Процессуальная стадия и процессуальный режим как правовые категории

Действия уполномоченных государственных органов осуществляются логически и функционально последовательно в рамках предметно обусловленной процессуальной деятельности. Процессуальная стадия является динамической характеристикой юридического процесса как специфической социальной системы, отражающей его общие закономерности и особенности конкретных отраслевых проявлений.

Назначение и сущность стадий юридического процесса достаточно исследованы с позиций различных способов правоприменения, как в общетеоретическом плане, так и в рамках отраслевых наук.

В общетеоретическом плане проблемы стадийности юридического процесса рассматриваются в целях уяснения общей динамической природы правоприменительного процесса безотносительно ее конкретных разновидностей и особенностей проявлений.

Анализ юридической литературы, посвященной проблемам стадийности правоприменения и юридического процесса, позволяет обозначить круг дискуссионных вопросов в этой научной области. Это, во-первых, вопрос о понятии процессуальной стадии и ее основных параметрах или сущностных чертах; во-вторых, о критериях классификации и соответственно о количестве процессуальных стадий.

Стадии правоприменения, по мнению С.С.Алексеева, представляют собой логически взаимосвязанные и последовательно развивающиеся ступени правоприменительной деятельности или относительно обособленные группы юридических действий (операций), выражающие последовательное развертывание содержания самой правовой формы деятельности[1]. Иначе говоря, стадийность выражает внутреннюю логику динамики правоприменения, прохождение определенных периодов юридического процесса и совершения при этом необходимых организационных, интеллектуальных, волевых и других действий.

Развернутое определение стадии юридического процесса дано В.М.Горшеневым, он рассматривает ее в качестве динамической, относительно замкнутой совокупности закрепленных действующим законодательством способов, методов, форм, выражающих или предопределяющих строгое и неуклонное осуществление процедурно-процессуальных требований, отражающих пространственно-временные аспекты процессуальной деятельности и обеспечивающих логико-функциональную последовательность совершения конкретных действий, направленных на достижение конечного, материально обусловленного правового и процессуального результата2.

Стадия, отмечает Д.Н.Бахрах, — это относительно самостоятельная часть процессуальной деятельности, необходимая для достижения общего результата, «стадии следуют одна за другой, как правило, предыдущая подготавливает последующую»3.

Важнейшей особенностью процессуальной деятельности является, по мнению Ю.А.Тихомирова, стадийность. Автор считает, что процессы имеют ярко выраженный цикличный характер и множественность специфичных проявлений в управленческой среде4.

Представители отраслевых процессуальных наук при характеристике содержания юридического процесса (процессуальной формы) пишут, как правило, о стадии как совокупности относительно самостоятельных, но и одновременно взаимосвязанных процессуальных действий или процессуальных отношений, объединенных едиными задачами и целями.

Имеются точки зрения о стадии как установленном законом порядке движения юридического дела и о стадии как поочередно сменяющихся и самостоятельных этапах процессуальной деятельности.

Юридическому процессу, как разновидности социальных процессов, находящемуся в постоянной динамике, свойственна стадийность, которая характеризует развитие любого общественного явления. Стадия — это универсальный термин, активно используемый в различных областях научного познания.

В этимологическом значении «стадия» (от греч. stadion) — это период, ступень в развитии чего-нибудь, слова «этап» (от фр. etape) и «стадия» — синонимы5, поэтому вполне оправданно определять процессуальные стадии как цепь логически взаимосвязанных моментов или этапов деятельности.

Не бесспорным в этой связи представляется взгляд на процесс рассмотрения юридического дела как системное образование, составляющими элементами которого являются стадии, этапы и процессуальные действия, находящиеся в соотношении: «Процесс состоит из ряда компонентов — процессуальных стадий, каждая стадия имеет свою структуру — она делится на этапы, этапы — на процессуальные действия»6. Поскольку с не меньшей долей уверенности можно утверждать, что процесс состоит из этапов, состоящих, в свою очередь, из стадий и т.д. Несмотря на то, что в юридической литературе применительно к временным характеристикам правовых процессов предпочтение отдается обозначению обособленных комплексов процессуальных действий понятием «стадия», представляется необходимым подчеркнуть «зыбкость» такого терминологического разграничения, обусловленного известной долей условности периодизации процессуальной деятельности и относительностью ее критериев.

Вопрос о количестве и наименовании стадий правоприменительной деятельности остается в теории процессуального права дискуссионным.

Одни ученые, занимающиеся исследованием процесса правоприменения, выделяют пять стадий, к которым относят: 1) анализ фактических обстоятельств дела; 2) выбор правовой нормы и удостоверение правильности ее текста; 3) уяснение смысла и содержания юридической нормы; 4) разъяснение юридической нормы компетентными органами, если ее смысл требует специального раскрытия; 5) принятие решения и издание акта, закрепляющего это решение7.

Другие определяют шесть стадий правоприменения. В частности, Я.С.Михаляк в числе стадий правоприменения указывает: 1) анализ фактических обстоятельств рассматриваемого случая, к которому следует применить норму права; 2) выбор правовой нормы, подлежащей к применению к рассматриваемому случаю; 3) уяснение смысла избранной нормы права, т.е. толкование применительно к рассматриваемому случаю; 4) совершение фактических действий по обеспечению реализации изданного акта применения; 5) проверка и контроль за фактическим исполнением акта применения8.

Данная точка зрения о стадиях правоприменения заметно отличается от распространенного мнения о том, что стадия принятия решения — акта правоприменения относится к числу ключевых и завершающих этапов применения права после стадий установления юридической и фактической основы дела. Особая роль здесь отводится процедурам, предназначенным обеспечивать исполнение итогового правоприменительного акта, что отвечает принципам и конечным целям реализации права.

Аналогичное мнение о превалирующем значении обеспечительной функции в правоприменении высказано Н.П.Хангаловым, который к числу самостоятельных стадий правоприменения относит последующую организацию претворения в жизнь предписаний правоприменительного акта9.

Подобный взгляд присутствует и в исследованиях Ю.Г.Ткаченко, которая, придавая большое значение функции гарантирования реализации актов правоприменения, определяет пять его основных стадий: 1) анализ фактических обстоятельств; 2) выбор нормы и удостоверение в правильности ее текста; 3) уяснение смысла и содержания юридической нормы; 4) принятие решения и оформление акта применения; 5) контроль за исполнением решения10.

Не вдаваясь в детальный анализ изложенных научных трактовок понятия и видов стадий правоприменительного процесса, уместно отметить, что различные варианты логического структурирования стадий правоприменительной деятельности определяются авторскими предпочтениями ученых, поскольку в реальности различные этапы правоприменения не разделимы во времени и тесно переплетены. Исследуя конкретную правовую ситуацию, субъект правоприменения до принятия решения одновременно устанавливает фактические и юридические основы правоприменительной деятельности. С этих позиций стадии правоприменения предстают перед нами в качестве логической структуры применения права, а не стадий реальной правоприменительной деятельности конкретных органов и лиц. К тому же не следует забывать, что выделение и специальное изучение стадий правоприменения имеет не только теоретическое, но и, в большей степени, прикладное значение в интересах совершенствования процесса реализации права.

Обстоятельства, вызывающие необходимость правоприменительной деятельности, могут быть различными в зависимости от характера юридического дела, в их числе могут быть ситуации:

а) когда субъективные права и юридические обязанности не могут возникать без властной деятельности компетентных органов, т.е. в случаях, когда закон должен действовать с учетом тех или конкретных обстоятельств, требующих установления и контроля;

б) когда имеются определенные препятствия к осуществлению субъективного права или нет добровольного исполнения юридической обязанности, в случаях, когда есть спор о праве, правах и обязанностях;

в) когда возникает необходимость в применении юридической санкции, а именно в случаях, когда не исполняются обязанности, имеются препятствия в осуществлении права и совершаются иные правонарушения11.

Результатом развития теории процессуального права можно считать вывод о возможности расширительного толкования сущности юридического процесса, не замыкающегося пределами процессуальной деятельности, осуществляемой только юрисдикционными (в том числе судебными) органами. Свидетельством этому является широкая трактовка оснований правоприменительного процесса, позитивно воспринятая в современных исследованиях, в соответствии с которой юридическим делом именуется отдельная правовая ситуация (юридическое дело), требующая реализации права в форме правоприменения.

Юридическое дело может восприниматься в двух значениях: с одной стороны, это совокупность процессуальных документов и иных материалов, сопутствующих и адекватно отражающих этапы процессуальной деятельности, с другой — юридическое дело — это по существу сам правовой случай. Некогда отрицательно относящийся к попытке отождествления юридического процесса и более емкого, на его взгляд, правопримененительного процесса С.С.Алексеев в настоящее время пишет о том, что «конкретный жизненный случай, в отношении которого осуществляется применение закона, именуется юридическим делом»12.

Определение временных рамок юридических процессов и основных моментов — это прерогатива прежде всего законодателя, ибо в правовых актах регламентируется порядок осуществления процессуальной деятельности государственных органов и должностных лиц в максимальном соответствии с логико-временной последовательностью практической реализации их полномочий в рамках определяемых процедур правоприменения.

Применение права представляет собой многоступенчатый, длящийся во времени и развивающийся в соответствии с нормами юридической процедуры процесс организационно-властной реализации права. Завершающим моментом процесса применения права всегда является принятие решения, выраженного в соответствующем акте-документе уполномоченного государственного органа или лица. Определяющим источником принимаемого решения выступают правовые нормы, являющиеся составными «единичными» элементами действующей правовой системы государства. В этом смысле правотворчество первично по отношению к правоприменению.

Правотворчество, в свою очередь, представляет собой разновидность сложной процессуальной деятельности, осуществляемое в определенной логической последовательности. Оно слагается из организационных действий уполномоченных государственных органов и лиц в рамках установленных законодательством процедур, которые имеют подобно правоприменению собственные временные, логико-структурные характеристики.

В научной литературе высказаны различного рода взгляды относительно количества стадий правотворчества и их содержания.

В наиболее обобщенном виде в правотворческом процессе можно выделить следующие основные стадии: 1) подготовка проекта нормативно-правового акта; 2) принятие (прохождение) нормативно-правового акта; 3) введение в действие нормативно-правового акта.

Возможно более дробное деление правотворческого процесса на стадии в зависимости от вида правотворчества, характера и сложности процессуальных действий.

Рассматривая правотворческий процесс в качестве особой «технологии» создания нормативных актов, В.В.Лазарев и В.И.Гранат, к примеру, различают следующие стадии: 1) нормотворческая инициатива; 2) решение компетентного органа о необходимости издания акта, выработке его проекта, включении в план законопроектных работ и т.п.; 3) разработка проекта нормативного акта и его предварительное обсуждение; 4) рассмотрение проекта нормативного акта в том органе, который уполномочен его принять; 5) принятие нормативного акта; 6) доведение содержания принятого акта до его адресатов13.

Среди вышеперечисленных стадий правотворчества вызывает возражение выделение (в данном ряду) в качестве самостоятельной второй стадии, по причине одномоментности действий органов по принятию такого рода решений, ибо под стадией подразумевается, с нашей точки зрения, комплекс действий, относительно обособленных и в то же время объединенных интересами выполнения промежуточных (поэтапных) задач процессуальной деятельности. Несомненно, такое решение органа нередко само по себе является выражением собственной нормотворческой инициативы, т.е. данное действие выполняется в пределах одноименной стадии процесса либо может быть ее завершающим кульминационным моментом в том случае, если инициатива нормотворчества исходит извне.

Считая правотворчество содержательным функционально-позитивным процессом, что «следование этапам процесса правотворчества позволяет соблюдать внешние рамки движения правового акта — от зарождения его идеи до принятия», Ю.А.Тихомиров полагает возможным выделить более детализированные стадии правотворчества, такие как: а) изучение, анализ общественных явлений и процессов, установление потребности правовой регламентации; б) определение вида органов, субъектов, правомочных принять правовые решения; в) принятие решения о подготовке правового акта; г) разработка концепции, идеи, анализа будущего акта; д) подготовка проекта правового акта (разработчиком, рабочей группой, органом); е) предварительное рассмотрение проекта акта; ж) общественное обсуждение проекта; з) официальное рассмотрение проекта акта соответствующим органом с соблюдением необходимых процедур; и) принятие правового акта, его оформление, подписание, опубликование, вступление в законную силу.

Своими структурными особенностями обладает законотворческий процесс, регламентируемый конституционно-правовыми нормами, который имеет собственные стадии процедур подготовки, обсуждения и принятия законов. Отмечая, что правовой практикой воспринято понятие «законодательный процесс», равнозначное законотворчеству, следует подчеркнуть дискуссионность этого и многих теоретических вопросов назначения, сущности и порядка осуществления данной процессуальной деятельности, которые будут рассмотрены нами в отдельном разделе исследования.

Определение стадий логической последовательности юридического процесса является одним из актуальных общетеоретических вопросов юридической науки, требующей своего разрешения на основе исследований различных практических отраслевых проявлений, возникающих в ходе конкретных процедур правоприменения, сопутствующих им правовых отношений.

Категория «процессуальный режим» относится к числу недостаточно разработанных понятий в юридической науке. Процессуальный режим в отраслевых процессуальных науках рассматривают в качестве факультативного элемента процессуальной формы, дополняющего его структурную характеристику наряду с такими элементами, как процессуальные производства и стадии.

Нередко в юридической литературе ограничительно трактуют понятие процессуальной формы, в частности, умалчивая о процессуальных режимах при комплексном рассмотрении и обобщении процессуальных форм деятельности органов государственного управления.

В теории права оперируют понятиями «правовой режим» и «правоприменительный режим». Посредством правовых режимов осуществляется правовое регулирование, действие механизма правового регулирования реализуется через особые комплексы юридических средств, называемые правовыми режимами.

Правовой режим, полагает С.С.Алексеев, можно определить как порядок регулирования, который выражен в многообразном комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействующих между собой дозволений, запретов, а также позитивных обязываний и создающих особую направленность регулирования14.

Режим насыщен многообразными правовыми средствами, поэтому он не сводится к типам регулирования. Следует принимать во внимание основные смысловые оттенки слова «режим», в том числе и то, что правовой режим выражает степень жесткости юридического регулирования, наличие известных ограничений или льгот, допустимый уровень активности субъектов, пределы их правовой самостоятельности.

Правоприменительный режим рассматривается в качестве основного элемента правоприменительного процесса, выражающего организационную сторону правоприменения как властной индивидуально-правовой деятельности, направленной на решение различного рода юридических дел. Являясь разновидностью правового режима, правоприменительный режим выражается в складывающемся на основе процессуальных норм порядке осуществления правоприменительной деятельности, определяемом сочетанием и взаимодействием запрещающих, обязывающих и управомочивающих норм права.

Процессуальный режим, по мнению В.М.Горшенева, является необходимым компонентом любой правовой формы деятельности органов государства, особенности которого позволяют раскрыть сущность так называемых «атмосферных» характеристик юридического процесса15.

В.М.Горшеневым дано определение процессуального режима как комплексно-структурного образования, имеющего сложный состав. Элементами процессуального режима, на его взгляд, являются такие структурные единицы, которые характеризуют качественные состояния юридического процесса и имеют проявления во всех без исключения правовых формах деятельности органов государства. Такими компонентами выступают: а) принципы, действующие в сфере процессуальной деятельности; б) совокупность средств и способов реализации указанных принципов; в) система сложившихся процессуальных гарантий, которые в свою очередь имеют сложный многоуровневый характер, позволяющий их разграничивать более детально16.

Безусловно, режим имеет определяющее значение в отношении рассмотренных нами иных элементов юридической процессуальной формы, а именно процессуальных производств и процессуальных стадий, ибо он предопределяет особенности и своеобразие как отдельных правоприменительных производств, так и последовательность процедурно-процессуальных действий компетентных органов в ходе юридической деятельности.

Что же касается содержания понятия «процессуальный режим», то это довольно сложный вопрос, для уяснения которого требуется исследование основных разновидностей процессуального режима и выявление специфики их отраслевых проявлений.

В подтверждение следует отметить, что процессуальный режим как правовая категория не был предметом специальных общетеоретических исследований. До настоящего времени нет однозначного понимания и дефиниции «правовой режим» как категории более высокого порядка, нежели производного от него «процессуальный режим», хотя в литературе предпринимались отдельные попытки ее общетеоретического осмысления17.

Не случайно данный термин в литературе используется при определении ряда правовых понятий без толкования (пояснения в этом контексте) его сути. Так, юридический процесс трактуют как порядок деятельности компетентных органов, урегулированный процессуальными нормами и состоящий в принятии общих или индивидуальных юридических режимов18, или, к примеру, считают, что процессуальная форма создает детально урегулированный, устойчивый, юридически определенный, строго обязательный, стабильный правовой режим производства по уголовным делам19.

В традиционных отраслевых науках успешно исследуются процессуальные режимы, отражающие специфику предметной характеристики юридических процессов юрисдикционного свойства.

Вне поля зрения остаются теоретические и практические вопросы процессуальных режимов в области позитивного правоприменения. В этом плане анализ процессуальных режимов как комплекса специфических средств и способов правового воздействия с помощью процессуальных норм на субъектов конституционно-правовых отношений представляет определенный научный интерес. 

Список литературы

     1.   Алексеев С.С. Общая теория права. — Т. 2. — М.: Юрид. лит., 1982. — С. 329.

     2.   Теория юридического процесса / Под ред. В.М.Горшенева. — Харьков: Вища шк., 1985. — С. 78.

     3.   Бахрах Д.Н. Юридический процесс и административное судопроизводство // Журнал российского права. — 2000. —№ 9. — С. 11–12.

     4.   Тихомиров Ю.А. Управленческое решение. — М.: Наука, 1972.

     5.   Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю.Шведовой. — М.: Рус. яз., 1990. — С. 760, 910; Словарь иностранных слов. — М.: Рус. яз., 1988. — С. 481, 607.

     6.   Теория юридического процесса / Под ред. В.М.Горшенева. — Харьков: Вища шк., 1985. — С. 77.

     7.   Александров Н.Г. Применение норм социалистического права. — М.: Госюриздат, 1958. — С. 9.; Пиголкин А.С. Применение права // Теория государства и права / Под ред. А.И.Денисова. — М., 1972. — С. 433–434.

     8.   Михаляк Я.С. Применение социалистического права в период развернутого строительства коммунизма. — М., 1963. — С. 24.

     9.   Хангалов Н.П. О применении советских правовых норм // Советское государство и право. — 1955. — № 1. — С. 98.

  10.   Ткаченко Ю.Г. Применение права // Теория государства и права / Под ред. А.М.Васльева. — М., 1983. — С. 341.

  11.   Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. — М., 1966. — С. 100; Он же. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. — М.: Статут, 1999. — С. 116.

  12.   Алексеев С.С. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. — М.: Статут, 1999. — С. 116.

  13.   Общая теория государства и права / Под ред. В.В.Лазарева. — М., 1996. — С. 152.

  14.   Алексеев С.С. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. — М.: Статут, 1999. — С. 372–373.

  15.   Теория юридического процесса / Под ред. В.М.Горшенева. — Харьков, 1985. — С. 151.

  16.   Там же. — С. 153–162.

  17.   Исаков В.Б. Правовые режимы и их совершенствование // XXVII съезд КПСС и развитие теории права. — Свердловск, 1982. — С. 34–39.

  18.   Тихомиров Ю.А., Талапина Э.В. Административные процедуры и право // Журнал российского права. — 2002. — № 4. — С. 3.

  19.   Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. — М., 1981. — С. 8.

Фамилия автора: Л.С.Жакаева
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика