Технологические уклады как основа инновационного развития Республики Казахстан

Превращение технологии в важнейший элемент социально-экономической системы

Ученые, изучающие проблемы социально-экономического развития стран, пришли к выводу, что во-первых, развитие происходит волнообразно, в соответствии с теорией длинных волн Н.Кондратьева; во-вторых, уровень социально-экономического развития определяется воздействием множества факторов: технологических, социальных, политических, культурных и др.; в-третьих, движущей силой развития страны является уровень технологического и информационного развития.

На самом деле, современный экономический рост обусловлен быстрой самоподдерживающейся эволюцией технологий процессов, используемых в экономике. Суть эволюции — передача функций от человека технике. В этом явлении во всех сферах можно выделить три процесса [1; 86]:

а) распространение технологических нововведений, которые технике передают функции воздей­ствия на природную реальность — предмет труда. Распространяются инструменты, механизмы;

б)  распространение энергетических нововведений, которые передают технике функции энерге­тического обеспечения технологий. Результатом является использование машин, возможность инду­стриализации;

в)  распространение нововведений в управлении процессами, которые передают технике функции управления, что обеспечивает использование автоматизированных систем управления и переход к индустриальному и постиндустриальному развитию.

В сложившихся условиях переход к новой модели экономического роста требует новых подхо­дов к оценке роли и места технологического развития. Теперь в инновационной деятельности нельзя рассматривать технологию лишь как технически или машинно оформленный процесс преобразования материи и оценивать эффективность с позиции узко трактуемых затрат.

Сегодня технология превращается в важнейший элемент социально-экономической системы. Об­щество стоит перед превращением технологии в состояние общественного сознания и должно четко определить для себя ту цену, которую оно готово платить за необходимое технологическое развитие.

Однако без подробного анализа приоритетов такого развития невозможна результативная науч­но-техническая и финансовая политика. Сейчас, по мнению многих ученых, в традиционном подходе к технологии отражаются черты наступившего технологического и экономического кризиса, выход из которого возможен только на основании определения приоритетов технологического развития.

В настоящее время для Казахстана характерна технологическая многоукладность, проявляющая­ся в существовании небольшого числа ограниченно используемых новых прогрессивных технологий, наряду с широким применением «увядающих» и архаичных. Устранение негативных диспропорций между ними — кардинальная задача научно-технической политики на ближайшую перспективу. Ее решение видится в создании мощного и гибкого инновационного потенциала, который сможет обес­печить в технологической сфере переход общества к качественно новому типу развития за счет глу­бокой технической реконструкции и модернизации производства при одновременной и сопряженной смене старых технологий на новые.

Выход из технологического кризиса, таким образом, должен знаменовать конец той прежней экономической модели, которая долгие годы была нацелена на экстенсивные методы хозяйствования.

Переход к новой модели экономического роста необходимо осуществлять, руководствуясь прин­ципиально новой финансовой и научно-технической политикой, основанной как на учете и взвешенном выборе приоритетов технологического развития, так и при сопоставлении прогнозов и реалий.

Закон циклического развития экономики

Необходимость поиска новой парадигмы развития Республики Казахстан позволяет затронуть проблему с учетом отдельных аспектов теоретического наследия Н.Д.Кондратьева, а также выте­кающих из его модернизации теоретических выводов.

Как известно, в основе этого наследия лежит теория экономических циклов и длинных волн (их целостная структура), но не как особое направление исследования экономических процессов, а как проявление, раскрытие целостного учения о циклично-генетических закономерностях развития эко­номики, включая механизмы их реализации в воспроизводстве, и других сторонах деятельности об­щества.

Как известно, в рыночных условиях методология оценки, диагностики и прогнозирования фи­нансово-хозяйственной деятельности предприятия базируется на законах развития и функционирова­ния систем, действие которых необходимо учитывать в процессе анализа. Общая схема управления производственными системами представлена на рисунке 1, где оценка, диагностика и прогнозирова­ние поведения системы являются составной частью алгоритма управления.

В настоящее время насчитывают более 30 законов и закономерностей развития систем. Среди них можно выделить те, которые имеют непосредственное отношение к оценке и прогнозированию поведения систем:

а) закон циклического развития;

б)  закон убывающей эффективности эволюционного совершенствования систем;

в) закон перехода к малооперационным процессам;

г)  закон возрастания необходимого разнообразия и сложности систем.

Закон циклического развития отражает действие таких диалектических законов, как отрицание отрицания и единства и борьбы противоположностей. Реализуются эти законы в виде «спиралевид­ных процессов», сочетающих в себе цикличность, относительную повторяемость и поступательность.

В XIX в было обращено внимание на периодичность экономических кризисов, которые, начиная с конца 20-х годов, регулярно следовали через 7-11 лет. В 50-х годах XIX в. в трудах К.Маркса, К.И.Родбертуса-Ягецова, К.Жюгляра и других ученых устанавливается, что кризисы периодичны и органически присущи капиталистическому строю. Дальнейшее изучение показало, что кризис пред­ставляет лишь одну фазу цикла, который слагается из трех основных фаз: подъем, кризис, депрессия. Понять кризисы можно лишь в результате изучения всех фаз цикла.

Фазы цикла экономических кризисов подробно изучаются в экономической теории, где исполь­зуются выводы, полученные К.Марксом на основе исследования развития технической базы и форм организации производства, содержания и последствий промышленной революции. Этим исследова­ниям посвящена значительная часть первого тома «Капитала». 

Для целей экономического анализа важен вывод К.Маркса о том, что материальной основой пе­риодически повторяющихся в каждое десятилетие кризисов или средних циклов является материаль­ный износ, смена и расширение массы орудий производства в виде машин, служащих в среднем в течение 10 лет.

 

Установленная К.Марксом и другими учеными цикличность в развитии промышленного произ­водства сохраняется и в настоящее время. Об этом свидетельствуют данные по послевоенным миро­вым кризисам экономически развитых стран [3; 171].

 

 

В 1922 г. выдающийся русский ученый Н. Д.Кондратьев [4] выдвинул концепцию, что капитали­стическая экономика в своем развитии испытывает не только обычные колебания своей деловой ак­тивности с периодом 8-10 лет, но и более длительные, со средней продолжительностью 50 лет. Эту концепцию, получившую мировое признание, развивают многие ученые, а немецкий экономист Й.Шумпетер предложил назвать большие циклы «Циклы Кондратьева».

Продолжая дореволюционные традиции экономической мысли, в частности М.Туган- Барановского и Л.Борткевича, Н.Д.Кондратьев предложил алгоритмы использования экономико­математических возможностей анализа, расчетов, моделирования, управления конъюнктурными про­цессами, оценками, включая макроуровневые пропорции. Ученый исходил уже в те далекие времена из положения: хорошая целостная модель — основа теоретической экономики. В то же время им обосновано, что факторы экономических циклов не поддаются научному исследованию для практи­ческого использования в управлении экономикой, социально-экономическим развитием, для выра­ботки адекватной экономической политики и стратегии, а также механизмов их реализации, если на­рушаются другие закономерности и, прежде всего, сбалансированность развития экономики.

Научные исследования экономических процессов Н.Д.Кондратьев вел, опираясь на данные ми­ровой практики и анализ эволюции ряда отраслей промышленности России за большой период вто­рой половины XIX и начала XX вв. В этой работе он активно сотрудничал с крупными экономистами того времени, включая П.Б.Кафенгауза (с 1937 по 1940 гг. — сотрудник Института экономики РАН), Л.Н.Литошенко, А.В.Чаянова, Я.М.Букшпан и другие.

Глубокому научному анализу был подвергнут эволюционный, революционный и трансформаци­онный периоды динамики российской промышленности за 1887-1927 гг., включая попытки Столы­пина в 1906-1910 гг. реформировать экономику на основе реформы крестьянской поземельной об­щины и усиления участия государства в управлении.

Россия пережила в этот период промышленный подъем 1890-х гг., кризис и депрессии 1891­1908 гг., военно-промышленный рост и подъём 1909-1914 гг., трансформации за период Первой ми­ровой войны, гражданской войны, военного коммунизма и НЭПа.

С учетом негативного отношения Н.Д.Кондратьева к политике военного коммунизма и полной поддержки ленинской концепции и модели НЭПа можно сделать вывод о том, что он не ограничи­вался теорией экономических циклов, теоретическими проблемами экономического развития и рабо­тал над механизмами решения сложнейших экономических проблем своего времени. Достаточно вспомнить использование теории цикличных колебаний технологической и экономической динамики для выработки механизмов преодоления мирового кризиса 1929-1933 гг., и прежде всего в США, обоснования методологии перспективного планирования и долгосрочного прогнозирования. Из пи­сем к родным мы узнали о всей структуре работ, охватывающих в совокупности комплексную про­блему, которая «имеет ближайшее отношение к возможности развития человечества в отношении экономического благосостояния в длительной перспективе».

В системный подход Н.Д.Кондратьев включил: теорию экономической динамики, в том числе динамику цен, теорию социальной экономики; стохастические проблемы временного ряда; теорию и оценку малых циклов, их роли при исследовании кризисов, теорию больших колебаний; теорию эко­номической динамики и статики. Как обобщающий итог исследования, интегрирующий направления исследования экономической теории, автор планировал разработку «синтетической теории социаль­но-экономической генетики или развития», имея в виду добиться целостности учения о циклично­генетических закономерностях развития экономики в увязке с механизмами их реализации [5; 25-26].

Как видно, речь идет об экономической теории системного социально-экономического развития общества, имеющей мировую значимость. Исходя из этой экономической традиции и специфики экономических условий поиск новой перспективной модели развития Казахстана следовало бы вести на базе системного, целостного подхода к проявлению объективных экономических закономерностей в теории, методологии, методах, концепциях, моделях и механизмах их реализации во всех аспектах жизнедеятельности общества и человека, не отвергая, а учитывая факторы реального воздействия на современные тенденции интеграции, развития транснациональных форм кооперации и международ­ного разделения труда.

Технологическая структура экономики и технологические уклады

Обычно структурные сдвиги измеряют с помощью макромоделей, отражающих в обобщенно виде соотношение подразделений общественного воспроизводства и их стоимостной состав, либо с помощью тех или иных разновидностей межостраслевых балансов. Однако в данных моделях не от­ражаются перемены в потребительной стоимости материальных благ и услуг, в их техническом уров­не и качестве. Между тем это важнейшая качественная характеристика экономики, определяющая степень удовлетворения конечных и промежуточных потребностей, конкурентоспособность и эффек­тивность продукта общественного воспроизводства. Отсюда — неполнота представлений о реально происходящих и предстоящих структурных сдвигах в народном хозяйстве.

Часто это объясняют тем, что потребительные стоимости непосредственно не соизмеримы, их можно выразить лишь с помощью обобщающих стоимостных величин либо через затраты труда. Но ведь такое препятствие преодолевают, используя неизменные (сопоставимые) цены для измерения сдвигов в натурально-вещественной и отраслевой структуре воспроизводства. Следовательно, дан­ный подход применим к анализу и прогнозированию сдвигов в технологической структуре.

Но для этого нужно прежде всего четко определить, что такое технологическая структура эко­номики. По мнению автора статьи [6; 27], под технологической структурой экономики следует пони­мать пропорции способов производства, технологических укладов и поколений техники в структуре продукции общественного воспроизводства.

Технологический способ производства — совокупность технологий и выпускаемых с их по­мощью изделий, выражающих суть, главные отличительные черты знаний, умения людей и матери­ально-технической базы той или иной цивилизации. Переход к очередному технологическому спосо­бу производства лежит в основе смены цивилизации и происходит раз в несколько столетий (до на­шей эры — раз в несколько тысячелетий).

Каждый технологический способ производства проходит в своем жизненном цикле несколько этапов (фаз), которые характеризуются как технологические уклады. Технологический уклад, по мнению Ю.Яковца [6; 27-28], реализуется через сменяющие друг друга приблизительно через деся­тилетие поколения техники, воплощающие в системе машин (технологий) крупную научную идею и служащих основой ритмики среднесрочных экономических циклов.

Как считают [1; 87], распространение радикальных новведений носит симплексный характер, принимает в экономике форму замкнутых воспроизводственных контуров технологических укладов, в которых используются совместимые технологии, формы организации производства и управления.

По мнению автора статьи [7; 57], основным элементом любой экономической структуры счита­ется технологическая совокупность, которая складывается из специализированных технологических процессов. Важнейшее свойство ее — целостность. В экономике складываются устойчивые техноло­гические цепи, которые объединяют связанные друг с другом технологические совокупности различ­ных типов. Они осуществляют последовательную переработку некоторого набора исходных ресурсов

—    от добычи полезных ископаемых до производства предметов конечного потребления. Большая группа технологических связей, соединенных друг с другом однотипными технологическими цепями, образует технологический уклад. В его рамках осуществляется замкнутый макроэкономический цикл, включающий добычу первичных производственных ресурсов, все стадии их переработки и вы­пуск набора конечных продуктов. Его иногда называют воспроизводственным контуром.

В процессе исследования Н.Д.Кондратьев пришел к следующему важному выводу: «...Материальной основой больших циклов является изнашивание, смена и расширение основных материальных благ, требующих длительного времени и огромных затрат для своего производства. Смена и расширение фонда этих благ идет не плавно, а толчками, другим выражением чего и являют­ся большие волны конъюнктуры... Повышательная волна большого цикла связана с обновлением и расширением основных капитальных благ, с радикальными изменениями и перегруппировкой основ­ных производительных сил общества. Но этот процесс предполагает огромные затраты капитала» [4; 61].

Таким образом, в основе длинных циклов, по Кондратьеву, лежит смена пассивной части основ­ного капитала, т.е. зданий, сооружений и прочей инфраструктуры, обеспечивающей процесс произ­водства. Иначе говоря, индустрия в начале каждого длинного цикла коренным образом меняет свое лицо, что проиллюстрировано в таблице 1.

Таблица 1

Технологические уклады индустриального технологического способа производства

Характерис­тики техноло­гического уклада

Технологические уклады, период доминирования

 

1770-1830 (первая волна)

1831-1880 (вторая волна)

1881-1930 (третья волна)

1931-1980

(четвертая

волна)

1981-2030 (пятая волна)

1

2

3

4

5

6

Технологи­ческие лидеры

Великобритания, Франция, Бельгия

Великобритания, Франция, Бельгия, Германия, США

Германия,

США, Велико­британия, Франция, Бель­гия, Швейцария, Нидерланды

ЕАСТ, Канада, Австралия, Япония, Шве­ция, Швейца­рия

Япония, США, Германия, ЕЭС, Тайвань, Корея, Канада, Австра­лия

Ядро техноло­гического ук­лада

Текстильная про­мышленность, тек­стильное машино­строение, обработка железа, строитель­ство каналов, водя­ной двигатель

Паровой двигатель, железнодорожное строительство, транспорт, машино­строение, угольная, станкостроительная промышленность, черная металлургия

Электротехни­ческое, тяжелое машинострое­ние, линии электропередач, неорганическая химия

Автомоби­лестроение, цветная ме­таллургия, производство товаров дли­тельного поль­зования, син­тетические материалы, органическая химия, добыча и переработка нефти

Электронная промышлен­ность, вычисли­тельная, оптико­волоконная тех­ника, про­граммное обес­печение, теле­коммуникации, робостроение, добыча и пере­работка газа, информацион­ные услуги

Ключевой

фактор

Текстильные

машины

Паровой двигатель, сталь

Электродви­гатель, сталь

Двигатель

внутреннего

сгорания,

нефтехимия

Микро­

электронные

компоненты

Формирую­щееся ядро нового укла­да

Паровые двигате­ли, машинострое­ние

Сталь, энергетика, тяжелое машино­строение, неорга­ническая химия

Автомобиле­строение, ор­ганическая химия, добыча и переработка нефти, цветная металлургия, строительство автодорог

Радары, строительство трубопрово­дов, авиапро­мышленность, добыча и пе­реработка газа

Биотехноло­гия, космиче­ская техника, тонкая химия

Преимущест­во уклада по сравнению с предыдущим

Механизация и кон­центрация произ­водства на фабриках

Рост масштабов и концентрация про­изводства на основе использования па­рового двигателя

Повышение гибкости произ­водства на ос­нове электро­двигателя, стан­дартизация про­изводства, ур­банизация

Массовое и серийное про­изводство

Индустриализа­ция производ­ства и потреб­ления, повыше­ние гибкости производства. Преодоление экологических ограничений на основе АСУ, деурбанизация на основе теле­коммуникаций

Продолжение таблицы 1

1

2

3

4

5

6

Режимы эко­номического регулирова­ния в странах- лидерах

Разрушение фео­дальных монополий, ограничение проф­союзов

Свобода торговли, ограничение госу­дарственного вме­шательства, появле­ние отраслевых профсоюзов, фор­мирование социаль­ного законодатель­ства

Расширение государствен­ного регулиро­вания, государ­ственная собст­венность на ес­тественные мо­нополии, основ­ные виды инфра­структуры, в том числе социаль­ной

Разитие госу­дарственных институтов социального обеспечения, ВПК. Кейнси­анское госу­дарственное регулиро­вание эконо­мики

Государственное регулирование стратегических видов информа­ционной и ком­муникационной инфра-структур, изменения в регулировании финансов и рын­ка при снижении роли государства в экономике; упадок проф­движения

Основные экономичес­кие институты

Конкуренция пред­принимателей и мелких фирм, их объединение для кооперации индиви­дуального капитала

Концентрация про­изводства в крупных организациях, раз­витие акционерных обществ

Слияние фирм, концентрация производства в картелях и тре­стах; господство монополий и олигополий; концентрация финансового капитала, отде­ление управле­ния от собст­венности

Транснацио­нальные кор­порации, оли­гополии на мировом рын­ке; вертикаль­ная интеграция производства; доминирование технострукту­ры в органи­зациях

Международная интеграция мел­ких и средних фирм на основе информацион­ных технологий, интеграция про­изводства и сбыта

Организация инновацион­ной деятель­ности в стра- не-лидере

Организация науч­ных исследований в академиях, научных и инженерных об­ществах; индивиду­альное инженерное и изобретательское предприниматель­ство; профессио­нальное обучение кадров

Формирование НИИ; ускоренное развитие профобра­зования; формиро­вание национальных и международных систем охраны ин­теллектуальной соб­ственности

Создание внут­рифирменных научно- исследователь­ских отделов; использование ученых с уни­верситетским образованием в производстве; национальные институты и лаборатории; всеобщее на­чальное образо­вание

Специализиро­ванные научно- исследователь­ские отделы в большинстве фирм, государ­ственное суб­сидирование военных НИОКР; во­влечение госу­дарства в сферу гражданских НИОКР; разви­тие среднего, высшего и профессио­нального обра­зования

Горизонтальная интеграция НИОКР, проек­тирования и обучения; вы­числительные сети и совмест­ные исследова­ния; государст­венная поддерж­ка технологий, академическое сотрудничество науки и произ­водства

Примечание. Источник — данные работы [8; 96].

Примечательно, что периодизация длинных волн по Кондратьеву (рис 2) практически совпадает с периодами доминирования технологических укладов. В последние годы теория циклов интенсивно развивалась в монографии Э.Хансена «Экономические циклы и национальный доход» [9].

 

К сожалению, страны СНГ, в том числе и Казахстан, были изолированы от этого пласта науки, в который свой весомый вклад внесли такие выдающиеся ученые, как В.Леонтьев и П.Самуэльсон (лауреаты Нобелевской премии в области экономики) — взаимосвязь экономических переменных и построение эконометрических моделей; Ф.Шпитгоф Р.Харрод — роль динамических факторов; Р.Ф.Кан, Дж. М.Кейнс — мультипликатор инвестиций и функции потребления и другие ученые, ис­следовавшие различные аспекты циклического развития.

 

 

Для развитых зарубежных стран отличительной чертой современного понятия цикла является то, что его тесно увязывают с вопросами государственно-монополистического регулирования не только на макро-, но и на микроуровне. Цикл все в большей степени рассматривается не только как предмет изучения, но и как объект управления.

Эволюция технологических укладов

Бесспорное достижение концепций длинных волн — доказательство эмпирическими (статисти­ческими) данными существования колебаний в экономической динамике. К настоящему времени за­фиксировано пять таких колебаний. Импульсами к зарождению явились технологически взаимосвя­занные нововведения в четырех секторах экономики: энергетике, производстве орудий труда, в транспортной системе и связи, а также в способах обработки материалов. Используя выдающиеся научные открытия и изобретения, они развивались опережающими темпами и содействовали разви­тию других секторов экономики. Особенностью каждого из этих колебаний является стабильный со­став инициаторов фазы роста — группы отраслей промышленности, развивающихся опережающими темпами, и стабильная пятидесятилетняя длина волны, цикличность.

Таким образом, по мнению специалистов [6-8], на сегодняшний день известно пять технологи­ческих укладов (волн). Анализ данных, представленных в таблице 1, позволяет сделать вывод о том, что первая волна (1770-1830 гг.) сформировала технологический уклад, основанный на новых техно­логиях в текстильной промышленности, использовании энергии воды.

Вторая волна (1831-1880 гг.) связана с развитием железнодорожного транспорта и механическо­го производства во всех отраслях на основе парового двигателя.

Третья волна (1881-1930 гг.) базируется на использовании в промышленном производстве элек­трической энергии, развитии тяжелого машиностроения и электротехнической промышленности на базе использования стального проката, новых открытий в области химии. Были внедрены радиосвязь, телеграф, автомобили, самолеты, начали применяться цветные металлы, алюминий, пластические массы и т.д. Появились крупные фирмы, картели, тресты. На рынке господствовали монополии и олигополии. Началась концентрация банковского и финансового капитала.

Четвертая волна (1931-1980 гг.) сформировала уклад, основанный на дальнейшем развитии энергетики с использованием нефти и нефтепродуктов, газа, средств связи, новых синтетических ма­териалов. Это эра массового производства автомобилей, тракторов, самолетов, различных видов во­оружения, товаров народного потребления. Появились и широко распространились компьютеры и программные продукты для них, радары. Атом используется в военных, затем и в мирных целях. Ор­ганизовано массовое производство на основе фордовской конвейерной технологии. На рынке господ­ствует олигопольная конкуренция. Появились транснациональные и межнациональные компании, которые осуществляли прямые инвестиции на рынках различных стран.

Пятая волна (1981-2030 гг.) опирается на достижения в области микроэлектроники, информати­ки, биотехнологии, генной инженерии, новых видов энергии, материалов, освоения космического пространства, спутниковой связи и т.п. Происходит переход от разрозненных фирм к единой сети крупных и мелких фирм, соединенных электронной сетью на основе Интернета, осуществляющих тесное взаимодействие в области технологии, контроля качества продукции, планирования иннова­ций, организации поставок по принципу «точно в срок».

Сегодня в промышленно развитых странах, образующих костяк глобальной экономики, практи­чески во всех отраслях производства господствующим является пятый технологический уклад. Пер­вая стадия (фаза) пятого технологического уклада, освоенная промышленно развитыми странами ми­ра в 80-е годы XX столетия, была связана с воспроизведением с помощью компьютеров уже дейст­вующих стандартов и норм производственных процессов. Эта стадия реализуется в автоматизиро­ванных системах управления технологическими процессами (АСУТП) и автоматизированных систе­мах управления предприятиями (АСУП). Для обеспечения автоматизма технологических процессов активно используются разнообразные автоматические манипуляторы и роботы. На этой стадии пято­го технологического уклада происходит массовое высвобождение из производства станочников, а из сферы управления предприятием — работников, осуществлявших различные расчеты с помощью простейших вычислительных машин. На второй стадии (фазе) пятого технологического уклада, про­мышленное освоение которой активно проходило в индустриально развитых странах в 90-е годы XX в., обеспечивались разработка с помощью компьютеров новых продуктов, их технологической документации и практически безостановочная реализация разработанной технологии в производст­венном процессе. Эта стадия становится возможной благодаря развитию систем автоматизированного проектирования (САПР) и широкому применению в производстве станков с числовым программным управлением (ЧПУ). На их основе развиваются гибкие производственные системы (ГПС), обеспечи­вающие максимально быстрое освоение в производстве продуктов, создаваемых на основе безбумаж­ного проектирования.

Наконец, на третьей стадии пятого технологического уклада, быстрое освоение которой проис­ходит со второй половины 90-х годов XX в. и в первое десятилетие XXI столетия, пространственно разделенные технологические процессы, представляющие собой отдельные звенья единого процесса создания конечного продукта, объединяются с помощью Интранета и Интернета в целостную техно­логическую систему как в рамках отдельного предприятия, так и в масштабе отрасли промышленно­сти или даже группы отраслей, обеспечивающей технологическое единство создания продукта и его составляющих. При производстве современных сложных машин (самолет, автомобиль) такие систе­мы объединяют до нескольких сотен производственных процессов изготовления их компонентов.

Интранет и Интернет обеспечивают на основе включения в производственный цикл различных видов транспорта сопряжение в пространстве и времени отдельных технологических звеньев в режи­ме «just in time» (точно в срок), который делает ненужным создание запасов многочисленных ком­плектующих, значительно сокращает время и затраты на создание конечного продукта.

Пятый технологический уклад активно генерирует создание и непрерывное совершенствование новых машин и оборудования, информационных систем компьютеров, локальных и интегральных вычислительных систем, ЧПУ, роботов, обрабатывающих центров, различного рода автоматов и баз данных, информационных языков и программных средств переработки информации, содержащих описание продуктов и алгоритмов реализации многочисленных технологических процессов и выра­жающих семантическую (обозначающую) функцию информации.

В недрах пятого технологического уклада уже сейчас формируется ядро шестого технологиче­ского уклада (2005-2015 гг.), быстро распространяемого в развитых странах. Он связан с использова­нием в производстве синтаксической (упорядочивающей) функции информации и получает свое во­площение в галстехнологиях (аббревиатура от английского Continuous Asguisition and Life Cycle Support — непрерывные совершенствование и поддержка жизненного цикла продукции) — единого комплекса стандартов «электронного описания» продукции, обеспечивающих целостную компью­терную организацию процессов разработки, совершенствования, производства, послепродажного сервиса, эксплуатации изделий потребителем на основе безбумажного электронного обмена данными между всеми участниками создания и потребления продукта. Развитие галстехнологий вызвало к жизни новую организационную форму выполнения крупных проектов — виртуальное предприятие (объединение на контрактной основе всех предприятий — до нескольких десятков тысяч, участвую­щих в процессах поддержки изделия на каждом этапе его жизненного цикла и действующих на осно­ве общей системы стандартов информационного взаимодействия).

Если при пятом технологическом укладе осуществляется преимущественно раздельное функ­ционирование науки, проектирования, производства и потребления продукта — так, что стадии соз­дания, воспроизводства и потребления продукта разделены в пространстве и времени, то галстехно- лии и развивающийся на их основе шестой технологический уклад обеспечивают совмещение этих стадий, так как каждый участник, включенный в галстехнологию создания продукта, может на основе единых стандартов его усовершенствовать в каком-то звене, и это усовершенствование будет тотчас воспроизведено всей системой. Производство и его продукт становятся саморазвивающимися систе­мами, наука — непосредственной производительной силой, а производство — сферой реализации научных достижений.

В этой связи активно совершенствуются производственные технологии в отрасли производства, свя­занные с созданием продуктов с принципиально новыми свойствами на основе реструктуризации знако­вых систем неживой и живой материи — нанатехнологии, генной инженерии, биотехнологии и т.д.

Страны, отстающие в технологическом развитии, лишены возможности включиться в этот про­цесс научно-технического и информационного преобразования общества, что еще больше усиливает их отставание от высокоразвитых индустриальных держав. Политика многих государств направлена на поиск эффективных путей вхождения их национальных экономик в глобальное информационное общество [10; 22-23].

В целом, обобщая вышесказанное, следует отметить, что каждый из технологических укладов в своем развитии проходит различные стадии, отличающиеся мерой его влияния на общий экономиче­ский рост в стране. Устаревшие уклады, теряя свое решающее влияние на темпы роста, оставляли в составе национального богатства страны созданные производственные, инфраструктурные объекты, культурное наследие, знания и т.п.

Продолжительность некоторых волн больше 50 лет в связи с совпадением периода спада уходя­щей волны с периодом роста новой волны. В связи с ускорением НТП в будущем продолжительность волн (укладов) будет сокращаться.

Закон убывающей эффективности эволюционного совершенствования систем

Замещение технологических укладов и возникающая при этом динамика воспроизводственных процессов сопровождаются изменением структур национальной экономики стран мира и сдвигами в международном разделении труда. Новая технология является ядром технологического уклада. Для того чтобы сложился новый технологический уклад, он должен создаваться после перестройки всей экономической системы, с образованием ее нового структурообразующего ядра. При этом процессам свойственны не только нестабильность и неравномерность развития, но и появление новых качест­венных черт, не известных ранее.

Новый уклад формируется и расширяется рядом с предшествующим, происходит одновременное расширенное воспроизводство всех параллельных укладов. Поэтому концепция технологического развития приводит к теории поколений техники и технологии, развивающихся и в рамках традицион­ной и новой технологической парадигмы.

Большие технологические системы развиваются по двум направлениям: модернизация и эволю­ция базовых технологий; революционное, скачкообразное технологическое развитие. В процессе со­вершенствования технологий, их перехода в стадию зрелости и по мере насыщения рынка эволюци­онное технологическое развитие в сложившихся рамках делается неэффективным, снижаются при­быль и объем продаж. В недрах сложившегося технологического уклада возникают прорывы прин­ципиально новых технологий, что закладывает основу новых производств и новых отраслей.

Эволюционный тип технологического развития сменяется революционным. Благодаря таким технологическим сдвигам и переломным точкам формируется новая технологическая парадигма.

Долгосрочная эволюция технологии — неравномерный процесс; один из путей его осуществле­ния — совмещение двух или более известных технологий с целью упростить систему, интенсифици­ровать ее и тем самым способствовать накоплению усовершенствований, которые в дальнейшем уступят место принципиально новым технологиям. Этот принцип, известный под названием «созида­тельный симбиоз», достаточно широко применяется на производстве. Например, в черной металлур­гии замена воздушного дутья кислородным оказалась столь результативной, что многие страны пол­ностью отказались от мартеновского и воздушно-конверторного способа выплавки стали. В результа­те продолжительность процесса была сокращена с 2-14 ч до 20-50 мин. Это не только экономит вре- мя, но и упрощает и удешевляет технологию и позволяет на освободившихся производственных площадях использовать современные установки для непрерывной разливки стали. Совмещение дру­гих технологий (например, микропроцессорной внепечной для получения высококачественных ста­лей с непрерывными разливкой и прокатом) создало предпосылки для совершенствования металлур­гического производства. При этом старые технологические процессы пока уживаются с новшествами, что благоприятствует последующим прогрессивным изменениям. Контрастные различия в степени совершенства старых и обновленных технологий и их устранение являются одной из движущих сил эволюции. Началась смена доменного производства чугуна внедоменным восстановлением железа из его руд. Следующим шагом, возможно, окажется комбинирование энергоемкого производства стали с производством энергии на атомных электростанциях, а затем, вероятно, подготовка к замене дис­кретного производства металлов на непрерывное.

Подобное совершенствование технологии связано с наращиванием массы техники в технологи­ческом процессе на основе увеличения технологической вооруженности рабочего, т.е. происходит процесс замещения живого труда производственными фондами. Именно поэтому в странах, находя­щихся на пути технологического развития, процесс совершенствования и смены технологий тесно связан со снижением доли живого труда, увеличением доли производственных фондов в пределах старой технологической парадигмы. Каждое последующее совершенствование производства требует все большего количества техники на единицу прироста производительности как живого, так и про­шлого труда. При таком типе технологического развития с течением времени происходит резкое убывание эффективности технических решений: растет капиталоемкость, снижается фондоотдача и т.д. Основная причина падения эффективности не в недостаточном объеме производственных фон­дов, не в их ненадлежащем качестве и даже не в низкой производительности машин, а в старом тех­нологическом укладе. Именно при наличии закономерных пределов роста эффективности техниче­ских и технологических решений сделать производство эффективным в старых технологических рам­ках невозможно [11;166-167].

В этом заключается некий технологический императив: всякое принципиально новое направле­ние техники (технологии) не беспредельно, не может дать больше того, что в нем заключено (генети­ческий подход). На этой стадии, по мере все более полного использования какого-либо принципа действия, совершенствование отдельных технических решений становится экономически неэффек­тивным или даже невозможным, т.е. наступает предел роста результативности систем, использующих определенный принцип деятельности. Складывается объективная необходимость создания систем на новом принципе действия, перехода на следующую S-образную кривую развития. Такие кривые ши­роко применяются при изучении пределов технологического роста, когда «...во временном ходе эво­люции прослеживается ряд S-образных кривых» [12; 96].

S-образная кривая отражает зависимость между затратами, связанными с улучшением продукта или процесса, и результатами, полученными от вложенных средств. Кривая названа S-образной по­тому, что при нанесении результатов на графике получается изогнутая линия в виде буквы S, но вы­тянутая вправо наверху и влево в нижней части.

Для каждого нового продукта S-образная кривая показывает, насколько повысились результи­рующие характеристики и какие для этого потребовались усилия. В начале кривой для получения результатов необходимы значительные усилия. Когда обучение завершено, результаты становятся существенными при небольших затратах. Но обычно это длится не очень долго, возможно, несколько лет. На определенном этапе начинается приближение к пределу для данной технологии и снижение темпов роста результативности. Тогда возникает вопрос: нет ли другого пути для оказания потреби­телям необходимых им услуг? Нет ли другой технологии, которая, хотя она еще и не разработана, может, в конечном счете, оказаться более действенной, чем существующая, все более сопротивляю­щаяся улучшениям?

Однако часто такие вопросы не возникают. По традиции менеджеры считают, что чем больше вложено усилий, тем выше должны быть результаты. Фактически так обстоит дело только в первой половине S-образной кривой [13; 85].

Теория эта применима и полностью распространяется на деятельность любого предприятия. Важно понять, что по мере приближения к пределу результативность систем с ростом издержек прак­тически не растет. Следовательно, для предприятия чрезвычайно важно определить технологический предел, чтобы предвидеть перемены и прекратить вкладывать средства в то, от усовершенствования чего не будет должной отдачи. Для большинства предприятий проблема в том, что менеджеры не ви­дят этого предела.

Значит, при смене технологического уклада — при технологических прорывах — квалификация работника имеет основополагающее значение. Это подтверждает так называемый парадокс Леонтье­ва. В. Леонтьев установил, что капитал, приходящийся на одного занятого в традиционных отраслях США, на 30 % выше, а время обучения в несколько раз ниже, чем в группе экспортных отраслей. Иначе говоря, в традиционных отраслях скопилось много дорогих производственных фондов, а в раз­витии отраслей промышленности с высокой технологией обучение работника играет гораздо боль­шую роль, чем в традиционных. Важный вывод Леонтьева заключается в том, что производство вы­сокотехнологичной продукции менее капиталоемко, но требует высокого профессионализма работ­ника.

Сахал также связывал новые модели экономического роста с высоким качеством обучения ра­ботника и с освоением уже накопленных опыта и знаний. По его мнению, в некоторых случаях смены технологий роль работника значит больше, чем применяемая техника. Одним из солидных подтвер­ждений данного положения следует считать интенсивное экономическое развитие и активный выход на мировой рынок «новых индустриальных стран» — это страны Юго-Восточной Азии (Южная Ко­рея, Тайвань, Гонконг). Технологический уклад таких стран связан с заимствованными, но принци­пиально новыми технологическими системами, ориентированными на завершающие стадии жизнен­ного цикла производств и дешевый высококачественный труд. В структурах производства этих стран преобладают технологии сборочных процессов, сверхточная обработка материалов, выпуск высоко­качественных конструкций и изделий: электронная, часовая, приборостроительная, швейная отрасли промышленности.

Об этом же свидетельствует и технологическое развитие Японии, которая превосходит другие страны в технологии совершенствования существующих производственных процессов, повышении качества готовых изделий, удешевлении продукции на основе массового производства. Эти преиму­щества определяют высокую международную конкурентоспособность страны. Однако Япония усту­пает другим развитым странам, особенно США, в разработке новых технологических процессов, ос­нованных на открытиях или изобретениях революционного характера. Многие экономисты считают, что сила японской технологии заключается в приобретенном практическом опыте массового произ­водства товаров высокого качества и является не столько результатом превосходства японской тех­нологии, сколько ее рабочей силы.

Сейчас уровень экономического развития определяется технологическими нововведениями и гибкостью управления. Практически во всех развитых странах правительства озабочены проблемой стимулирования нововведений, причем не только научных разработок, но и всех их стадий, включая коммерческое освоение.

На рисунке 3 показана динамика развития технологических систем, включая этап революцион­ного развития. Сначала происходит накопление усовершенствований в рамках одного технологиче­ского принципа (отрезок 1-2 кривой Yi). Последующие усовершенствования (отрезок 3-4 этой же кривой) могут вести к снижению эффективности, падению фондоотдачи и производительности труда. Дальнейшая эволюционная смена технологий нецелесообразна. Прибегнув к принципиально новым технологическим решениям, технологическому прорыву, который может быть ступенчатым (отрезок 4-5-6-7), мы выходим на качественно новое состояние технологической системы (кривая Y2). Здесь возможны дальнейшие усовершенствования (отрезок 7-8-9) в рамках той же парадигмы. С течением времени и такое развитие «увядает», технологические решения становятся неэффективными (отрезок 9-10) и необходим следующий прорыв (отрезок 10-11) для формирования нового типа технологиче­ской системы (кривая Y3). 

Механизм смены технологий теснейшим образом связан с воспроизводством различных техно­логических структур. При рассмотрении процесса воспроизводства технологических структур все более актуальным становится подход к технологическим структурам как динамично меняющимся во времени и имеющим свои закономерности и жизненные циклы. Технологические структуры пред­ставляют собой интегральную сумму типов технологий, характеризуемых наслоением и зависи­мостью быстрых процессов технологических прорывов и медленных процессов тираживания и эво­люции сети технологических цепочек. В результате накопления множества быстрых усовершенство­ваний и прорывов происходит постепенная смена технологических укладов и целых технологических эпох [11; 168-170].

 

 

Закон убывающей эффективности известен с начала XIX в., с публикаций работ Я.Уэста, Р.Торренса, Т.Р.Мальтуса и Д.Рикардо, в которых были сформулированы теория дифференциальной ренты и принцип убывающей отдачи плодородия земли. На столкновение тенденций к возрастанию и сохранению отдачи указывал А.Маршалл [14; 405].

Изучение действия закона в различных отраслях промышленности позволило вывести ряд зави­симостей, из которых следует, что если система совершенствуется на базе неизменного научно­технического принципа, то с достижением некоторого уровня развития стоимость новых его моделей растет как квадрат (или еще большая степень) роста ее эффективности («закон Гроша» для ЭВМ и другие зависимости).

Закон перехода к малооперационным системам

Развитие систем, смена технологий происходят по определенным законам, предопределяющим их эффективность, что представлено в таблицах 1 и 2.

Анализ данных таблиц 1 и 2 показывает, что переход к новым технологиям должен осуществ­ляться по определенной концепции. Приведенные в таблице 2 данные показывают, что развитие про­мышленности должно сопровождаться внедрением малооперационных систем, которые характери­зуются объединением ряда операций в одну, повышением надежности всего производственного про­цесса, снижением его материало- и энергоемкости.

Из ученых стран СНГ обосновал и развил этот закон В.С.Мучник. Он пришел к выводу, что раз­витие фундаментальных и технических наук, накопление производственного опыта подготовили дальнейшие изменения в технологии производства, заключающиеся в отказе от старой системы опе­раций и переходе к объединению многих операций в одну, совершенно новую. При этом, по мере раз­вития и совершенствования, новое решение может привести к появлению целостной малооперацион­ной технологической системы [15; 30]. 

Следовательно, закон перехода к малооперационным процессам состоит в том, что две или более технологий, выполняемых системой, могут образовывать интегративную комбинацию, существенно упрощающую общую схему системы. Достигнутое упрощение устраняет препятствия на пути эволю­ции, существовавшие до образования комбинации, что открывает совершенно новые пути развития. При этом как бы продляется линейный участок «S'-образной кривой.

 

 Примеры малооперационных систем можно найти во всех отраслях: непрерывная разливка ста­ли, накатка шестерен, пластиковые карточки в банковском обслуживании, сбыт пакетированной про­дукции и т.д. Значительный рост производительности труда (4-6 раз в отдельных малооперационных процессах и десятки раз за счет мультипликативного эффекта совокупности систем) при снижении фондоемкости означает резкое сокращение потребности в общем количестве систем, а следовательно, и в комплектующих узлах, деталях, материалах и других ресурсах, в том числе человеческих, необ­ходимых для получения той же массы продукции или услуг.

 

 

Опыт работы по обеспечению технологичности конструкции изделий [16; 172] показывает, что изменение трудоемкости в пределах 20-40 % происходит при минимальных конструктивных измене­ниях до исчерпания границ эволюции проектируемого объекта в рамках существующих технологиче-

* Отношение средних значений последующего этапа к предыдущему ских систем. Затем резкое изменение технологичности, как правило, уменьшение трудоемкости в не­сколько раз, может происходить путем объединения нескольких технологий, упрощающих изготов­ление изделий.

Предварительная фасовка товаров, пакетирование — примеры перехода к малооперационным процессам в торговле. Практика показывает, что при торговле фасованными товарами в 3-6 раз по­вышается производительность труда торговых работников и на 15-20 % сокращаются издержки об­ращения (по сравнению с продажей нефасованных товаров) [17; 165].

Проводить экономический анализ деятельности предприятий можно лишь при глубоком пони­мании тех процессов, которые происходят на основе законов развития систем, в том числе и закона перехода к малооперационным процессам.

В странах СНГ (в том числе и в Казахстане) долгие годы директивным методом пытались улуч­шить такие показатели, как производительность труда, фондоотдача, фондоемкость и ряд других, оказывающих существенное влияние на результативность производства. Данные таблицы 2 показы­вают, что происходит это лишь при определенных организационно-технологических условиях (с тех­нологического этапа 6 прослеживается тенденция улучшения значений анализируемых показателей, которая закрепляется на технологическом этапе 8).

Закон возрастания необходимого разнообразия и сложности систем

Закон отображает факт зависимости роста разнообразия принимаемых решений от знаний об объекте управления и ресурсов. Вероятность выхода системы за пределы задаваемых характеристик возрастает с увеличением разнообразия проектных решений сверх определенного предела. Принцип необходимого разнообразия относится к числу фундаментальных в теории управления.

В последнее время все большее распространение получает понимание прогресса как усложнение структуры мироздания. Эволюция материи и общества совершается в направлении все более упоря­доченной, устойчивой и сложной структуры, повышающей разнообразие состояний. При этом возни­кает проблема совмещения таких, казалось бы, несовместимых характеристик системы, как упорядо­ченность, сложность, разнообразие и эффективность.

Анализ развития систем показывает, что проблема разрешается созданием малооперационных систем, модульным принципом формирования техники, реализацией закона простоты. Поэтому не­обоснованными являются чрезмерные экстраполяции представлений о развитии технического про­гресса в направлении все возрастающей сложности, например, раздающиеся довольно часто в по­следние годы предупреждения о грядущем «дне страшного суда» технологии. Тенденция к возраста­нию сложности отражает лишь один из аспектов реальности [2; 88].

Развитие систем происходит в направлении формирования многоуровневых технических объек­тов, которые реализуют не отдельные фиксированные функции, а определенное «поле» функций. К ним относятся новые гибкие технологии в строительстве, ГАП в промышленности и т.п. Главное от­личие таких систем — их основу составляют иерархически упорядоченные уровни модулей. Иерар­хичность уровней модулей составляет иерархии факторов формирования технических систем. Самые общие образуют первый уровень факторов и соответственно уровень базовых модулей, которые со­ставляют основу всех последующих модификаций. Модификация многоуровневой системы принци­пиально отличается от модификации традиционно автономной системы, являясь одним из состояний системы, обеспечивающей определенную функцию из возможного «поля» функций [18; 89]. Естест­венно, что в таких системах линейный участок «S'-образной кривой продляется в соответствии с мно­гообразием (полем) выполняемых функций.

Познание сложного проводит такая относительно молодая наука, как синергетика, в основу ко­торой положена неравновесная термодинамика.

Доминирующие тенденции в мировой экономике

С точки зрения уровня развития стран, международной кооперации и интеграции некоторые ав­торы [19; 24] мировое сообщество подразделяют на следующие группы стран:

1)  технологическое ядро: США, Япония, Германия, Англия, Франция;

2)   страны 1-го технологического круга (ТК): Италия, Канада, Швеция, Голландия, Австралия, Южная Корея и др;

3)   страны 2-го технологического круга: наиболее продвинувшиеся развивающиеся страны;

4)   постсоциалистические страны Восточной Европы;

5)   страны СНГ и ближнего зарубежья;

6)   наименее развитые из развивающихся стран.

При этом для стран-лидеров характерны следующие признаки:

1.Режимы экономического регулирования в странах-лидерах: снижение роли государственного регулирования, государственное регулирование стратегических видов информационных и коммуни­кационных инфраструктур.

Б. Международные режимы экономического регулирования: полицентричность мировой эконо­мической системы, создание региональных блоков, становление новых институтов глобального регу­лирования экономической активности.

2.Основные экономические институты: международная интеграция мелких и средних фирм на основе информационных технологий, интеграция производства и сбыта.

Г. Организация инновационной деятельности в странах-лидерах: горизонтальная интеграция НИОКР, проектирования и обучения; создание вычислительных сетей; проведение совместных ис­следований; государственная поддержка новых технологий.

Необходимо отметить, что для многих стран переход к новой модели экономического роста мо­жет оказаться чрезвычайно болезненным процессом, протекающим неравномерно и реализующимся в тех отраслях, где рентабельность и неконкурентоспособность оставляют желать лучшего. Проблема модернизации таких отраслей, их развитие сопряжены с дефицитностью балансов предприятий, бан­кротствами, социальными конфликтами и массовой безработицей.

Особенно осложняется положение дел в материало- и капиталоемких отраслях. Именно здесь применимо правило воспроизводства отсталых технологий и методов обработки вкупе с воспроиз­водством устаревших отраслевых структур. При изучении процесса перехода к новой модели эконо­мического роста целесообразно выделить прогрессивные технологии как основу преобразований.

Так, в качестве новых стратегических направлений, способных обеспечить успех на междуна­родном рынке, в начале 90-х годов ХХ столетия в США и Японии были избраны интеллектуальные отрасли, требующие применения передовой и высокой технологии, больших затрат квалифицирован­ного труда и значительных расходов на НИОКР. Выбор приоритетных отраслей проводился по четы­рем категориям: эластичность по доходам, темпы роста производительности труда, степень влияния на окружающую среду, содержание и условия труда. 

В США и Японии был проведен всесторонний анализ отраслевой структуры по конечным из­держкам производства. Анализ выполнялся по трем главным элементам: труд, капитал и природные ресурсы. По результатам анализа были представлены отраслевые структуры и приоритеты техноло­гического развития, дающие возможность судить о соответствующих моделях экономического роста и их составляющих.

 

 

Значительная их часть имеет пирамидальную форму. Но все они отражают тенденцию сужения доли ресурсного основания экономики и увеличения доли наукоемких производств в современном индустриальном обществе.

По мере совершенствования модели экономического роста роль сырья и энергии как воспроиз­водственных факторов падает. Роль квалифицированного труда, его творческой интеллектуальной особенности и инновационной направленности усиливается. А роль информации в качестве воспро­изводственного фактора становится преобладающей. В постиндустриальных странах ведущими яв­ляются модели интенсивного и инновационного типов развития соответственно. Новое структурооб­разующее ядро промышленности формируется за счет приоритетных наукоемких отраслей и высоких технологий.

Итогом подобной эволюции становится сокращение примерно с 50 до 10 % значения ресурсного основания при переходе от экстенсивной модели экономического роста к интенсивной, а от нее — к инновационной. В обрабатывающих отраслях вклад высокотехнологичных и наукоемких произ­водств, а также выпуск наукоемкой продукции увеличиваются с 5-7 до 30-35 % и более [11; 165].

В ведущих индустриально развитых странах в настоящее время происходит глобальная пере­стройка производственно-технологического аппарата. Уже достаточно четко вырисовываются черты новой модели экономического роста и роль технологических факторов в ее становлении. Основными чертами этой модели являются интеллектуализация производственной структуры, повышение роли нематериальных факторов, сервисация экономики, увеличение доли высокотехнологичной продук­ции.

Так, в последние годы страны мира предпринимают энергичные усилия для улучшения своей деловой среды, под которой понимаются макроэкономическая политика, открытость иностранным инвестициям, качество инфраструктуры, гибкость рынка труда и пр. Многие страны ЕС, такие как Германия, Франция и Испания проводят реформы рынка труда с целью сделать его более гибким. Страны Центральной Европы пытаются повысить конкурентоспособность своих предприятий в ре­зультате скорого вступления в ЕС. Китай продолжает свою политику максимальной открытости ино­странным инвестициям и заявил о своем полном принятии правил ВТО. Страны ЮВА предпринима­ют решительные шаги в сторону дальнейшей экономической либерализации. Обостряющаяся меж- страновая конкуренция в глобальных инвестициях ведет к значительному улучшению условий бизне­са (инновационной привлекательности) практически во всем мире, что, в свою очередь, еще более подхлестнет прогресс глобализации (табл 3).

Таблица 3

От индустриальной экономики к постиндустриальной

Экономика

Описание

Факторы перехода

Аграрная

Преобладание сельского производства

Наличие рабочей силы.

Накопление капитала.

Простые экономические отношения

Индустриальная

Наличие заводов, фабрик по производст­ву продукции как для населения, так и для производства.

Преобладание промышленности в струк­туре экономики.

Преимущественно вертикально интегри­рованная структура производства

Изобретения и открытия.

Сбережения и развитие рынков капитала. Исключительная мобилизация

Постиндустриальная

Развитие высоких технологий. Глобализация производства, торговли и капитала. Значительный рост сектора услуг.

Усиление инфраструктуры

Усиление инкрементальных инноваций. Автоматизация и роботизация.

Усиление роли промышленных и техно­логических кластеров.

Рост инвестиций в человеческий капитал. Повышение роли венчурного капитала

 В целом доминирующие тенденции в мировой экономике, создающие новую глобальную эконо­мическую реальность, можно классифицировать как переход: от индустриальной к постиндустриаль­ной экономике; к глобализации; к экономической либерализации; к нарастанию глобальной конку­ренции и региональной интеграции.

Проблемы экономического роста в Казахстане

Отличием казахстанской экономики от экономики развитых стран и ее важнейшим недостатком является трехукладность — в настоящее время у нас действуют производства, относящиеся к треть­ему и четвертому укладам. В стадии становления находятся производства пятого уклада. Они функ­ционируют в отраслях бывшего ВПК, технопарках, отдельных комплексах и предприятиях граждан­ского машиностроения, атомной энергетике. Другим недостатком является сохранение движения по­токов ресурсов и продукции производств третьего уклада. И, самое главное, технологические сово­купности четвертого и пятого укладов создавались и создаются в этой же структуре. С развитием четвертого уклада третий не исчез, и все они функционируют, воспроизводя себя сами в отдельных технологических пространствах. Это недопустимо. Экономика любой другой страны, не обладающей такими природными богатствами, как Казахстан, уже давно развалилась бы от такого хозяйствова­ния.

Если оценивать технический уровень экономики Казахстана в количественном отношении, то в нем все еще сохраняет свои позиции третий уклад. Его вклад в ВВП составляет 40-50 %. Четвертый уклад не окреп, хотя его вклад существенно возрос — до 40-45 %. Пятый только зарождается и ут­верждать о его существовании преждевременно [7; 60].

Страна остро нуждается в совершенствовании производственных процессов. Во многих отрас­лях промышленности и сельского хозяйства, энергетике, здравоохранении, сфере бытового обслужи­вания и в самой науке виден застой. Нужны ввод в действие прогрессивных технологий, замена из­ношенного оборудования высокопроизводительной техникой новых поколений. При этом большое значение имеет временной фактор: чем раньше будет выполнено техническое перевооружение, тем меньше усилий придется приложить для завоевания товарных «ниш» на мировом рынке. Диверсифи­кацию сдерживает отсутствие квалифицированных кадров.

Где оптимальное решение, каков выход?

Согласно экономической теории технического развития республика может догнать развитые страны. Этот вывод делается из следующих посылок.

Казахстан, располагая стратегическими сырьевыми ресурсами, оказался в более выгодном эко­номическом положении по сравнению с другими государствами СНГ. Однако сырьевая ориентация ставит его в зависимость от конъюнктуры мирового рынка. Тенденция развития мировой экономики показывает, что у республики нет иного пути, чем развитие экономики, основанной на знаниях, т.е. экономики инновационного типа. Никакой другой путь не обеспечит 2-3-кратный рост ВВП в бли­жайшие годы. В целом не существует какой-либо одной универсальной эффективной системы для всех стран. Каждая страна создает систему применительно к конкретным условиям, используя миро­вой опыт по формированию его ключевых элементов.

Новая индустриальная политика связана с проведением инновационной, инвестиционной и структурной перестройки промышленного производства, развитием услуг нового поколения. Дивер­сификация отечественных отраслей обусловлена необходимостью снижения зависимости экономики от экспорта сырьевых ресурсов. Решение этой проблемы связано с ускоренным развитием высоко­технологичных предприятий, развитием сферы услуг, а именно консалтинговые, инжиниринговые, коммуникационные, образовательные, финансовые услуги — ключевой фактор перехода к постинду­стриальной экономике.

Конкурентоспособность промышленности рассматривается как глобальная стратегия страны, мобилизующая различные возможности: ноу-хау, управленческие навыки, людские ресурсы, иннова­ции, технологии, структуру промышленности и другие факторы (природно-климатические условия и пр.).

В связи с этим Казахстану необходимо найти свою нишу на мировых рынках и так называемые «точки роста», т.е. развитие тех секторов и отраслей промышленности, которые должны в ближайшее время стать конкурентоспособными.

Для Республики Казахстан требуется новая, научно обоснованная стратегия инвестиционной деятельности. Это не только реструктуризация и модернизация производства, начиная с конкретного предприятия, по критериям восстановления на новой технико-технологической, структурной, органи- зационно-управленческой (самоуправление) и социальной основе, сегодня речь идет о высоких тех­нологиях, в том числе нанотехнологиях, формирующих более прогрессивные, V-VI технологические уклады. Ради их развития нужно последовательно наращивать долю накопления в ВВП при принци­пиально новом восприятии роли потребительной составляющей в ВВП, которая не изолируется от общего воспроизводственного процесса, и в первую очередь воспроизводства человека, способного к эффективной жизнедеятельности в условиях новой модели воспроизводства.

 

Список литературы

  1. Басовский Л.Е., Басовская Е.Н. Комплексный экономический анализ хозяйственной деятельности. — М.: ИНФРА-М,— 366 с.
  2. Любушин Н.П., Лещева В.Б., Дьякова В.Г. Анализ финансово-экономической деятельности предприятия: Учеб. посо­бие. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 1999. — 471 с.
  3. Аукуционек С.П. Современные буржуазные теории и модели цикла: критический анализ. — М.: Наука, 1984. — 223 с.
  4. Кондратьев Н.Д., Опарин Д.И. Большие циклы конъюнктуры. Доклады и их обсуждение в Институте экономики. — М.: Ин-т экономики, 1928. — 287 с.
  5. Иванченко В. К поиску модели динамичного развития // Экономист. — 2007. — № 12. — С. 24-30.
  6. Яковец Ю. Перестройка технологической структуры производства // Экономист. — 1993. — С. 27-36.
  7. Хан В. Закономерности экономического роста // Экономист. — 2007. — № 5. — С. 57-61.
Фамилия автора: Р.С.Каренов
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика