Провозглашение акта восстановления украинского государства 30 июня 1941 года.Предпосылки, причины, факторы, последствия

Демократические основы современных независимых государств, которые возникли на месте Советской империи, неустанно требуют пересмотра наследия советской историографии в контексте полипарадигмального диапазона. Это во многом объясняется тем, что советская историческая наука, под тяжестью господствовавшей идеологии и официальных легенд советского правительства придерживаясь определенных партийных установок искажала трактовку исторических реалий. Таким образом в истории, особенно советского периода, появилось множество «белых пятен». Особенно это касается малоизвестных или неизвестных страниц, связанных с национальными вопросами в СССР. Освещение их в настоящее время необходимо для решения некоторых проблем, возникших в процессе реконструкции исторических событий, и в особенности национально-освободительных движений. Это позволит избежать неточностей, будет способствовать появлению всесторонних и объективных исследований. Тем более, что проблематика, изложенная в данной статье, недостаточно рассмотрена в современной русскоязычной историографии и совершенно не освещена в казахстанской. К тому же, взаимоуважительные отношения к стремлениям каждой нации к обретению своей независимости, самоопределению и самобытности являются фундаментом межгосударственного, национального и религиозного консенсуса и взаимопонимания. Ибо стремление народа к своему национально-культурному и общественно-политическому само­определению является его неотемлемым и естественным правом.

В настоящей статье сделана попытка расскрыть предпосылки, а также обозначить причины и факторы которые обусловили провозглашение Акта восстановления Украинского государства 30 июня 1941 г. Для достижения данной цели мы:

  • -   осветим общественно-политическую ситуацию на украинских землях в межвоенное время: статус украинских земель в составе СССР, Польши, Румынии и Чехословакии; национальная политика по отношению к украинскому населению, его экономическое положение;
  • -   охарактеризуем национально-освободительные силы: их истоки, цели и методы;
  • -   рассмотрим национально-революционные силы в контексте европейской политической ситуации 1939–1941 гг: влияние внешнеполитического фактора на перестановку политических сил внутри ОУН и взятие внешнеполитического курса для достижения цели;
  • -   рассмотрим сущность Акта восстановления Украинского государства 30 июня 1941г. и его последствия: политическая ситуация начала советско-германской войны, в ходе которой был провозглашен Акт;
  • -   попытаемся определить значение Акта о восстановлении Украинского государства в контексте национально-освободительной борьбы украинского народа.

Проводя историографический обзор рассматриваемой темы, прежде всего необходимо отметить советскую историографию, которая доминировала в течение нескольких десятилетий на евразийском пространстве. Она носит ярко выраженный характер политической пропаганды, продиктованной установками КПСС. По этой причине в советской историографии отсутствуют какие-либо научные работы относительно данного вопроса. Существует лишь политическая публицистика, которая издавалась в отделах пропаганды компартии, например, «Молодая гвардия»1 или «Видавництво політичної літератури України»2.

Советская историография, упоминая суд над Украинской военной организацией (УВО) в 1933 г., утверждает, что «вся деятельность УВО на Украине направлялась разведками фашистской Германии и буржуазно-шляхетской Польши»3. «Контрреволюционные организации украинских националистов находились на содержании у международных империалистов и в первую очередь у гитлеровцев»4. «По замыслу гитлеровских захватчиков и украинско-немецких националистов, Украина должна стать колонией фашистской Германии, а украинский народ — рабом германских помещиков и капиталистов»4. Следовательно, по утверждению советских историков, нацисты, которые в 1933 г. пришли к власти, не успев еще достаточно укрепить свою власть в Германии и имевшие существенные внутрипартийные противоречия, уже имели захватнические планы в отношении СССР (а следовательно, и Польши). Для этого гитлеровцы развернули обширную диверсионную деятельность на территории подлегаемого захвата. Однако украинские националисты действовали не только на территории УССР, но и на западно-украинских землях, входивших в состав Польши. Тут Беляев отмечает, что «правящие круги буржуазных государств, в том числе Польши, поддерживали террористическую деятельность украинских националистов из-за того, что она помогала отвлекать людей, и прежде всего молодежь, от организованной революционной борьбы»5. Таким образом, можно прийти к выводу, что правительство Польши поддерживало террор в отношении самой себя, чтобы отвлечь население от коммунистической идеологии и связанной с ней революционной борьбы6.

В советской литературе умалчивается провозглашение ОУН 30 июня 1941 г. Акта независимого восстановления Украинского государства, а также украинско-фашистское противостояние. Данный момент широко не освещается, ограничиваясь лишь политико-публицистическими фразами, которые охарактеризовывают украинских националистов как предателей украинского народа, пособничавших фашистам в преступлениях против собственного народа. П.Т. Тронько пишет, что украинские националисты имели управленческие органы на местах, помогающие фашистской оккупационной администрации7.

Представитель французской историографии Н.Верт в своей работе, посвященной исследованию Советского государства, пишет, что «первая советская оккупация Западной Украины (сентябрь 1939 – июнь 1941 гг.) вызвала к жизни довольно мощную подпольную вооруженную организацию — ОУН (Организация украинских националистов). После прихода туда немецких войск ее лидеры предприняли безуспешные попытки создать независимые украинские правительства во Львове и в Киеве»8. Исследователь не отмечает борьбу ОУН против фашистских оккупантов, концентрируя свое внимание на противостоянии вооруженного крыла ОУН — Украинской Повстанческой Армии (УПА) советскому режиму. Относительно сословного состава УПА Верт отмечает: «Судя по признанию министра внутренних дел УССР в декабре 1949 г., «повстанческие банды» набирались не только из крестьян. Среди разных категорий «бандитов» этот документ упоминал также «молодых людей, сбежавших с заводов, донецких шахт и из фабрично-заводских училищ»9.

С.Ткаченко в своей работе отмечает, что «организация украинских националистов — это всеукраинское политическое движение националистического типа»10. «В 30-е годы ОУН стала довольно значительной силой на западно-украинских землях, ибо она возникла в противовес террору против украинского населения, осуществлявшемуся колониальными органами власти Польского государства» [10; с.10]. «ОУН «Б» (Бандеры) 30 июня 1941 г. провозгласила во Львове воссоздание Украинской державы под руководством Я.Стецько. Эта акция была проведена без ведома немцев. Спустя несколько дней гестапо арестовало С.Бандеру и его сторонников и бросило их в концлагерь. Данное событие на какое-то время затормозило действия ОУН «Б» и поставило вопрос о выборе стратегии и тактики с оккупантами» [10; с.12]. «После провозглашения 30 июня 1941 года Акта о воссоздании Украинской державы немецкие власти начали арест членов ОУН. Они решили до конца сентября нанести уничтожающий удар по организации» [10; с.12,13]. «Исторически сложилось так, что Организация украинских националистов в 1930-х – начале 1940-х годов была единственной политической организацией Западной Украины, поддерживавшей идею революции как способа освобождения нации и создания независимого национального государства. Она содействовала развертыванию украинского повстанческого движения и возглавила его» [10; с.28].

В заключение Ткаченко отмечает: «Унитарно-социалистическая идеология в обеих своих разновидностях — нацистской и коммунистической — не оставляла ни малейшего шанса на создание независимого украинского государства» [10; с.373]; «…вооруженная борьба с немецкими оккупантами и с советскими коммунистами под эгидой ОУН была совершенно самобытным явлением» [10; с.374]. «Само украинское общество в лице своих сынов и дочерей, наиболее развитых в аспекте национального самосознания, пыталось реализовать идею воссоздания независимого украинского государства. Этой идеей Украинской Соборной Суверенной Державы жило не одно поколение борцов. Эта идея сумела увлечь на жертвенную борьбу сотни тысяч украинцев»[10; с.374].

Современный польский исследователь Збигнев Янтонь на основе обработанного польскоязычного материала дает свой взгляд на историю ОУН. После получения Польшей независимости в 1918 г. украинские организации пытались создать свободную Украину, что им не удалось. Восстановление независимости Польши было связано с проблемой национальных меньшинств, которых во II Речи Посполитой* было довольно много, но самую многочисленную группу составляли украинцы. В конце 30-х годов XX в. их было около 5 млн. «К сожалению, национальная политика Польши по отношению к украинцам не была правильной, что заостряло и так сложную ситуацию. … Взрывные элементы несла за собой также колонизация восточных земель. Она основывалась на введении военного положения в приграничной полосе. Направление поляков для занятия руководящих должностей в восточные окраины. Зато ограничены права украинцев, ликвидированы украинские школы»11.

«В результате этого украинские национальные деятели постановили создать организацию, объединяющую людей, мыслящих о Свободной Украине. 28.I. -3.II.1929 г. в Вене состоялся съезд националистических деятелей. Во время совещаний была создана ОУН.

В 30-х годах возросла деятельность ОУН, которая совершила много покушений, устраивала саботаж и террористические акции. Украинцы сотрудничали также с Германией, обучали там свои кадры, получали деньги, а также пропагандистские материалы. Верили, что со стороны Германии создадут свое государство»11. «Немцы не исполнили ожиданий украинцев. Поэтому ОУН перешла к конспирации. 14.10.1942 г. возникло вооруженное плечо ОУН — Украинская Повстанческая Армия»11.

Наиболее широко данный аспект освещает украинская историография. На ее основании в бльшей степени построена данная статья, позиции которой во многом сходятся с авторским видением рассматриваемой проблематики.

22 января 1918 г. IV Универсал Центральной Рады провозгласил о независимости Украины. Украинская Народная Республика (УНР) включала в себя украинские земли, находящиеся ранее в составе Российской империи. Проявили желание жить в Суверенном Украинском государстве украинцы, жившие в Австро-Венгрии. 1 ноября 1918 г. во Львове была провозглашена Западно-Украинская Народная Республика (ЗУНР). 22 января 1919 г. в Киеве на Софийской площади был торжественно провозглашен Акт Соборности — Акт соединения УНР и ЗУНР в единую Украинскую Народную Республику. Таким образом, украинский народ волеизявил жить в Соборном** самостийном*** Украинском государстве.

Вооруженные силы УНР вынуждены были вести ожесточенную борьбу за молодое государство одновременно против Красной и Белой Армий, польских, венгерских и румынских войск. Однако вооруженная борьба украинского народа за свою государственность в 1917–1921 гг. не увенчалась успехом. В итоге на центральных и восточных землях Украины обосновалась Советская власть, Галицию, Западную Волынь, Полесье, Холмщину и Подляшье аннексировала Польша, Буковину и Бессарабию захватила Румыния, а Закарпатье присоединилось к Чехословакии. Таким образом, вооруженный захват земель Украинского государства является оккупацией.

В УССР, как впрочем и по всему Советскому Союзу, имели место массовые расстрелы, выселение и переселение так называемых «враждебных классовых элементов», конфискация имущества, запрещение религиозных и политических свобод, принудительная коллективизация, которая сопровождалась насилием и большим количеством человеческих жертв. В результате продразверстки, в ходе которой забирали продукты для прокорма семьи и посевные семена, а также засухи на Юге Украины 1921 г. в 1921, 1922 гг. возник голод. В тот период по приблизительным подсчетам в Украине умерли 1,5 млн. человек12,13. Всего же в стране Советов в это время умерли 5 млн. человек13. Следует отметить, что Советское правительство не замалчивало наличие голода и организовало в стране и за рубежом массовую кампанию помощи голодающим. Если голод 1921, 1922 гг. явился экономическим провалом политики «военного коммунизма» и стал одним из причин перехода к НЭПу, то голод 1932–1933 гг. на Украине, Кубани и Среднем Поволжье является организованным.

Весной 1932 г. треть колхозов, а весной 1933 г. около половины колхозов Украины не расплатились с колхозниками, т.е. не было выдано им натуральной и денежной оплаты за заработанные трудодни, лишив, таким образом, 6–9 млн. человек средств к существованию14. Запрет о выдаче хлеба колхозникам советское правительство закрепило в постановлении СНК УССР «О методах для усиления хлебозаготовки» от 20 ноября 1932 г.14 Управления колхозов, чтобы выполнить планы, умышленно сокращали количество отработанных трудодней, которые подлежали оплате15. В июле 1933 г. В.Одинцов (нарком земледелия УССР) информировал генерального секретаря ЦК КП(б) У С.Ко­сиора и главу правительства УССР В.Чубаря о том, что в соответствии с телеграммами Сталина и Молотова он направил проект постановления ЦК и СНК «О порядке выдачи хлебных авансов в колхозах из урожая 1933 года на внутриколхозные нужды», в котором категорически запрещалось расходовать хлеб на общественное пропитание во время полевых работ. Колхозники должны были брать свой хлеб на работу15. Хлебозаготовка была главной причиной голода в украинских селах.

Политбюро ЦК ВКП (б), несмотря на массовый голод в селе, решило усилить режим хлебозаготовки. 20 ноября 1932 г. Совнарком УССР принял постановление «О методах для усиления хлебозаготовки», пункты которого свидетельствуют о намеренном создании условий, которые привели к тяжелым последствиям и стали причиной массовой смертности сельского населения. Колхозы, не выполнявшие плана хлебозаготовки, облагались 15-кратным натуральным штрафом сдачи мяса. Наркомюст УССР 25 ноября, исполняя это постановление, приказал прокурорам всех уровней «обеспечить эффективные репрессии в этих делах для того, чтобы они могли дать перелом, и решительно устранить все элементы, которые срывают исполнение плана хлебозаготовки»14.

Для усиления темпов и увеличения объема хлебозаготовок СНК УССР и ЦК КП (б) У одобрили постановление «О занесении на «черную доску» сел, которые злостно саботируют хлебозаготовку» от 6 декабря 1932 г. К ним применялись такие меры:

1. Немедленно остановить завоз товаров, полностью остановить кооперативную и государственную торговлю на месте и вывезти из соответствующих кооперативных и государственных магазинов все наявные имеющиеся товары.

2. Полностью запретить колхозную торговлю, как для колхозников, так и для единоличников.

3. Запретить всякое кредитование, совершить срочное изъятие кредитов и всех других финансовых обязательств.

4. Переверить и очистить колхозы этих сел, выявлять контрреволюционные элементы, организаторов срыва хлебозаготовок»14.

Статут «черной доски» означал фактическую блокаду. Крестьянина лишали права на выезд, и если в селе не было продовольственных запасов, оставшихся после продразверстки, люди гибли голодной смертью. Под видом препятствования «незаконной» торговли хлебом на рынке комиссия Молотова перевела на блокадное положение всю Украину. Только с 15 декабря 1932 г. было разрешено продавать газ, спички и другие промышленные товары в селах, за исключением 82 районов 5 областей, которые наиболее задолжали в хлебозаготовке16.

С целью сохранения колхозного хлеба и выполнения государственных заданий ЦИК и СНК СССР принял 7 августа 1932 г. постановление «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и коопераций и укрепления общественной (социалистической) собственности», которая позволяла применять высшую меру наказания — расстрел, с конфискацией имущества (или 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества)17. Это постановление породило массовый террор против крестьян, которых осуждали к расстрелу за то, что они, спасаясь от голодной смерти, срывали хлебные колоски. Семью осужденного выселяли из собственного дома (конфискация имущества), документы, без которых невозможно было куда-либо выехать или устроиться на работу, в сельсовете не выдавали.

В начале 1933 г. за неполные 5 месяцев по этому закону были осуждены 54654 чел., из которых 2.110 — к смертельному приговору [16; с.373]. К этой цифре необходимо прибавить многодетные семьи осужденных, которые после конфискации имущества оказались на улице (очевидцы свидетельствуют, что принимать их у себя в домах было запрещено советской администрацией) — негде жить, нечего есть, негде заработать на кусок хлеба. С приближением посевной кампании 1933 г. положение в Украине еще более обострилось — не было семенного фонда. Между тем в Постановлении СНК ССР и ЦК ВКП (б) от 23 сентября 1932 г. указывается:

«Первое: отклонить все предложения о выдаче семенной помощи.

Второе: предупредить, что в текущем году ни совхозам, ни колхозам семена в долг выдаваться не будут ни для озимого, ни для ярового посева»18.

Генсек Сталин дал директиву — относиться к голоду как к несуществующему явлению18. В советской историографии он (голод) не зафиксирован, зато отмечается подъем в экономике19. «Средняя выдача на трудодень колхозника в 1933 г. составила 7 кг хлеба»20. Помощь из за границы не пропускали, задерживали на таможнях, использовали не по назначению. От значительной ее части руководство страны вообще отказалось [16; с.376].  Таким образом, вышеизложенные материалы, на основании постановлений компартии и Советского правительства, свидетельствуют об организованном голоде.

В исторической литературе существуют разные цифры голодомора в Украине. Так, например, российский исследователь А.Л. Перковский считает, что «погибших от голода в Украине было не меньше 5 млн. человек», при этом отмечается, что «эта проблема нуждается в дальнейших исследованиях, т.к. большая часть смертей не была зарегистрирована»21. По подсчетам, которые опираются на методы демографической экстраполяции, число жертв в Украине колеблется в пределах от 6 до 11 млн. человек22.

В 1933–1937 гг. Всесоюзным переселенческим отделом НКВД СССР в Украину было переселено 44457 семей (221456 душ). Большое количество переселенцев перевезены в Украину в 1933 г.23 Этих переселенцев из центральных регионов РСФСР размещали в вымерших селах и домах депортированных «кулаков». Приходили «вести с Севера от первой партии раскулаченных (зима, начало 1929 г.) … что практически все дети вымерли по дороге и уже на месте были выкинуты из вагона в снег»24. Все это привело к глубокой деградации сельскохозяйственного производства, которая дорого обошлась украинскому народу.

Несколько иначе выглядит судьба украинского народа под оккупацией «демократической» Польши. Польское правительство стало проводить ассимиляторскую политику. В школах был введен польский язык, украинский постепенно вытеснен, высшие учебные заведения стали для украинцев практически недоступными. Купить землю украинцу было также практически невозможно, в то время как поляки были наделены всеми льготами. Чрезмерное налогообложение вызвало гнев в народе. По отношению к мирным выступления польские власти проводили военно-полицейские акции, в ходе которых были раненые и убитые. Так, например, военно-полицейская акция погромов, так называемая пацификация в 1930 г., охватила около 50 тыс. кв. км. В одной из петиций к Лиге Наций перечислено было 700 погромленных сел, при условии, что не со всех сел можно было собрать документацию, так как польская власть приложила все усилия, чтобы этому препятствовать. М.Радзикевич считает, что можно оценивать количество погромленных сел в 1000. Польская власть запретила оказывать нескольким тысячам искалеченных во время этой акции крестьянам какую-либо медицинскую помощь, вследствие чего имелись частые случаи осложнений и смертностей. Помимо украинских сел были разгромлены кооперативные магазины, товарищества и общества, библиотеки и читальни, дома культуры, театры. Уничтожали музыкальные инструменты и национальную одежду25. Были введены физические наказания, аграрные законы и налоги. В 1935 г. Польша отказалась от своей обязанности перед Лигой Наций обеспечивать права национальных меньшинств26.

Боярская Румыния в Буковине два десятилетия проводила открытую политику румынизации. В 1924 г. румынские власти назвали украинцев «гражданами румынского происхождения, которые забыли родной язык»27. В 1918–1928 гг. румынское правительство ввело в провинции военное положение. Ликвидация прав и румынизация культурной жизни посеяли растерянность среди украинцев. В 1928–1938 гг. — либеральный период, во время, которого были обновлены культурные товарищества, хоры, театральные труппы, студенческие союзы и органы прессы. В 1927 г. была создана Украинская национальная партия, но в 1938 г., с приходом к власти в Румынии военных, начался период жесткого, практически тоталитарного правления [27; с.548,549].

В отличие от насильственной аннексии других украинских земель объединение Карпатской Украины с Чехословакией было добровольным. Из всех новосозданых государств Восточной Европы Чехословакия была более демократичной. Она не проводила относительно своих национальных меньшинств такой открытой политики дискриминации и ассимиляции. Благодаря благосклонному отношению чехословацкого правительства жизнь тут развивалась свободно в религиозной, общественной и национально-культурной сферах. При поддержке правительства были организованы украинский университет и научный центр28. Украинцы Закарпатья имели бльшую меру политической и культурной реализации, чем на других землях Украины.

При подведении итогов вышеизложенных фактов становится понятно, что репрессии и угнетение украинского народа с каждым разом приобретают все бльшую силу. Защиты и помощи не от кого было ждать. Угнетенный и изнемогающий народ стал надеяться только на собственные силы, которые возглавили украинские националисты.

Несмотря на утрату государственности и поражение национальной революции в Украине продолжало развиваться революционное движение, идеологической основой которого стал украинский национализм. В межвоенный период появилась качественно новая разновидность украинского национализма. В XIX в. национализм украинской интеллигенции, которая исповедовала главным образом либеральные или социалистические идеи, был скорее аморфным соединением национального сознания, патриотизма и гуманистических ценностей. Хотя это движение стало объединяющим между 1917–1921 гг., когда была поставлена цель строительства национального государства, продолжалось отстаивание демократических и социалистических принципов. Во время войны многие украинские политики нередко сомневались, когда необходимо было выбирать между националистическими и социалистическими целями [27; с.540,541]. Так, например, социалистические утопии главы правительства Украинской Народной Республики Володимира Винниченко способствовали демобилизации миллионной украинской армии, что стало причиной завоевания Украины29.

Однако в 1920-х годах в среде молодых украинцев, участников национально-освободительной борьбы, как и у других европейских народов, зародилась качественно новая форма национализма. В Украине интегральный национализм ведет свою родословную прежде всего от неудач 1917–1921 гг. Как заметил Олександр Мотыль, «украинский национализм был, по сути, попыткой пояснить, почему утрачена украинская государственность и как надлежит отвоевать ее» [27; с.541].  Убежденные в том, что социалистические и демократические подходы благоприятствуют межпартийной враждебности, неэффективному руководству, расхождению в целях, отсутствию четкой «спрямованности», что в сумме приводит к поражению, молодые ветераны за независимость отбросили старую идеологию. Вместо этого они призвали к созданию нового типа украинца, беззаветно отданного нации и делу независимой государственности [27; с.541].

Давая интервью корреспонденту радиостанции в Кёльне 1954 г., на вопрос, что такое «украинский национализм» », Степан Бандера дал такой ответ: «…Понятие «украинского националиста», «националистического движения», имеет совсем другие значения, чем подобные термины на Западе. Украинское националистическое движение не имеет ничего общего с нацизмом или фашизмом. Украинский национализм борется против империализма, против тоталитаризма, расизма и всякой диктатуры или применения насилия». «Имя украинский националист является созвучным с «украинский патриот», который готов бороться за свободу своего народа, жертвовать для своего народа все, даже жизнь»30.

В 1920 г. небольшая группа офицеров подпольно основала в Праге Украинскую Войсковую Организацию (УВО), которая стремилась продолжать вооруженную борьбу против польской оккупации. Ее командиром был избран полковник Евген Коновалец — галичанин, который возглавлял отряд сечевых стрельцов в восточно-украинской армии, выдающийся деятель в борьбе за независимость. Прекрасный организатор и тонкий политик, Коновалец быстро становится бесспорным лидером националистов в межвоенное время.

Сначала УВО представляла собой военную организацию с соответственной структурой командования. Она секретно готовила демобилизированных ветеранов в Галиции и интернированных солдат в Чехословакии к возможному антипольскому восстанию, а также проводила операции, направленные на дестабилизацию польского оккупационного режима. Наиважнейшими актами стали покушение на главу польского государства Юзефа Пилсудского в 1921 г. и широкая кампания саботажа в 1922 г.

В Вене с 28 января по 3 февраля 1929 г. состоялся I-й Конгресс украинских националистов. На нем представители УВО и студенческих националистически настроенных групп основали Организацию Украинских Националистов (ОУН). Руководящим органом ОУН являлся Провид украинских националистов (ПУН) во главе с полковником Е.Коновальцем. Были приняты основные положения и политическая программа, которую на протяжении нескольких десятилетий пытались воплотить в жизнь идейные борцы за волю Украины31.

Эти идейные воззвания очень быстро распространяются и воодушевляют украинский народ. Со временем революционные призвания ОУН постепенно охватывают широкие массы членства, которые в 30-х годах были готовы на разные жертвы. Первая заповедь украинского националиста «Обретешь Украинское государство или умрешь в борьбе за него» стала девизом непрерывной борьбы на многие десятилетия. Идеология, выросшая из многовековых устремлений украинского народа к своей государственности приобрела вполне определенные упорядоченные формы, которые соответствовали данной эпохе и исторической ситуации.

Роль, которую выполняла ОУН, была намного шире, чем задания УВО. ОУН оставалась подпольной армией. Она придерживалась военных основ руководства, конспиративных методов, суровой дисциплины и проводила кампании политического террора против польского государства и ее представителей. Она также стремилась возглавить широкое революционное движение за достижение целей интегрального национализма. Особенные усилия она прилагала для популяризации идей перманентной революции, т.е. проводила идеологическую работу по повышению национальной сознательности среди населения и необходимости Украинской Революции, в которой украинский народ выступит единым фронтом против иноземных захватчиков, за Самостийную Украину. Эти идеи охватили все западноукраинские общественные, политические и экономические организации. Все, кто ставил препятствия «самостийництву», так же как и польские чиновники, оказались под угрозой ликвидации.

В 30-е годы ОУН стала довольно значительной и активной политической силой на западно-украинских землях, ибо она возникла в противовес террору против украинского населения, осуществлявшемуся колониальными органами Польского государства. В тот период ОУН проводила несколько акций. Так, летом 1930 г. были произведены массовые поджоги хозяйств польских помещиков, экономически закабалявших украинских крестьян. В сентябре 1933 г. прошла так называемая школьная акция, направленная против ополячивания украинских детей10. В начале 30-х годов, кроме сотен актов саботажа и десятков случаев «экспроприации» государственных фондов, члены ОУН организовали свыше 60 покушений и убийств. Видными их жертвами стали: Эмилиан Чеховский (1932), комиссар польской полиции во Львове; советский консул во Львове Алексей Майлов (1933), убитый в знак протеста против массового голодомора, организованного коммунистами в Восточной Украине; Бронеслав Перацкий (1934) — польский министр внутренних дел, организатор пацификации.

В 1934 г. польской полицией был арестован Провидник Крайовой Экзекутиви ОУН Степан Бандера, а в 1936 г. — осужден на казнь, с заменой на пожизненное заключение, за организацию покушения на Перацкого. На судебном процессе во Львове в 1936 г. Бандера заявил, что «ОУН в своей политической программе отвергает ориентацию на кого-небудь. ОУН отвергает концепцию построения украинского государства в случае польско-большевистского конфликта. Польско-большевистские взаимоотношения не могут разрешить наши политические расчёты… из истории мы знаем, что всякие такие концепции оборачивались шишками, и что когда дело заходит об Украине, то Польша и Москва всегда соглашались»32. «Потому что большевики применяют физические методы, поэтому и мы внедряем в борьбе с ними физический метод. По этим причинам я отдал приказ Лемику совершить покушение на большевистского консула во Львове…»33. В польских тюрьмах строгого режима Бандера просидел до сентября 1939 г., когда Польша «разлетелась» под ударами Германии и при содействии СССР.

Имела свое влияние УВО-ОУН и на Советской Украине. Однако в начале 20-х годов чекисты выявили и расстреляли первых комендантов УВО на Надднепрянщине. С приходом к власти Сталина тоталитарный режим ужесточился. Это во многом затрудняло действия националистических группировок. В условиях тоталитарного режима украинские националистические организации не могли быть четко структурированы, ибо существовала большая опасность раскрытия большевиками большого числа членов подпольного движения. Поэтому тут был приемлем принцип децентрализации — группы из 5 человек, действующие по бльшей части самостоятельно. По такому принципу были организованы Союз Освобождения Украины (Спілка Визволення України — СВУ) и Союз Украинской Молодёжи (Спілка Української Молоді — СУМ). В 1930 г. в Харькове над ними был произведен судебный процесс. Среди военных действовала Организация Украинских Националистов-Державников. Украинский Национальный Центр подчинялся ОУН как верховному штабу национальной революции. Все эти организации стремились к установлению Украинской Самостийной Державы посредством всенародного вооруженного восстания34.

Усиление коллективизации и советского террора привело к ответным действиям крестьянства: ликвидация товариществ совместной обработки земли, утаивание зерна, массовый забой скота, порча сельскохозяйственного инвентаря, неорганизованные или полуорганизованные выступления против Советской власти. В начале 30-х годов по всей Украине начали вспыхивать восстания, в том числе и среди военных частей, некоторые из которых организовали и возглавили члены подпольных украинских националистических организаций35.

С приходом в Германии к власти Гитлера изменился характер общеевропейской политики, которая вынуждена была учитывать ОУН. Окрепшая нацистская Германия жаждала перераспределения Европы. После мюнхенского пакта (30.09.1938 г.) и расчленения Чехословакии объектом дипломатических интриг стала Карпатская Украина, которая получила автономию. Возникло территориальное образование Карпатская Украина (Подкарпатская Русь). По решению венского арбитража фашистские лидеры отдавали Венгрии южные районы Закарпатья (Ужгород, Мукачеве и Берегове). Это был тяжёлый удар для карпатских украинцев. Пришлось перенести столицу в небольшой городок Хуст36.

Несмотря на утрату значительной территории, украинцы с энтузиазмом взялись за строительство автономного Закарпатья. Большую помощь в этом оказывала заокеанская эмиграция, Галиция и особенно ОУН. 13 марта 1939 г. президент Чехословакии Гаха объявил Гитлеру капитуляцию и передал Чехию и Моравию под немецкий протекторат. Словакия и Закарпатье провозгласили государственную независимость.

В секретном пакте с Венгрией Гитлер согласился на оккупацию всего Закарпатья. С утра 14 марта началось хорошо подготовленное наступление 40-тысячной венгерской армии при поддержке тяжёлой артиллерии, танков и самолетов. К тому же в этот же день чешские войска под командованием ген. Прхаля попытались разоружить отделы Карпатской Сечи (вооружённые силы государства Карпатская Украина, организованные кадрами ОУН). Несмотря на наличие пушек и танков чехи, ввиду ожесточенного сопротивления самостийников под командованием полк. Колодзинского, вынуждены были отступить и объявить нейтралитет в украинско-венгерской войне36.

Маленький клочок земли, не имевший достаточного военно-экономического потенциала и ставший самостийным государством уже в пылу боёв, первым бросил открытый вызов «коричневой чуме», которая, при молчаливом согласии европейских держав, «поразила» Чехословацкую Республику. Оборона, которую держала Карпатская Сечь, была настолько тверда, что после недели боёв в помощь венграм Польша ввела свои вооруженные отделы. Ибо вольность в Закарпатье могла вспыхнуть и в Прикарпатье, а это было бы жесточайшим ударом для самой Польши. В целом очаги Закарпатского сопротивления просуществовали до зимы 1939/40 г.

Эти события ясно показали украинскому народу, что он оказался в стороне от «игры» европейских держав, где решались судьбы народов. Рассчитывать на благосклонность Гитлера уже не приходилось, так же как и на страны Запада, которые также принимали участие в мюнхенском сговоре. Таким образом, украинским национально-освободительным силам необходимо было рассчитывать только на себя в деле обретения  независимости Украинского государства.

Вскоре эти выводы подтвердились новым сговором. Тайные протоколы к пакту Молотова — Риббентропа (23.08.1939 г.) предусматривали новые разделы в Восточной Европе. 1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу, а 17 сентября советские войска аннексировали украинские Восточную Галицию и Западную Волынь. В итоге в Бресте прошёл советско-нацистский военный парад, ознаменовавший победу над Польшей, а 28 сентября 1939 г. был подписан новый советско-германский договор «о границах, дружбе и сотрудничестве», который разграничивал границу по рекам Сян и Западный Буг. В июле 1940 г. Сталин «попросил» у Румынии Северную Буковину и Бесарабию. Таким образом, большинство украинских земель оказалось под советской властью. На аннексированных землях было распространенно действие Конституций СССР и УССР, а также все нормативные акты. Их воплощали в жизнь принудительными способами через силовые структуры репрессивно-карательных органов. На протяжении короткого времени в западном регионе открыли 25 тюрем и 2 внутренние камеры. Это в десятки раз превышало то количество, которое существовало в крае за время польской оккупации [16; с.410].

Параллельно с открытием школ, вузов, библиотек, строительством фабрик и заводов начался неслыханный по жестокости процесс уничтожения национальных кадров, депортация жителей за пределы Украины, террор со стороны органов НКВД. С осени 1939 г. по осень 1940 г. было репрессировано, главным образом депортировано без суда и следствия и даже без письменного обвинения, приблизительно 10 % населения Западной Украины и Западной Беларуси. До ноября 1940 г. из этих районов были высланы почти 1,2 млн. человек. Террор и выселение продолжались до начала советско-германской войны [16; с.410]. По данным митрополита Андрия Шептицкого, из одной только Галиции Советская власть вывезла приблизительно 400 тыс. украинцев [27; с.560]. В.Трембицкий отмечает цифру в 300 тыс. украинцев37.

С началом второй мировой войны в рядах ОУН возникли острые противоречия между заграничным ПУНом и молодыми галицкими националистами, которые вступили в организацию в 30-х годах. Они подвергли критике заграничный Провид ОУН, во главе которого встал Андрий Мельник (после убийства советским агентом Е.Коновальца в 1938 г.). Мельника раскритиковали за то, что он слишком опирался на поддержку иностранных государств и особенно Германии, пренебрегая необходимостью развивать «органические» связи с народом Украины, за медлительность и пассивность действий на политической арене, за позволение «политическим спекулянтам и опортунистам» занимать руководящие должности. В сентябре 1939 г. Бандера пожелал, чтобы ОУН создала подпольную армию, готовую бороться с каждым, кто встанет на пути украинской независимости, даже если это будут немцы. Он требовал, чтобы ОУН установила с западными союзниками такие же контакты, как с Германией. Но Мельник и его сторонники доказывали необходимость приоритетной ориентации на Германию, поскольку западные державы не заинтересованы в поддержке украинский стремлений, и потому создание подпольной армии приведет к картельным мероприятиям немцев, а не обеспечит обретение каких-либо военных или политический преимуществ. В результате чего в феврале 1940 г. состоялся окончательный раскол в ОУН. Появилась революционная ОУН Степана Бандеры (ОУН-р или ОУН «Б») и Андрия Мельника (ОУН «М»)38.

Революционная ОУН в декабре 1940 г. отдельным Манифестом определила своё отношение ко всем империалистам. Под лозунгом «Свобода народам! Свобода человеку!» выдвинуто требование равноправной суверенности для каждого народа и требование одинаковых человеческих прав для каждой личности на Земле. Этот манифест имел глобальное значение и глубоко затрагивал проблемы свободы и бытия всех порабощенных народов, в том числе в СССР. Украинский постулат значительно опередил процесс деколонизации мира, который начался после войны39.

Блестящие победы вермахта в Европе придали Германии политического веса. В сложившейся ситуации ОУН «Б» решила сотрудничать с немцами, при этом, помня, как Гитлер согласился на оккупацию Закарпатья. Относительно конкретных действий революционной ОУН в случае нападения немецкой армии на Советский Союз в «Политических указаниях Провида ОУН» наиболее важной установкой является: «На освобожденных от московско-большевистских частях украинской земли, ничего не ожидая, ОУН устанавливает власть, которая должна организовать государственную жизнь на всех уровнях… При строительстве Украинского Государства должны быть сконцентрированы все украинские силы… Строительство государственной власти на монопартийном принципе было бы вредно для украинского дела… Если бы в Украину пришли войска таких государств, которые враждебно относились бы к украинской государственности, тогда наша освободительная борьба вошла бы в новый период» [39; с.45,46].

В результате сотрудничества между немцами и ОУН весной 1941г. в вермахте были созданы две части из 600 пробандеровски настроенных националистов — «Нахтигаль» и «Роланд». Немцы планировали их использовать для собственных целей, но ОУН «Б» надеялась, что они станут сердцевиной будущей украинской армии. Украинские националисты приветствовали нападение гитлеровской Германии на СССР, рассматривая его как многообещающую возможность установления независимого Украинского государства. Хотя ОУН и Германия имели общего врага, их цели были далеко не общими. С точки зрения немцев основная польза ОУН была в том, чтобы служить диверсионной силой для создания хаоса в советском тылу. Со своей стороны украинские националисты, разочарованные политикой Гитлера относительно Карпатской Украины, не имели намерения быть орудием для Берлина. Они поставили себе цель воспользоваться войной и распространить по всей Украине собственное влияние. Таким образом, каждая из сторон стремилась использовать другую в своих собственных, противоположных друг другу целях. В хрупких отношениях между ОУН и нацистской Германией имели место и другие трудности. Среди немцев существовало резкое расхождение взглядов на ОУН. Абвер (военная разведка) во главе с адмиралом Канарисом выступал за сотрудничество с ней, но нацистский партийный аппарат во главе с Борманом с презрением отказался рассматривать ее как определенный политический фактор [27; с.568].

ОУН «Б» явилось инициатором создания Украинского Национального Комитета (УНК), который в день начала советско-германской войны оформил свой Мемориал, в котором было сказано, что украинский народ стремится обновить своё суверенное государство. Германские власти поначалу требовали от главы УНК д-ра В.Горбового и С.Бандеры отозвать постулат и прекратить деятельность УНК. В ответ на их отказ они были арестованы, а другие украинские деятели взяты под полицейский надзор, чтобы они не возвратились в Украину [39; с.46].

Во время отступления советских войск НКГБ совершил массу преступлений и кровавых расправ в тюрьмах, где мучались невинно арестованные люди. Во многих городах и сёлах Украины оставлялись следы страшных преступлений, совершенных работниками НКВД. Подземелья тюрем, тюремные камеры НКВД и ямы были переполнены трупами заключённых, часто страшно изуродованными. Убитые были найдены десятками, сотнями, тысячами в городах и селах Украины. Следы таких массовых убийств находят и по сей день. Поэтому не удивительно, что часть населения Украины встречала немцев как освободителей. Многим Германия казалась единственной внешней силой, которая сможет изменить статус Украины в Европе и помочь в борьбе с большевизмом.

Возникший с первого дня конфликт ОУН «Б» с немцами еще более усугубился. Так, в ночь с 29 на 30 июня Украинский батальон «Нахтигаль» под командованием сотника Романа Шухевича первым вошёл во Львов. В этом городе было решено начать процесс становления украинского государства, учитывая тот факт, что немцы могут не допустить этого в Киеве. К тому же после бегства коммунистов настроение народных масс было такое, что именно сейчас пришло время восстанавливать собственное государство. Возможно, что немцы признают Украинское государство так же, как признали недавно восстановленные Словацкое и Хорватское государства, если увидят серьезные государствообразующие действия украинцев40.

Провид ОУН «Б» выслал 30 июня 1941г. мемориал немецкому Рейхсрегрунгу, в котором подчеркивалась неизбежность германского проигрыша, если Берлин отнесется враждебно к национально-освободительным движениям народов, угнетаемых сталинским тоталитаризмом [40; с.14].  Вечером 30 июня 1941г. во Львове Национальное Собрание обнародовало Акт восстановления Украинского государства. «Волей Украинского Народа Организация Украинских Националистов под предводительством Степана Бандеры провозглашает восстановление Украинского государства, за которое положили свои головы целые поколения наилучших сыновей Украины. ОУН… призывает весь украинский народ не складывать оружие так долго, пока на всех украинских землях не будет создана Суверенная Украинская Власть…. На западных землях Украины создается Украинская Власть, которая подчинится Украинскому Национальному Правительству, которое создастся в столице Украины — Киеве» [40; с.7,15].

После провозглашения Акта восстановления Украинского государства Национальное Собрание выбрало Ярослава Стецько премьер-министром Государственного Управления и уполномочило его подготовить Кабинет Министров, т.е. правительство [40; с.16].  5 июля 1941 г. премьер-министр Ярослав Стецько объявил об окончательном сформировании правительства. Украинское Государственное Управление (Українське державне правління — УДП) показало большие достижения в сфере внутренней администрации страны. Практически половина соборной Украины была покрыта нормально функционирующей государственной администрацией. Областное украинское управление было установлено на территории одиннадцати областей: Львов, Станислав, Дрогобич, Тернополь, Луцк, Ровно, Камьянец-Подольский, Житомир, Винница, Кировоград и Днепропетровск. Все эти областные, окружные, поветовые, районные и городские управления признавали над собой верховенство УДП. Львов считался временной столицей до того времени, когда ставка УДП может быть перенесена в Киев — столицу соборной Украины [40; с.18,19].

Большую государствообразовательную работу исполнили Походные группы революционной ОУН, которые насчитывали 7 тыс. высокоидейных и хорошо обученных людей. Они маршировали тремя большими объединениями: Северная, Средняя и Южная, которые по заранее приготовленному плану разделялись на все меньшие группы, вошли в назначенные им районы и поветы и устанавливали там украинскую государственную власть. По прибытию в большую местность такие группы организовывали там прежде всего политические собрания, на которые сходились иногда десятки тысяч человек из окружных местностей. Тут представители ОУН провозглашали Акт восстановления Украинского государства, после этого следовало его одобрение участниками собрания. Это был всенародный плебисцит, проявление государственнических устремлений украинского населения. Таких массовых общественных собраний произошло сотни. Например, в Бережанах и Бродах приняли участие по 20 тыс. человек, а Сокале — 10 тыс., в Станиславе, Рахове, Самборе и многих других городах — по несколько тысяч человек [40; с.19].

Идя на крайне рискованную игру, ОУН «Б» рассчитывала, что немецкое военное командование скорее согласится с этим фактом как свершившимся, чем пойдет на конфронтацию с украинцами с самого начала вторжения. Предводитель революционной ОУН Степан Бандера писал по этому поводу: «Мы отстаиваем всегда независимость украинской политики, которая руководствуется только украинским расчётом, а не кокетствованием (безуспешным!) с посторонними силами. … Как отнесётся Германия к государственному суверенитету Украины, будет ли уважать украинский суверенитет, украинские интересы, будет ли искать в Украине союзника против большевистской России или будет трактовать Украину как военную добычу и объект своих целей? Украинская самостийницкая политика не могла руководствоваться тем, что гитлеровская Германия такая или такая, следовательно, мы сразу против неё. Мы должны были стать и стали на позиции национальных целей, обороны наших прав и интересов. А далее должна сказать своё слово Германия»41.

В начале июля гестапо арестовало УДП и провидников ОУН, в том числе Степана Бандеру. Однако нацисты столкнулись с очередной неожиданностью — все арестанты категорически отказались отозвать Государственный акт 30 июня 1941 г. Тогда нацисты бросили Бандеру в концлагерь Заксенхаузен. Убили его ближайших сотрудников — Ивана-«Легенду», Ивана Равлика, Ивана Габрусевича, в 1942 г. — двух его родных братьев в Освенциме. Заключены были в концлагеря также Степан Ленкавский и Ярослав Стецько, которые после смерти Бандеры возглавляли ОУН. Данные события на какое-то время затормозили дальнейшие действия ОУН «Б» и был поставлен вопрос о выборе стратегии и тактики борьбы с оккупантами. После ареста Бандеры обязанности провидника ОУН в Украине в 1941–1943 гг. исполнял Мыкола Лебедь.

Формально удар по соборности Украинского государства был нанесен 17 июля 1941 г., когда Адольф Гитлер объявил о формировании «Рейхскомиссариата Украины» (т.е. формализация немецкой колониальной политики на всей территории Украины, за исключением Западной Украины, которая была 1 августа 1941 г. включена в Генерал-губернаторство). Глава УДП Ярослав Стецько 3 августа яростно запротестовал против актов Гитлера от 17-го июля и 1-го августа, враждебных украинской государственности и выразительно колониальных по своей сущности. Он протестовал из своего места ареста в Берлине [40; с.26].

На проявление немецкой колониальной политики отрицательно реагировал также сотник Роман Шухевич от имени двух куреней («Нахтигаль» и «Роланд») Дружин Украинских Националистов (ДУН). 17-го августа немцы дали приказ ДУН отойти с фронта около Винницы, разоружили их и выслали под охраной в лагеря Германии. На следующий год из них сформировали полицейские отделы и выслали в Беларусь для борьбы с партизанами. Однако затем было заключено с ними перемирие и они стали ядром Украинской Повстанческой Армии42.

Очередной акт колониальной политики немцы совершили 19-го августа — согласились на присоединение Юго-Западной Украины, с городами Одесса и Миколаев (под названием «Трансднестрия»), к Румынии. Видя, что формальными актами и несколькими арестами не уничтожить украинскую государственническую идею, немцы запланировали уничтожить ОУН как главную силовую опору самостийництва. В конце сентября 1941 г. прошла Первая конференция ОУН, на которой было утверждено, что отдельные проявления Украинского государства просуществовали до сентября, но немцы окончательно показали свою враждебность к украинской государственности и с этого момента ОУН будет трактовать их наравне с большевиками. ОУН приступает к борьбе с новыми оккупантами. После сентября немецкое колониальное давление на украинский народ увеличилось, и украинские национальные организованные силы вступили в новый период освободительной борьбы на два фронта — против коммунистов и фашистов [42; с.28].

Однако реально конференция ОУН постановила следующее:

  • -  прежде всего, вести активную пропагандистскую деятельность по подготовке украинского населения к активной борьбе с оккупантами;
  • -  собирать и складывать оружие;
  • -  развернуть массовое обучение членов ОУН военному делу.

Ткаченко отмечает, что «постановление о немедленном переходе к всеобщему вооруженному сопротивлению было отклонено как несвоевременное. Дело в том, что Украина попала под немецкую оккупацию в совсем иной исторической ситуации, чем Польша, Франция или Югославия. Эти страны имели до войны собственные вооруженные силы и спецслужбы, которые хотя и не выстояли в открытом противостоянии, но могли вести партизанскую борьбу. Украина же не имела своей армии, а главное — опытных кадров, специалистов. Кроме того, в своей деятельности украинские националисты не могли, надеяться даже на минимальную помощь извне. Между тем вооружённая борьба с немецкими оккупантами в Югославии, Франции и Польше опиралась на эффективную помощь Англии, США и СССР. Украинские повстанческие отряды должны были всегда рассчитывать на свои силы, добывая все в боях. Необходимо было время, чтобы достичь того минимума, который требовался для начала партизанско-повстанческой войны» [42; с.13,14].

В апреле 1942 г. II конференция ОУН «Б» постановила не растрачивать энергию на мелкое партизанство, а подготовить широкое партизанское движение. Поэтому в установлениях было сказано: «Свою политику мы строим:

а) на создании и строительстве собственных революционно-политических сил;

б) на самостоятельной, ни от кого не зависимой всеукраинской политике революционной борьбы;

в) на использовании всех возможностей и сил, которые будут благоприятствовать установлению Украинской Державы; в частности, создание широкого фронта борьбы порабощенных народов Востока и Запада Европы (в 1943г. был создан антибольшевистский блок народов (АБН). — прим. авт.);

д) московско-большевистской международной концепции — интернационалу и немецкой — так называемой «Новой Европе» мы противопоставляем концепцию справедливого национально-политическо-хозяйственного переустройства Европы на основании свободных национальных государств под лозунгом «Свобода народам и человеку!»43.

В распространяемых среди населения изданиях и листовках ОУН «Б» писала, что с начала войны в Украине ничего не изменилось, на место одного тоталитаризма пришел другой, против которого нужно бороться. Провозглашение восстановления Украинского государства 30 июня 1941 г. показало миру, что украинцы имеют свою концепцию и готовы бороться за собственное государство, а не за «Новую Европу». ОУН Бандеры постоянно призывала население готовиться к вооруженной борьбе [10; с.13].

С начала 1942 г. малые вооружённые группы националистов проводили незначительные операции, атакуя средства связи и пути сообщения, малые немецкие отделы, склады снабжения и хозяйственные предприятия. В октябре они начали сливаться в большие военные соединения. Эти соединения, созданные ОУН «Б», приняли название — Украинская Повстанческая Армия (УПА). Помимо УПА против фашистских (немецких, венгерских, итальянских, румынских), польских формирований и советских партизан на территории Украины действовали такие военные формирования, как Полесская Сечь (с июля 1943 г — Украинская народная революционная армия (УНРА)), Самооборонные кустовые отделы (СКО), Украинская народная самооборона (УНС). Они в 1942–1944 гг. влились в ряды ОУН-УПА.

ОУН-УПА до 1944 г. вела борьбу против фашистских оккупационных войск, советских партизан и польских формирований, с 1944 г. сражалась с карательными войсками социалистического лагеря (СССР, Польша, Чехословакия). С этого времени борьба УПА с органами Советской власти значительно усилилась. Это было обусловлено жестокостью (даже садизмом не только к взрослым, но и к детям) карательно-репрессивного аппарата НКВД, мародёрством коммунистических функционеров, их моральным издевательством над мирным населением. Официально, в соответствии с постановлением кабинета министров Украины от 8 февраля 1994 г., этот период с 1944 по 1951 гг. правительство Российской Федерации также признало [10; с.22,23]. Однако в реальности в 1956 г. произошли последние бои между МГБ и УПА. Во второй половине 1950-х годов вооруженная борьба в Украине была прекращена43. Однако борьба за национальную и социальную свободу, за право украинского народа на жизнь и свободное развитие, за Украинскую Соборную Самостийную Державу не прекратилась. Она продолжалась при других обстоятельствах и другими методами.

Итак, украинское национально-освободительное движение в 20–50-х годах XX в. развивалось поэтапно:

I этап. 20-е годы — окончательное оформление националистической идеологии и консолидация ветеранов национально-освободительной борьбы 1917–1921 гг.

II этап. 1929–1939 гг. — объединение националистических организаций в единую ОУН и ее подпольная деятельность.

III этап. 1939–1956 гг. — вооружённая борьба национально-освободительных сил за восстановление независимого Украинского государства:

1) 1939 г. — оборона независимости Карпатской Украины;

2) 1940, 1941 гг. — подготовка к войне со сталинским тоталитаризмом;

3) 1941–1944 гг. — провозглашение Украинского государства и начало вооруженной борьбы против всех оккупантов. Борьба ОУН-УПА против нацистской Германии и её союзников;

4) 1944–1950-е гг. — противостояние ОУН-УПА коммунистическому режиму.

Таким образом, украинский национализм, по определению Степана Ленкавского (Провидник ОУН в 1959–1968 гг.), возник среди безгосударственного народа, чьи национальные интересы находились под особенной угрозой при одновременном росте желаний их охранять44. Следовательно, его основные истоки в межвоенный период следует усматривать в преступлениях против украинского народа (например, голодомор и пацификация), а также в попытке ликвидации как нации (румынизация, полонизация, советизация). Борьба за сохранение своей национальной идентификации явилась основополагающим фактором украинского национализма как совершенно естественное, природное явление борьбы за сохранение. В эпоху империалистических противоречий и всех отсюда вытекающих последствий только создание собственного независимого Украинского государства явилось бы гарантом свободного культурного, экономического и общественно-политического развития украинского народа и других представителей национальных меньшинств, воспринимающих идеи украинского самостийництва. Итак, целью является воссоздание Украинской Соборной Самостийной Державы (УССД), утраченной в борьбе 1917–1921 гг., на украинских этнографических территориях, на демократических республиканских началах. Как мы видим, идеология украинского национализма является не привнесенной извне, а возникла из внутренней природы украинского народа в определенных исторически сложившихся условиях.

При достижении данной цели первоочередной задачей являлась борьба за освобождение украинских этнографических территорий от оккупации. Данная задача грунтуется на бескомпромиссной борьбе со всеми врагами украинской государственности. Украинские националисты никогда не шли на какие-либо компромиссы, которые бы ущемляли национальные интересы и приносили вред делу обретения государственной независимости.

Национально-освободительное движение носило всеукраинский характер. СВУ, СУМ, ОУНД, УНЦ существовали под коммунистическим режимом. УВО-ОУН действовала на всех землях Украины, однако особую силу приобрела на Западе Украины и имела контакты с восточно-украинскими националистическими организациями. Украинский национализм принял организационные формы, которые неприминули выступить в защиту украинского народа от национального, социального, экономического и религиозного угнетения иноземными поработителями и носителями враждебных идеологий.

В украинском национально-освободительном движении невозможно рассмотрение ОУН в отрыве от народных масс. Ибо народ в лице ОУН проводил борьбу за свою свободу, за право существования как нации на фоне национальной политики оккупационных властей. Народ пополнял ряды национально-революционного движения, поставлял ему средства к существованию и разведданные, всячески содействовал. ОУН как политический фактор придала народному движению организационный характер. Советское правительство, осознав всенародный характер движения, стало проводить политику, направленную на лишение его основы, т.е. самого народа. С этой целью была проведена депортация «кулацких» семей (О.Субтельный отмечает, что из «свыше миллиона украинских крестьян, экспроприированных советским режимом в начале 1930-х годов, приблизительно 850 тыс. депортировали на Север, где многие из них, особенно дети, погибли») [27; с.504,505]; были организованы голодоморы 1932, 1933 гг. (6–11 млн. чел.45) и 1946, 1947 гг. (1946 г. — 369 тыс., 1947 г. — 628 тыс. чел.46); издавались постановления, на основе которых пополнялись сталинские лагеря (например, в начале 1938 г. в тюрьмах и колониях содержались 143.819 чел. из УССР47; следует упомянуть и об умерших в лагерях за предшествующее десятилетие). Совместно с правительством Польской Народной Республики проведены в 1947 г. акции «Висла» (150 тыс. украинцев из «Линии Керзона» переселили на Северо-Запад Польши48) и «Буг-Днепр» (депортация 500 тыс. из Западной Галиции в СССР)49. К этому следует присовокупить украинские потери во II мировой войне — 13.395.000 чел. (советская эвакуация, депортация, вывоз на принудительную работу в Германию, пленные, жертвы боевых действий и эмиграция)37. Это количество в какой-то мере было компенсировано переселенцами из РСФСР (до 1953 г.) — 3.800.00037. Эти факторы, а также террор и пропаганда Советской власти являются основополагающими причинами затухания вооруженной борьбы движения сопротивления.

Акт восстановления Украинского государства, провозглашенный 30 июня 1941 г., является вполне закономерным явлением предшествовавших ему исторических процессов. Это результат деятельности националистического движения. Акт основан на воле широкой общественности украинцев в Украине и эмиграции.

Провозглашенный Акт не был признан ни одним государством, однако его воспринял украинский народ, который с оружием в руках утверждал данный юридический постулат. Из заявлений ОУН видно, что 30.06.1941 г. дало свой росток государство нового типа, проповедовавшее равноправную суверенность для каждого народа и требование одинаковых человеческих прав для каждой личности на земле, в то время как в мире господствовала расовая, национальная и классовая дискриминация. Украинский народ вынужден был утверждать действенность этого Акта. Сама идея восстановления Украинского государства предполагала Суверенную Украину, а не марионеточное государствообразование, которое сразу же признали все страны фашистского блока. Западные страны находились в затруднительном положении и тесно сотрудничали со своим союзником по антигитлеровской коалиции — Советским Союзом. Они также не видели места для независимой Украины. Таким образом, ОУН-УПА предстояло добиться международного признания реальными действиями (прежде всего силой оружия) — восстановить УССД и поставить мировую общественность перед свершившимся фактом. Однако национально-освободительные силы не имели военно-экономического потенциала, позволяющего уничтожить или выпроводить тоталитарные режимы.

Однако, у такого бесперспективного на первый взгляд Акта оказались серьезные последствия. Члены ОУН и Украинского правительства перед лицом смерти и ужасов нацистских концлагерей доказали приверженность к многовековым устремлениям украинского народа к возрождению независимой Украины. Они не отозвали Акт юридически, а народные массы более десятилетия воплощали его в жизнь вооруженным путем. Провозглашение Акта воссоздания Украинского государства является логическим звеном в контексте причинно-следственной связи украинского национально-освободительного движения, которое возглавила ОУН. 

Список литературы

     1.   Тронько П.Т. Защищая Советскую Родину: Из истории борьбы комсомола и молодежи Советской Украины против немецко-фашистских захватчиков в период Великой Отечественной войны. 1941–1945. — М.: Молодая гвардия, 1979. — С. 336.

     2.   Бєляєв В.П. Я звинувачую! — Київ: видавництво політичної літератури України, 1980. — С. 154.

     3.   История Украины. — Киев: АН УССР, 1949. — Ч. II. — С. 241.

     4.   Там же. — С. 242.

     5.   Бєляєв В.П. Указ. раб. — С. 89.

     6.   Там же. — С. 87–90.

     7.   Тронько П.Т. Указ. раб. — С. 178.

     8.   Верт Н. История Советского государства. 1900–1991. — М.: ИНФРА-М, Изд. «Весь мир», 2000. — С. 338.

     9.   Там же. — С. 339.

  10.   Ткаченко С.Н. Повстанческая армия (Тактика борьбы) / Под общ. ред. А.Е. Тараса / Минск: Харвест; — М.: АСТ, 2000, — С. 10.

  11.   Jantoń Z. Ukraińska Powstańcza Armia. — http://www.twojebieszczady.pl/upa/upa1.php

  12.   Мірчук П. Нарис історії Организації Українських Націоналістів. — Т. І: 1920–1939 / За ред. С. Ленкавського. — Львів, 2003. — С. 168.

  13.   Верт Н. История Советского государства. 1900–1991. — М.: ИНФРА-М, Изд. «Весь мир», 2000. — С. 153.

  14.   Лук’яненко Л. Ґеноцид української нації. Голод у 1932–1933 роки в Україні // Злочин / Упорядник Петро Кардаш. — К.: Видавництво імені Олени Теліги, 2005. — 2-ге вид. — С. 14.

  15.   Там же. — С. 13.

  16.   Лановик Б.Д., Матейко Р.М., Матисякевич З.М. Історія України: Навчальний посібник. — Київ: Т-во «Знання», КОО, 2000. — С. 375.

  17.   Коллективизация сельского хозяйства: важнейшие постановления Коммунистической партии и Советского правительства 1928–1935. — М., 1957. — С. 423–424 (ссылка в: Лук’яненко Л. Ґеноцид української нації. Голод у 1932–1933 роки в Україні. // Злочин / Упорядник Петро Кардаш. —  К.: Видавництво імені Олени Теліги, 2005. — 2-ге вид. — С. 560).

  18.   Галкін О. І ниви багаті, і смерть в хаті // Злочин. — С. 111.

  19.   История Украины. — Киев: АН УССР, 1949. — Ч. II. — С. 220–256; История Украинской ССР. — Киев: Наукова думка, 1969. — Т. 2. — С. 350–379.

  20.   Там же. — С. 244.

  21.   Население России в XX веке: В 3 т. — Т.I. — М.: РОССПЭН, 2000. — С. 352.

  22.   Лук’яненко Л. Ґеноцид української нації... — С. 11.

  23.   Лук’яненко Л. Насильницьке переселення українців під час колективізації // Злочин. — С. 18.

  24.   Шинкола П.З. З одного села над Дніпром // Злочин. — С. 76.

  25.   Радзикевич М. Пацифікації 1930 року. Початки польської окупацiйної влади в Захiднiй Україні між двома свiтовимi вiйнами // Злочин. — С. 349–354.

  26.   Там же. — С. 528.

  27.   Субтельний О. Україна: історія. — Київ: Либідь, 1993, — С. 548.

  28.   Буртик І. Тернистий шлях Другої Дивизії УНА. — Ню Йорк, Кліфтон, 1994. — С. 3.

  29.   Винниченко В. Заповіт борцям за визволення. — Київ: Видавниче товариство «Криниця» книголюбів України, 1991. — С. 128.

  30.   Дужий П. За яку Україну боровся Степан Бандера? — Івано-Франківськ: Лілея-НВ, 1997. — С. 10.

  31.   Мірчук П. Указ. раб. — С. 92–101.

  32.   Там же. — С. 408.

  33.   Дужий П. Указ. раб. — С. 18.

  34.   Мірчук П. Указ. раб. — С. 202–229; Плющ В. Боротьба за Українську Державу під Совєтською владою. – Лондон: Українська видавнича спілка, 1973. — С. 125.

  35.   Плющ В. Указ. раб. — С. 102–105.

  36.   Держава Карпатська Україна // Альманах видавництва «Гомін України». 1999. — С. 45–58.

  37.   Трембицький В. Втрати України в 1939–1945 роках // Злочин. — С. 229.

  38.   Косик В.М. Розкол ОУН в світлі документів. — Київ: Українська Видавнича Спілка, 2002. — С. 28.

  39.   Рахманний Р. Чин української національної гідноси. У 50-річчя Акта 30 червня 1941 року //Бердій А. Українська Держава, відновлена Актом 30 червня 1941 року. — Київ, 2001. — С. 44.

  40.   Бердій А. Українська Держава, відновлена Актом 30 червня 1941 року. — Київ, 2001. — С. 14–15.

  41.   Бандера С. Перспективи Української Революції. — Дрогобич: Відродження, 1999. — С. 88.

  42.   Деятельность Легиона Дружин Украинских Националистов в Беларуси // Терен. 2005. дек. — № 3 (17).

  43.   Косик В.М. Українська Повстанська Армія. — http//: www.UkrNationalism.org.ua

  44.   Декалог і сучасний український націоналізм. — Київ: УВС ім. Ю. Липи, 2005. — С. 13.

  45.   Лук’яненко Л. Ґеноцид української нації. Голод у 1932–1933 роки в Україні // Злочин. — С. 15.

  46.   Лук’яненко Л. Звинувачення в ґеноциді // Злочин. — С. 21.

  47.   Население России в XX веке. — С. 326.

  48.   Лановик Б. Указ. раб. — С. 430; Стефаник О. 50-ліття Акції «Вісла» — примусового виселення українців із Західньої Галичини // Злочин. — С. 442.

  49.   Стефаник О. Указ. раб. — С. 441.




* ІІ Речь Посполитая — название в польскоязычной литературе Польши межвоенного периода.

** Соборность — единство всех этнографических земель.

*** Самостийность — с укр. самостоятельность, суверенность.

Фамилия автора: Ю.И.Иванцив, К.В.Григоричев
Теги: Украина
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика