существует «до», «после» права и «параллельно» с ним и является его источником, отражающим объективные потребности развития общества, одним из обязательных механизмов (инструментов) его реализации, воплощения в жизнь, выработки критериев соответствия поведения (деятельности) нормам права.

Будучи в известном смысле непосредственным источником права, правовое сознание находит свое выражение в правовых актах, оказывает воздействие на сам процесс и результаты законотворчества. Через правовое сознание и именно благодаря ему законодатель, как говорил Гегель, «улавливает дух своей эпохи» и отражает его в правовых актах. Правовые нормы, в свою очередь, оказывают воздействие на развитие правового сознания граждан, формирование правильных представлений о правовых принципах и нормах, правоотношениях, ответственности.

Правовое сознание играет регулирующую роль в процессе правореализации, в том числе при разрешении юридических дел, принятии правоохранительных актов, а также всех видов конкретных юридических решений. Тот факт, что исполнение правовых норм значительной частью людей (разной, в разных условиях) осуществляется сознательно, в силу внутреннего убеждения, как раз и свидетельствует о том, что правовое сознание выполняет регулирующую роль. Чем выше уровень правового сознания, тем в бльшей мере оно проявляет эту свою роль приведения поведения в соответствие с целями и волей, выраженными в праве, тем крепче законность и правопорядок.

Оценка результатов деятельности и каждого решения в правовой сфере также производится при помощи правового сознания. Результатом оценки является признание поведения (деятельности) правомерным или противоправным, а если противоправное поведение совершается специальным субъектом (должностным лицом, работником правоохранительных органов на службе или в связи со службой), нарушением законности. Таким образом, правовое сознание является органической составной частью правотворческой и правореализующей деятельности, выполняет роль механизма или инструмента.

Какие бы трудности не возникали при теоретическом изучении правового сознания, на практике мы постоянно сталкиваемся с ним и, следовательно, можем относительно легко фиксировать те или иные его эмпирические признаки. В одних случаях при этом имеется в виду содержание данного со­знания, в других — особенности его строения, в третьих — особенности его формирования, в четвертых — его функции. Однако теоретический анализ требует более кропотливого к себе отношения в силу ряда обстоятельств:

во-первых, потому что выявляемые разными авторами характеристики не всегда оказываются согласованы друг с другом, а значит, не дают сколько-нибудь общего представления об интересующем нас объекте как родовом, целостном образовании;

во-вторых, потому что некоторые из них заведомо не являются присущими лишь правовому со­знанию, а встречаются и в иных ситуациях, в результате чего специфика изучаемого объекта остается нераскрытой до конца;

в-третьих, потому что подавляющее большинство авторов, наделяя правовое сознание теми или иными свойствами, активно избегает четкого ответа на главный вопрос — какому именно социальному субъекту, типу сознания приписываются соответствующие свойства6.

Последнее обстоятельство является самым важным, определяя все остальные аспекты анализа. Без его теоретического преодоления невозможно ни связать воедино те или иные качества интересующего объекта, ни выявить его действительную специфику в сравнении с иными духовными образованиями. Поэтому, прежде чем заняться непосредственным анализом разного рода характеристик правового сознания, необходимо предварительно строго определить, в какой системе координат должен проводиться такой анализ, под каким углом зрения, в каких терминах, в сравнении с какими именно типами сознания.

Специфику правового сознания по сравнению с другими областями сознания (политическим, нравственным, эстетическим и т.д.) составляют осознание и переживание связанности поведения с юридическими последствиями (мнимыми, действительными или желательными), соотнесение их с правовым регулированием, с субъективными правами.

Неизбежность влияния социальных процессов на содержательную сторону правового сознания отражается также и в том, что социальный субъект осознает себя как участник этих процессов, активный член происходящих в социуме изменений. Поэтому изучение правового сознания, его форм и уровней, способов воздействия на социум есть основа разработки механизма влияния на бытие социального субъекта, на его связи и отношения внутри общества. Лишь принципиально новое теоретическое исследование содержания и структуры правового сознания, его уровней и форм позволит разработать определенную методику регулирования актов правового поведения, выбора той или иной модели поведения в тех или иных ситуациях, обеспечить правомерность предметно-практической деятельности социальных субъектов.

