Причины и факторы, способствующие вовлечению детей в коммерческую сексуальную эксплуатацию

Случаи коммерческой сексуальной эксплуатации детей (КСЭД) в Казахстане имеют место в результате влияния ряда факторов и причин. На уровне макрофакторов, влияющих прямо либо косвенно на КСЭД, можно рассматривать экономические, демографические и социальные процессы, происходящие в стране. Длительный социально-экономический кризис, предшествующий современному этапу развития Казахстана, привел к увеличению за этот период числа бедных, социально незащищенных и неблагополучных семей, а также бездомных, тяжело пьющих и наркозависимых людей, что способствовало росту количества детей, вовлекаемых в КСЭД.

Социально-экономические трудности переходного периода способствовали снижению доходов бльшей части населения Казахстана. Несмотря на некоторое снижение за последние несколько лет количества бедных в целом, в настоящее время в республике имеется все еще значительное число семей с низкими доходами. Доля населения с доходами ниже величины прожиточного минимума 2002 г. составляла 24,2 %. К имеющимся бедным семьям добавляются те, у которых либо кормилец теряет работу, либо находится в продолжительном неоплачиваемом отпуске. Прогрессирующая бедность увязывается с факторами потери права на получение материальной помощи по безработице, обесценения по причине инфляции заработной платы, мизерной пенсии и других социальных выплат.

Вполне очевидно, что бедность не могла не затронуть детей и подростков. В труднейших материальных условиях находятся прежде всего большинство матерей-одиночек, семьи с детьми-инвалидами, с родителями-инвалидами, семьи с малолетними (до 3-х лет) детьми, семьи безработных, имеющих несовершеннолетних детей, многодетные семьи. Социологические исследования по проблемам семьи показывают, что 48 % населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, состоят из семей, имеющих более пяти человек. Высоким является удельный вес расходов на питание (в 2003 г. он составил 47 % общих потребительских расходов с табаком и алкоголем или 43,5 — без табака и алкоголя). Известно, что повышение доли расходов на питание по сравнению с другими расходными статьями в семейном бюджете всегда означает ухудшение материального положения и увеличение числа бедных. Около полумиллиона домохозяйств возглавляются женщинами, имеющими детей, в то же время средняя заработная плата женщин значительно ниже, чем у мужчин (в 2002 г. она составляла 61 процент). Причина в том, что женщины, как правило, работают на более низкооплачиваемых должностях, даже в таких традиционно женских отраслях, как здравоохранение и образование.

Заметно ослабли в последние годы роль и функции в Казахстане семьи как основного института социализации детей. В настоящее время в стране, по данным переписи населения 1999 г., порядка 3,5 миллиона семей. Средний размер семьи четыре человека. 11 процентов домохозяйств, или 445 тысяч, состоят только из матерей с детьми, из которых почти две трети — из матерей с несовершеннолетними детьми. Почти 700 тысяч человек (6,4 %) разведенных и разошедшихся. Около 1 миллиона человек (9,1 %) являются вдовыми, причем женщин-вдов почти в шесть раз больше, чем мужчин, в основном за счет старшего и пожилого возраста. В результате около 850 тысяч человек, или 6 процентов населения, живет вне семьи. Неполные семьи считаются дисфункциональными, так как они сталкиваются со специфическими трудностями при осуществлении своих функций. Большинство таких семей имеют характеристики «бедных» и «зависимых от пособий». В этих семьях высок риск попадания в низкодоходные группы населения в связи с единственным кормильцем.

Следующая социальная характеристика, которая требует внимания общества к неполной семье с несовершеннолетними детьми, связана с качеством здоровья последних. Общеизвестно, что дети из неполных семей значительно чаще, чем из полных, подвержены острым и хроническим заболеваниям, протекающим в более тяжелой форме. За последние пять лет общий уровень детской заболеваемости в Казахстане возрос на 16,3 %. В 1,8 раза участилась регистрация болезней крови и кроветворных органов, в 1,6 раза — нервных и эндокринных заболеваний, нарушений обмена веществ. В два раза чаще стали напоминать о себе болезни костно-мышечной системы. И в данном случае мы вновь сталкиваемся с ситуацией, когда даже самые корректные и объективные статистические данные не всегда отражают реальное положение вещей. По итогам 2002 г. общая заболеваемость детей в сельской местности республики была в два раза ниже, чем в городе. Между тем можно утверждать, что такие показатели на самом деле говорят не о здоровье детей, а о низкой доступности на селе медицинских услуг и медицинского наблюдения, о слабой технической оснащенности медучреждений и недостаточной квалификации специалистов. Этот простой вывод подтверждает та же статистика, которая официально свидетельствует о гораздо более высокой заболеваемости анемией именно в сельской местности. Основа этой болезни та же, что и у очень многих других недугов — недостаточное и некачественное питание, неудовлетворительная экологическая обстановка, другие проявления социального неблагополучия. Наконец, продолжается рост числа заболеваний, обусловленных падением моральных устоев и распространением вредных привычек. Достаточно сказать, что по всей республике среди детей и подростков отмечается увеличение психических расстройств, вызванных упо­треблением алкогольных и наркотических веществ.

Еще одной причиной роста КСЭД является деформация системы социальных институтов образования и воспитания детей, социального контроля со стороны государства (прежде осуществлялось с момента рождения ребенка и гарантировало определенный уровень социальной защиты — общее среднее образование, бесплатную медицинскую помощь, трудоустройство, летний отдых, внимание к семьям риска и т.д.).

Анализ современных условий выявил серьезные проблемы функционирования такого важнейшего социального института, как школа. Социально-политические и экономические преобразования в еще большей степени, чем другие социальные институты, затронули общеобразовательную школу. Результаты переписи населения 1999 г. показали, что несмотря на выросший в целом уровень грамотности населения (с 97,5 до 99,5 %) и рост количества людей с высшим образованием, в стране произошло увеличение доли лиц, не получающих среднего общего образования. По данным переписи в возрасте 18 лет 18,8 % молодежи не имели среднего общего образования, в возрасте 20–24 года — 13,2. Каждый десятый подросток после окончания 9 классов нигде не учился. Так, в феврале 1999 г., по данным переписи населения, нигде не учились, не имея среднего общего образования, 10,8 % 16‑летних подростков и 12,5 — 17-летних. Расчеты, проведенные по данным за 1999–2000 учебный год, показывают, что не были охвачены обучением 7,9 % 15-летних подростков и 4,3 — 14-летних. В стране сложилась ситуация с сокращением возможностей получения среднего общего образования. Обездоленность населения по этому показателю варьирует по регионам в 1998–1999 и 1999–2000 учебных годах от 4–5 до 14–16 %. Значительную роль в снижении охвата на уровне обязательного образования сыграли такие факторы, как уменьшение затрат на образование, резкое ухудшение материального положения семей. Сфера образования недофинансировалась в 1997 г. на 7 млрд. тг, а в 1998 г., при потребности 75,6 млрд. тг, из бюджета было выделено 52,7 млрд. тг. Из-за недостатка школьных помещений все еще значительная часть учащихся занимается во вторую и третью смену, причем удельный вес их с каждым годом увеличивается — с 30 % в 1994–95 учебном году до 34 — в 1999/2000 учебном году. Только 42 % из казахстанских школ располагаются в приспособленных помещениях, почти каждая четвертая школа нуждается в капитальном ремонте, лишь в каждой десятой сельской школе имеются медпункты. Только 28 % учащихся получают горячее и 44 — общественное питание. В 2001 г. в 554 населенных пунктах республики вообще отсутствовали школы, в 625 селах не имеются средних и в 593 — основных школ. Вследствие этого более 25 тыс. школьников нуждаются в ежедневном подвозе, около 5 тыс. детей добираются до школы самостоятельно, преодолевая до 3 км.

Снизилась роль и профессионального образования детей и подростков. Под лозунгом «оптимизации» за период с 1994 г. было закрыто 96 училищ, контингент учащихся сократился на 33 %, а выпуск квалифицированных рабочих — почти в два раза. Оценка профессионального образования в Казахстане показывает, что нынешняя система пока еще недостаточно дает учащимся новые умения и квалификацию, высокий уровень мастерства, гибкость и мобильность в поиске работы, предпринимательские навыки. Значительное число выпускников с начальным и средним профессиональным образованием оказываются невостребованным на рынке труда. Лишь в лучших профшколах и лицеях показатель трудоустройства выпускников сразу после завершения обучения достигает, по оценкам, 75–80 %. Ежегодно примерно от 70 до 90 тыс. выпускников общеобразовательных школ не имеют возможности продолжить профессиональное обучение, из них более половины становятся безработными. На рынок труда ежегодно попадает до 20 % молодежи, не имеющей никакой профессии и квалификации, причем только около 18 % из них могут рассчитывать на получение малоквалифицированной работы.

Росту КСЭД способствует и кризис в системе воспитания. В советский период развития воспитательная работа в школе была подкреплена и усилена системой внешкольных детских и юношеских учреждений. Общественные структуры в свое время играли огромную роль в нравственном, духовном воспитании молодежи. После распада СССР система формальных и неформальных воспитательных учреждений для детей и молодежи развалилась. Отсутствие пионерских и комсомольских организаций способствовало тому, что ученические коллективы и молодежь оказались вовлеченными в уличную стихию.

Показательными являются результаты опроса, проведенного казахстанским исследователем Ш.Е.Джаманбалаевой, в ходе которого экспертам-специалистам по проблемам противоправного поведения несовершеннолетних и организации воспитательного процесса в учебных заведениях было предложено оценить степень негативного воздействия тех или иных социальных факторов на жизненные установки, ценностные ориентации, конкретные действия подростков. В результате экспертного опроса было выявлено следующее:

а) отрицательное влияние на формирование современных образцов поведения несовершеннолетних оказала смена идеологий, на что указала пятая часть экспертов; на влияние ощущения свободы, которая понимается как вседозволенность, указали 37 % экспертов;

б) следует учесть, что на криминализацию отношений, в которые попадают многие молодые люди, существенное влияние оказывают негативные социальные последствия проводимых в казахстанском обществе рыночных реформ. На образец быстрого роста доходов значительного слоя новых преуспевающих бизнесменов как фактор криминализации подросткового сообщества указали 25 % экспертов, материальную необеспеченность семей — 33;

в) широко распространенным явлением и фактором, углубляющим криминогенное влияние на молодежь, становится социальная дезадаптация. Она превращается из сопутствующего фактора в важнейшую детерминанту такого влияния. Следует признать, что в нашем обществе складываются предпосылки для существования «мира отверженных», в том числе и значительной части детей, подростков, молодежи. Некоторые из них уже стали «изгоями» общества, которое не только не в состоянии обеспечить им получение нормального образования и медицинского обслуживания, но и хотя бы накормить, одеть, обуть. На «отношение к детям в стране в целом» как фактор социальной дезадаптации несовершеннолетних указали 35 % экспертов, на «ослабление внимания городских административных и властных структур к проблемам трудных детей и семей» указал каждый пятый;

г) на издержки системы общего среднего образования как фактор обострения проблемы неблагополучных несовершеннолетних указали 17 % экспертов, на низкий уровень правовой культуры подростков — 42;

д) кризис семейно-брачных отношений разрушающе, дезадаптационно воздействует на психику подростка — влияние этого фактора отметили в числе детерминирующих более половины участников опроса (55 % экспертов);

е) достаточно веской причиной отклоняющегося поведения подростков является проблема неорганизованного досуга. На отсутствие условий для самореализации подростков в общественно полезных сферах деятельности, их безделие, незанятость как факторы обострения асоциального поведения указали 47 % экспертов.

Следующий фактор КСЭД — несовершенство организации системы социальной защиты детей в стране, слабое сотрудничество между государственными и негосударственными организациями, работающими в области борьбы с КСЭД.

Охрана семьи, материнства и детства семьи всегда являлась и является приоритетным направлением государственной социальной политики в нашей стране. Однако в определенные периоды уровень реализации этой приоритетной политики был разным, исходя из тех экономических реалий и экономических возможностей страны, которые у нее имелись. В особых мерах защиты государства нуждаются наиболее социально уязвимые слои населения — многодетные и неполные семьи, лица, занятые уходом за детьми и имеющие доход ниже черты бедности, и дети-инвалиды. Несмотря на увеличение выделяемых сумм, из года в год в нашей стране наблюдалось сокращение доли социальных расходов по отношению к валовому внутреннему продукту. За последнее время появились признаки постепенного изменения ситуации. Наблюдающееся оживление экономики, реализация социальных программ позволили государству приступить к частичному восстановлению былой масштабной инфраструктуры, нацеленной на охрану семьи, материнства и детства.

На начало на 1 января 2004 г. в Республике Казахстан проживали 4708273 детей, что составляет 31,5 % от населения страны (14951200 — общая численность население Казахстана на это же время). Попадая в трудную жизненную ситуацию, ребенок становится потенциальной жертвой разных форм криминальной эксплуатации, одной из наиболее тяжелых форм которой является КСЭД. В КСЭД вовлекаются дети из всех социальных слоев населения, в том числе и благополучных, но к основным группам риска можно отнести следующие категории:

-  дети-сироты;

-  безнадзорные и беспризорные дети;

-  дети-инвалиды;

-  дети, подвергшиеся насилию в семье;

-  несовершеннолетние преступники и правонарушители;

-  дети, вовлеченные в потребление алкоголя и наркотиков;

-  дети из бедных семей.

Рассмотрим основные характеристики детей группы риска в отношении КСЭД.

Дети, не имеющие семьи, а также дети, родители которых либо лишены родительских прав, либо находятся в заключении, либо в силу своего социально-нравственного облика не в состоянии выполнять свои родительские обязанности, составляют одну из основных категорий среди неблагополучных. Сегодня в Казахстане насчитывается около 100 тыс. детей-сирот. В детских домах, детских деревнях семейного типа, домах юношества, интернатах для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитываются около 14 тысяч детей. Свыше 70 процентов из них имеют родителей, которые находятся в заключении, розыске, на длительном лечении или лишены родительских прав. Феномен социального сиротства приобрел в настоящее время острейшую социально-экономическую и нравственную значимость, что диктует необходимость глубокого анализа социальных и психолого-педагогических аспектов данной проблемы. Сегодня трудно признать и принять как естественные такие причины сиротства, как алкоголизм и наркомания родителей (а отсюда — жестокое отношение к детям в семье, пренебрежение их потребностями и интересами); увеличение количества недееспособных родителей (в том числе из-за психических заболеваний); увеличение числа детей, рождающихся вне брака; рост социальной дезорганизации семей (материальных и жилищных трудностей родителей, безработицы родителей, нездоровых отношений между ними, слабости нравственных устоев); увеличение числа неполных семей. В 2002 г. в Казахстане 1800 родителей были лишены родительских прав, исков в суд было подано еще больше, из них всего 1–1,2 % обратились с тем, чтобы отменить эту меру.

Дети-сироты — проблемная группа, и не только в психологическом плане. Лишенные эмпатийного общения в семье, с близкими людьми, перенесшие жестокое обращение — это то, что можно считать частью начального «капитала», сопровождающего стартовые позиции. Сиротство, вызванное смертью единственного либо обоих родителей, лишением матери–отца родительских прав, относится к фактам, требующим усилий по устройству ребенка, оказавшегося в одиночестве. Обычно эти усилия завершаются успешно благодаря помощи лиц, пожелавших заменить родителей: усыновителей, опекунов (попечителей), приемных родителей. Однако сложности экономического характера невольно сокращают число тех, кто готов это сделать. Причем в особо сложное положение чаще всего попадают осиротевшие дети подросткового возраста, уже искалеченные судьбой, приобретшие за годы жизни в семье асоциальные навыки, любовь к независимости, что, естественно, затрудняет их устройство в другую семью или интернатное учреждение. Большинство сирот — это дети представителей андекласса, и сами пополняют андекласс. Воспитание в государственном учреждении, изъятие ребенка из асоциальной семьи предполагают предоставление ему возможности повысить свой статус относительно родителей (алкоголиков, наркоманов, преступников). Единицы получают высокий уровень образования, престижную работу.

Дети-инвалиды. По состоянию на 1 июля 2003 г. число детей-инвалидов до 16 лет составило 47,4 тысячи человек. В динамике инвалидности характерно снижение детской инвалидности, тем не менее, за девять месяцев 2003 г. количество детей, признанных инвалидами, хоть и меньше по сравнению с предшествующими годами, но все-таки составило 5244 человека. Повторно признаны инвалидами за этот период текущего года 11 тысяч 61 ребенок. Сегодня только 30 % детей школьного возраста, нуждающихся в подобных организациях образования, охвачены школьным образованием. В настоящее время возникла острая необходимость в обучении более 500 слепых детей. Если в 1998 г. специальных организаций образования для детей с ограниченными возможностями было 125 единиц, то в 2003 г. эта цифра сократилась до 103. В специализированных коррекционных учреждениях воспитываются и обучаются 17445 детей с ограниченными возможностями разного типа. По данным Республиканского научно-практического центра социальной адаптации и профессионально-трудовой реабилитации детей и подростков с проблемой развития (Центр САТР) 11658 детей-инвалидов никогда не переступали порог школы.

Беспризорные и безнадзорные дети. В 1997–1998 гг. детский фонд ООН ЮНИСЕФ проводил проект «Дети улицы». Представители социальных служб работали с детьми непосредственно на улице. Был сделан вывод: детская проституция лишь один из побочных эффектов детской бездомности и беспризорности и один из самых распространенных способов заработка наряду с попрошайничеством и воровством. По определению, закрепленному в Конституции европейской сети по работе с уличными детьми (ENSCW), уличные дети — это дети-подростки в возрасте до 18 лет, которые, не имея или даже и имея семью, значительную часть времени проводят на улице («живут» на улице, оказывающей на их образ жизни основополагающее влияние). С точки зрения криминологов, дети, перестающие вести так называемый нормальный образ жизни, отличаются от других тем, что жизненные цели у них смещаются в сторону психологического комфорта, компанейско-группового характера, сиюминутных удовольствий, потребительства, наживы. У них фиксируется чувство стыда, наблюдаются равнодушное отношение к переживаниям других, агрессивность, грубость, лживость, несамокритичность и пр. К этому следует добавить, что перейдя на позицию отщепенца, подросток-беспризорник теряет инициативу в усвоении более сложных форм социального поведения. Беспризорных детей исследователи относят к группе социального риска, ибо их поведение либо на грани преступного, либо уже стало таковым.

Судить о границах распространенности беспризорности в Казахстане сложно. В настоящее время ни одна официальная служба не располагает точными данными о количестве беспризорных, так как полный статистический их учет не налажен. Официальная статистика фиксирует только тех кто задерживается полицией либо попадает в специальные социальные учреждения. Косвенно о росте числа беспризорных детей свидетельствуют статистические данные о количестве детей, во-первых, прошедших через Центры временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних (ЦВИАРН), находящихся в системе органов МВД; во-вторых, попавших в детские приюты; в-третьих, находящихся на учете в подразделениях по предупреждению правонарушений несовершеннолетних; в-четвертых, совершивших различного рода преступления. Основной процент детей, проходящих через ЦВИАРНы, составляют дети, проходящие по категории «безнадзорные», их количество с 1998 г. увеличивается. Среди беспризорных и безнадзорных детей — мигранты и беженцы из соседних стран, главным образом из Центральной Азии. Дети часто являются основными добытчиками в такого рода семьях, поскольку они более успешно, чем взрослые, могут заработать — случайной работой (в основном на рынках), попрошайничеством или воровством (также большей частью на рынках).

В числе беспризорных оказываются также подростки, потерявшие семью и родителей из-за их смерти, лишения родительских прав. Следующая категория подростков, пополняющих ряды беспризорников, это дети, выброшенные из семьи, отторгнутые ею. Как правило, речь идет о неблагополучных семьях. Ряды беспризорников пополняют также подростки, сбегающие из интернатных учреждений. Причины побега объясняются, кроме всего прочего, элементарными грубыми нарушениями педагогического характера со стороны персонала интернатных учреждений. Убежав из дома от притеснения и жестокости родителей, подросток часто подвержен риску стать жертвой насилия, ограбления, оскорбления. Велика для этих детей и вероятность приобрести пагубные привычки, пристраститься к наркотикам, алкоголю, быть вовлеченным в КСЭД.

Несовершеннолетние преступники и правонарушители. В число наиболее актуальных проблем для большинства казахстанцев входит проблема обострения криминогенной ситуации. Особую тревогу вызывает рост тяжких и особо тяжких преступлений — за период с 1998 по 2001 гг. их количество возросло на 26,3 %. Казахстанскими криминологами отмечается также, что в последние годы насильственные преступления несовершеннолетних отличаются бльшей жестокостью и агрессией, чем аналогичные преступления, совершаемые взрослыми. Следует добавить, что фактором социальной дезадаптации и исчезновения «порога», разделяющего в сознании и поведении молодежи криминальные и некриминальные формы в современных условиях, становится систематическое употребление алкогольных напитков, наркотиков и токсических веществ. В последние годы резко возросло количество преступлений, совершенных группами несовершеннолетних преступников. Преступления, совершенные подростками в группе, составляют более половины всех совершенных ими преступлений. В период с 1999 по 2001 гг. количество групповых преступлений несовершеннолетних возросло на 38 %. По данным казахстанского исследователя И.В.Корзун, наблюдается тенденция привлечения к организованным преступлениям несовершеннолетних девочек. Так, доля их участия в смешанных составах групп составляет 17,5 %. По мнению других экспертов, 70 % преступлений совершается девочками-подростками в составе группы.

Серьезными криминогенными обстоятельствами, влияющими на преступность, являются пьянство и алкоголизм среди подростков. Каждое третье преступление подростки совершают в состоянии алкогольного опьянения. Вызывают тревогу резкий рост употребления подростками наркотических веществ, омолаживание наркопотребления и проникновение наркотиков в средние школы, гимназии, колледжи, лицеи.

Дети, подвергшиеся насилию в семье. Традиционно именно семья обеспечивает основы социализации детей, их экономическую, социальную и психологическую защиту, в том числе от разных форм насилия. Сегодня насилие серьезно угрожает детскому населению республики — его здоровью и благосостоянию. Среди умерших в результате насилия каждый шестой — ребенок. По оценкам специалистов, от 60 до 80 % детей подвергаются насилию со стороны родителей, взрослых и самих детей. В медицинских учреждениях в последнее время стал часто употребляемым термин «синдром жестокого обращения с детьми». Под ним понимается травма, полученная ребенком в результате наказания родителями.

В альтернативном докладе неправительственных организаций Казахстана, с комментариями к первоначальному докладу Правительства Республики Казахстан о выполнении Конвенции о правах ребенка, ратифицированной Республикой Казахстан в 1994 г. (Алматы, 2002), указывается, что в Казахстане присутствует скрытая практика плохого обращения с детьми дома: побои, голод, детей оставляют на несколько дней в неотапливаемых помещениях зимой, принуждение к проституции, эксплуатация на плантациях, принуждение к попрошайничеству в сидячей позе на асфальте в зимнее и осеннее время. Также к видам жестокого обращения можно отнести издевательства со стороны сверстников, пытки или групповой садизм. Известны случаи плохого и жестокого обращения со стороны правоохранительных органов при задержании подростков по неподкрепленным обвинениям.

Любое насилие оказывает серьезное воздействие на личность ребенка, подавляя или ломая слабую личность, а в сильной — пробуждая протест, который может выражаться в противоправном поведении. И то и другое опасно. Дети, подвергающиеся жестокому обращению, как правило, имеют низкую самооценку, которая из детства переносится во взрослую жизнь и является причиной будущих жизненных неудач и личностных проблем. Кроме того, насилие имеет тенденцию к воспроизводству, т.е. те, кто в детстве испытал насилие, став взрослыми, также проявляют его по отношению к другим людям, в том числе к своим родным и близким.

Не менее опасны ситуации, когда ребенок наблюдает за происходящим в семье насилием. Ситуация рассматривается насильственной в отношении ребенка, даже если ребенок просто знает о существовании насилия в своей семье. Жестокое обращение с детьми не только способствует обострению криминогенной обстановки и росту социальной напряженности в обществе, но и увеличивает риск того, что такие дети станут жертвами КСЭД.

Фамилия автора: Г.Т.Алимбекова
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика