Кластерные технологии в парадигме конкурентоспособного развития региона

Для определения терминов «конкурентоспособность страны» и «конкурентоспособность регио­на» и выявления движущих сил национальной и региональной конкурентоспособности необходимо исследование становления теории конкурентоспособности. С середины 80-х годов ХХ в. концепции конкурентоспособности стали развиваться во всем мире. В целом можно выделить три школы, фор­мирующие общую теорию конкурентоспособности стран и регионов:

-    американская — в наибольшей степени ориентированная на практические аспекты реализации программ конкурентоспособного развития экономических субъектов; основные темы исследо­ваний — территориальная организация производительных сил (анализ развития промышлен­ных и региональных кластеров как основы конкурентоспособности стран и регионов);

-    британская — основные темы исследований которой — международное разделение труда ме­жду развитыми и развивающимися странами и формы организации производства (взаимодей­ствие между глобальными цепочками добавленной стоимости, контролируемых транснацио­нальными компаниями (ТНК) и локальными кластерами, технико-экономические парадигмы в мировой экономике);

-    скандинавская — отличающаяся социально-экономической направленностью; основные темы исследований — национальные и региональные инновационные системы, экономика и регио­ны обучения.

Обобщая выводы этих школ теории конкурентоспособности, можно выделить ряд характеристик конкурентоспособного государства: (1) высокая производительность труда; (2) сбалансированный экономический рост через стабильное развитие традиционных и новых пропульсивных отраслей хо­зяйства, основанное на быстром внедрении инноваций в производство; (3) производство качествен­ных товаров и услуг, способных удовлетворить внутренний и внешний спрос; (4) рациональное ис­пользование природно-географических ресурсов (экономико-географического положения, полезных ископаемых, культурно-исторического наследия и т.п.); (5) превращение недостатков своего эконо­мико-географического положения в конкурентные преимущества исходя из концепций географиче­ского поссибилизма, т.е. творческий подход к вмененным недостаткам экономики страны, (6) и как результат — высокий уровень жизни населения. При этом основными индикаторами конкурентоспо­собности стран и регионов являются: (1) производительность труда; (2) доля экспорта страны в об­щемировом экспорте по рассматриваемой группе товаров; (3) динамика занятости населения и (4) уровень зарплат. Кроме того, анализ выделенных школ теории конкурентоспособности позволяет сделать следующие выводы:

-     конкурентные преимущества создаются и в основном используются на региональном уровне;

-    качество деятельности в регионах экономических субъектов (государства, исследовательских организаций, малых, средних и крупных предприятий) является ведущим фактором конкурен­тоспособности экономики;

-    развивающиеся на региональном уровне формы организации производства (кластеры, про­мышленные районы и др.) свидетельствуют о конкурентоспособности данных отраслей хозяй­ства страны;

-    основным объектом политики по повышению конкурентоспособности должны быть регионы и региональные формы организации производства.

Поэтому в настоящее время фокус исследований все больше перемещается в область изучения конкурентоспособности регионов. Однако механизм конкуренции между регионами существенно отличается от конкуренции между странами. В то время как страны конкурируют на основе сравни­тельных преимуществ и нижний порог конкурентоспособности у них фактически отсутствует, регио­ны конкурируют в основном на основе абсолютных преимуществ ввиду повышенной мобильности большинства наследуемых и созданных факторов производства.

В настоящее время одним из наиболее эффективных методов сглаживания диспаритетов в ре­гиональном развитии различных стран является кластерная политика. Необходимо подчеркнуть, что термин «кластер», введенный в широкий научный оборот М.Портером, использовался А.П.Горкиным и Л.В.Смирнягиным, К Фредрикссоном и Л.Линдмарком еще в 1970-х гг. для обозначения скоплений предприятий в пространстве. При этом следует отметить, что в 1990 г. М.Портер писал, что «...конкурентоспособные отрасли стран не распространены равномерно по экономике, а соединены в то, что я называю кластерами, состоящими из отраслей хозяйства страны, соединенных друг с другом различными связями» [1]. Однако позже, в 1998 г., значение термина было изменено, и кластерами назывались уже группы «географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере и характеризующихся общностью деятельно­сти и взаимодополняющих друг друга» [2; 258]. Вместе с тем, по мнению М.Портера, конкурентоспо­собность страны следует рассматривать через призму международной конкурентоспособности не от­дельных ее фирм, а кластеров. Проанализировав в течение четырех лет конкурентные возможности более 100 отраслей в десяти странах (Великобритании, Дании, Германии, Италии, Корее, Сингапуре, США, Швейцарии, Швеции, Японии), он пришел к выводу, что наиболее конкурентоспособные транснациональные компании обычно не разбросаны бессистемно по разным странам, а имеют тен­денцию концентрироваться в одной стране, а иногда даже в одном регионе страны [1].

Нечеткость в определении и сложности с выявлением границ кластеров в пространстве следует признать главным недостатком используемого термина «кластер». Это привело к тому, что существу­ет много различных толкований термина «кластер», и за кластер принимается или кластером называ­ется то, что на самом деле кластером не является. C точки зрения теории очевидно, что термин «кла­стер» утрачивает реальный смысл, все больше превращаясь в брэнд, который региональные органы государственной власти многих стран используют для привлечения иностранных инвестиций, изме­нения имиджа региона и других целей. Еще одним недостатком концепции кластеров является пока неясная роль иностранных ТНК в развитии кластеров. С одной стороны, приход иностранной компа­нии должен диверсифицировать спрос, улучшить качество производимых товаров и услуг за счет усиления конкуренции между местными фирмами, если они обнаружат более эффективно действую­щего иностранного предпринимателя. С другой стороны, иностранная ТНК вполне может захватить контроль над сбытом местных компаний, изменить в нужном направлении их специализацию и пере­ориентировать на себя функциональные связи местных фирм.

Тем не менее важно, что М.Портер не просто предложил новый термин для определения форм организации производства. Кластеры были им обозначены как новые объекты проведения государст­венной кластерной политики по повышению национальной конкурентоспособности на микроэконо­мическом уровне. Поэтому термин «кластер» в отличие от других понятий изначально получил прак­тическое значение, понятное органам власти и центрам принятия решений, что способствовало быст­рой популяризации этого термина в широких кругах.

Однако для эффективной реализации кластерной политики представляется необходимым четко определиться с терминами и разделить кластеры по наличию географической составляющей:

-    к внепространственным кластерам относятся промышленные и национальные кластеры — группы родственных взаимосвязанных отраслей промышленности и сферы услуг экономики страны, наиболее успешно специализирующихся в международном разделении труда;

-    к пространственным кластерам относятся региональные, трансграничные и локальные класте­ры — группы географически сконцентрированных компаний из одной или смежных отраслей и поддерживающих их институтов, расположенных в определенном регионе, производящих схожую или взаимодополняющую продукцию и характеризующихся наличием информацион­ного обмена между фирмами-членами кластера и их сотрудниками, за счет которого повыша­ется конкурентоспособность кластера в мировой экономике.

Идея кластерного развития получила широкое распространение в Казахстане. Рассматривая кла­стерную модель, можно отметить, что первоисточники конкурентных преимуществ, по Портеру, за­рождаются на внутренних рынках. Только национальные победители выходят на международный турнир, где конкуренция является формой борьбы глобальных стратегий.

В Казахстане необходимо проведение кластерной политики, так как ее потенциал позволит сконцентрироваться на решении ряда следующих острых проблем экономики:

-    развитие конкуренции как движущей силы повышения конкурентоспособности компаний че­рез поддержку креативных фирм и создание благоприятной среды, в которой и более слабые компании могли бы повышать свою конкурентоспособность;

-    содействие развитию и повышению инновационного потенциала малых и средних предпри­ятий, которые в основной массе формируют кластерные инициативы и региональ­ные/локальные кластеры;

-    учет местных особенностей развития и выработка эффективных адресных программ по уско­рению развития и повышению конкурентоспособности компаний на базе не наследуемых (при­родные ресурсы и т.п.), а прежде всего создаваемых факторов производства (высококвалифи­цированная рабочая сила, доступная инфраструктура и т.д.) и углубления кооперации между предприятиями для повышения производительности труда благодаря микроэкономическому подходу в кластерной политике.

Реализация кластерной политики базируется на эффективном взаимодействии между органами государственной власти и местного управления, бизнес-сообществом и научно-образовательными учреждениями, что способствует взаимному совершенствованию и повышению эффективности в ра­боте.

При выделении кластеров в Казахстане необходимо учитывать особенности пространственной структуры промышленности страны — превалирование крупных и средних предприятий добываю­щей и тяжелой промышленности, построенных в СССР в рамках теории территориально­производственных комплексов (ТПК) и в условиях специфической системы ценообразования плано­вой экономики. Несмотря на то, что пространственные кластеры могут показаться копией ТПК, при анализе этих двух концепций нами были выделены коренные различия как в теоретических построе­ниях, так и в формах организации производства. Таким образом, концепция кластеров не копирует ТПК, они также и не противоречат друг другу, но могут существовать параллельно в странах со зна­чительными диспаритетами по уровню развития и освоенности регионов.

Поэтому выделение промышленно-производственных комплексов (ППК) в Казахстане с по­мощью стандартных математико-статистических методов будет повторять исследования по построе­нию ТПК (регион — его исходные параметры — промышленная структура), только в обратной по­следовательности. Более эффективными являются исследования региональных форм организации производства в новых пропульсивных отраслях хозяйства, ориентированных на потребителя, и свя­занной с ними сферы услуг, которые развиваются в Казахстане в условиях рыночной экономики и представлены в основном малыми и средними предприятиями.

Можно выделить четыре направления реализации кластерной политики в Казахстане по отно­шению к разным формам организации производства:

1) реализация органами власти программ по развитию внепространственных кластеров;

2) развитие республиканскими и региональными органами власти существующих и создание но­вых территориально-производственных комплексов на основе использования эффекта размещения, концентрации, комбинирования и кооперирования;

3) стимулирование развития региональными органами власти пространственных кластеров;

4) содействие органов местного управления в формировании кластерных инициатив с вовлече­нием в процесс предпринимательских объединений, научно-исследовательских институтов и вузов.

В современных условиях глобализации мировой экономики усиливается конкуренция между от­дельными компаниями, регионами и странами. Однако как показывает мировая практика, самостоя­тельное и изолированное использование отдельным предприятием отраслевых и региональных кон- курентных преимуществ для завоевания рынков товаров и капиталов представляется невозможным. Поэтому участники рынка стремятся к кооперации между собой и сотрудничеству с государством, наукой и общественностью. Такое объединение различных по функциям и подчиненности структур, естественно или искусственно сформированное, позволяет добиться высокой конкурентоспособности на основе совместного внедрения инноваций, повышения производительности труда и получения си­нергического эффекта.

В экономике после начала восстановительного периода (1999-2000 гг.) основной тенденцией корпоративного развития формирования региональных социально-экономических комплексов явля­ется реализация идей использования синергических эффектов с помощью различных моделей ком- плексообразования, вертикальной и горизонтальной интеграции, оптимизации межотраслевых взаи­модействий на уровне корпораций, региональных систем и национальной экономики в целом. Данная тенденция вполне соответствует и опирается на достижение экономической науки в области регио­нальной организации экономики и формирования пространственно организованных отраслевых и межотраслевых конкурентных систем.

Основы комплексообразования, использования агломерационных эффектов были разработаны еще в советской экономической литературе, в частности, в теории ТПК, теории энергопроизводст­венного цикла, теории оптимальных межотраслевых взаимодействий. В современной западной эко­номической теории эти идеи развиваются в рамках концепции формирования экономических класте­ров.

Формирование эффективных и конкурентоспособных на мировых рынках производств, даже в сырьевых отраслях, особенно в маржинальных с точки зрения затрат регионах, чрезвычайно затруд­нительно в силу отрицательного эффекта пространственного распределения совокупного дохода от эксплуатации даже высокоэффективных природных ресурсов. В общем случае этот отрицательный эффект тем больше, чем выше потенциальная эффективность основного природного ресурса. При этом регионы, базовые для развития соответствующих производств и комплексов, оказываются в наихудшем положении среди всех потенциальных реципиентов пространственно распределенного дохода.

Изучение мировой экономической теории и практики показывает, что в современных условиях становится необходимым и возможным использование кластерного подхода как методологии иссле­дования и управления региональными социально-экономическими системами нашей страны и ее ре­гионов.

На основе сравнительного анализа различных понятий «кластер» и методологического обобще­ния мнений разных авторов может быть предложена следующая трактовка применительно к совре­менным особенностям и закономерностям развития мировой, национальной и региональной эконо­мики. Экономический кластер — это система фирм и компаний, проектных, научных и образователь­ных организаций и других хозяйствующих субъектов рыночной экономики, активно использующих инновационные методы деятельности, взаимодействующих преимущественно по принципу геогра­фической близости друг от друга и интегрированных вертикально и горизонтально с учетом органи­зационно-технологической взаимосвязанности и, в конечном итоге, функционирующих с единой целью достижения роста добавленной стоимости продукции и ее рыночной конкурентоспособности. Критерием эффективности кластеров выступает синергический эффект, распределяемый между их участниками с помощью рыночных механизмов.

Экономический кластер, возникающий и развивающийся на базе предприятий, отраслей и меж­отраслевых комплексов промышленности, является промышленным кластером. Территориальная концентрация крупных предприятий промышленности и других отраслей экономики с развитой со­циальной и производственной инфраструктурами при наличии существенных кластерных признаков может рассматриваться как территориально-производственный кластер.

Экономическими кластерами могут быть научно-инновационный, образовательный, промыш­ленный, территориально-производственный, региональный и другие системы в различных сферах рыночной экономики, в которых имеются благоприятные условия для инноваций, организационно­экономических связей, территориальной концентрации производства и развития конкурентной среды.

В результате изучения методических подходов к формированию кластеров различных типов не­обходимо использовать как качественный, так и количественный методы, при помощи которых воз­можно разработать агрегированную модель выявления потенциала кластеризации, адаптированную для казахстанской экономики.

Кластерный подход к развитию экономики означает совокупность методологических и методи­ческих положений, способов и механизмов, с помощью которых обеспечивается формирование и развитие экономических кластеров, характеризующихся сравнительно высокой устойчивостью, эф­фективностью и конкурентоспособностью на региональном, национальном и мировом рынках. Сле­довательно, кластерный подход характерен в условиях рыночной экономики, основным двигателем которой служит всеобщая конкуренция. Поэтому в условиях плановой экономики он, по существу, не применялся. Однако методология кластерного подхода во многом совпадает с методологией ком­плексного подхода к развитию экономики межотраслевых и промышленно-производственных ком­плексов.

Теорией и практикой экономических кластеров в нашей стране отечественные ученые начали активно интересоваться только в последние 3-5 лет. В результате исследователи установили, что оте­чественная теория кластеров и кластерного подхода находится на стадии изучения, хотя практика кластерного развития существует на микро — и макроуровнях в отдельных отраслях, межотраслевых и промышленно-производственных комплексах.

Сопоставляя и обобщая существующие теоретические взгляды, можно сделать вывод, что прин­ципиальные отличия между кластерным подходом и ППК-подходом обусловлены разными сущно­стями рыночной экономики и плановой экономики. Если рассматривать их в одинаковых современ­ных рыночных условиях, то эти отличия между ними в значительной мере как бы исчезают. Более того, понятия «экономический кластер» и «кластерный подход» целесообразно обогатить характер­ными чертами понятий «промышленно-производственный комплекс» и «ППК-подход». В результате первые могут применяться сознательно, по заранее разработанной целевой программе и для обеспе­чения сбалансированного и устойчивого развития региональной экономики.

Именно в силу сущностной общности кластерного и комплексного подходов в современных ры­ночных условиях продолжают успешно функционировать межотраслевые и промышленно­производственные комплексы, созданные еще в недрах плановой экономики.

В Казахстане по заказу правительства на основе использования мирового опыта кластеризации экономики в июле 2004 г. было положено начало проекту «Диверсификация экономики Казахстана посредством развития кластеров в недобывающих отраслях экономики». Подрядчиками стали амери­канские консалтинговые компании «JE Austin» и «Economic Competitiveness Group» (ECG), а науч­ным консультантом проекта — профессор М.Портер, основатель концепции кластеров [3; 58]. Экс­перты проанализировали полторы сотни секторов казахстанской экономики с позиции привлекатель­ности рынка и перспектив развития. В результате в качестве приоритетных были названы семь на­правлений: туризм, нефтегазовое машиностроение, пищевая промышленность, текстильная промыш­ленность, транспорт, металлургия, производство строительных материалов. По каждому из направле­ний разработаны и утверждены правительством программы кластерного комплекса.

В рамках выполнения проекта «Казахстанские кластерные инициативы» в Карагандинской об­ласти в качестве пилотного был выбран кластер «Металлургия и металлообработка». Вокруг класте­рообразующих компаний: АО « Арселор Миттал Темиртау» и ТОО «Корпорация «Казахмыс», представ­ляющих собой стержни черной и цветной металлургии страны, в настоящее время сконцентрирована сеть из более 200 поставщиков оборудования и материалов, а в их числе более 30 предприятий-потребителей отрасли машиностроения и металлургии, специализирующихся на металлообработке стального проката, чугуна, белой жести, катодной меди, медной катанки и проволоки [4; 45]. Эти компании активно форми­руют вертикальные технологические объединения, приобретая энергопроизводящие, угледобывающие и другие технологически взаимосвязанные промышленные объекты.

В качестве предпосылок для формирования других кластеров выступают мощный научно­исследовательский, инновационный, ресурсный потенциалы области. Формирование и развитие та­ких кластеров, как «Фармацевтика», «Производство строительных материалов», «Туризм», позволит диверсифицировать экономику региона. В частности, в ближайшей перспективе благодаря тому, что Национальным инновационным фондом финансируется проект «Арглабин», значительно увеличится производство инновационного противоопухолевого препарата. Стимулирование фармацевтического кластера позволит эффективно решать вопросы развития фармацевтической отрасли в целом. Кара­гандинская область, располагая достаточным научным и кадровым обеспечением, производственной базой, развитой аптечной сетью и удобным географическим местоположением в центральной части Казахстана, является оптимальной площадкой для становления центральным ядром фармацевтиче­ского кластера республики.

Кластер строительных материалов имеет потенциал развития на основе растущего спроса на жи­лье и представлен рядом строительных компаний и заводов, имеющих современное инновационное оборудование, позволяющее выпускать конкурентоспособную продукцию.

Такой кластер, как «Туризм», имеет все шансы на быстрое и эффективное развитие, так как ту­ристические ресурсы в Карагандинской области богаты. Проблема состоит в создании комплексной инфраструктуры и транспортной системы.

Анализ региональных кластеров — это относительно новое направление, несмотря на то, что он появился в 60-70-е годы. Лишь с начала 90-х годов количество формирования региональных про­мышленных кластеров становится достаточным для того, чтобы появились различные методы и под­ходы кластерного анализа. При этом диапазон возможных подходов весьма широк, что свидетельст­вует об отсутствии общепризнанных методик. В числе методов анализа потенциала кластеризации региона можно выделить: метод экспертных оценок (SWOT- анализ); метод специализированных ин­дикаторов (LQs); метод затраты-выпуск: инновации; теория графов / сетевой анализ; метод многофак­торного анализа конкурентной устойчивости и др.

Анализ SWOT (оценивание сильных сторон (Strengths), слабых сторон (Weaknesses), возможно­стей (Opportunities) и угроз (Threats)) часто становится первым инструментом, используемым при принятии решений, на каких полях и каким образом вести конкурентную борьбу [5; 195].

Другой распространенный метод идентификации промышленных кластеров на региональном уровне — это факторы месторасположения (location quotient — LQ), представляющие собой обычное соотношение долей занятости: долю региональной отрасли в общей региональной занятости в соче­тании с долей отрасли в общей национальной занятости.

Применяемый во многих странах ОЭСР подход, основанный на данных затраты — выпуск, ос­нован на анализе сопоставления матрицы инноваций с матрицей традиционных аспектов производст­ва. Достоинством этого метода является определение взаимозависимости между промышленными секторами при освоении инноваций. Однако он требует значительных затрат, связанных со сбором первичной информации для анализа.

Наиболее распространенными в случае, когда регионы не столь крупные, являются статистиче­ский и факторный методы анализа. Сравнительно новым способом исследования потенциала класте­ризации региона является сетевой метод связей фирм и отраслей. Основная трудность анализа регио­нальных кластеров сетевыми методами с применением графов состоит в том, чтобы найти способ ин­терпретации выявленных сложных связей, так как необходимое для этих целей программное обеспе­чение, по сути, отсутствует.

Таким образом, при достаточном разнообразии методов кластерного анализа критерием выбора того или иного метода может служить только доступность релевантных для конкретного метода ин­формации и навыков. Вместе с тем в качестве общего методологического подхода в региональном кластерном анализе целесообразно опираться на подход М.Портера, позволяющий активно использо­вать широко известный аналитический инструментарий стратегического менеджмента.

Список литературы

  1. Портер, Майкл, Э. Международная конкуренция / Пер. с англ. — М.: Междунар. отношения, 1993. — 896 с.
  2. Портер, Майкл, Э. Конкуренция: Пер. с англ. — М.: Издат. дом «Вильямс», 2005. — 608 с.
  3. ШалабековаА.Л. Применение кластеров в управлении экономикой // АльПари. — 2005. — № 3. — С. 54-58.
  4. Стратегия территориального развития Карагандинской области до 2015 года. — Караганда. — 2007. — 84 с.
  5. Лайм Фаэй, Роберт Рэнделл (ред). Курс МВА по стратегическому менеджменту: Пер. с англ. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. — 608 с.
Фамилия автора: Г.К. Кошебаева
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика