Процесс политической социализации и его влияние на развитие современного общества и личности

Личность — одновременно и субъект и объект политики. Но одни люди в бльшей степени проявляют политическую активность, другие — в меньшей, а третьи вообще стараются «убежать» от политики. Одни стремятся к утверждению существующего политического строя и проявляют конструктивное политическое поведение, другие, напротив, предпринимают меры, направленные на его ниспровержение и демонстрируют деструктивную позицию. Есть и такие, которые легко приспосабливаются к любому политическому режиму и всякой власти. Такое разнообразие видов политического поведения во многом обусловлено характером политической социализации личности.

Противоречивы и мнения исследователей относительно введения в научный оборот понятия «политическая социализация». Так, А.И. Щербинин считает, что это сделали в конце 50-х годов Д.Истон и Г.Г. Хайман. Авторы словаря-справочника по политологии видят истоки теории политической социализации в учениях Г.Тарда и Т.Парсонса, а особое внимание ей стало уделяться с 50-х годов XX в. Идеи социализации пронизывают труды З.Фрейда, Дж. Мида, Ж.Пиаже, К.Юнга, Ч.Кули и других исследователей, родившихся во второй половине XIX в., а также этим термином пользовался К.Маркс. Поэтому, скорее всего, датой вхождения понятия «социализация» в научный оборот следует считать середину XIX в.

По свидетельству Е.Б. Шестопал, первая работа, прямо посвященная данной теме, вышла в США в 1959 г. Это была книга Г.Хаймана «Политическая социализация»1. В последующем интерес к закономерностям вовлечения человека в политику возрастал, вовлекая в орбиту исследований все новых специалистов в области политологии, философии, социологии, психологии. Политическая социализация является одной из сторон общей социализации личности. Понять сам процесс социализации можно при условии анализа целостной природы человека.

Политическая социализация личности — это всегда двусторонний процесс, в котором личность, с одной стороны, испытывает на себе воздействие различного рода политических субъектов, а с другой стороны, со временем сама становится в состоянии влиять на политическую жизнь общества. Актуальность этого вопроса прежде всего исходит из того, что, по крайней мере, никто не может поколебать двух очевидных положений, о которых Э.Фромм писал: «По сути, все человеческие существа тождественны. Мы все — часть Одного: мы все суть Одно». И далее: «Мы все Одно, и тем не менее каждый из нас — неповторимая, уникальная сущность. Это противоречие повторяется в наших взаимоотношениях с другими людьми».

То и другое находит свое выражение в целостности личности, в наличии и конкретно-историческом взаимодействии в ней социального, физиологического и психогенного компонентов. «Социальная доктрина сегодня конкретно сосредоточивается на человеке, — пишет Иоанн Павел II, — поскольку он вовлечен в сложную сеть отношений современного общества. Гуманитарные науки... помогают раскрыть центральное положение человека внутри общества, а также помогают ему лучше понять самого себя как «общественное существо».

Как уже сказано выше, политическая социализация личности происходит в процессе взаимодействия ее с обществом. Характер такого взаимодействия обусловлен, прежде всего, соотношением экономических, политических и других интересов человека и общества, гражданина и государства. Различная комбинация интересов обусловливает конкретные типы или модели политической социализации личности. Под типом политической социализации имеется в виду совокупность устоявшихся ценностных образцов взаимодействия личности и политических институтов общества. На него оказывает влияние совокупность ряда факторов: уровень исторического развития общества, экономические условия, политическая культура, социальная структура общества, доминирующие агенты политической социализации и др.

В общем плане тип политической социализации определяется теми стандартами политической жизни общества, которые диктуют личности определенный способ ее политического поведения, соответствующий политической культуре данного общества. В результате обеспечиваются политическая стабильность и преемственность в развитии общества. С большой степенью вероятности можно сказать: какой тип политической социализации личности господствует в обществе, таково и состояние самого общества, и наоборот, каково общество, таков и доминирующий тип политической социализации личности.

В зависимости от принятых в обществе образцов и норм политического поведения современная политология выделяет четыре основных типа политической социализации личности.

• Гармонический тип характеризуется не только принятием личностью существующих политического порядка и власти, но и уважительным отношением к государству, политической системе в целом. Личность рассматривается как сознательный и добровольный участник политической жизни, активный субъект политики. Здесь наблюдается гармония между властью и личностью, предполагается обоюдоответственное выполнение правил, норм и обязанностей: личности перед властью и власти перед личностью. Понятно, что этот тип возможен только в условиях достаточной социальной однородности, гражданского общества и правового государства. По существу, это идеальный тип политической социализации, обеспечивающий бесконфликтное развитие политической системы и личности как субъекта политики.

• Плюралистический тип предполагает толерантность по отношению к ценностям и убеждениям других людей, нормы политического поведения которых признаются равноправными. Данный тип политической социализации личности преобладает в странах политического либерализма (Западная Европа), основанного на принципах частной собственности, правах человека и демократическом устройстве общества. Личность рассматривается здесь как суверен, равноправный и независимый гражданин. Основное условие функционирования данного типа политической социализации — защищенность прав и свобод человека и всеобщая ответственность гражданина перед законом, т.е. право выступает как основание и как реальность свободы личности. Это является гарантом того, что плюрализм не превратится в анархизм и не перерастет в гегемонизм.

• Гегемонистский тип характерен для общества закрытого типа. Его сущностью является установка на резко отрицательное отношение личности к любым политическим системам и Организациям, кроме той, с которой она себя идентифицирует. Политическая социализация возможна здесь лишь на ценностях и нормах своей группы, класса, общности. Девиз политического поведения человека: «партия (нация, государство и т.д.) выше всего».

Конфликтный тип характеризуется борьбой между разными политическими группировками общества, в основе которой лежат различные, но вместе с тем взаимосвязанные интересы. В этих условиях, чтобы иметь возможность проявить себя в качестве субъекта политики, личность вынуждена присоединяться к какой-либо группе, классу, касте, клану и т.д. Другого пути у нее не существует. Данная модель политической социализации формируется при недостаточном уровне экономического развития страны, закрытости общества, его большой социально-экономической и культурной дифференциации. Главный принцип политического взаимодействия здесь — лозунг «кто не с нами, тот против нас». Сегодня эта модель политической социализации сохранилась в странах, где еще сильны социально-политические элементы традиционного общества, деление людей на кланы и касты, где сохраняются агрессивные религиозные объединения.

Учеными разных стран немало сделано по изучению процесса освоения людьми политических ориентаций и образцов поведения, т.е. по изучению процесса политической социализации. Термин «политическая социализация» впервые был введен в 1959 г. американским ученым Г.Хайменом и в дальнейшем получил устойчивое распространение в научном лексиконе.

В 1968 г. около 800 членов Ассоциации американских политологов избрали своей специальностью «политическую социализацию». Американский политолог Ф.Гринштейн утверждает, что использование этого понятия возможно при изучении: политических ориентаций у детей; норм и правил, преобладающих в обществе; влияния различных политических теорий на граждан в любой стадии их жизненного цикла; а также в ходе наблюдений за деятельностью институтов социализации, которые являются своеобразными каналами воздействия общества на человека.

Однако выявились и определенные расхождения во взглядах и подходах исследователей к анализу основных механизмов, этапов политико-социализирующего процесса, психологических аспектов вовлечения людей в политическую жизнь и т.д. Большое внимание уделяется исследованию специфики процесса политической социализации в отдельных странах, на разных этапах их социально-политического развития. Результаты этих изысканий могут быть до некоторой степени полезны при изучении проблем и особенностей политической социализации в странах постсоветского пространства.

Процесс политической социализации в странах постсоветского пространстваосуществляется двумя основными путями. Первый путь состоит в передаче новым поколениям сложившихся образцов политического сознания и политического поведения, т.е. в передаче политической культуры старшего поколения молодому поколению. Это означает, что процесс социализации носит отчасти консервативный оттенок, ибо в сознание молодого поколения внедряются те ценности, нормы и образцы поведения, которые уже освоены опытом прошлого. «Самых юных толпами гонят учиться с тем, чтобы они смогли выучить наизусть старые ритуалы, и когда они усваивают многословие старших, их объявляют взрослыми», — саркастически замечал М.Штирнер. В качестве основных агентов политической социализации в данном случае выступают такие социальные институты, как семья, армия, церковь. Другой путь политической социализации связан с приобретением личностью новых, ранее неизвестных политических знаний, с усвоением нового политического опыта. Это происходит в процессе участия индивида в политической жизни страны, а также под воздействием разных факторов. Оба этих пути политической социализации в реальной жизни тесно переплетаются, взаимно дополняют друг друга, обеспечивая стабильность политической системы.

В условиях кризисного, переходного состояния общества, при смене типов политической культуры возникают серьезные проблемы сохранения и передачи политического опыта, преемственности политических институтов, норм и ценностей. Именно это сегодня и наблюдается. В условиях трансформации политической системы возрастают роль и значение политической социализации, результатом которой должна быть новая политическая культура населения. В СССР мы имели стабильную интегрированную непротиворечивую политическую культуру общества, групп, граждан за счет эффективной социализации через семью, школу, вузы, СМИ, общественные организации и, наконец, КПСС. Однако не будем забывать о том, что эффективность политической социализации в то время обеспечивалась жесточайшим контролем в отношении институтов социализации.

Г.Юнг доказывает, что абсолютное государство, в котором индивид ищет спасения от своего растущего социального и психологического одиночества, в действительности приводит к разрушению всякого остатка индивидуальности. Человек больше не принимает каких-либо важных решений, «вместо этого им руководят, его кормят, одевают, воспитывают в качеств особой единицы».

Итак, разрушение индивидуальности являлось платой за тот психологический комфорт, который обеспечивала людям идентификация с сильным государством. С разрушением прежней политической системы разрушились и привычные каналы политической социализации. При изменении, трансформации политической системы коренным образом изменяется и политическая социализация. Верным является и обратное утверждение о том, что успех преобразования политической системы обеспечивается эффективной социализацией. У.Розенбаум выделяет тезис о том, что все правительства контролируют институты социализации. Их цель — создать массовую политическую культуру, совместимую с режимом, а когда это достигается, то сохранить эту культуру. Если в обществе происходят большие изменения (например, коммунистический режим превращается в некоммунистический), то элита модернизируется и стремится переориентировать политическую культуру через реформу образования на новые идеалы и ценности, в надежде обеспечить таким образом политический порядок.

«Воспитание и наставление начинается с самых первых лет существования и продолжается до конца жизни», — писал Платон. То же мы находим и у Ф.Ларошфуко: «Мы вступаем в различные возрасты нашей жизни, точно новорожденные, не имея за плечами никакого опыта, сколько бы нам ни было лет». От своих родителей дети получают первые уроки политических знаний и стереотипов поведения, обретают чувство любви к родной земле. Так, например, в России семья как социальный институт переживает нелегкие времена. Передача от поколения к поколению социально-политического опыта, основных норм и ценностей в переходное время протекает особенно болезненно. Среди представителей среднего и старшего поколения преобладают прежние ценностно-политические ориентации, традиционные стереотипы политического мышления и поведения, что неизбежно вступает в противоречие со многими устремлениями и установками подрастающего поколения. Молодежь, с присущим ей максимализмом, стремится вырваться из-под «власти отца» и в семье и в обществе. Молодое поколение лучше адаптируется к новым социально-политическим реалиям, и происходит разрыв поколений. Стабильность социально-политического развития страны возможна лишь в сочетании новаций и традиций как взаимосвязанных сторон культуры общества. В противном случае Россия в очередной раз может пережить национальную трагедию.

Чрезвычайно важна для политической социализации школа. За последнее десятилетие формировавшаяся долгие годы система школьного и внешкольного образования разрушилась. Мало осталось детских кружков, студий. Практически бездействуют некогда массовые детские и молодежные организации, занимавшиеся ранее патриотическим воспитанием молодого поколения. Миллионы детей оказались предоставленными сами себе. Образовавшийся вакуум породил безнадзорность и беспризорность детей и подростков, привел к чудовищному росту преступности, к наркомании среди подростков (согласно статистике, и среди детей младшего школьного возраста) и т.д. Все это заставило всерьез задуматься над возникшими проблемами. Кое-где уже восстанавливается деятельность детских и юношеских организаций. Возрождается традиция скаутского движения. Под эгидой МВД и армейских подразделений начали действовать военно-спортивные и военно-патриотические лагеря, в том числе и для трудных подростков. Лидеры детских организаций, учителя, воспитатели в лагерях оказывают немалое влияние на формирование личности ребенка. При этом социализация, осуществляемая в школе, в среде сверстников может существенно отличаться от домашнего воспитания. Как положительный опыт в формировании у подрастающего поколения гражданских качеств следует отметить, что изданы новые учебники по общественным дисциплинам, в школе введен курс «Граждановедение».

Политической наукой уже накоплен немалый опыт по изучению эффективности политической социализации детей. Доказано, что полученные в детстве знания о политике оказывают существенное влияние на будущие воззрения и политическое поведение индивидов, а значит, и на функционирование политической системы общества в целом. Уже в детском возрасте складывается разное личное отношение к политике — либо как к процессу борьбы за господство, в ходе которой приемлемы самые разные методы и средства и возможны уступки в вопросах морали, либо как к законопослушному поведению и легитимной деятельности (возможно и формирование аполитичной личности).

Переработка образования включает в себя изменение содержания и структуры гуманитарных дисциплин в школах и вузах. Однако новые ценности и нормы не возникают лишь под влиянием новых учебников и учебных программ. Результат в значительной степени зависит от состава учителей и педагогов, а они, в большинстве своем, остаются носителями прежней, советской политической культуры. Большинство взрослых воспроизводят политические ориентации, полученные в детстве. И учителя не являются исключением. Процесс изменения ориентиров политической социализации в системе образования идет в основном стихийно, а следовательно, возрастает вклад иных каналов политической социализации.

Всегда большую роль играла армия. Весьма многогранной и в целом плодотворной была деятельность различных военно-спортивных и военно-патриотических организаций, в которую в той или иной степени были вовлечены миллионы людей. Армия обязана играть определенную роль в воспитании чувства гражданственности, патриотизма, преданности своей Родине. При активном участии воинских частей в стране возрождаются военно-исторические клубы. Ряд политиков заявляет о необходимости возрождения системы военно-патриотического воспитания. Реформирование армии, отказ от использования ее при разрешении внутренних конфликтов, обращение к героическому прошлому страны, образам выдающихся отечественных полководцев, многочисленным примерам беспредельного мужества защитников Отечества — все это должно сыграть положительную роль. Важно, чтобы в результате всех преобразований военнослужащие (от солдата до маршала) чувствовали себя полноправными гражданами своей страны, несущими ответственность за ее судьбу.

В настоящее время идет напряженный поиск оптимальной модели взаимоотношения между государством и религиозными объединениями. Останавливаться на советской модели взаимоотношения государства и церкви нет необходимости. В большинстве же стран Европы всеми способами стараются поддержать историческое вероисповедание граждан, хорошо понимая зависимость между традиционной религией и государственностью, четко осознавая, что от духовного единства в немалой степени зависит и сила государства. Это, например, такие страны, как Греция, Ирландия, Швеция, Англия, Испания и др.

В США все религиозные организации отстранены от светской жизни на фоне вероисповедного нейтралитета государства. Но это вовсе не означает отчуждения церкви от общества. Как отмечает американский исследователь Дж. Уилсон, «официальное отделение Церкви от Государства не является фактическим». Более того, в США есть социальное, и даже политическое, партнерство государства и религиозных кругов, прежде всего протестантских. Американское государство рассматривает религию как средство поддержания социального порядка и консенсуса в обществе. Слова «In God We Trust» («Мы полагаемся на Бога»), появившиеся в 1865 г. на американских денежных знаках, стали национальным девизом. Многие политические и религиозные деятели активно проводят мысль, что быть верующим — означает быть хорошим гражданином, а участие в религиозной деятельности является признаком включенности в политическую систему страны. На местном уровне в церковный актив входят в основном представители среднего класса, активно проповедующего основные ценности американского общества и заинтересованного в сохранении его стабильности.

Во многих странах важной является проблема многонациональности, полиэтничности.

Представляет интерес трактовка американскими исследователями понятия «гражданская религия» (civil religion). По словам Дж. Уилсона, «гражданская религия» рождается в гуще народной жизни и проявляется в приверженности ценностям и идеям, отражающим в повседневной жизни верность национальной цели, морали и традициям общества. По сути дела, «гражданская религия» — это своего рода интерпретация различных верований.

Умелое использование политической символики придает эмоциональный накал восприятию политических знаний, постижению исторических свершений, пробуждает в гражданах чувство гордости за свое Отечество, информационную открытость в обществе. Недостаток достоверной информации ведет к отчуждению власти от общества и не способствует формированию гражданских качеств личности. Одной из основных задач в этом направлении является диалог власти, гражданского общества и средств массовой информации. К сожалению, СМИ больше внимания уделяют подчас отрицательным явлениям (неудачи лидеров, скандалы и т.д.), что формирует негативное отношение к политике и политикам, вызывает нездоровый скептицизм, нигилизм. Трудно рассчитывать на реальные успехи в формировании чувства гражданского долга и ответственности без повышения требовательности к уровню культуры.

В связи с глубокими социально-экономическими и политическими изменениями, происходящими сейчас в современных странах, существует проблема ресоциализации — весьма острая проблема. И обусловлено это, прежде всего, тем, что, как отмечают политические психологи Л.Я.Гозман и Е.Б.Шестопал, ресоциализация «предполагает не просто освоение новых социальных ниш, а переучивание тому, что было прочно усвоено в детстве и юности и что составляло фундамент данной личности»2. При этом ресоциализация проходит с большими затруднениями. Каждая возрастная группа требует своего подхода. Кроме того, немало проблем возникает в силу идеологических причин. Новые демократические ценности, приобретя официальный статус, должным образом не систематизированы и не передаются адекватно от политической системы к личности

Осваивать политическую культуру — это означает учиться политике, ибо политика и есть проявление культуры, становиться активным участником политической жизни, формировать в себе политическое сознание и самосознание, овладевать политическим мышлением. Цель процесса политической социализации — обеспечить бесперебойное функционирование политической системы при смене поколений в политике и способствовать становлению гражданина, который не подвержен колебаниям политической конъюнктуры и готов сам принимать решения по важнейшим вопросам.

Однако процесс социализации как освоение людьми политической культуры реально осуществим лишь при условии заинтересованности в нем политического режима, ведущих политических сил и при подлинно демократическом климате в обществе. В период преобразования общественно-политической системы усложняются и изменяются требования к процессу политической социализации, который осуществляется в системе среднего и высшего образования (этот процесс является основополагающим в социализации).

Особенности политической социализации в нашем обществе сегодня обусловлены прежде всего его переходным состоянием и общей нестабильностью. Модель «политической поддержки», о которой сказано выше, в большинстве современных стран неприменима. Страны постсоветского пространства поражены системным кризисом, охватившим все сферы общественной жизни: экономическую, политическую, социальную и духовную. Экономические реформы буксуют. Динамика социальной стратификации крайне неблагоприятная. Неуклонно растет пропасть между богатством и бедностью; среднего класса — основы стабильности государства — у нас нет. Перманентные забастовки, голодовки, марши протеста, пикеты — неотъемлемая характеристика сегодняшней социально-политической жизни.

Подводя итоги рассмотрения основных концепций политической социализации, можно сделать следующие выводы. Интерес исследователей к политической социализации не ослабевает, идет накопление и углубление знаний об этом общественноведческом феномене. В целом разные точки зрения можно свести к следующим трем моделям: «присвоение социального», «индивидуализация», т.е. социальное созревание, «политическая дидактика». В зависимости от конкретной исторической ситуации в обществе исследователи акцентируют внимание на отдельных моделях или их модификациях.

Все перечисленные изменения в общественном бытии вызвали крутую ломку в сознании людей. Произошла утрата старых ценностей и установок, в том числе и политических, у большинства населения, а новые еще не сформировались. Ситуация экзистенциального вакуума, связанная с потерей смысла жизни, никчемности своего существования, стала реальностью для многих членов общества. В стране растут наркомания, алкоголизм, преступность и суицид. Вместе с тем происходит тотальное отчуждение населения страны. Нарастает чувство неуверенности, отчаяния и страха перед будущим. Политическая психология народа все больше характеризуется пессимизмом и негативизмом.

Все это непосредственно воздействует на процессы политической социализации личности. В советское время партия коммунистов была единственной «руководящей и направляющей силой общества», охватывающей своим влиянием и контролем деятельность всей системы политического воспитания и образования — от университетов марксизма-ленинизма до политических кружков пенсионеров ЖЭКа, а также и такие важнейшие институты политической социализации, как дошкольные учреждения, школы, вузы, производственные коллективы, армия. Теперь же, при наличии огромного числа конкурирующих и часто маловлиятельных политических партий и организаций, политическая социализация осуществляется стихийно и противоречиво. Основным ее типом является конфликтный. При этом человек все чаще теряет смысл и ценность политической жизни. Он все больше находится в постоянном противоречии с политической реальностью, которую ему трудно понять в силу ее неопределенности и неясности. Отсюда и все нарастающий процесс политической дезидентификации личности.

Выход из сложившейся ситуации зависит от успехов в экономике. Пока не начнет эффективно работать производство, пока не будет вовремя выплачиваться заработная плата, пока не улучшится благосостояние народа и не сформируется на этой основе мощный средний класс, до тех пор ни о какой гармонической модели политической социализации не может быть и речи. Переход к такой модели требует общности или хотя бы совпадения основных интересов, а этого нельзя достигнуть, не ликвидировав пропасть между богатством и бедностью. До тех пор пока в стране не будут положительно решаться социально-экономические проблемы, люди, в том числе находящиеся на начальных этапах политической социализации, будут совершенно по-разному воспринимать политических лидеров, власть, правительство и само государство. Одни будут говорить «это наше правительство», другие — «это их правительство». Без единства общества, без гармонизации его интересов невозможен бесконфликтный тип политической социализации, ее институтов. В условиях экономической и политической неопределенности люди даже в одной социальной среде придерживаются порой разной политической ориентации. Кроме того, сами институты — семья, школа, вуз, армия находятся в состоянии глубокого кризиса.

В нормальном, цивилизованном обществе политика осуществляется для людей и через людей. Какую бы значительную роль не играли социальные группы, массовые общественные движения, политические партии, в конечном счете, ее главным субъектом выступает личность, ибо сами эти группы, движения, партии и другие общественные и политические организации состоят из реальных личностей и только через взаимодействие их интересов и воли определяются содержание и направленность политического процесса, всей политической жизни общества.

Активное участие личности в политической жизни общества имеет многоплановое значение. Во-первых, через такое участие создаются условия для более полного раскрытия всех потенций человека, для его творческого самовыражения, что, в свою очередь, составляет необходимую предпосылку наиболее эффективного решения общественных задач. Так, качественное преобразование всех сторон жизни предполагает всемерную интенсификацию человеческого фактора, активное и сознательное участие в этом процессе широких народных масс. Но вне демократии, доверия и гласности становятся невозможны ни творчество, ни осознанная активность, ни заинтересованное участие. Во-вторых, всеобщее развитие человека как субъекта политики является важным условием тесной связи политических институтов с гражданским обществом, контроля за деятельностью политико-управленческих структур со стороны народа, средством противодействия бюрократическим извращениям в деятельном аппарате управления, отделений функций управления от общества. В-третьих, через развитие демократии общество удовлетворяет потребность своих членов участвовать в управлении делами государства.

Участие в демократическом политическом процессе является способом самоутверждения человека, формирования культуры общения, навыков управленческой и самоуправленческой деятельности. По мере все более полного удовлетворения основных материальных потребностей человека, роста его культурного уровня, самосознания и самоуважения будут развиваться потребности и интересы участия в общественно-политической жизни.

Всесторонне развитый человек — это и активный общественный деятель. Чем дальше, тем в более широких масштабах общество будет сталкиваться с этой тенденцией. Предоставление личности возможностей для осознанного, активного участия в общественно-политической жизни — это способ возвышения человеческого в человеке. 

Список литературы

     1.   Шестопал Е.Б. Личность в политике. — М.: Мысль, 1995. — С. 326.

     2.   Шестопал Е.Б., Гозман Н. Политическая психология. — М.: Мысль, 1998. — С. 288.

Фамилия автора: Д.О.Семченкова, М.С.Машан
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: Политология
Яндекс.Метрика