Правовое сознание возможно исследовать в аспекте его парадигмарной структуры только как система взглядов, связей, отношений, мировоззренческих установок, базирующихся на определенном общественном строе и определенных материальных условиях бытия. Выводя общественное сознание из общественного бытия (с учетом понимания и признания целеполагающего воздействия общественного сознания на общественное бытие), мы приходим к постижению сущности правового сознания как сознания, регулирующего значительную часть поведенческих перспектив социального субъекта. Рассматривая право как подсистему культуры, куда помимо него входят также мораль, наука, искусство, политика, религия, нельзя не признать тот факт, что право неизбежно подпадает под влияние этих структур и строит свою норматику с учетом потребностей социума в установленном соотношении между всеми подсистемами культуры.

Интерпретация права как необходимой части культуры выводит нас на понятие «правовая надстройка социума». Кроме правового сознания в содержание данного понятия входят также собственно право и правовые отношения. В этом целокупном взаимоувязанном комплексе правовое сознание выполняет функции регулирования правовых отношений посредством обеспечения выбора социальным субъектом правосоответствующего поведения. Правовое сознание имеет собственный объект воздействия и предмет отражения, что делает его самостоятельной единицей социальных процессов. Предметом отражения правового сознания являются реально имеющие место в данном обществе социальные отношения, которые так или иначе подвергаются правовому регулированию. Результатом правового регулирования общественных отношений выступают правовые отношения, само право и процесс правоприменения. Правовое сознание выполняет функции не только регулирующие, что отражено нами в парадигмарном подходе к анализу его структуры, оно отвечает за правотворчество, т.е. созидание и структурирование правовых норм, наиболее полно и адекватно отвечающих реалиям социоэкономической ситуации в данном обществе. Содержанием правового сознания являются поведение, действия и поступки участников общественных отношений, урегулированных нормами права, а также отдельные аспекты поведения и действия, требующие правовой регламентации или правовой оценки.

Понятийно-категориальный аппарат правового сознания составляют наиболее общие термины, характеризующие анализ, оценку и императивы социального исследования правовых отношений и собственно права. Базовые категории юридической законности и юридических прав и обязанностей — это атрибуты правового сознания, своего рода столпы юридической основы социума, гаранты соблюдения и защиты конституционных прав и интересов каждого социального субъекта. Данные категории выполняют в соответствии с трехчастной структурой правового сознания троякую функцию:

-  во-первых, они служат структуризации и исследованию явлений порядка правового сознания;

-  во-вторых, являются основой оценивания правомерности или неправомерности (противоправности) поведенческих реакций социальных субъектов;

-  в-третьих, эти категории выступают схемой дальнейшей разработки алгоритмов поведения в юридически регламентируемых социальных ситуациях.

Развивающаяся природа самого правового сознания обусловливает также развивающуюся природу и его категорий. Законы, которые являются отражением состояния правового сознания доминирующей страты, постоянно находятся в процессе модернизации в целях приспособления.

Парадигмарный подход к дифференциальному анализу правового сознания на основе типологического отождествления общественного сознания и его подсистем дает нам три парадигмарных структурных элемента правового сознания: научный, аксиологический и практический. Научное правовое сознание формируется на базе широких и глубоких правовых обобщений, знания закономерностей и специальных исследований социально-правовой действительности. Именно научное правовое сознание должно быть непосредственным источником правотворчества, служить совершенствованию юридической практики. Аксиологическое правовое сознание — это правовое сознание юристов, по долгу службы сталкивающихся с правом и использующим его в своей деятельности. В зависимости от предмета отражения в правовом сознании юриста образуются сферы, соответствующие разным отраслям правовых отношений (например, хозяйственным, коммерческим, гражданско-правовым и т.д.). Сущность и особенности правового сознания юристов конкретизируются в содержании правовой идеологии и правовой психологии, в системе присущих данной профессиональной группе правовых знаний, представлений, установок, ценностных ориентаций и т.д. Практическое правовое сознание складывается под влиянием конкретных условий жизни, жизненного личного опыта и правового образования, доступного населению.

Общественная деятельность, в ходе и благодаря которой создается и воспроизводится правовое сознание, имеет многоуровневую структуру. Этот факт, свидетельствующий о сложности, конгломератности данного феномена культуры, не означает, однако, что структурные компоненты общественного сознания изолированы друг от друга и существуют на разных ступенях социального бытия. Взаимопроникновение аксиологического, научного и практического правового сознания проходит на двух уровнях — предметно-практической деятельности, когда правовое сознание получает свое непосредственное воплощение в деятельностной организации человеческого бытия, и интеллектуальной деятельности, когда правовое сознание выступает источником анализа как совершаемых (совершенных) поступков, так и собственно их содержания. Поэтому мы вынуждены еще и еще раз подчеркивать, что демаркация между аксиологическим, научным и практическим сознанием (правовым сознанием) носит исключительно условный характер и обусловлена, скорее, потребностями аналитическими, нежели практическими. Правовое сознание одного и того же человека может выступать и аксиологическим, и научным, и практическим, в зависимости от контекста восприятия конкретной ситуации.

Каждые общественные отношения выражаются в некоей правовой форме. Право есть первичный, базовый фактор жизнедеятельности общества, выступающий регулятором всех происходящих в нем процессов. Исходя из этого можно утверждать, что право носит прежде всего оценочную, аксиологическую функцию, т.е. является критерием социальной правомерности, социального соответствия поступка нормам и принципам жизнедеятельности общества. Аксиологическое правовое сознание нацелено на создание особой социокультурной формы, в которой выражается право как феномен объединения государственного, общественного и индивидуального. Требования общества к отдельной личности, осознание ею своего общественного долга и смысла жизни, ответственности за порученное дело перед коллективом, нацией, Родиной, человечеством вкладываются в самосознание отдельной личности исключительно аксиологическим правовым сознанием, а воплощаются в предметно-практической деятельности посредством практического правового сознания. Сфера действия правовой оценки есть практическое правовое сознание, регулируемое не стихийно, а по правилам, которые вырабатываются аксиологическим сознанием в рамках нормативности научного сознания. Аксиологическое правовое сознание осуществляется посредством использования таких категорий, как «благо», «зло», «польза» и других. Соотношение качества и объема правовых знаний есть мерило оценки правовых действий. Аксиологическое правовое сознание тесно сопряжено с правовым познанием, т.е., нет оценки без осознания места и роли права в социальных процессах. Правовое сознание, будучи выражено в его оценочном аспекте, вырабатывает знание-предписание, знание, осуществляющее функции продуцирования парадигмарных рамок поведения личности в правовой регулируемой ситуации. Оценка права, т.е. его аксиологическая интерпретация, предполагает четкое знание права как феномена культуры, как событийного явления, как свершившегося факта. Степень полноты и глубины правовых знаний есть показатель степени материализованности права в аксиологических структурах личности. В свою очередь, объем и качество оценок права выступают мерилом включенности личности как субъекта права в систему правовых знаний данного социума.

Таким образом, то, выберет ли социальный субъект требование, содержащееся в норме, правиле или принципе права императивом собственного поведения, зависит только от оценки, которую он даст данной норме, правилу или принципу. Сами правовые нормы, правила, принципы содержат в себе указание на необходимость оценивания их как изначально позитивных, предначертанных объективно и сверхиндивидуально, вне личностных амбиций и превалирования собственнических интересов и потребностей.

Процесс приобретения социальным субъектом правовых требований сопровождается определенными изменениями в самой структуре правового сознания, придавая ему характер направленного на общеобязательные нормы, правила и принципы. Правовое сознание целеполагает предметно-практическую деятельность социального субъекта в процессе претворения в действие интересов, мотиваций, потребностей. Принцип целеполагания главенствует в структуре правового сознания, поскольку каждые норма, правило, принцип права несут цели определения приоритетов, целеполагания поведения.

Актуальность исследования проблемы адекватности аксиологического правового сознания имеет непосредственный выход на проблему целеполагания практической правовой деятельности. Постановка целей, выработка правовых установок, в целом создание некоей правовой доминанты практической правовой деятельности — задачи аксиологического правового сознания как на индивидуальном, так и на общественном уровне. Познание права есть не единственная функция правового сознания. Осознание сущности и задач правовой системы общества, признание его роли в структурировании социальных процессов — этим занимается научное правовое сознание.

Научное правовое сознание есть деятельность правового сознания, направленная на упорядочение, углубление и совершенствование знаний о праве, переосмысление права, его места и роли в социально-историческом процессе, разработку теоретических основ работы с правом как социокультурным феноменом. Эта деятельность не направлена на регулирование поведения индивидов. Она имеет своей целью формирование, преобразование сложившегося правового сознания в соответствии с объективно определенными параметрами общественной жизни. Научное правовое сознание развивается за счет деятельности теоретиков, педагогов, идеологов. Философия сталкивается с правовым сознанием тогда, когда берется за рассмотрение проблем, касающихся происхождения и назначения права, его оснований и социального статуса, соотношения права, личности и государства, связи права со свободой, справедливостью, гуманностью Собственно, сама данная научная работа есть продукт деятельности научного правового сознания и имеет своей конечной целью изменение в современном правовом сознании тех его структурных элементов, которые являются либо устаревшими, либо неактуальными в силу их несоответствия правовым нормам современного Казахстана в их аксиологической интерпретации.

Само духовное производство в любом из его культурных проявлений выступает не иначе, как будучи опосредованным нормами научного правового сознания. Законодательная и правоприменительная деятельность, правоотношения индивидов, разработка правовых дисциплин не могут существовать вне их проработки на уровне научного правового сознания. Познание права — это результат его непосредственного или опосредованного практического использования. Цель его — постоянное совершенствование действующей системы права и отражение реально имеющих место в данной социальной структуре процессов, явлений и событий, которые обусловлены или сами обусловливают общественную жизнь.

Было бы ошибочным, однако, полагать, что изменениями в юридической (законодательной) системе можно улучшить само общество или хотя бы те процессы, которые его составляют. Научное правовое сознание исследует общество как нечто интеллектуальное, реализуемое в виде практических поступков, поддающихся логическому и правовому анализу. Прямое, непосредственное участие индивидов в актах правоотношений подвергается исследованию в научном правовом сознании. Анализ правовой деятельности несет нагрузку определения правонастроений, правовых знаний, правовых установок личности, взятой в отдельности, коллективов и общества в целом. На основе блоков правовых информационных единиц происходит выделение факторов развития и изменения правовых установок в социально оправданном ракурсе.

Право, понимаемое как фактор воздействия на социальные связи и отношения, прежде выступает важнейшим источником информации, несущей знания о поведении и его регламентации в условиях социального бытия. Информационный подход к исследованию права типичен для научного правового сознания, поскольку таким образом можно выявить такие черты права, как вербальная выраженность, содержательность, привносимая в сознание социального субъекта, организационно-воспитательный характер, направленность на пошаговую регламентацию, алгоритмизацию деятельности социального субъекта. Информационный подход необходим нам для того, чтобы обосновать возможность управления процессом формирования и реформирования правовых установок и, соответственно, поведения социального субъекта.

Правовая информация поступает в содержание правового сознания социального субъекта в течение всей его жизни, поскольку сама подвергается постоянной модернизации. Проблема усвояемости правовой информации выливается в проблему правомерности поведения человека в тех или иных ситуациях, поскольку применение норм, правил и принципов права во многом зависит от того, насколько они были усвоены данным социальным субъектом. По правовой информации происходят оценивание и интерпретация правовой и в целом социальной действительности.

Сущностью правовой информации является то, что она отражает современную ей социополитическую и государственно-правовую действительность. Императивный, повелительный характер правовой информации придает ее положениям черты противопоставления творчеству, свободе, интерпретации. Однако догматичность не является атрибутом правовой информации, поскольку она находится в постоянном становлении, преобразовании в соответствии с изменяющимися условиями социального бытия с тем, чтобы на практике воплощать принцип равенства перед законом прав, интересов и свобод каждого человека.

Познание права как социального явления зиждется на осознании сущности правового сознания как неотъемлемой части, необходимого компонента общественного сознания. Само по себе правовое сознание не регулирует, не познает, не оценивает. Однако именно правовое сознание выступает своеобразным посредником между индивидом и обществом.

Обобщенная деятельность научного и аксиологического правового сознания направляет свою деятельность на выработку абстрагированного образа права, который охватывает представления и знания о праве. Его регулятивная функция позволяет развивать правовое сознание, приводит его в соответствие с наиболее актуальными аспектами правотворческой деятельности в том их ракурсе, который наилучшим образом способствует унифицированию научного, аксиологического и практического правового сознания. Познавательные образы права есть активно действующие формы выражения знаковых систем права в практическом правовом сознании.

Научное правовое сознание есть не только переработка информации о праве, о его объективных признаках, но и трансформация результатов деятельности аксиологического правового сознания в знание–предписание, своего рода алгоритм правовой деятельности. Практическое воплощение знаний–предписаний есть практическое правовое сознание, непосредственная материализации научного и аксиологического правового сознания.

Наиболее массовой практикуемой, базовой формой правового сознания является практическое сознание. Оно выражается в поступках, внешних действиях индивидов, в деятельности по воплощению норм, правил и принципов права. Практическое правовое сознание — это такое сознание, которое непосредственно регистрирует, отображает и регламентирует то, что неотделимо от актов воплощения права, служит их совершенствованию. Составными частями его являются правовые чувства, знания, навыки и привычки.

К правовым чувствам относятся субъективированные правовые установки, принадлежащие различным сторонам и аспектам реальности. Чувство долга, ответственности, свободы, вины — эти и другие субъективированные установки воплощают в себе всю полноту правовых чувств. Содержание правовых чувств выступает вторичным по отношению к их каузальному обоснованию, что делает правовые чувства осознанными и выражаемыми вербально. Правовые чувства — это важный элемент вырабатывания в индивиде правового практического сознания, и воздействие на них (как инструмент формирования правовых установок) есть необходимая часть правового воспитания социализирующейся личности.

Под правовыми навыками мы понимаем способность осуществлять такую правовую деятельность, которая уже не требует сложных мыслительных процессов в силу своей алгоритмизированности. Навык — это устойчивое сочетание действий стереотипного характера. Правовые навыки есть механизм приспособления индивида к реально существующим ситуациям, встречающимся на практике достаточно часто. Они помогают освободить мышление для сосредоточения на других, более актуальных проблемах.

Правовая привычка — это потребность индивида в следовании стереотипам поведения. Она формируется как устойчивое стремление к стандартизированному поведению, что характерно именно для социализированного индивида, т.е. характеризует определенный уровень овладения правом как практически используемого фактора регулирования общественной жизни. Правовые привычки являются показателем уровня правовой культуры индивида и так же, как и правовые навыки, стабилизируют правовое поведение личности, стереотипизируя и стандартизируя ее.

Правовые знания — это комплекс мнений, оценок, установок, фактов практического характера, которые опосредованы социальной действительностью. Правовые знания выступают, даже в случае их неадекватности реально сложившимся правовым нормам, правилам и принципам данного общества, источником, регулятором и стабилизатором правовых отношений личности.

Специфической чертой практического правового сознания является его возможная неявность, представленность в виде несистематизированных, отрывочных знаний, навыков, привычек. Правовые акты, совершаемые индивидами, могут быть неосознаваемы как собственно правовые, поскольку правовые отношения есть любые отношения между личностью и государством, личностью и обществом, коллективом, другой личностью. Поэтому несмотря на то, что каждый дееспособный человек, совершающий социальные поступки, по сути дела, непрерывно находится в зоне права, сам он может не осознавать этот факт, тем самым считая себя свободным от каких бы то ни было обязательств перед обществом и государством. Однако незнание закона не освобождает от правовой ответственности, и наличие разрыва между аксиологическим, научным и практическим правовым сознанием есть порочный круг, разорвать который — дело каждого ученого. Данная научная работа, как нам видится, — один из шагов на пути к формированию нового правового сознания.

Практическое правовое сознание — это конкретный уровень воплощения регулятивной функции правового сознания. Регуляция правовой деятельности субъекта, его отношения к праву, степень проникновения права в структуры практического правового сознания индивида — все это есть показатель эффективности работы аксиологического и научного правового общественного сознания, именно им измеряется актуальность и необходимость изменений в структуре аксиологического и научного правового сознания. Практическое правовое сознание прямо связано с необходимостью удовлетворения конкретно-специфических потребностей социума, в первую очередь в регулировании актов поведения, внешних действий людей, которые совершаются по параметрам права.

Мы начали этот параграф со слов А.Швейцера о необходимости мировоззренческой базы для воссоздания правильно ориентированного правового сознания. Закончим же словами Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева: «Мы должны терпеливо трансформировать массовое сознание, опираясь при этом на молодое поколение, которое лучше адаптировалось к новой системе ценностей, имеет новый взгляд на будущее. Государству не под силу изменить человеческие мысли в одночасье, но государство способно ускорить процесс перемен путем разъяснения объективных тенденций …»7.

Подытоживая изложенное выше, сделаем определенные выводы.

1. Правовое сознание представляет собой такую сферу сознания, которая отражает правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, социально-правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение (деятельность) людей в юридически значимых ситуациях.

2. Функционально в структуре правового сознания можно выделить три элемента, которые отвечают за определенные уровни присвоения права социальным субъектом, — познание, оценку и отношение (поведение).

3. Гносеологически правовое сознание выполняет функцию освоения, присвоения мира, включения его в жизненные структуры социального субъекта. Познание права осуществляется правовым сознанием на научном или на практическом уровнях.

4. Телеологически правовое сознание нацелено на определение установок, которые соответствуют присущему данному социуму духу права.

5. Праксиология правового сознания определяется через присвоение догматики правоустройства данного общества. Поступок становится мерилом правомерности поведения данного социального субъекта.

6. Базовые категории юридической законности и юридических прав и обязанностей — это атрибуты правового сознания, своего рода столпы юридической основы социума, гаранты соблюдения и защиты конституционных прав и интересов каждого социального субъекта. Данные категории выполняют, в соответствии с трехчастной структурой правового сознания, троякую функцию: во-первых, они служат структуризации и исследованию явлений порядка правового сознания; во-вторых, являются основой оценивания правомерности или неправомерности (противоправности) поведенческих реакций социальных субъектов; в-третьих, эти категории выступают схемой дальнейшей разработки алгоритмов поведения в юридически регламентируемых социальных ситуациях.

7. Процесс приобретения социальным субъектом правовых требований сопровождается изменениями в структуре правового сознания, с направлением его на общеобязательные нормы, правила и принципы. Правовое сознание целеполагает предметно-практическую деятельность социального субъекта в процессе претворения в действие интересов, мотиваций, потребностей в виде правовых установок.

 

Список литературы

     1.   Носик Б.М. Швейцер. — М.: Молодая гвардия. 1971. — С. 89,90.

     2.   Социалистическое право, сознание и поведение личности. — Алма-Ата: Наука КазССР, 1988. — С. 36.

     3.   Рахметов С.М., Кременцов С.А. Преступления против мира и безопасности человечества. — Алматы: Жеті жарғы, 1998. — С. 113.

     4.   Фарбер И.Б. Правовое сознание как форма общественного сознания. — М.: Юрид. лит. 1963. — С. 198.

     5.   Уледов А.К. Структура общественного сознания. — М.: Мысль, 1968. — С. 70–148.

     6.   Там же. — С. 245.

     7.   Назарбаев Н.А. Казахстан–2030. Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев // Казахстанская правда. — 1997. — 11 окт.

Фамилия автора: С.А.Арыстамбаева
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика