Принципы участия адвоката-защитника в судебных действиях в системе принципов уголовного процесса

В структуре защитительной деятельности в судебных стадиях центральное место занимают цели, задачи и принципы. Не случайно принципы уголовного процесса расположены во второй главе УПК РК сразу после задач. Именно принципы определяют характер и содержание того или иного явления. «Становление всякой правовой системы начинается с одновременного определения ее целей и принципов»1.

Этимология понятия «принцип» неоднозначна. С латинского языка это понимается как «основное, исходное положение теории, науки; руководящая идея; основное правило поведения, деятельности»2. В Словаре русского языка принцип определяется в общенаучном смысле как «основное, исходное положение какой-нибудь теории, учения, мировоззрения, теоретической программы»3. Принципы могут рассматриваться применительно к следующим сферам уголовного процесса: наука уголовного процесса, отрасль и уголовно-процессуальная деятельность. В этом отношении мы не совсем согласны с мнением, что «следует различать принципы уголовного процесса как отрасли права и принципы уголовного процесса как науки»4. Нам видится, что все указанные принципы находятся в соподчинении, а применительно к науке и отрасли уголовного процесса можно судить о некотором совпадении. Принципы уголовного процесса, будучи сформулированными в науке, закрепляются в нормах и в дальнейшем выводятся из содержания норм.

В науке уголовного процесса дискуссии о форме закрепления принципов ведутся и по сей день. Так, одни ученые считали, что положения, которые в законе как таковые не сформулированы, а вытекают из ряда норм, нельзя считать принципами. Нормативными требованиями являются лишь те правила, из которых они вытекают, но не эти положения сами по себе5. Противоположной точки зрения придерживался, например, М.С.Строгович: «Различная форма выражения не меняет сущности, роли, значения основных принципов уголовного процесса, и все они сохраняют свое определяющее и руководящее значение независимо от того, выражены ли они в первой или второй форме»6. Несмотря на попытку законодательно исчерпывающе закрепить все возможные принципы, тем не менее остались нормативно не закрепленные в виде принципов в главе второй УПК РК, но реально действующие принципы, такие как диспозитивность и публичность, например. В этом плане мы присоединяемся к позиции Т.Н.Добровольской и других ученых, считающих, что «в большинстве случаев начало, определяющее существо организации и деятельности государственных органов по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел, получает прямое и полное выражение в отдельной норме закона, в других — его содержание вытекает из ряда правовых норм, каждая из которых формулирует только отдельную составную часть соответствующего принципа»7.

Исследования казахстанских ученых последних лет, которые столкнулись с жесткими рамками главы второй УПК РК, вызвали попытки иначе подойти к природе принципов, с позиций конституционализма8 или расширенного понимания формы закрепления принципов, что «не только в главе 2 УПК РК сосредоточены нормы, закрепляющие принципы уголовного процесса. Существуют положения, содержащиеся в других главах и разделах УПК РК, которые по своему содержанию и назначению являются принципами уголовного процесса»9. Поэтому мы согласны с позицией российских ученых, считающих, что «принцип не обязательно формулируется и закрепляется в законодательстве в общем виде, а является той идеей, положением, которые объединяют конкретизирующие частные нормы, регулирующие конкретные уголовно-процессуальные отношения»10. И нет необходимости снова и снова требовать нормативного оформления того или иного положения в качестве принципа, как предлагается некоторыми учеными11. Та или иная идея, прежде чем обрести нормативно-правовую оболочку, должна пройти необходимые этапы осмысления, обоснования, апробации, категоризации. Тем более что некоторые ученые в результате своих изысканий выявляют все новые и новые принципы, которые, тем не менее, не имеют процессуального закрепления12. Только в результате устойчивого повторения в реальности, подтверждения ее основополагающего характера, объективной необходимости в данном закреплении она может получить соответствующее оформление.

Отсутствие четкого нормативного закрепления в тоталитарный советский период таких принципов, как состязательность, презумпция невиновности не мешало существовать им на полных правах, так как идеология этих принципов существовала в науке и практике, ими руководствовались судьи, следователи и прокуроры. Как нам видится, при отсутствии нормативного закрепления принцип действует как идея, в рамках доктринального толкования отдельных положений эта идея также учитывается в правоприменительной деятельности. И в силу своей интегративности, абстрактности принцип не всегда может быть урегулирован нормативными положениями. Даже нормы континентальной системы права не в состоянии охватить эти категории. Всегда будут оставаться принципы, четко урегулированные, закрепленные в законе. Основа уголовного процесса, которую очевидно составляют его принципы, система его важнейших начал иногда может выходить за его рамки на глобальном общеправовом уровне. «В отличие от ординарных понятий, фиксирующих не самые существенные свойства уголовного процесса категории, как генеральные понятия, отражают главные его свойства, каковыми, кроме прочих, являются принципы процесса»13.

Таким образом, можно выявить иерархичную структуру содержания принципов, которая меняется от абстрактного — на уровне идеи применительно к науке уголовного процесса до руководящего, исходного положения — на уровне правовых норм и основного правила поведения в конкретной уголовно-процессуальной деятельности. Но в любом случае принципы сохраняют свое основополагающее положение по аналогии с принципами права и связь с целями процесса. «Принципы, так же как и цели, являются изначальными, отправными положениями для формирования правовой системы, требованиями, которым должна отвечать правоприменительная деятельность. Они (цели и принципы) взаимно невыводимы и находятся на одном (самом высшем) уровне в системе правовых понятий»14.

Принципы участия адвоката-защитника в судебных действиях относятся к третьему уровню, образуя собственную подсистему. Учитывая субъекта и цели его деятельности, имеющиеся принципы наполняются собственным содержанием, а также появляются новые. Не случайно М.О.Баев подчеркивает более фундаментальный характер уголовно-процессуальной функции по отношению к принципам деятельности профессионального субъекта. Разграничивая стратегию защиты и стратегические принципы, он подчеркивает, что последние, так же как и стратегия всего уголовного судопроизводства в целом, «однозначно предопределены самим назначением уголовного судопроизводства и принципами уголовного процесса»15.

Принципы деятельности в отличие от принципов отрасли права необязательно должны быть нормативно закреплены. Скорее, иначе — они вырабатываются в процессе научных исследований в результате обобщений, анализа и изучения правоприменительной деятельности, деятельности иных участников, в частности, профессиональных, на уровне корпоративных инициатив. Система и содержание принципов деятельности обусловлены многими факторами, но первоочередным из них является выполняемая функция, лежащая в основе процессуального статуса субъекта, первичная по отношению ко всем составляющим процессуального положения и деятельности.

Принципы деятельности соотносятся с принципами уголовного процесса, как и общее и особенное. Среди уголовно-процессуальных принципов можно выделить также наиболее актуальные в деятельности адвоката-защитника в целом, в судебных действиях в частности. Это, например, принцип состязательности, принцип обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту, презумпция невиновности, конституционные права и свободы человека, закрепленные в виде уголовно-процессуальных принципов (неприкосновенность частной жизни, жилища, собственности и т.п.), гласность, свобода обжалования, законность, обеспечение права на квалифицированную юридическую помощь. В науке уголовного процесса ученые всегда рассматривают деятельность адвоката в соотношении с теми или иными принципами уголовного процесса16.

Принципы деятельности адвоката-защитника естественно будут соотноситься с принципами уголовного процесса, с принципами организации и деятельности адвокатуры, закрепленными в ст. 3 Закона РК «Об адвокатской деятельности», с международными принципами и стандартами адвокатской профессии, с общими условиями стадии.

В уголовной процессуальной науке существует проблема соотношения принципов и общих условий не только стадии, но и всего уголовного процесса. Так, М.С.Строгович разграничивает основные принципы и принципы отдельных стадий17. Другие авторы полагают, что в системе общих условий имеются принципы процесса18. Третьи авторы, выделяя общесоциальные и общеправовые принципы, собственно уголовно-процессуальные принципы делят на общепроцессуальные и специфические, характерные для его подсистем (досудебного и судебного производства)19. Авторы очерка о развитии науки советского уголовного процесса, напротив, считают, что понятие принципов и общих условий неравнозначны. Если принципы представляют собой важнейшие и определяющие правовые положения, на которых построен весь процесс, то общие условия отдельных стадий выражают собой такие положения, которые раскрывают назначение и содержание уголовно-процессуальных институтов, характерных для данной стадии процесса. В качестве альтернативы они предлагают ввести в процесс терминологическое понятие общих условий всего уголовного процесса, поскольку ряд положений, на их взгляд, не достигая значения принципов, в то же время имеют значение для всего процесса в целом20. В связи с принятием УПК РК 1997 г. данная проблема отпала сама собой, так как в Общей части Кодекса имеется отдельная пятая глава, которая и закрепила те самые общие условия ведения производства по уголовному делу, а также общие условия уголовного преследования и основания его прекращения нашли свое отражение в главе третьей УПК РК. Как нам кажется, общие условия, какой обобщенный характер они не носят, не могут претендовать на статус принципов в силу их формализованного характера, это лишь требования закона с максимально обобщенным содержанием. На наш взгляд, общие условия есть не что иное, как концентрированное выражение процессуальной формы как всего уголовного судопроизводства, так и отдельных его подсистем и структур.

Очевидно, что рассматриваемые нами принципы деятельности адвоката-защитника в судебных действиях должны основываться не только на общепроцессуальных принципах, но также и на общих условиях как всего уголовного процесса, так и судебных стадий, в частности. Если проанализировать общие условия главного судебного разбирательства, то их можно классифицировать по их направленности: к суду, к иным участникам процесса и на организацию судебного заседания в целом. Естественно, для защитника наиболее актуальным будет содержание условия, адресованного в первую очередь ему, — это положения ст. 316 УПК РК.

Пытаясь дать анализ разработкам по рассматриваемой нами проблеме, мы обратили внимание на немногочисленность попыток в рамках уголовно-процессуальной науки разработать принципы деятельности адвоката-защитника21. На первый взгляд, достаточно существующих норм в уголовно-процессуальном законодательстве и законодательстве об адвокатуре. Но если разрабатывать принципы деятельности, то возникает необходимость анализировать ее содержательную сторону. В то же время принципы защиты или деятельности адвоката-защитника не могут ограничиваться только тактической стороной, а должны представлять собой квинтэссенцию нормативных, корпоративных и тактических наиболее общих положений деятельности адвоката-защитника в уголовном процессе.

Рассмотрим принципы организации и деятельности адвокатуры, закрепленные в законе. В качестве основания С.Тыныбеков предлагает включить в систему такие принципы, как законность, децентрализация, корпоративность. Также он предлагает расширить существующую систему принципов такими, как добровольность вступления в коллегию и выхода из нее, гуманизм, равноправие адвокатов, адекватное сочетание личных, коллегиальных, общественных и государственных интересов; гармоничное сочетание материальной заинтересованности адвоката и социальной справедливости; коллективность руководства; гласность и открытость в деятельности коллегии адвокатов; принятие коллегией по собственной инициативе любых решений, если они не противоречат закону; активное участие адвокатов в жизни коллегии; защита профессиональных прав и интересов адвокатов и внимательное отношение к их нуждам и запросам и некоторых и других22. Соглашаясь в целом с автором в необходимости расширения и дополнения указанной статьи, считаем, что предлагаемые им положения, за исключением корпоративности, децентрализации и, возможно, законности, не могут претендовать на статус принципов, закрепленных в нормативно-правовом акте такого уровня. Если проанализировать содержание приведенных автором принципов, то вполне очевидно, что они вполне уместны в своде этических правил поведения адвокатов в качестве нормативов поведения и, может быть, принципов организации и деятельности на уровне локального нормативного регулирования (Уставы, учредительные документы контор, адвокатских бюро, коллегий адвокатов, Союза или Содружества адвокатов).

Только в литературе последних лет по тактике и методике защиты в уголовном процессе предпринимались попытки формулирования принципов такого рода деятельности. В частности, Т.В.Варфоломеева принципы методики защиты именует правилами защиты23. Причем приведенная система правил-принципов несколько фрагментарна и не может отвечать по некоторым позициям требованиям основополагающих начал, элементы повторяют друг друга в содержании.

Несомненно, заслуживает внимания, но нуждается в доработке и трансформации с учетом сферы деятельности (не только тактическая, но и процессуальная, в судебных стадиях, в судебных действиях) система, предложенная Р.М.Жамиевой. Она именует разработанные положения основными принципами реализации тактики профессиональной защиты24.

В криминалистике, так же как в уголовном процессе, разработаны принципы науки25, практической деятельности26, криминалистической тактики27, тактических приемов28. Тем не менее все авторы сходятся в одном, что применительно к тактике принципы можно сформулировать как основные теоретические выводы, определяющие планирование и организацию расследования и судебного разбирательства, а также приемы проведения процессуальных действий29.

Применительно к защите О.В.Потокина приходит к выводу, что адвокат должен руководствоваться имеющимися принципами профессиональной защиты, которые выражают ее сущность и содержание, а также обеспечивают выполнение стоящих перед ней задач30. Приветствуя в целом попытку автора сформулировать систему принципов защиты, не согласимся с некоторыми из них. Принцип максимального благоприятствования интересам подзащитного вполне охватывается принципом максимализации защиты. А последний является абсолютно идентичным как по названию, так и по содержанию принципу полноты защиты. Представленная система не совсем удачна, на наш взгляд, по соображениям логичности и исчерпанности.

Представляют интерес принципы, разработанные М.О.Баевым. Правда, количество этих положений варьируется от пяти до одиннадцати, с учетом того, что некоторые принципы он относит к критериям допустимости тактических средств. При этом автор относит законность, избирательность, этичность к критериям допустимости тактических средств31, хотя на самом деле, на наш взгляд, это есть принципы тактики защиты и более того — самой защиты.

Мы актуализировали наиболее значимые принципы уголовного процесса для формулирования принципов деятельности защитника в судебных стадиях, выявили общие условия, влияющие на формирование данной системы. Требует внимания содержательная сторона принципов деятельности, учитывающая не только нормативные положения, а все многообразие защиты. 

Список литературы

     1.   Курс советского уголовного процесса / Под ред. А.Д.Бойкова и И.И.Карпеца. — М., 1989. — С. 138.

     2.   Словарь иностранных слов. — Ростов н/Д: Изд-во «Феникс», 2001. — С. 468.

     3.   Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. — М.: Азбуковник, 1999. — С. 595.

     4.   Кудрявцева А.В., Лившиц Ю.Д. О понятии принципа в уголовном процессе //Правоведение. — 2001. — № 4. — С. 163.

     5.   Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. — М., 1981. — С. 144.

     6.   Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. — М., 1968. — С. 176.

     7.   Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. — М., 1971. — С. 16.

     8.   Мусилимов А.Е. Диспозитивность в уголовном процессе Республики Казахстан: Автореф. дис…канд. юрид. наук. — Караганда, 2004. — С. 9.

     9.   Пакирдинов М.А. Обеспечение принципа неприкосновенности жилища в уголовном процессе: Дис…канд. юрид. наук. — Алматы, 2003.

  10.   Кудрявцева А.В., Лившиц Ю.Д. О понятии принципа в уголовном процессе // Правоведение. — 2001. — № 4. — С. 163.

  11.   Кузнецова Н.В. Принципы российского уголовного процесса: система, взаимосвязь и пределы / Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы междунар.науч. -практ.конф. 27–28 января. 2005. Ч. 1. — Екатеринбург, 2005. — С. 497.

  12.   Петрова О.В. Принцип допустимости доказательств в уголовном процессе (сравнительно-правовой анализ законодательства Республики Беларусь и Российской Федерации) // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы междунар. науч. -практ. конф. 27–28 янв. 2005. Ч. 2. — Екатеринбург, 2005. — С. 175; Багаутдинов Ф.Н. Принцип незлоупотребления процессуальными правами в уголовном судопроизводстве // Там же. Ч. 1. — Екатеринбург, 2005. — С. 69.

  13.   Курс советского уголовного процесса / Под ред. А.Д.Бойкова и И.И.Карпеца. — М., 1989. — С. 140.

  14.   Там же. — С. 139.

  15.   Баев М.О. Тактические основы деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. — Воронеж: Воронежский госуниверситет, 2004. — С. 29.

  16.   Крикщунас Р. Некоторые дискуссионные аспекты реализации адвокатами принципа состязательности в досудебном разбирательстве Литвы // Федеральное законодательство об адвокатуре. Практика применения и проблемы совершенствования: Материалы междунар. науч. -практ. конф. 13 июля 2004. — Екатеринбург: Изд-во Урал ун-та, 2004. — С. 175; Лазарева В.А. Некоторые вопросы реализации участниками конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи // Там же. — С. 184; Панькина И.Ю. Некоторые проблемы реализации принципа состязательности по УПК РФ // Эволюция права и закона как фактор изменения криминалистики: генезис профессиональной защиты и представительства. — Екатеринбург, 2003. — С. 154.

  17.   Строгович М.С. Указ.соч. Т. 1. — С. 124–125; Т.2. — С. 51–56, 367.

  18.   Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. — М., 1965. — С. 71–97.

  19.   Курс советского уголовного процесса / Под ред. А.Д.Бойкова и И.И.Карпеца. — М., 1989. — С. 144.

  20.   Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. — Воронеж, 1980. — С. 46.

  21.   Исключением является представленная система в работе О.В.Потокиной. «Участие защитника в следственных действиях (современные уголовно-процессуальные и тактические проблемы)»: Автореф. дис…канд.юрид.наук. М., 2001, и то — автор рассматривает в контексте тактических проблем.

  22.   Тыныбеков С. Институт адвокатуры в правовой системе республики Казахстан: Автореф. дис…д-ра юрид.наук. — Алматы, 2005. — С. 14–15.

  23.   Варфоломеева Т.В. Организацiйнi, процесуальнi та кримiналiстичнi проблеми захисту адвокатом прав пiдозрюваного, обвинуваченого, пiдсудного: Автореф. дис…д-ра юрид. наук. — Киiв, 1994. — С. 35–36.

  24.   Жамиева Р.М. Тактика профессиональной защиты по уголовным делам: Автореф. дис…канд.юрид.наук. — Алматы, 1999. — С. 21.

  25.   Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики. — М.: Юристъ, 1997. — С. 234–241.

  26.   Гинзбург А.Я. Принципы советской криминалистики. — Караганда: КВШ МВД СССР, 1974.

  27.   Коновалова В.Е. Криминалистическая тактика: принципы и функции // Криминалистика и судебная экспертиза: Респ. межвед. науч.-метод. сб-к. Вып. 22. — Киев: Вища шк., 1981. — С. 40–47.

  28.   Васильев А.Н. Следственная тактика. — М.: Юрид. лит., 1976. — С. 33; Якушин С.Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. — Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 1983. — С. 8; Доспулов Г.Г. Психология допроса в уголовном процессе. — Алматы: Ғылым, 1996. — С. 78–80.

  29.   Коновалова В.Е. Криминалистическая тактика: принципы и функции — С. 44.

  30.   Потокина О.В. Участие защитника в следственных действиях (современные уголовно-процессуальные и тактические проблемы): Автореф. дис…канд. юрид. наук. — М., 2001. — С. 18.

  31.   Баев М.О. Тактические основы деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве России (теория и практика): Автореф. дис… д-ра юрид. наук. — Воронеж, 2005. — С. 8.

Фамилия автора: Б.А.Жакупов
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика