Пер­спек­ти­вы раз­ви­тия ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на в ры­ноч­ных ус­ло­ви­ях во вто­рой по­ло­ви­не ХIХ–на­ча­ле ХХ ве­ков

Ис­то­рия раз­ви­тия ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства в Ка­зах­ста­не во вто­рой по­ло­ви­не XIX–на­ча­ле XX вв. в оте­че­ствен­ной на­уке дос­та­точ­но дол­гое вре­мя ос­та­ва­лась сла­бо изу­чен­ной. При­чи­на дан­но­го фак­та бы­ла свя­за­на с иде­оло­гией се­ден­та­ри­за­ции, ког­да «пу­ти прог­рес­са ка­зах­ско­го кресть­ян­ства ас­со­ци­иро­ва­лись пре­иму­ще­ствен­но с эво­лю­цией (ад­ми­нис­тра­тив­но нап­рав­ля­емой) ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства в зем­ле­дель­чес­кое»1.

Вмес­те с тем в ис­то­ри­ог­ра­фии XIX–на­ча­ла ХХ вв. пер­спек­ти­вы ка­зах­ско­го ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства рас­смат­ри­ва­лись в ра­бо­тах Д.Кле­мен­ца, П.Ру­мян­це­ва, Л.Чер­ма­ка и других2. Они сде­ла­ли важ­ный вы­вод о том, что на раз­ви­тие ско­то­вод­ства, в том чис­ле и то­вар­но­го, в ис­сле­ду­емый пе­ри­од в пер­вую оче­редь пов­ли­ял внеш­ний фак­тор — вве­де­ние де­неж­ной по­дат­ной сис­те­мы, стро­итель­ство же­лез­ной до­ро­ги, пе­ре­се­ле­ние кресть­ян в Ка­зах­стан, раз­ви­тие рын­ка. Под вли­яни­ем наз­ван­ных при­чин в ус­ло­ви­ях сок­ра­ще­ния тра­ди­ци­он­ных пас­тбищ воз­ник­ла не­об­хо­ди­мость пе­ре­хо­да к бо­лее ин­тен­сив­ной фор­ме ско­то­вод­ства (за­го­тов­ка кор­мов, се­но­ко­ше­ние, стойло­вое со­дер­жа­ние ско­та). Это, в свою оче­редь, спо­соб­ство­ва­ло прис­по­соб­ле­нию ка­зах­ско­го хо­зяй­ства к ры­ноч­ным ус­ло­ви­ям.

В 20–30-е го­ды ХХ в. те­ма ско­то­вод­ства в ка­зах­ском хо­зяй­стве вто­рой по­ло­ви­ны XIX–на­ча­ла ХХ вв. отош­ла на вто­рой план, ус­ту­пив мес­то ис­сле­до­ва­ни­ям о ро­ли зем­ле­де­лия в раз­ви­тии ка­зах­ской эко­но­ми­ки. Так, зем­ле­де­лие рас­смат­ри­ва­ет­ся как «вы­ход из эко­но­ми­чес­кой и куль­тур­ной от­ста­лос­ти» и «путь к прог­рес­су», а мне­ние о том, что «жи­вот­но­вод­ство есть ис­то­ри­чес­кое приз­ва­ние ка­зах­ско­го на­се­ле­ния, яв­ля­ет­ся контрре­во­лю­ци­он­ным мне­ни­ем»3. В пос­ле­ду­ющий пе­ри­од дан­ная оцен­ка ко­че­во­го ско­то­вод­ства как пре­пят­ствие к эко­но­ми­чес­ко­му и куль­тур­но­му подъ­ему тру­дя­щих­ся масс зак­ре­пи­лась на­дол­го. Скеп­ти­чес­кое от­но­ше­ние к ро­ли ско­то­вод­ства как на­ибо­лее про­дук­тив­ной фор­мы хо­зяй­ство­ва­ния в ус­ло­ви­ях Ка­зах­ста­на, осо­бен­но его цен­траль­ной час­ти, объ­яс­ня­лось клас­со­вой борь­бой про­тив круп­ных ско­тов­ла­дель­цев-ба­ев, не­до­воль­ных по­ли­ти­кой Рос­сийско­го го­су­дар­ства и Со­вет­ской влас­ти. По­это­му впос­лед­ствии боль­шин­ство ис­сле­до­ва­те­лей со­вет­ско­го пе­ри­ода ог­ра­ни­чи­ва­лось рас­смот­ре­ни­ем воп­ро­сов струк­ту­ры ка­зах­ско­го ста­да, осо­бен­нос­тей со­дер­жа­ния ско­та и ко­че­ва­ния.

В це­лом, для со­вет­ских ис­то­ри­ков бы­ло ха­рак­тер­ным рас­смат­ри­вать ка­зах­скую пас­тбищ­но-ко­че­вую сис­те­му ско­то­вод­ства как ир­ра­ци­ональ­ную и при­ми­тив­ную. Этот же под­ход был ти­пи­чен и для до­ре­во­лю­ци­он­ных ис­сле­до­ва­те­лей, а так­же офи­ци­аль­ных влас­тей XIX–на­ча­ла XX вв., ко­то­рые «непре­одо­ли­мое же­ла­ние ка­зах­ско­го на­ро­да за­ни­мать­ся имен­но ко­че­вым ско­то­вод­ством» объ­яс­ня­ли его ле­ностью (якобы казахи по­ла­гались толь­ко на си­лы при­ро­ды)4. По­это­му в ис­сле­ду­емый пе­ри­од для прик­реп­ле­ния ка­за­хов к зем­ле, при­об­ще­ния их к осед­ло-зем­ле­дель­чес­кой куль­ту­ре в ка­зах­ской сте­пи рос­сийская ад­ми­нис­тра­ция, а поз­днее и Со­вет­ская власть ста­ли сок­ра­щать тра­ди­ци­он­ные пас­тбищ­ные угодья, рас­прос­тра­нять осед­лый об­раз жиз­ни и по­ощ­рять зем­ле­де­лие и хле­бо­па­ше­ство.

Од­на­ко прак­ти­чес­кий опыт кон­ца XIX–на­ча­ла ХХ вв. до­ка­зал не­сос­то­ятель­ность (не­рен­та­бель­ность) та­ко­го ро­да ме­роп­ри­ятий. В си­лу не­дос­тат­ка при­год­ных для зем­ле­де­лия зе­мель, как бы ни был хо­рош уро­жай хле­бов, он не мог удов­лет­во­рить про­до­воль­ствен­ные пот­реб­нос­ти ка­зах­ско­го об­ще­ства. В 30-е го­ды ХХ в. на­силь­ствен­ное осе­да­ние ка­за­хов при­ве­ло к унич­то­же­нию тра­ди­ци­он­но­го хо­зяй­ства в Ка­зах­ста­не, к по­те­ре от го­лод­ной смер­ти по­ло­ви­ны ка­зах­ско­го эт­но­са и от­ко­чев­ке зна­чи­тель­ной час­ти сос­то­ятель­но­го слоя на­ции за пре­де­лы края. О па­губ­нос­ти фор­си­ро­ван­ной по­ли­ти­ки унич­то­же­ния тра­ди­ци­он­но­го ка­зах­ско­го хо­зяй­ства в сво­их стать­ях писали С.П.Шве­цов, А.Ер­ме­ков: «Унич­то­же­ние ко­че­во­го бы­та в Ка­зах­ста­не зна­ме­но­ва­ло бы со­бой не толь­ко ги­бель степ­но­го ско­то­вод­ства и ка­зах­ско­го хо­зяй­ства, но и прев­ра­ще­ние су­хих сте­пей в без­люд­ные пус­ты­ни»5. Их мне­ние ока­за­лось соз­вуч­ным мыс­лям ис­то­ри­ков на­ча­ла ХХ в. Как за­ме­тил до­ре­во­лю­ци­он­ный ис­сле­до­ва­тель Д.Кле­менц, «всех су­хих сте­пей не оро­сить и вес­ти зем­ле­де­лие с оро­ше­ни­ем, тре­бу­ющим до­ба­воч­но­го тру­да, не всег­да вы­год­но. Вы­год­нее бу­дет по­ку­пать при­воз­ной хлеб из жит­ниц нас­то­ящих»6. Воз­мож­но вы­год­нее бы­ло бы раз­ви­вать и улуч­шать ско­то­вод­чес­кое хо­зяй­ство ка­за­хов, вло­жив срав­ни­тель­но не­боль­шие сред­ства в улуч­ше­ние по­род ско­та и бо­лее луч­шее его со­дер­жа­ние. По­это­му ог­ром­ные зат­ра­ты, вкла­ды­ва­емые в де­ло се­ден­та­ри­за­ции ко­чев­ни­ков и при­об­ще­ния их к но­вой куль­ту­ре, не мог­ли оку­пить­ся в Ка­зах­ста­не с дос­та­точ­ной при­былью. Осо­бую ак­ту­аль­ность точ­ка зре­ния Д.Кле­мен­ца и дру­гих при­об­ре­та­ет в от­но­ше­нии Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на — как ре­ги­она тра­ди­ци­он­но­го круп­но­го ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства и рис­ко­ван­но­го зем­ле­де­лия, где в степ­ных ус­ло­ви­ях Са­ры-Ар­ки ско­то­вод­ство яв­ля­лось на­ибо­лее ра­ци­ональ­ным ви­дом хо­зяй­ства.

Зна­чи­тель­ную роль в раз­ви­тии ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства ка­зах­ско­го об­ще­ства во вто­рой по­ло­ви­не ХIХ–на­ча­ле ХХ вв. сыг­ра­ло уве­ли­че­ние чис­лен­нос­ти на­се­ле­ния как в са­мом Ка­зах­ста­не, так и на всем Ев­ра­зийском прос­тран­стве. Важ­ным фак­то­ром де­мог­ра­фи­чес­ко­го взры­ва в Ка­зах­ста­не в XIX в. ста­ла внеш­няя миг­ра­ция как из Цен­траль­ной Азии ка­за­хов на се­вер­ные ок­ра­ины сте­пей, так и из цен­траль­ных районов Рос­сии кресть­ян-пе­ре­се­лен­цев, го­ни­мых нуж­дой и же­ла­ни­ем луч­шей до­ли. К 60-м го­дам XIX в. в Ази­ат­ской Рос­сии про­жи­ва­ли 2,8 млн. рус­ских. К 1885 г. сю­да пе­ре­се­ли­лись еще око­ло 857 тыс. че­ло­век, за пе­ри­од с 1896-го по 1914 гг. в Си­би­ри обус­тро­ились бо­лее 3161 тыс. но­во­се­лов7. За 50 лет (1860–1910 гг.) в Ак­мо­лин­ской об­лас­ти чис­лен­ность на­се­ле­ния уве­ли­чи­лась с 390 тыс. до 1047 тыс. че­ло­век, в Се­ми­па­ла­тин­ской об­лас­ти — с 241 тыс. до 842 тыс. че­ло­век8.

Уве­ли­че­ние чис­лен­нос­ти на­се­ле­ния, как ко­че­во­го, так и осед­ло­го, при­ве­ло к рос­ту пот­реб­нос­ти в ско­то­вод­чес­кой про­дук­ции и со­от­вет­ствен­но к уве­ли­че­нию по­го­ловья ско­та в ре­ги­оне. В це­лом по Ка­зах­ста­ну (за вы­че­том уез­дов, не от­но­ся­щих­ся соб­ствен­но к Ка­зах­ста­ну, — Прже­вальско­го и Пиш­пек­ско­го, Таш­кентско­го и Ом­ско­го) ко­ли­че­ство го­лов ско­та сос­тав­ля­ло: в 1886 г. — 16991500, в 1895-м — 19176800, в 1905-м — 20571600, в 1912-м — 25387900, в 1916-м — 299206009, т.е. ко­ли­че­ство го­лов ско­та уве­ли­чи­лось за 30 лет в 1,7 раза.

По­пыт­ки рос­сийской ад­ми­нис­тра­ции при­об­щить ка­за­хов к зем­ле­дель­чес­кой куль­ту­ре, из­ме­нить ра­ци­он ко­чев­ни­ков в поль­зу хлеб­ных про­дук­тов не от­ра­зи­лись на чис­лен­нос­ти ка­зах­ских стад. На­обо­рот, в слож­ные за­суш­ли­вые пе­ри­оды, ког­да зем­ле­дель­чес­кой про­дук­ции не хва­та­ло для удов­лет­во­ре­ния на­сущ­ных пот­реб­нос­тей, ка­за­хи за счет про­да­жи сво­его ско­та име­ли воз­мож­ность по­пол­нять за­па­сы зер­на из бо­га­тых зем­ле­дель­чес­ких со­сед­них ре­ги­онов и да­же де­лить­ся ими с осед­лы­ми хле­бо­паш­ца­ми-кресть­яна­ми и ка­за­ка­ми по сход­ным це­нам. Так, ка­за­хи юж­ных во­лос­тей Ак­мо­лин­ско­го уез­да, рас­по­ло­жен­ных в цен­траль­ной час­ти Ка­зах­ста­на, как толь­ко стало известно о подорожании хлеба из-за пред­сто­ящего не­уро­жая 1900 г., от­пра­ви­ли гро­мад­ные ка­ра­ва­ны вер­блю­дов в Се­ми­ре­чен­скую об­ласть, где ими бы­ли за­куп­ле­ны пше­ни­ца в зер­не по 18 коп. и рис — по 30 коп., в про­да­жу же рус­ско­му на­се­ле­нию сво­его уез­да ими бы­ло пу­ще­но: та же пше­ни­ца по 35 коп. и рис — по 40 коп.10. Та­ким об­ра­зом, рас­по­ла­гая в дос­та­точ­ном ко­ли­че­стве ско­том для по­лу­че­ния мяс­ных и мо­лоч­ных про­дук­тов и ра­бо­чим ско­том для дос­тав­ки хле­ба, ско­то­вод­чес­кие хо­зяй­ства Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на обес­пе­чи­ва­ли се­бя и сво­их со­се­дей про­до­воль­стви­ем.

Ско­то­вод­чес­кая про­дук­ция Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на поль­зо­ва­лась боль­шой по­пу­ляр­ностью в рос­сийской ар­мии. Так, в за­пис­ке под­пол­ков­ни­ка Трош­ки­на о тор­гов­ле в Ак­мо­лин­ском уез­де и рас­пре­де­ле­нии то­ва­ров к ра­пор­ту от 10.09.1896 г. от­ме­ча­ет­ся, что од­ним из важ­ных пот­ре­би­те­лей мя­са Степ­но­го края яв­ля­ют­ся «войско Рос­сийское и ра­бо­чие цен­траль­ных фаб­рик, ко­то­рые про­до­воль­ству­ют­ся един­ствен­но здеш­ним ско­том. Нап­ри­мер, че­рез од­ни тран­спор­тные кон­то­ры от­прав­ля­ет­ся до 3.000 пу­дов за­мо­ро­жен­но­го мя­са»11.

Во вто­рой по­ло­ви­не XIX–на­ча­ле ХХ вв. уве­ли­че­ние сос­та­ва ар­мии, ак­тив­ная внеш­няя по­ли­ти­ка, но­вые во­ору­же­ния выд­ви­ну­ли пе­ред го­су­дар­ством на пер­вый план воп­рос о кон­ном резерве. Ре­сур­сы соб­ствен­но­го ко­не­вод­ства Рос­сийской им­пе­рии не поз­во­ля­ли обес­пе­чить пот­реб­нос­ти ар­мии. В свя­зи с этим во вто­рой по­ло­ви­не XIX в. ве­дом­ство го­су­дар­ствен­но­го ко­не­за­вод­ства бы­ло оза­да­че­но целью соз­да­ния за­пас­но­го фон­да для ар­мии. Ис­точ­ни­ком та­ко­го фон­да мог­ло стать степ­ное ко­не­вод­ство Ка­зах­ста­на, в том чис­ле и ко­не­вод­ство Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на, ко­то­рое об­ла­да­ло боль­ши­ми воз­мож­нос­тя­ми и пер­спек­ти­ва­ми при ра­ци­ональ­ном ве­де­нии хо­зяй­ства. Из ра­пор­тов ак­мо­лин­ско­го и ат­ба­сар­ско­го уез­дных на­чаль­ни­ков (1902–1904 гг.) сле­ду­ет, что «на слу­чай мо­би­ли­за­ции войск Си­бир­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га мож­но при­об­рес­ти по­куп­кою вер­хо­вых и уп­ряж­ных ло­ша­дей лишь кир­гиз­ской по­ро­ды»12. При­чем от­ме­ча­лось, что по­куп­ку не­ред­ко мож­но про­из­вес­ти в юж­ных во­лос­тях Ак­мо­лин­ско­го и Ат­ба­сар­ско­го уез­дов, т.е. на тер­ри­то­рии сов­ре­мен­но­го Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на, ли­бо в го­ро­дах и ста­ни­цах, ку­да из сте­пи во вре­мя яр­ма­рок при­го­ня­ет­ся зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство ло­ша­дей13.

Та же рус­ская ар­мия шерстью удов­лет­во­ря­лась так­же ис­клю­чи­тель­но из ка­зах­ской сте­пи. Оп­ре­де­лить, по сколь­ко сбы­ва­лись кош­мы, слож­но, но, су­дя по ее цен­нос­ти (до 1 руб. 70 коп. за ар­шин, а в Се­ми­речье не до­ро­же 50 коп. за ар­шин), спрос на нее был зна­чи­те­лен (не ме­нее как на 150.000 руб. в год)14.

В го­ды не­уро­жа­ев 90-х го­дов XIX в., пос­тиг­ших при­волжские и при­кам­ские гу­бер­нии, ско­то­вод­чес­кая про­дук­ция Си­би­ри и Ка­зах­ста­на яви­лась важ­ным под­спорь­ем в хо­зяй­стве кресть­ян Цен­траль­ной Рос­сии. В жур­на­ле «Ни­ва» в на­ча­ле ХХ в. бы­ло по­ме­ще­но ин­те­рес­ное со­об­ще­ние о за­куп­ке степ­ных ло­ша­дей для пос­тра­дав­ших от не­уро­жа­ев 1898 г. гу­бер­ний. «За­куп­ка про­из­во­ди­лась зи­мой и вес­ной 1898–1899 го­дов в районах Орен­бур­га и Ура­ла, а так­же в степ­ных районах Ак­мо­лин­ской об­лас­ти. Все­го бы­ло за­куп­ле­но 69.172 ло­ша­дей на сум­му 1.931.903 руб., од­на ло­шадь сто­ила при­мер­но 27 руб. 92 коп. В чис­ле этих ло­ша­дей на­хо­ди­лось 62 ло­ша­ди, по­жер­тво­ван­ные кир­ги­за­ми, ко­то­рые, уз­нав, что ло­ша­ди за­ку­па­ют­ся для кресть­ян, пос­тра­дав­ших от не­уро­жа­ев, ста­ли от­но­сить­ся к де­лу по­куп­щи­ков чрез­вы­чайно сим­па­тич­но и по­ра­жа­ли чес­тностью и ра­ду­ши­ем» 15.

Боль­шую роль в уве­ли­че­нии спро­са на скот и мяс­ную про­дук­цию сыг­рал внеш­ний фак­тор. Во вто­рой по­ло­ви­не XIX–на­ча­ле ХХ вв. в за­пад­ных районах Ев­ра­зийско­го ре­ги­она, а так­же в Ев­ро­пе на фо­не рос­та на­се­ле­ния наб­лю­да­лось сок­ра­ще­ние по­го­ловья ско­та. В Гер­ма­нии к 1910 г. (с на­ча­ла ве­ка) на­се­ле­ние уве­ли­чи­лось поч­ти на 7 %, а об­щий убой ско­та — все­го на 2,5 %16. Круп­ным пос­тав­щи­ком про­дук­тов ско­то­вод­ства на ев­ро­пейские рын­ки во вто­рой по­ло­ви­не XIX–на­ча­ле ХХ вв. яв­ля­лась Рос­сия. По дан­ным Ю.Э.Ян­со­на, в 70-х го­дах XIX в. она пок­ры­ва­ла бо­лее по­ло­ви­ны ев­ро­пейско­го де­фи­ци­та в ско­те, пос­тав­ляя в пе­ре­во­де на круп­ный ро­га­тый скот 189,4 тыс. го­лов (59,8 %) из 316,5 тыс. го­лов, в ко­то­рых нуж­да­лась Ев­ро­па17. Од­на­ко во вто­рой по­ло­ви­не XIX в. на фо­не уве­ли­че­ния на­се­ле­ния в Ев­ро­пейской Рос­сии, где за 10 лет (1850–1860 гг.) на­се­ле­ние воз­рос­ло на 10,8 %, наб­лю­да­лось па­де­ние уров­ня ско­то­вод­ства на 15,2 %18.

Дан­ная си­ту­ация при­ве­ла к рос­ту зна­чи­мос­ти ка­зах­ских сте­пей, что поз­во­ли­ло офи­ци­аль­ной ре­ги­ональ­ной прес­се в 1871 г. соотнести по­ло­же­ние Ка­зах­ста­на к Рос­сии как Мон­го­лии к Ки­таю. «В нас­то­ящее вре­мя од­на толь­ко часть си­бир­ских сте­пей (Ак­мо­лин­ская об­ласть) от­пус­ка­ет еже­год­но в Рос­сию свы­ше мил­ли­она ско­та. В этих ви­дах мы обя­за­ны ус­тра­нить все об­сто­ятель­ства, ко­то­рые мог­ли бы на­нес­ти удар столь су­ще­ствен­ной для нас от­рас­ли на­род­но­го хо­зяй­ства, да­же раз­ви­тие осед­ло­го на­се­ле­ния в сте­пи, по­ла­га­ющим за ос­но­ва­ние сво­его хо­зяй­ства хле­бо­па­ше­ство, дол­жно иметь свои пре­де­лы, то есть не бо­лее то­го, сколь­ко тре­бу­ет­ся ад­ми­нис­тра­тив­ным и тор­го­вым ин­те­ре­сам края. Вся­кий из­ли­шек в этом от­но­ше­нии вред­но от­ра­зит­ся на ско­то­вод­стве и в то ­же вре­мя об­ре­чет по­се­лен­цев на до­воль­но жал­кое су­ще­ство­ва­ние»19. Как мы ви­дим, офи­ци­аль­ная пе­чать осо­бо рас­смат­ри­ва­ла зна­че­ние ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства ка­зах­ско­го об­ще­ства. При этом в статье де­лал­ся важ­ный вы­вод о не­об­хо­ди­мос­ти ус­тра­не­ния всех пре­пят­ствий в раз­ви­тии тра­ди­ци­он­но­го хо­зяй­ства, учи­ты­вая боль­шие воз­мож­нос­ти Степ­но­го края.

Скот, осо­бен­но ло­ша­ди и ов­цы, яв­ля­лись для ка­за­хов важ­ным ис­точ­ни­ком про­пи­та­ния, дос­тав­ля­ли одеж­ду, жир, бы­ли на­деж­ны­ми спут­ни­ка­ми жиз­ни ско­то­во­да-ко­чев­ни­ка. С ус­та­нов­ле­ни­ем ад­ми­нис­тра­тив­но­го и фис­каль­но­го кон­тро­ля Рос­сии над Ка­зах­ской степью про­да­жа ско­та на мес­тных рын­ках да­ва­ла ка­за­хам хо­ро­шую фи­нан­со­вую под­дер­жку. Кро­ме это­го, сбыт ско­то­вод­чес­кой про­дук­ции был прак­ти­чес­ки всег­да обес­пе­чен, так как, во-пер­вых, на фо­не рос­та как осед­ло­го, так и ко­че­во­го на­се­ле­ния пот­реб­ность в мяс­ных про­дук­тах всег­да су­ще­ство­ва­ла, во-вто­рых, про­да­ва­емый скот не нуж­дал­ся в до­пол­ни­тель­ных подъ­ез­дных пу­тях, а сам прок­ла­ды­вал се­бе до­ро­гу, что, со­от­вет­ствен­но, сни­жа­ло зат­ра­ты на дос­тав­ку про­дук­ции. По­это­му се­бес­то­имость ско­то­вод­чес­кой про­дук­ции об­хо­ди­лась по­ку­па­те­лям нам­но­го мень­ше, чем зем­ле­дель­чес­кой, что так­же бы­ло нам­но­го вы­год­нее для мес­тно­го на­се­ле­ния.

Ско­то­вод­чес­кая про­дук­ция не толь­ко обес­пе­чи­ва­ла всем не­об­хо­ди­мым ка­за­хов, но и да­ва­ла воз­мож­ность вы­пол­нять го­су­дар­ствен­ные по­вин­нос­ти. До­ре­во­лю­ци­он­ные ав­то­ры за­ме­ча­ли, что «кир­ги­зы — без­не­до­имич­но уп­ла­чи­ва­ют все го­су­дар­ствен­ные и зем­ские по­вин­нос­ти»20. Как от­ме­ча­ет­ся в до­ре­во­лю­ци­он­ной пе­ри­оди­чес­кой пе­ча­ти, «глав­нейшим ис­точ­ником до­бы­ва­ния средств для от­бы­ва­ния де­неж­ных и на­ту­раль­ных по­вин­нос­тей, рав­но как и для соб­ствен­но­го су­ще­ство­ва­ния, для кир­гиз Уральской об­лас­ти слу­жит ско­то­вод­ство. Оно, сос­тав­ляя при­род­ное за­ня­тие ко­чев­ни­ков, да­ет не толь­ко мо­гу­ще­ствен­ное сред­ство к обес­пе­че­нию про­до­воль­ствия, но и да­же оп­ре­де­лен­ную их фор­му бы­тия»21. Ана­ло­гич­ная си­ту­ация бы­ла ха­рак­тер­на для все­го Ка­зах­ста­на.

Зна­чи­мость ско­то­вод­ства как важ­ной от­рас­ли хо­зяй­ства ка­зах­ско­го об­ще­ства Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на во вто­рой по­ло­ви­не XIX–на­ча­ле ХХ вв. оп­ре­де­ля­лась так­же тем, что ос­нов­ная часть на­се­ле­ния ре­ги­она все сред­ства сво­его бюд­же­та по­лу­ча­ла от про­да­жи ско­та и про­дук­тов ско­то­вод­ства. До­ход от зем­ле­де­лия и про­мыс­лов по своей ве­ли­чи­не имел вто­рос­те­пен­ное зна­че­ние. 

 

Как вид­но из ди­аг­рам­мы, ско­то­вод­чес­кий про­мы­сел обес­пе­чи­ва­ет бо­лее ¾ всех пос­туп­ле­ний в хо­зяй­ство ка­зах­ско­го об­ще­ства, тог­да как до­ход от зем­ле­де­лия сос­тав­ля­ет толь­ко 4,1 % всей сум­мы до­хо­да хо­зяй­ства. Об этом же сви­де­тель­ству­ют и срав­ни­тель­ные ре­ги­ональ­ные дан­ные (см. табл.).

Таб­ли­ца

Со­от­но­ше­ние до­хо­дов ка­зах­ско­го хо­зяй­ства от ско­то­вод­ства и зем­ле­де­лия23

Уез­ды

По бюд­жет­ным дан­ным при­хо­дит­ся в год до­хо­да на едо­ка, руб­.

На 100 руб. до­хо­да от ско­товодства — до­хо­д от зем­ле­де­лия

от ско­то­вод­ства

от зем­ле­де­лия

все­го

Ак­тю­бин­ский

43,78

24,35

68,13

55,6

Кус­та­найский

57,15

10,44

67,59

18,9

Усть-Ка­ме­ногорск

35,16

5,17

40,33

14,4

Зайсан­ский

25,16

3,36

28,51

9,4

Се­ми­па­ла­тин­ский

26

1,99

27,99

7,7

Ак­мо­лин­ский

64,12

3,18

67,30

5

Кар­ка­ра­лин­ский

43,61

1,88

45,49

4,3

Пав­ло­дар­ский

53,40

1,39

54,79

2,6

Ат­ба­сар­ский

81,85

1,68

83,53

2,1

Кок­че­тав­ский

49,82

0,92

50,74

1,8

Ом­ский

41,44

0,63

42,07

1,5

Пет­ро­пав­лов­ский

47,99

0,54

48,53

1,1

 

Так, ес­ли срав­нить до­ход от ско­то­вод­ства и зем­ле­де­лия в ка­зах­ских хо­зяй­ствах Степ­но­го края, то в пер­вое де­ся­ти­ле­тие ХХ в. до­ход от про­да­жи ско­то­вод­чес­кой про­дук­ции был нам­но­го вы­ше, чем от зем­ле­дель­чес­кой про­дук­ции. Нап­ри­мер, в тра­ди­ци­он­ных ско­то­вод­чес­ких цен­трах в Ом­ском, Пет­ро­пав­лов­ском, Кок­че­тав­ском уез­дах до­ход от зем­ле­де­лия не пре­вы­шал 0,92 руб. на ду­шу населения, в степ­ных об­лас­тях он ко­ле­бал­ся от 1,68 до 3,18 руб., в Усть-Ка­ме­но­гор­ском сос­тав­лял 5,17 руб., в Кус­та­найском — 10,44 руб., в Ак­тю­бин­ском — 24,35 руб. То есть на­ибо­лее до­ход­ны­ми в от­но­ше­нии про­из­вод­ства зем­ле­дель­чес­кой про­дук­ции счи­та­лись Ак­тю­бин­ский, Кус­та­найский и Усть-Ка­ме­но­гор­ский уез­ды.

В то же вре­мя в от­но­ше­нии про­из­вод­ства ско­то­вод­чес­кой про­дук­ции на­ибо­лее до­ход­ны­ми мож­но рас­смат­ри­вать ка­зах­ские хо­зяй­ства Ат­ба­сар­ско­го, Ак­мо­лин­ско­го и Кар­ка­ра­лин­ско­го уез­дов, где до­хо­ды от ско­то­вод­ства в год на од­но­го едо­ка сос­тав­ля­ли со­от­вет­ствен­но 81,85; 64,12 и 43,61 руб. Сле­до­ва­тель­но, на 100 руб. до­хо­да от ско­то­вод­ства в этих трех уез­дах до­хо­да от зем­ле­де­лия при­хо­ди­лось со­от­вет­ствен­но 2,1; 5 и 4,3 руб. Дан­ные таб­ли­цы еще раз под­твер­жда­ют, что Цен­траль­ный Ка­зах­стан в на­ча­ле ХХ в. яв­лял­ся важ­ным цен­тром ско­то­вод­чес­кой про­мыш­лен­нос­ти Ка­зах­ста­на.

При­быль­ность ско­то­вод­ства как фор­мы раз­ви­тия хо­зяй­ства и его пер­спек­ти­вы на­ча­ло осоз­на­вать и кресть­ян­ское на­се­ле­ние, ко­то­рое уве­ли­чи­ло по­го­ловье ско­та в сво­их хо­зяй­ствах. Прак­ти­чес­ки во всех уез­дах Ак­мо­лин­ской об­лас­ти за крайне низ­кую це­ну кресть­яне сда­ва­ли свой скот на вы­пас. Так, за ле­то с го­ло­вы круп­но­го ро­га­то­го ско­та кресть­яне пла­ти­ли 50 коп., за мел­кий скот — 10–15 коп. за го­ло­ву24. По­это­му для раз­ви­тия кресть­ян­ско­го ско­то­вод­ства зем­ли у ка­зах­ско­го на­се­ле­ния на­ча­ли изы­мать­ся не толь­ко для арен­ды под хле­бо­па­ше­ство, се­но­кос­ные угодья и соз­да­ние зем­ле­дель­чес­ких хо­зяйств, но и для уве­ли­че­ния пас­тбищ для ско­та пе­ре­се­лен­цев.

Од­на­ко не­об­хо­ди­мо при­нять во вни­ма­ние тот факт, что в на­ча­ле ХХ в. кресть­ян­ское и час­тно­вла­дель­чес­кое ско­то­вод­чес­кое хо­зяй­ство еще не по­лу­чи­ло дол­жно­го раз­ви­тия, в то вре­мя как ско­то­вод­чес­кая про­дук­ция ка­зах­ско­го об­ще­ства уже име­ла хо­ро­ший сбыт на внут­рен­нем и внеш­нем рын­ках. Кро­ме это­го, ве­те­ри­на­ры Ак­мо­лин­ской об­лас­ти от­ме­ча­ли, что в се­вер­ной по­ло­се об­лас­ти в ка­зачь­их хо­зяй­ствах на­ли­цо все приз­на­ки вы­рож­де­ния мес­тных по­род ско­та25. В этой свя­зи офи­ци­аль­ные влас­ти воз­ла­га­ли боль­шие на­деж­ды на юж­ные уез­ды ре­ги­она, где ско­то­вод­ство по-преж­не­му раз­ви­ва­лось в боль­ших раз­ме­рах.

Зна­че­ние Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на как од­но­го из глав­ных ско­то­вод­чес­ких ре­ги­онов Ев­ра­зийско­го ре­ги­она уси­ли­ва­лось его рас­по­ло­же­ни­ем на пу­ти круп­ных ско­топ­ро­гон­ных трак­тов. Так, ве­те­ри­нар­ный врач Пет­ро­пав­лов­ско­го уез­да Су­тор­мин в 1911 г. от­ме­чал, что ка­за­хи во­лос­тей уез­да при­во­дят на вы­пас на Та­ин­чин­скую яр­мар­ку скот, сле­дуя по степ­но­му трак­ту, про­хо­дя­ще­му че­рез уез­ды Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на. Сре­ди них ка­за­хи Та­ин­чин­ской во­лос­ти — Аб­дул­ла Шин­ка­ев, По­лу­ден­ской во­лос­ти — Дос­му­ха­мед Ку­дайна­за­ров, Байму­ха­мед Ураз­ба­ев26. Дан­ный факт еще раз сви­де­тель­ству­ет о до­ход­нос­ти ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства как для мес­тно­го на­се­ле­ния Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на, так и для со­сед­них ре­ги­онов, из­вле­ка­ющих вы­го­ду из раз­ви­тия ры­ноч­ных от­но­ше­ний в Ев­ра­зийском ре­ги­оне.

Од­на­ко в на­ча­ле ХХ в. на фо­не рос­та то­вар­но­го ско­то­вод­ства в Ка­зах­ста­не на­ча­ли про­яв­лять­ся тен­ден­ции сок­ра­ще­ния чис­лен­нос­ти ско­та в ка­зах­ских сте­пях, выз­ван­ные уси­лен­ны­ми пос­тав­ка­ми ско­то­вод­чес­ко­го сырья на рын­ки и для пот­реб­нос­тей ар­мии. Так, в 1906–1914 гг. ко­ли­че­ство ско­та, про­дан­ного на рын­ках Ка­зах­ста­на, уве­ли­чи­лось в 4 ра­за, об­щая сто­имость эк­спор­та из сте­пи уве­ли­чи­лась, пре­вы­сив поч­ти в 10 раз им­порт27.

Оза­да­чен­ное расстрой­ством дан­ной от­рас­ли сельско­го хо­зяй­ства в степ­ных об­лас­тях Глав­ное Уп­рав­ле­ние Зем­ле­ус­трой­ства и Зем­ле­де­лия в де­каб­ре 1912 г. при­ня­ло ре­ше­ние сда­вать в арен­ду ско­то­вод­чес­кие учас­тки пре­иму­ще­ствен­но обес­пе­чен­ным ско­то­во­дам и ко­не­во­дам.А Пе­ре­се­лен­чес­кое Уп­рав­ле­ние с 1913 г. на­ча­ло на­ре­зать круп­ные ско­то­вод­чес­кие учас­тки и сда­вать их на льгот­ных ус­ло­ви­ях в арен­ду опыт­ным ско­то­во­дам, же­ла­ющим за­нять­ся пра­виль­ным ско­то­вод­ством или ко­не­вод­ством. Зем­ли сда­ва­лись без тор­гов сро­ком на 36 лет, от 10 до 25 коп. за де­ся­ти­ну, с обя­за­тель­ством в те­че­ние пя­ти лет за­вес­ти оп­ре­де­лен­ное ко­ли­че­ство го­лов ско­та. Нап­ри­мер, кто по­же­ла­ет за­нять­ся ко­не­вод­ством, то­му по­ла­га­ет­ся за­вес­ти од­ну ло­шадь на 30 де­ся­тин удоб­ной арен­до­ван­ной зем­ли, для ко­ров счи­та­ет­ся по 25 де­ся­тин на го­ло­ву, для мел­ко­го ро­га­то­го ско­та — по 6 де­ся­тин28.

Поль­за от дан­но­го ме­роп­ри­ятия дол­жна бы­ла быть обо­юд­ной. Го­су­дар­ству — эко­но­мия средств: ес­ли каж­дая ло­шадь об­хо­ди­лась каз­не око­ло 1000 руб­лей, то ры­ноч­ная сто­имость не пре­вы­ша­ла 300 руб­лей29. Ка­зах­ско­му об­ще­ству — даль­нейшее раз­ви­тие ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства, при­ме­не­ние воз­мож­нос­тей для ре­али­за­ции сво­их пот­реб­нос­тей. Ре­ак­ция на­се­ле­ния не за­мед­ли­ла ска­зать­ся. Так, в со­сед­ней с цен­траль­ной частью Ка­зах­ста­на Се­ми­ре­чен­ской об­лас­ти «ско­то­вод­чес­кие учас­тки по но­во­му за­ко­ну сда­ют­ся в арен­ду очень ход­ко, нес­мот­ря на ко­рот­кий срок. Сред­няя ве­ли­чи­на учас­тков под куль­тур­ное ко­не­вод­ство, уже сдан­ных це­ло­му ря­ду как мес­тных, так и ино­го­род­них пред­при­ни­ма­те­лей, ко­леб­лет­ся от 2 до 4 тыс. де­ся­тин»30.

Поз­днее Ми­нис­тер­ство Зем­ле­де­лия пред­ло­жи­ло ор­га­ни­зо­вы­вать и бо­лее мел­кие ско­то­вод­чес­кие учас­тки для сда­чи в арен­ду как пе­ре­се­лен­цам, так и мес­тным жи­те­лям из ка­за­хов и рус­ских кресть­ян. Это еще раз под­твер­жда­ет пер­спек­тив­ность раз­ви­тия ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства в Ка­зах­ста­не не толь­ко сре­ди ко­че­во­го, но и осед­ло­го на­се­ле­ния. К этим фак­там мож­но до­ба­вить сло­ва Д.Кле­мен­ца, ко­то­рый в на­ча­ле ХХ в. от­ме­тил, что «Рос­сия крайне раз­но­об­раз­на, и пот­реб­нос­тей у нее мно­го. Для жи­ву­щих в ней ко­че­вых пле­мен найдет­ся по­лез­ное де­ло и без лом­ки их бы­та»31.

Ско­то­вод­ство Ка­зах­ста­на, в том чис­ле и в цен­траль­ной его час­ти, ста­ло ос­но­вой для раз­ви­тия пред­при­ни­ма­тельских тен­ден­ций в сре­де ка­зах­ско­го об­ще­ства и адап­та­ции ка­за­хов к ры­ноч­ным ус­ло­ви­ям. Это про­яви­лось в пос­те­пен­ном пе­ре­хо­де к то­вар­но­му ско­то­вод­ству, по­яв­ле­нии слоя пред­при­ни­ма­те­лей сре­ди ско­тов­ла­дель­цев, раз­ви­тии про­мыс­ло­вой де­ятель­нос­ти, тес­но свя­зан­ной со ско­то­вод­ством, нап­ри­мер из­воз­ного про­мы­сла. Так, сре­ди бо­га­тых ско­тов­ла­дель­цев по­яв­ля­ют­ся хо­зя­ева, ко­то­рых прив­ле­кают уже не толь­ко ко­ли­че­ствен­ные по­ка­за­те­ли их стад, но и ка­че­ствен­ные ха­рак­те­рис­ти­ки ви­дов ско­та. Хо­тя спе­ци­алис­ты-ве­те­ри­на­ры кри­ти­чес­ки от­но­си­лись к ме­то­ди­ке раз­ве­де­ния ско­та в ка­зах­ском хо­зяй­стве, но, как от­ме­ча­ет­ся в док­ла­де Ак­мо­лин­ско­го об­лас­тно­го ин­спек­то­ра (1910 г.), «не­ко­то­рые из кир­гиз­ских бо­га­чей пол­ны стрем­ле­ния иметь бо­лее про­дук­тив­ных жи­вот­ных»32.

Бо­га­тые ско­топ­ро­мыш­лен­ни­ки в кон­це XIX в. на­ча­ли упот­реб­лять для усо­вер­шен­ство­ва­ния ка­зах­ской ло­ша­ди тур­кмен­скую, хи­вин­скую и рус­скую за­вод­скую по­ро­ды ло­ша­дей. Нап­ри­мер, в та­бу­нах из­вес­тно­го ско­топ­ро­мыш­ле­ни­ка Тер­са­кан­ской во­лос­ти Ат­ба­сар­ско­го уез­да Мейра­ма Джа­найда­ро­ва име­лись по­лук­ров­ные тур­кмен­ские и хи­вин­ские же­реб­цы, в та­бу­нах Са­ры-Суйской во­лос­ти это­го же уез­да Джан­дав­лет Ку­лу­бе­ков про­во­дил смыч­ку степ­ных ло­ша­дей с хи­вин­ской по­ро­дой. Дан­ные ме­роп­ри­ятия под­дер­жи­ва­лись спе­ци­алис­та­ми ве­те­ри­нар­ной служ­бы Ак­мо­лин­ской об­лас­ти, ко­то­рые ре­ко­мен­до­ва­ли ско­то­во­дам ре­ги­она ос­та­но­вить свой вы­бор на так на­зы­ва­емой те­кин­ской по­ро­де ло­ша­дей, ко­то­рые круп­нее сред­ней ка­зах­ской ло­ша­ди, бла­го­род­нее, име­ют боль­ше ог­ня в тем­пе­ра­мен­те33.

Вмес­те с тем ве­те­ри­нар­ный врач г. Пет­ро­пав­лов­ска в сво­ем пись­ме за­ве­ду­юще­му ве­те­ри­нар­ной частью по Ак­мо­лин­ской об­лас­ти в 1894 г. ре­ко­мен­до­вал пер­вые опы­ты по скре­щи­ва­нию ка­зах­ских и те­кин­ских ло­ша­дей про­из­во­дить в юж­ных час­тях Степ­но­го ге­не­рал-гу­бер­на­тор­ства, где кли­мат бо­лее те­плый, а в се­вер­ные уез­ды дос­тав­лять уже по­лу­чен­ный ма­те­ри­ал от скре­щи­ва­ния34. Та­ким об­ра­зом, юж­ные уез­ды Ак­мо­лин­ской об­лас­ти, ку­да от­но­сит­ся и Цен­траль­ный Ка­зах­стан, рас­смат­ри­ва­лись спе­ци­алис­та­ми как прек­рас­ная ла­бо­ра­то­рия для улуч­ше­ния мес­тных по­род ло­ша­дей и раз­ви­тия ско­то­вод­ства в ре­ги­оне.

Итак, пер­спек­ти­вы раз­ви­тия ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства в Цен­траль­ном Ка­зах­ста­не во вто­рой по­ло­ви­не XIX–на­ча­ле ХХ вв. бы­ли весь­ма зна­чи­тель­ны. Они оп­ре­де­ли­лись внут­рен­ни­ми и внеш­ни­ми пот­реб­нос­тя­ми ре­ги­она и ос­но­вы­ва­лись на ес­те­ствен­ных при­род­ных ус­ло­ви­ях Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на, где об­шир­ные степ­ные прос­то­ры бы­ли бо­лее прис­по­соб­ле­ны для ве­де­ния круп­но­го ско­то­вод­чес­ко­го хо­зяй­ства, ори­ен­ти­ро­ван­но­го на ры­нок. Имен­но ско­то­вод­чес­кое хо­зяй­ство в дан­ный пе­ри­од поз­во­ли­ло ка­зах­ско­му об­ще­ству в ус­ло­ви­ях ры­ноч­ных от­но­ше­ний су­меть прис­по­со­бить­ся к ме­ня­ющим­ся ре­али­ям жиз­ни и за­нять важ­ное мес­то не толь­ко в эко­но­ми­ке Ка­зах­ста­на, но и все­го Ев­ра­зийско­го ре­ги­она. 

Спи­сок ли­те­ра­ту­ры:

     1.   Абыл­хо­жин Ж.Б. Тра­ди­ци­он­ная струк­ту­ра Ка­зах­ста­на: со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­кие ас­пек­ты фун­кци­они­ро­ва­ния и тран­сфор­ма­ции 1920–1930. – Алма-Ата, 1991. – С. 199.

     2.   Кле­менц Д. За­мет­ки о ко­че­вом бы­те // Си­бир­ские воп­ро­сы. – 1908. – № 49–52. – С. 18–57; Ру­мян­цев П.П. Кир­гиз­ский на­род в прош­лом и нас­то­ящем. – СПб., 1910. – 66 с.; Ка­рутц Р. Сре­ди кир­ги­зов и тур­кмен на Ман­гыш­ла­ке. – СПб., 1910; Чер­мак Л. Кир­гиз­ское хо­зяй­ство в Степ­ном крае // Район же­лез­ной до­ро­ги Пет­ро­пав­ловск-Спас­ский за­вод в эко­но­ми­чес­ком от­но­ше­нии. – Спб., 1912; Пол­фе­ров Я. Си­бирь и ее воз­мож­нос­ти // Воп­ро­сы ко­ло­ни­за­ции. – 1914. – № 15. – С. 1–19

     3.   Ха­би­жа­но­ва Г., Ва­ли­ха­нов Э., Крив­ков А. Рус­ская де­мок­ра­ти­чес­кая ин­тел­ли­ген­ция в Ка­зах­ста­не (вто­рая по­ло­ви­на XIX–на­ча­ло ХХ в.) / Под ред. М.К.Койгель­ди­ева. – М: Рус. кн., 2003. – С. 179.

     4.   ЦГА РК. – Ф. 369. – Оп. 1. – Д. 10335. – Л. 12об.

     5.   Ха­би­жа­но­ва Г., Ва­ли­ха­нов Э., Крив­ков А. Рус­ская де­мок­ра­ти­чес­кая ин­тел­ли­ген­ция в Ка­зах­ста­не ... – С. 194.

     6.   Кле­менц Д. За­мет­ки о ко­че­вом бы­те // Си­бир­ские воп­ро­сы. – 1908. – № 49–52. – С. 22.

     7.   Бы­ков А.Ю. Проб­ле­ма се­ден­та­ри­за­ции в по­ли­ти­ке Рос­сии в Ка­зах­ста­не. XVIII–на­ча­ло XX в.: Ав­то­ре­ф. дис. … канд. ист. наук. 07.00.02 — Оте­че­ствен­ная ис­то­рия. – Бар­на­ул, 2001.

     8.   ГАОО. – Ф. 86. – Оп. 1. – Д. 3. – Лл. 5–6.

     9.   Шах­ма­тов В.Ф. Ка­зах­ская пас­тбищ­но-ко­че­вая об­щи­на. – Алма-Ата, 1964. – С. 138.

  10.   ЦГА РК. – Ф. 369. – Оп. 4. – Д. 55. – Л. 24.

  11.   ГАОО. – Ф. 366. – Оп. 1. – Д. 454. – Л. 16.

  12.   ЦГА РК. – Ф. 369. – Оп. 1. – Д. 10545. – Лл. 70, 71об.

  13.   ГАОО. – Ф. 366. – Оп. 1. – Д. 454. – Л. 16.

  14.   ЦГА РК. – Ф. 369. – Оп. 1. – Д. 10545. – Л. 81.

  15.   Кир­гиз­ская степ­ная га­зе­та. – 1901. 7 апр. – № 14. – С. 4.

  16.   Ко­ло­ни­за­ци­он­ное и на­род­нохо­зяй­ствен­ное зна­че­ние про­ек­ти­ру­емой Юж­но-Си­бир­ской ма­гис­тра­ли // Воп­ро­сы ко­ло­ни­за­ции. – СПб., 1913. – № 13. – С. 122.

  17.   Цит. по: Кар­на­ухо­ва Е.С. Раз­ме­ще­ние сельско­го хо­зяй­ства в пе­ри­од ка­пи­та­лиз­ма (1860–1914 гг.). – М., 1951. – С. 117–118.

  18.   Ко­валь­чен­ко И.Д. К ис­то­рии ско­то­вод­ства в Ев­ро­пейской Рос­сии в пер­вой по­ло­ви­не XIX в. // Ма­те­ри­алы по ис­то­рии сельско­го хо­зяй­ства и кресть­ян­ства СССР. – М., 1959. – С. 186.

  19.   Ак­мо­лин­ские об­лас­тные ве­до­мос­ти. – 1871. – № 5. – С. 3.

  20.   Пе­ре­се­лен­чес­кий воп­рос в За­пад­ной Си­би­ри // Наб­лю­да­тель. – СПб., 1891. – № 8. – С. 136.

  21.   Кир­ги­зы Уральской сте­пи // Си­бир­ская жизнь. – Омск, – 1899. – № 38. – С. 2.

  22.   Со­ко­лов П.И. На­се­ле­ние. Куль­ту­ра. Ко­ло­ни­за­ция района Тур­кес­тан — Си­бир­ская же­лез­ная до­ро­га. – СПб., 1908. – С. 129.

  23.   Чер­мак Л. Фор­мы кир­гиз­ско­го зем­ле­поль­зо­ва­ния // Си­бир­ские воп­ро­сы. – 1908. – № 41–42. – С. 7.

  24.   Ату­ше­ва С.Б. Джу­ты в Ка­зах­ста­не в кон­це XIX–на­ча­ле ХХ ве­ков: Ав­то­ре­ф. дис. … канд. ист. наук. – Алматы, 2000.

  25.   ЦГА РК. – Ф. 369. – Оп. 1. – Д. 10678. – Л. 12.

  26.   ЦГА РК. – Ф. 369. – Оп. 1. – Д. 10674. – Лл. 56, 56об, 57.

  27.   Ол­котт М.Б. Ка­за­хи // Из ис­то­рии ка­за­хов. – Алматы, 1997. – С. 332.

  28.   Опи­са­ние Ак­мо­лин­ской об­лас­ти. – Пет­рог­рад, 1916. – С. 16.

  29.   Ко­ло­ни­за­ци­он­ное и на­род­нохо­зяй­ствен­ное зна­че­ние … – С. 126.

  30.   Арен­да ско­то­вод­чес­ких и ху­тор­ских учас­тков в Се­ми­речье // Се­ми­па­ла­тин­ский край. – 1914. – № 8. – С. 3.

  31.   Кле­менц Д. За­мет­ки о ко­че­вом бы­те // Си­бир­ские воп­ро­сы. – 1908. – № 49–52. – С. 52–54.

  32.   ЦГА РК. – Ф. 369. – Оп. 1. – Д. 10678. – Л. 9.

  33.   ЦГА РК. – Ф. 369. – Оп. 1. – Д. 10335. – Л. 38.

  34.   ЦГА РК. – Ф. 369. – Оп. 1. – Д. 10335. – Л. 28.

Фамилия автора: Б.Т.Ту­леуова
Год: 2005
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика