Зарубежный опыт интеграции научного и промышленного секторов экономики

Экономика любого государства, в том числе и Казахстана, в современных условиях не может развиваться изолированно от национальных экономик других стран, многие из которых уже облада­ют достаточно сформированной, высокоразвитой инновационной инфраструктурой и богатейшим опытом по ее созданию. Именно этот инновационный опыт, который необходимо изучать, перени­мать и умножать, и представляет для Казахстана наибольшую реальную ценность. На сегодняшний день все существующие элементы мировой инновационной инфраструктуры можно условно отнести к трем типам моделей инновационного развития: американской, японской и смешанной [1; 11, 2; 41].

Американская модель развития, характерная, например, для США, Канады и Великобритании, представляет собой инновационный парк, создаваемый на земельной территории, выданной государ­ством на определенный или неопределенный срок в собственность крупному университету или науч­ному инновационному центру, и сдаваемой им на выгодных условиях в аренду специально создавае­мым предприятиям, осуществляющим производство продукции на основе научных разработок голов­ной организации (университета или научного центра), а также фирмам сервиса, необходимым для предоставления различного характера качественных услуг инновационным предприятиям. Вся работа по созданию инфраструктуры данного инновационного парка осуществляется за счет средств самих арендаторов, а доходы от его деятельности не принадлежат непосредственно учредителю. Выделяют следующие разновидности инновационных структур подобного рода: технологические парки, иссле­довательские парки, научно-промышленные парки (в США, Великобритании, Канаде), бизнес- инкубаторы (в США) и научные инновационные центры (в Великобритании) [3; 4, 4; 3, 5; 18]. Японская модель развития, характерная, например, для таких стран Юго-Восточной Азии, как Япония и Южная Корея, в своей структуре, номинально опираясь на американскую, предполагает уже строительство целых городов нового типа — технополисов, сосредоточивающих в себе всю вы­сокотехнологичного характера науку и производство. Вся работа по созданию инфраструктуры тех­нополисов, включая производственную, транспортную, социальную сферы, осуществляется, главным образом, за счет государственных средств. Создание таких инновационных структур началось с при­нятия в 1982 г. правительством Японии проекта «Технополис», основной целью которого было пре­вращение Японии в мирового создателя высоких технологий путем придания максимально благопри­ятных условий инновационным процессам создания, реализации и коммерциализации научных раз­работок. Согласно проекту на четырех островах Японии было создано 19 зон. Кроме Японии, подоб­ного рода модель развития была создана в США в Каролинском технопарке [6, с. 15-16; 7, с. 123].

Смешанная модель развития, характерная, например, для таких высокоразвитых стран Европы, как Франция (инновационный парк ''София Антиполис''), Германия (Берлинский и Кельнский инно­вационные центры (ИЦ)), Голландия (инновационный парк бизнеса и науки ''Энсхеде''), представляет собой американскую модель развития инновационных парков, взятую за исходную и модифициро­ванную применительно к природно-климатическим, ресурсно-сырьевым, национально-политическим и другим особенностям тех стран, к которым она адаптируется. Другими словами, это американского типа строения инновационные парки, работающие по японской схеме технополисов, адаптирован­ные, в основном, для европейских стран, и, в силу этой адаптации, имеющие свои отличия, которые дают им существенные преимущества при управлении и использовании [1-10, с. 31].

Кроме того, помимо приведенных выше трех типов моделей инновационного развития, выделя­ют также еще и отдельно стоящую четвертую, китайскую модель развития уже целых зон новой и высокой технологии (ЗРНВТ) [8, с. 19; 9, с.28; 10, с.34; 11, с. 25; 12, с. 18-19].

По мнению ряда авторов, в современный период мирового экономического развития следует го­ворить уже о переходе инновационных парков, инкубаторов и технополисов в новое количественное и качественное состояние — технико-внедренческие зоны (ТВЗ) или специальные экономические зоны (СЭЗ), а также об отдельно стоящих китайских зонах развития новой и высокой технологии (ЗРНВТ), относя все существующие элементы мировой инновационной инфраструктуры к четырем типам зон инновационного развития: американскому, японскому, смешанному и китайскому [13, с. 44; 14, с. 22; 15, с. 9; 16, с.55; 17, с.15-16; 18, с. 28].

Первый всплеск бурного развития инновационной экономической системы в мировом масштабе пришелся на период с середины 40-х до середины 70-х годов. Это был период абсолютного лидерства в мировом хозяйстве США, чему немало способствовало наличие в стране таких новых для того периода времени научно-технических структур, как инновационные парки и бизнес-инкубаторы. Соответствен­но, все процессы по реализации и развитию этих объединений были преррегативой США. К 1969 г. в США было уже 17 университетских исследовательских парков в 15 штатах [19; 8-9].

Конец 60-х - начало 70-х годов характеризуется началом ускоренного научно-технического раз­вития Европы. Европейские государства, перенимая и адаптируя американский опыт по созданию инновационных парков к собственным природно-климатическим, ресурсно-сырьевым, национально­политическим, экономическим условиям, начинают создавать свои собственные инновационные ин­фраструктуры. США, чтобы как-то соответствовать многократно возросшему уровню научно­технического развития стран Европы, были вынуждены начать крупнейшую, в общегосударственном масштабе интеграцию науки и производства по всем формам взаимодействия и, по возможности, во всех, без исключения, регионах страны. Этот процесс форсированного инновационного развития эко­номики страны становится приоритетом государственной научно-технической политики США на долгие годы.

Но, в отличие от европейских государств, только-только начавших процессы форсирования ин­теграции науки и техники, Америка на тот период времени уже обладала целой сетью технопарков и бизнес-центров, адаптированных к местным условиям и достаточно эффективно зарекомендовавших себя на поприще научно-технического прогресса. Это позволило стране, оттолкнувшись от уже дос­тигнутого потенциала, дать новый толчок инновационному развитию экономики в плане ускорения передачи достижений науки в производство. Для США начался новый этап в развитии и становлении национальной инновационной инфраструктуры путем ускоренного тиражированного распростране­ния по всем штатам накопленного опыта по созданию и развитию технопарков и бизнес-инкубаторов, который продолжается и по сегодняшний день.

Пик количественного роста технопарков в США пришелся на 80-90-е годы XX в. Если в 1969 г. было 17 университетских исследовательских парков, то к 1983 г. их количество уже достигло 50, к 1988 г. — 130, а к середине 90-х годов — 150 [19; 8-9].

Бизнес-инкубаторы в США появились гораздо позднее технопарков, в конце 70-х годов, но и их пик роста также пришелся на 80-90-е годы прошлого века. Если в 1985 г. в США их было 117, в 1987 г. — 170, в 1989 г. — 300, то к 1998 г. число их перевалило далеко за 1000 [20; 34, 21; 11].

Американские бизнес-инкубаторы являются коммерческими предприятиями, специализи­рующимися на быстром развитии наукоемких фирм с целью развития малого бизнеса; часто субсиди­руются государством. На территории бизнес-инкубаторов на основе имеющихся технологий осуще­ствляется поддержка создаваемых производств, реализация самых различных проектов. Дополни­тельные научные исследования бизнес-инкубаторами не проводятся. Их не интересуют высокие тех­нологии (hi-tech). Это главное отличие бизнес-инкубаторов от технопарков. В общем и целом бизнес- инкубаторы путем создания оптимальных условий, поддерживают малые фирмы-инноваторы на на­чальных этапах становления, помогая им обрести техническую и финансовую устойчивость, занять свою нишу на рынке [22; 16, 23; 58].

Что же касается американских технопарков, то их можно условно разделить на две группы — спонтанный и государственно-целевой способы возникновения.

Самые известные и наиболее эффективно действующие технопарки относятся к первой группе. Это объясняется тем, что создавались эти структуры по инициативе самих бизнесменов, как никто другой заинтересованных в теснейшей интеграции науки и промышленности, а также скорейшем внедрении новейших разработок и технологий в производство.

К таким, крупнейшим и старейшим, первой группы возникновения, технопаркам в США относят ''Бостонский маршрут 128'' или ''Шоссе 128'' («Rout-128»), ''Силиконовую долину'' («Silicon Valley») и ''Северокоролинский треугольный парк'' («Triangle Park»). Эти технопарки в своем инновационном развитии достигли уже всех вершин — стали этаким «золотым», интеллектуально-инновационным опытным фондом страны и в полной мере могут служить моделями для создания аналогичных струк­тур в других регионах США или зарубежных странах.

По масштабам своей деятельности эти технопарки на сегодняшний день должны рассматривать­ся как целые регионы науки, так как каждый из них характеризуется мощнейшей многочисленной инфраструктурой и широчайшим объемом производства [18; 28].

Например, технопарк ''Бостонский маршрут 128'', располагающийся в окрестностях города Бос­тон и основанный на базе трех крупнейших вузов северо-восточных штатов США: Северо­Восточного и Гарвардского университетов, а также Массачусетского технологического института, уже к середине 90-х годов имел в своем составе свыше 700 производственных hi-tech-компаний, око­ло 2,5 тысячи мелких фирм-разработчиков [22; 16]. Являясь самым крупнейшим, известнейшим и самым переполненным компаниями hi-tech технопарком США, ''Бостонский маршрут 128'' до сих пор продолжает инновационно развиваться, несмотря на то, что им уже производится до 20 % всего объ­ема компьютеров и средств вычислительной техники в мировом масштабе. В то же время продукция, выпускаемая здесь, носит достаточно часто не массово-серийный, а индивидуально-заказной и штуч­ный характер [24; 6-7].

Технопарк «Силиконовая Долина», обосновавшийся в долине Санта-Клара, примерно к тому же периоду времени имел в своем составе около 8050 hi-tech-компаний, причем большая часть этих предприятий (6282) имела в этой долине свои штаб-квартиры [25; 3-4]. На сегодняшний день в «Си­ликоновой Долине» сосредоточено до 15 % промышленного и 30 % конструкторского потенциала всей мировой информатики. За почти 50 лет своего существования Силиконовая долина показала се­бя одной из наиболее эффективных технико-внедренческих зон мира [26; 120].

Третий, ''Северокоролинский треугольный парк'', созданный в 1959 г. на базе других трех круп­ных университетов США: Северокаролинского в г. Чапел, Северокаролинского государственного в г. Релай и университета Дьюка в г. Дархэм, уже с самого начала создавался как целый «научный го­родок», что сильно сближает его с японскими и французскими технополисами. Это дало штату Се­верная Каролина более 30 тыс. рабочих мест. Помимо трех базовых вузов, в состав этого технопарка вошло еще около 20 более мелких университетов и колледжей, а также около 40 исследовательских центров, 5 бизнес-инкубаторов. Инфраструктуру сервисного обслуживания, достаточно гибкого ха­рактера, составили многочисленные венчурные компании, юридические конторы, агентства по свя­зям с общественностью. К середине 90-х годов на территории Северокоролинского треугольного парка действовало уже около 50 hi-tech-компаний, 30 банков и венчурных фондов [2; 43].

Но наилучшим примером использования в США японского опыта по созданию инновационных инфраструктур является технополис города Сан-Антонио штата Техас. Научно-интеллектуальную базовую основу этого технополиса составляют две крупнейшие, медицинского и биохимического на­правлений, частные научные организации: Юго-Западный фонд биомедицинских исследований и Юго-Западный исследовательский институт.

Наглядным примером успешного функционирования на территории США бизнес-инкубаторов служат Исследовательский центр Тампа-Бей штата Флорида и Центр инженерных наук высшего уровня штата Аризона [27; 98].

Таблица

Сравнительная характеристика технопарков США

п/п

Штат

Технопарки

Крупные университеты США

Основные направления развития

1.

Кали­

форния

Силикон-Вэлли

(Силиконовая

долина)

Стенфордский ун-т

Искусственный интеллект, робототех­ника, биотехнология, полупроводники, программное обеспечение

2.

Масса­

чусетс

Шоссе — 128 (Бостонский маршрут 128)

Северо-Восточный, Гарвардский и Мас­сачусетский ун-ты

Электроника, микробиология

3.

Техас

Даллас-Форт- Уорт (Силиконо­вая равнина)

Техасский и Хьюс­тонский ун-ты

Исследования по искусственному ин­теллекту, автоматизированное конст­руирование, программное обеспече­ние, микрочипы

 

 

г. Сан-Антонио

(Силиконовое

ранчо)

Техасский ун-т Те­хасский медицин. центр

Биотехнология, медицинская электро­ника

4.

Фло­

рида

Исследоват. парк Тампа-Бей, Цен­тральный Фло­ридский ис- следоват. парк, Флоридский кампус, Парк нововведений

Центральнофлорид­ский, Южнофлорид­ский и Флоридский ун-ты, Центр косми­ческих исследований им. Джона Кеннеди

Электроника, фармацевтическая про­мышленность, научное оборудование, космические исследования, робото­техника

5.

Ари­

зона

Центр инже­нерных наук высшего уровня в Тампе

Ун-т штата Аризона

Электроника твердого тела, автомати­ка, робототехника, энергетика, компьютеры

6.

Север­ная Ка­ролина

''Северокаро- линский тре­угольный парк

Северокаролинские гос. ун-ты в г. Релай и г. Чапел, ун-т Дью­ка в г. Дархэм

Электроника, научное оборудование

 Анализируя сравнительные характеристики основных крупнейших технопарков США (см. табл.), необходимо отметить, что все эти структуры, несмотря на широкий диапазон форм их существования и способов финансирования, методов управления и направлений развития, объединя­ет их предназначение, т.е. та реальная помощь технопарков отдельным ученым-изобретателям, мел­ким фирмам-инноваторам и венчурным малым предприятиям крупных корпораций на первых этапах создания и реализации их инновационных разработок и технологий hi-tech, которая проявляется в форме предоставления финансовых льгот при аренде производственных площадей, лабораторного оборудования, составлении бизнес-планов и текущем консультировании, осуществлении технологи­ческой экспертизы предоставляемых изобретений и т.д.

Но не все технопарки США могут быть достаточно эффективными. Это объясняется следующи­ми причинами:

-   отсутствие личного опыта по привлечению к сотрудничеству предпринимателей у руководя­щего состава формирующихся технопарков;

-   длительный период становления технопарков.

Если отсутствие опыта работы можно компенсировать привлечением более опытных руководя­щих кадров, то преодолеть форсированно вторую причину довольно проблематично.

Действительно, для достижения успеха такому технопарку, как ''Силиконовая долина'', основу которого составляет научный потенциал крупнейшего в стране Стендфордского университета, потре­бовалось 35 лет, ''Бостонскому маршруту 128'', базирующемуся на потенциале крупнейших Гарвард­ского и Массачусетского университетов, и ''Северокаролинскому треугольному парку'' — 30 лет, тех­нопарку университета Юта — 20 лет [28; 26-28].

Таким образом, американская модель интеграции науки и производства через технопарки, при всей своей перспективности, не универсальна, а по продолжительности ожидания результатов весьма долговременна.

Тем не менее в США в результате многолетнего опыта сложилась целая система национально­инновационного механизма, этого важнейшего, базового, достаточно устоявшегося и в то же время очень гибкого инструмента тиражирования американской модели научного производства в общена­циональных и мировых масштабах.

И все равно, США, имея собственный значительный кадровый потенциал и такую мощную сис­тему инновационного механизма регулирования, постоянно подкрепляет эти ресурсы государствен­ной политикой массового привлечения в страну специалистов-инноваторов со всего мира, много­кратно усиливая тем самым производственную мощь страны. Таким образом, государство, т.е. феде­ральное правительство США, не только прямо из бюджета или косвенно, через систему льгот, финан­сово поддерживает инновационный механизм страны, но и осуществляет полное обеспечение науч­ными кадрами.

В то же время федеральное правительство США берет курс на взаимодействие вузов и крупных корпораций путем финансовой поддержки их совместных инновационных проектов по реконструк­ции производств и оптимизации использования ресурсного потенциала.

Особый упор в развитии инновационной инфраструктуры страны федеральное правительство США делает на венчурное финансирование, которое, давая значительный толчок для нормального развития уже созданных инновационных структур, весьма существенно способствует всем инноваци­онным процессам, протекающим внутри них.

Таким образом, мы вплотную подходим к пониманию основной черты функционирования аме­риканского инновационного механизма и американских моделей инновационного развития — нали­чию адаптационно-совершенной национальной экономики, мобильность которой обеспечивается вы­соким уровнем информационного и консультационного обеспечения.

Японская модель инновационного развития, базируясь на американской модели технопарков, спроецировала их структуру уже на территорию целых городов нового типа — технополисов, сосре­доточивающих в себе всю высокотехнологичного характера науку и производство. Такая концентра­ция инновационного кадрового и высокотехнологичного производственного потенциала в одном месте и на отдельных передовых отраслях экономики позволила Японии полностью модернизировать все отрасли экономики, сделав их наукоемкими, и выдвинуть страну в число передовых высокоразви­тых государств мира, осуществляющих в больших размерах экспорт-импорт высших технологий.

Программа ''Технополис'', разработанная в 1982 г. Министерством внешней торговли и промыш­ленности (МВТП) Японии, позволила стране в короткий срок в самых экономически отсталых пре­фектурах страны создать 19 технополисов, превратившихся со временем в целые технико­внедренческие зоны (ТВЗ) или специальные экономические зоны (СЭЗ) [7; 123].

Таким образом, Программа ''Технополис'' стала основой национальной политики Японии, а цели ее реализации — приоритетными направлениями развития экономики страны:

-   перераспределение производства из центральных регионов на периферийные;

-   переориентация производства на развитие наукоемких и энергосберегающих технологий;

-   интенсификация научных исследований на всей территории страны за счет активизации дея­тельности местных университетов;

-   ускорение процессов по дальнейшему формированию и развитию инновационной инфраструк­туры, интеграции науки и производства [6; 2-3].

Современные технополисы Японии представляют собой целые наукограды с прилегающими к ним территориями, которые вмещают не только предприятия высокотехнологичных отраслей про- мышленности, НИИ, исследовательские и технологические центры, вузы, консультационные центры, но и целые жилые массивы со всей современной социальной инфраструктурой: парками и учрежде­ниями культуры, отдыха и быта, хорошо развитой сетью транспортных структур, средствами массо­вой информации и т.д. [2; 47-48].

Все они удовлетворяют нескольким необходимым критериям:

-   расположены не далее, чем в 30 минутах езды от своих ''городов- родителей'' (с населением не менее 200 тысяч человек) и в пределах одного дня езды от крупных мегаполисов Токио, Нагон или Осаки;

-   занимают площадь, меньшую 500 квадратных миль или равную им;

-   имеют сбалансированный набор современных научно-промышленных комплексов, универси­тетов и исследовательских институтов в сочетании с удобными для жизни районами, оснащен­ными культурной и рекреационной инфраструктурой;

-   в отличие от большинства японских городов технополисы расположены в живописных рай­онах и гармонируют с местными традициями и природными условиями.

Стоимость строительства каждого из таких технополисов составляет в среднем не менее 500­600 млрд. йен.

Самый известный, крупнейший и старейший японский технополис ''Цукуба'' (''Цукубу'') называется в Японии ''городом мозгов''. Из других технополисов можно выделить такие, как Хамама­цу, Нагаока, Тояма, Окаяма, Хиросима, Ямагути.

''Цукуба'' — ярчайшая научно-технологическая зона Японии, построенная в 1970 г. по решению правительства, согласно ''Закону о строительстве города науки Цукуба'', принятого японским парла­ментом в мае 1970 г. А уже в 1972 г. в Цукубе был создан первый Научно-исследовательский инсти­тут неорганических материалов, а в 1973 г. — первый университет Цукубы.

Сегодня Цукуба — это уже вполне сложившийся технополис, существующий и функционирую­щий уже почти 40 лет. Здесь находится 45 из 98 ведущих государственных научно-исследовательских лабораторий Японии. Наивысшая концентрация инновационного кадрового потенциала города пред­ставлена в Цукубском исследовательском центре. Технополис специализируется на новейших и вы­соких технологиях в области искусственного интеллекта, программного обеспечения, супер-ЭВМ, робототехники, биотехнологии, тонкой керамики, ядерной физики. Это один из крупнейших научно­инновационных центров не только Японии, но и всего мира [29; 2-3].

Несмотря на единую схему, критерии и принципы формирования технополисов, установленные Министерством внешней торговли и промышленности Японии в 1982 г., все они, так или иначе, от­личаются друг от друга. Например, технополис Нагаока-сити, подражая американскому технопарку ''Силиконовая долина'', концентрирует все свои предприятия в так называемой ''Технодолине Синако''. Технополисы Хиросима, префектуры Ямагути и Миядзаки выстроены по схеме города нау­ки Цукуба, а технополисы Хамамацу, Тояма усиленно расширяют количество научно­исследовательских факультетов и специальностей своих местных университетов, базируя именно на них свою инфраструктуру.

Другой отличительной чертой формирования большинства современных технополисов является создание таких инновационных структур, как центры ''пограничной технологии'', инкубаторы совме­стных исследований и венчурного бизнеса.

Научно-исследовательской основой технополисов могут быть как университеты (Хоккайдо, Акита, Хиросима, Кагосима, Цукуба), так и другие учебные и научно-технические заведения, напри­мер, такие, как Колледж естественных наук и технологии (Нагаоки), Медицинский колледж (Хамама­цу), Колледж медицины и фармакологии (Тояма), Инженерный колледж (Кумамото) и т.д. [29; 2-3].

Сегодня большая часть технополисов Японии, проводя самые разнообразные исследования тео­ретического и прикладного значения, ориентирована, в основном, на биологические, химические, ме­дицинские, а также на такие новейшие направления науки и производства, как электроника, компью­теры, робототехника, космические технологии. Продукция этих отраслей, в равной мере удовлетво­ряя требованиям внутреннего и внешнего рынков страны, позволяет Японии уже который год нахо­диться в числе таких крупнейших лидеров мировой торговли, как США и Германия, Франция и Ве­ликобритания, неизменно занимая одно из самых лидирующих мест по уровню развития высокотех­нологичных отраслей, степени обеспеченности технологиями, скорости их освоения и внедрения в производство.

Строительство, существование и функционирование любых инновационных структур, включая и технополисы, невозможно без нормального финансового обеспечения, складывающегося из финан­совой поддержки государства и вкладов частного сектора. В Японии для этой цели на региональном уровне, за счет местных налогов и взносов корпораций, созданы специальные ''фонды технополисов''. Компаниям, вкладывающим средства в технополисы, предоставляется три типа стимулов: налоговые льготы, стимулирующие субсидии и финансовые стимулы.

Чтобы понять особенности функционирования инновационного механизма Японии, необходимо помнить, что оно представляет собой островное государство с весьма ограниченным содержанием природных ресурсов и людского потенциала, а следовательно, с недостаточным развитием матери­альной базы фундаментальной науки. Все необходимые для страны ресурсы Япония импортирует. Поэтому важнейшей отличительной чертой японского инновационного механизма является преобла­дание внедренческого цикла, имеющего в Японии хорошо развитую материальную базу, информаци­онную структуру и финансовое обеспечение.

Основой функционирования инновационного механизма Японии является постоянная структур­ная перестройка национальной экономики Японии вслед за изменениями структуры внутреннего и внешнего спроса. Достигается это комбинацией двух организационных принципов:

-    обеспечение государством технологических приоритетов путем стимулирования развития не целых отдельных особых отраслей, а конкретных технологий, т. е. структурирование государственной поддержки не по отраслям, а по полному инновационному циклу по каждой из выбранных техноло­гий;

-    централизация и разграничение функций работы участников разработки и внедрения в произ­водство отобранных технологий, осуществляемая на всех уровнях (правительственном, полуправи- тельственном, частном) с тесным координированием полуправительственными организациями дея­тельности правительства и частного сектора. Последнее существенно повышает эффективность рабо­ты этого механизма.

Смешанная модель развития, характерная для таких высокоразвитых стран континентальной Ев­ропы, как Франция, Германия, Нидерланды, Бельгия, представляет собой американского типа строе­ния инновационные парки, работающие по японской схеме технополисов, адаптационно- модифицированные под природно-климатические, ресурсно-сырьевые, национально-политические и другие особенности тех стран, в которые они внедряются. В силу такой адаптации эти смешанного типа инновационные структуры имеют свои, дающие им в управлении и использовании существен­ные преимущества, специфические приспособительные отличия, например, такие как участие в уч­реждении данного инновационного парка несколько учредителей или объединение всех мелких фирм-инноваторов в одном здании [1; 31].

Появление в Европе первых, американского типа, инновационных парков совпало с началом 70-х годов. Именно тогда возникли первые на континенте инновационные парки: бельгийский «Левен-ла- Нев» и французский «София Антиполис». В тот период времени эти инновационные инфраструктуры в Западной Европе необходимо было создавать в самые короткие сроки. Естественно, что существен­ную помощь такому успешному форсированному внедрению инновационных парков на европейский континент оказал американский опыт формирования и планирования работы путем создания деталь­но проработанных программ и бизнес-планов. Сегодня клиентами технопарков на территории конти­нентальной Европы стала уже большая часть предприятий государственной и, особенно, частной (до 70 %) форм собственности.

Рассмотрим типичный западно-европейский инновационный парк на примере французского технопарка «Chateou Bombert Technopole», занимающего площадь до 180 гектар и объединяющего более 50 предприятий с общим штатом в 1100 человек. В своей инфраструктуре он, базируясь на на­учно-техническом кадровом и базово-производственном потенциалах Марсельского технологическо­го института, включает предлагаемые к услугам фирм-инноваторов бизнес-инкубатор, выставочные и конференц-залы, ресторан, центр развития промышленности, международный центр роботизации и искусственного интеллекта, предоставляя, тем самым, своим клиентам, при сравнительно небольшой территории и штате сотрудников, максимальный спектр услуг [30; 24].

В настоящее время в Западной Европе функционирует уже около 300 технопарков, из которых только в в Германии около 120 (60 — на территории бывшей ГДР) и более 40 — в Великобритании и во Франции [1; 34-35].

Аналогичный путь развития предпочли и восточноевропейские страны бывшего социалистиче­ского содружества, лидером среди которых по успешности формирования собственной инновацион­ной инфраструктуры является Польша. Примером типичного восточноевропейского инновационного парка, вобравшего в себя не только американский и японский, но и западноевропейский опыт инно­вационного развития, стал первый в Восточной Европе инновационный центр — «Великопольска Бизнес Инновэйшн Сентер, Инк.», созданный в 1990 г. в Познани. Причем решающую роль в форми­ровании польского механизма инновационной инфраструктуры сыграла оказываемая в рамках раз­личных программ и проектов помощь стран Европейского Союза. В настоящее время бизнес- инкубаторы и инновационные центры есть во всех экономических регионах Польши. Средняя чис­ленность персонала польских инновационных центров составляет 3-7 тысяч человек на один проект, средняя величина начальных инвестиций — 100 тысяч долларов США, а средние операционные рас­ходы одного польского инновационного центра — 50 тысяч долларов США в год [31; 52-54].

Большой практический интерес по созданию и развитию таких смешанного типа инновационных элементов мировой инфраструктуры, как технологические инкубаторы, представляет собой иннова­ционный опыт Израиля, основной доход которого складывается из поступлений от продажи патентов научных разработок, а доля продукции наукоёмких отраслей и научных исследований в ВВП дости­гает 70 %. Технологические инкубаторы как раз и являются основным элементом инновационной инфраструктуры этого государства. Впервые эта Программа развития технологических инкубаторов, специфической направленностью которой стала ориентация на реализацию отдельных инновацион­ных проектов индивидуальных предпринимателей, а не на создание специализированных фирм, была принята в Израиле в 1991 г. [32; 74]. Другими словами, впервые израильским инновационным меха­низмом развития для американской модели развития бизнес-инкубаторов был использован японский технополисный путь реализации конкретных приоритетных технологий с помощью государства по полному инновационному циклу. Необходимость принятия подобной программы была продиктована в тот период времени невиданным доселе наплывом в страну иммигрантов из бывшего Советского Союза, причем иммигрантов с достаточно высокоинтеллектуальным потенциалом, что породило в Израиле опасность кризиса безработицы и срочную потребность создания новых рабочих мест [33; 54-60].

Целью создания подобных технологических инкубаторов стала помощь отечественным и вновь прибывшим индивидуальным предпринимателям с помощью реализации собственных идей достичь коммерческого успеха. Для этого инкубаторами оказывались следующие услуги:

-   помощь в составлении научно-исследовательского плана, технологическая и маркетинговая поддержка;

-   содействие в получении доступа к финансовым ресурсам для реализации проекта;

-   содействие в организации предприятия, подбор кадров необходимой квалификации;

-   профессиональные консультации в сфере прогнозирования, аудита, юриспруденции.

Израильский технологический инкубатор является автономной некоммерческой организацией,

возглавляемой профессиональным директором и включающей в себя экспертный совет по отбору и мониторингу проектов. В экспертный совет могут входить представители муниципальных органов управления, финансовых и банковских учреждений, исследовательских организаций, промышленных предприятий, частные инвесторы. Остальной необходимый персонал привлекается непосредственно перед началом реализации конкретного инновационного проекта, при этом кандидаты должны иметь достаточно высокий уровень квалификации.

На реализацию каждого проекта инкубатору отводится два года. В течение этого периода проект должен быть доведен до стадии опытного производства, должно быть обеспечено полное маркетин­говое и технологическое сопровождение, определены стратегические партнеры в реализации проекта. После этого, на основе экспертной оценки дальнейших перспектив, созданное предприятие либо на­чинает самостоятельную деятельность, либо реорганизуется для реализации нового проекта, либо закрывается.

Право собственности на создаваемое для реализации проекта предприятие традиционно распре­деляется следующим образом: 50 % — предприниматель, по 20 % — инкубатор и инвестор, предо­ставивший финансовые средства, около 10 % — иные организации, участвующие в проекте.

Функционально вся территория Израиля поделена на 12 так называемых «районов развития», где уже размещено более 26 технологических инкубаторов, в которых свыше 2,5 тысячи ученых, инже­неров и техников, 70 % из которых иммигранты, реализует 550 проектов. Все районы развития имеют налоговые и таможенные льготы, относительно дешевое жилье.

Как свидетельствует статистика, в Израиле больше половины фирм-инноваторов — клиентов технологических инкубаторов — в дальнейшем продолжили собственный бизнес. Из них третья часть, развившаяся до крупных компаний, уже произвела первые эмиссии своих акций на ведущих международных фондовых биржах, приобретаемых такими лидерами мирового высокотехнологично­го производства, как US Robotics, Siemens, Boston Scientific [33; 54-60].

Рассмотрим теперь, что собой представляет четвертый — китайский тип инновационного разви­тия или китайские зоны развития новой и высокой технологий, характерные, в основном, для Китая. По сравнению с технополисами территориально они представляют собой еще более обширные струк­туры — уже целые зоны, создаваемые в местах сосредоточения крупных университетов и НИИ, в не­посредственной близости от крупнейших промышленных центров Китая, и ориентированные на ус­коренное развитие новейшей высокотехнологичной и наукоемкой продукции [34; 15-16]. В пределах Китая они располагаются либо в центральных (Пекин, Шеньян), либо в приморских районах (Шан­хай, Хайнань) [9; 28].

Главным внутренним стимулом развития инновационного механизма Китая является, прежде всего, необходимость обеспечения товарами народного потребления гигантского населения страны. Сегодня Китай, благодаря существенному перемещению в страну, ввиду конкуренции, массовых производств из США, Европы и Японии, уже почти стал крупнейшим мировым экономическим цен­тром.

Вместе с тем такая в общем-то вполне закономерная государственно-экономическая политика этой страны привела к дисбалансу в развитии механизма национальной инновационной инфраструк­туры, значительно усиливая долю технологического и экономического этапов внедрения новых тех­нологий в экономику Китая. Эти два этапа представляют собой адаптацию импортируемых техноло­гий применительно к местным экономическим условиям, а также начало массового производства продукции на экспорт и для внутреннего рынка. Это государство на сегодняшний день уже почти полностью зависит от импорта технологий, что, уменьшая долю прибыли при реализации продукции, экономически значительно ослабляет Китай. Поэтому, в первую очередь, эта страна заинтересована в более равномерном развитии инновационного механизма именно в базовых отраслях экономики.

В общем и целом, анализируя зарубежный опыт интеграции научного и промышленного секто­ров экономики мировых стран, можно сделать обобщающие выводы.

  1. Все ныне существующие элементы мировой инновационной инфраструктуры можно условно отнести к трем типам моделей инновационного развития: американской, японской и смешанной, от­дельно выделяя четвертую — китайскую модель зон развития новой и высокой технологии, либо, по мнению других авторов, — к четырем типам зон инновационного развития: американскому, япон­скому, смешанному и китайскому.
  2. К положительным аспектам американской модели инновационного развития, которые можно использовать при создании казахстанской инновационной инфраструктуры на современном этапе, необходимо отнести:

-   государственный механизм предоставления в собственность университетам или научным цен­трам крупных земельных участков с целью создания инновационных парков;

-   введение государством целой системы налоговых льгот;

-   субсидирование федеральным правительством США всех совместных инновационных проек­тов корпораций и вузов с целью оптимизации использования их внутренних ресурсов и полно­го обновления производства;

-   применение государством венчурного финансирования, весьма существенно способствующего нормальному развитию уже созданных инновационных структур и всем инновационным про­цессам, протекающим внутри них;

-   обеспечение мобильности инновационного механизма высоким информационным и консуль­тационным уровнем.

3. К положительным аспектам японской модели инновационного развития, которые можно ис­пользовать при создании казахстанской инновационной инфраструктуры на современном этапе, не­обходимо отнести:

-   централизацию в определенных местах путем интеграции всей высокотехнологичного харак­тера науки и производства в регионах;

-   создание на региональном уровне специальных ''фондов технополисов'' из местных налогов и взносов корпораций, путем предоставления последним трех типов льготных стимулов: налого­вых льгот, стимулирующих субсидий и финансовых стимулов;

-   стимулирование правительством развития конкретных приоритетных технологий, т.е. государ­ственная поддержка не по отраслям, а по полному инновационному циклу по каждой из вы­бранных технологий;

-   централизация, разграничение и координирование на всех уровнях функций работы участни­ков разработки и внедрения в производство отобранных технологий.

4. К положительным аспектам смешанной модели инновационного развития, которые можно ис­пользовать при создании казахстанской инновационной инфраструктуры на современном этапе, не­обходимо отнести следующее:

-   адаптационная модификация американской и японской моделей развития под природно­климатические, ресурсно-сырьевые, национально-политические и другие особенности тех стран, в которые они внедряются;

-   участие в учреждении данного инновационного парка нескольких учредителей;

-   объединение всех мелких фирм-инноваторов в одном здании;

-   привлечение необходимого высококвалифицированного персонала непосредственно перед на­чалом реализации конкретного инновационного проекта;

-   отведение инкубатором каждой вновь создаваемой фирме-инноватору на реализацию каждого проекта до стадии опытного производства только двух лет, по истечении которых на основе экспертной оценки дальнейших перспектив эти предприятия либо выделять в самостоятель­ные, либо реорганизовывать, либо закрывать.

5. К положительному аспекту китайской модели инновационного развития, который может быть использован при создании казахстанской инновационной инфраструктуры на современном этапе, не­обходимо отнести перемещение в страну массовых производств из ведущих высокоразвитых госу­дарств.

Список литературы

  1. Завлин П.Н. Инновационный менеджмент: Справочное пособие. — М.: Центр исследования и статистики науки, 1998. — С. 7-11, 13, 27.
  2. Организация и деятельность бизнес-инкубаторов и технологических парков: Методические рекомендации. — Алматы: КАБИЦ, 2002. — 124 с.
  3. Закон Республики Казахстан от 9 июля 2001 года № 225-II «О науке» // Справочная правовая система «Юрист», версия 4.0. — 11 с.
  4. Закон Республики Казахстан от 3 июля 2002 года № 333- II «Об инновационной деятельности» // Справочная правовая система «Юрист», версия 4.0. — 5 с.
  5. Куатбаева Г.К. Глобализация и институциональные факторы развития инновационной сферы // ANALITIC. — 2001. — № 4-5. — С. 32-38.
  6. Бутов В., Игнатов В. Свободные экономические зоны. — М.: «Ось-89», 1997. — С. 15-16.
  7. Тацуно Ш. Стратегия-Технополисы: Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1991. — С. 123.
  8. Авдокушин Е.Ф. Организация экономических центров в Китае // Проблемы теории и практики управления, 94. — № 4. — С. 19.
  9. Илларионов А. Секрет китайского экономического «чуда» // Вопросы экономики. — 1998. — № 4. — С 28.
  10. КарлусовВ. Китайская политика открытой экономики // Российский экономический журнал. — 1993. — № 5. — С. 34.
  11. Станковский Е. СЭЗ в Китае // Внешняя торговля. — 1990. — № 10. — С. 25.
  12. Сюй Цзоше, Цай Женьцюнь. Специальные экономические зоны Китая. — Новосибирск, 1993. — С. 18-19.
  13. Авдокушин Е.Ф. Свободные (специальные) экономические зоны. — М.: Прогресс, 1999. — С. 44.
  14. Андрианов В.Д., Кузнецов А.Н. Специальные экономические зоны в мировой экономике. — М.: Изд-во МГУ им. Ломоносова, 1998. — С. 22.
  15. АндриановВ.Д. Специальные экономические зоны в мировой экономике // ЭКО. — 1997. — № 3. — С. 9.
  16. Барановский А.И. Свободные экономические зоны: мировой опыт и СНГ. — Донецк, 1993. — С. 55.
  17. Данько Т.П., Окрут З.М. Свободные экономические зоны. — М.: Инфра-М, 1998. — С. 15-16.
  18. Овчарук А.П. Особая экономическая зона: проблемы и перспективы // Внешнеэкономический бюллетень. — 1997. — № 3.— С. 28.
  19. Технологические парки США // Российский экономический журнал. — 1998. — № 3. — С. 8-9.
  20. Авдулов А.Н., Кулькин А.М. Научные и технологические парки, технополисы и регионы науки. — М.: ИНИОН РАН, 1992. — С. 34.
  21. Каратаев А. Научные парки развитых капиталистических стран // Внешняя торговля. — 1990. — № 9. — С. 11.
  22. Семенцов В. Серенада «Силиконовой долины» // Деловой мир. — 1996. — 26 июля. — С. 16.
  23. БалабановИ.Т. Инновационный менеджмент: Учеб. пособие. — СПб.: Питер, 2000. — 208 с.
  24. Паркес К. Силиконовая долина лидирует по привлечению промышленных инвестиций в США // Финансовые известия. — 1995. — № 82. — С. 6-7.
  25. Зименков А. Свободные экономические зоны: американский опыт // Российский экономический журнал. — 1998. — № 3. — С. 3-4.
  26. АвдокушинЕ.Ф. Международные экономические отношения. Учеб. пособие. 4-е изд. — М.: Маркетинг, 1999. — С. 120.
  27. Татаркин А.И., Суховей А.Ф. Технополисы — зоны экономического роста. — Уральское отделение РАН. — 1994. — С. 98.
  28. Технологические парки США // Российский экономический журнал. — 1998. — № 3. — С. 26-28.
  29. Перевалов Ю., Ятнов В. Технополисы как территориальные центры структурной перестройки // Вопросы экономики.— 1995. — № 10. — С. 2-3.
  30. СпивакВ.И. Организационные формы продвижения инноваций // Инновации. — 2001. — № 4. — С. 24.
  31. Zasiadly К. Polish Experience in Commercialization of Technology and Innovation: New Challenges and Advantages // Наука и науковедение. — 2000. — № 3. — С. 52-54.
  32. Сюй Цзоше, Цай Женьцюнь. Специальные экономические зоны Китая. — Новосибирск, 1993. — С. 74.
  33. Иванова Н. Инновационная сфера: контуры будущего // Мировая экономика и международные отношения. — 2000. — № 8. — С. 54-60.
  34. Потапов М. Внешнеэкономическая стратегия Китая: значение китайского опыта для России // Проблемы Дальнего Востока. — 1998. — № 2. — С. 15-16.
Фамилия автора: Т.Н.Ержанов, Т.Я.Эрназаров
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика