Демографическая история Карагандинской области

Научное знание современных и перспективных демографических проблем невозможно без по­нимания исторических корней, без исторического обоснования. В этой связи освещение демографи­ческой истории Карагандинской области имеет важное общественно-политическое и социально­экономическое значение в контексте современности. Карагандинская область — самый крупный по площади регион в Республике. Её территория равна 398,8 тыс. кв. км, что составляет 15 % всей тер­ритории Казахстана, а плотность населения всего 3,1 человека на 1 кв. км. Индустриальный потенци­ал области имеет важное стратегическое значение для социально-экономического развития всей страны. Это поистине сокровищница природных богатств, её недра — одни из богатейших на при­родные ископаемые не только в Казахстане, но и в мире. За годы суверенитета численность населе­ния здесь сократилась почти на четверть, что значительно больше, чем в других регионах Республики [1; 10]. Такое сокращение показателя явилось результатом того, что в годы социально­экономического кризиса регион стал сосредоточением всех негативных тенденций в демографиче­ской сфере страны, которые к тому же проявились более рельефно вследствие особенностей этниче­ской структуры, с преобладанием европейского населения, его миграционным оттоком из региона и низкой рождаемостью. Как известно, осваивать богатства страны, поднимать экономику, сохранять и развивать культуру при слабой заселенности достаточно сложно. Кроме того, недоселенность терри­торий, богатых природными ресурсами, как свидетельствует история, провоцирует притязания со­седних государств, изменение границ и значительное ухудшение защищенности людей. Вместе с тем объективное освещение демографической истории такого многонационального региона может слу- жить примером подлинной дружбы народов, способствовать сохранению гражданского мира и на­ционального согласия, патриотическому и интернациональному воспитанию молодежи.

С конца первой половины первого тысячелетия территорию современной Карагандинской об­ласти заселяли тюркоязычные племена кипчаков. Казахи Среднего жуза, согласно казахским генеало­гическим преданиям, подразделялись на следующие этнические группы: кыпчак, аргын, найман, ке- рей, уак, конрат. Крупнейшим родоплеменным подразделением Среднего жуза являлись аргыны, ос­новная их масса была сосредоточена в уездах: Каркаралинском — 87 381, в Акмолинском — около 100 000, в Атбасарском — 32 207 хозяйств. Найманы в основном были расселены в Атбасарском уез­де — 38 375 хозяйств; кыпчаки располагались на территории от среднего и нижнего течения Сырда­рьи на юге до бассейна реки Тобол на севере региона, их численность примерно составляла 130-150 тыс. человек [2; 16-17].

В конце ХІХ в. территория, вошедшая впоследствии в состав области, состояла из части волос­тей Акмолинского и Атбасарского уездов Акмолинской области и всех волостей Каркаралинского уезда Семипалатинской области. Каракаралинский уезд состоял из следующих волостей: Кзыл- Тавской, Кентской, Абралинской, Акботинской, Сартавской, Нуринской, Токраунской, Борлинской, Эдрейской, Аксаринской, Темирчинской, Дегеленской, Кувской, Котанбулакской, Западно­Балхашской, Моинтинской и Чубартауской. В 1897 г. в этом уезде насчитывалось 104 569 казахов. В уезде было 181 старшинство, в котором числилось 30 528 хозяйств [3; 16-17]. На территории волос­тей Акмолинского уезда — Кара-Агачской, Кургальджинской, Сары-Узеньской, Нельдинской, Са­ранской, Актавской, Атасуйской, Чурубай-Нуринской, Ортавской, Спасской, Нуринской, Мунглин- ской и Кызыл-Топракской, — расселялся в основном род куандык из племени аргын и его отделения: алтай, карпык, борышы, темеш. Население волостей Сарысуйской и Кенгирской Атбасарского уезда составляли два крупных племени Среднего жуза — найманы и аргыны.

Военно-казачья колонизация региона ознаменовалась постройкой в его восточной части в 1824 г. Укрепления-крепости, на базе которой в 1827 г. была образована Каркаралинская казачья станица. В 1849 и 1850 гг. для усиления поселения в Каркаралы были переселены малороссийские казаки. С 1869 г. Каркаралинск уже является уездным центром. В 1883 г. количество населения в нем состави­ло 1548 человек, из них казахов — 181 или 11,6 % [4; 4].

В 1832 г. Акмолинский уезд был открыт для крестьянского переселения, в 1839 г. — Атбасар- ский. Вместе с тем обширные пространства и природно-климатические условия здесь были более пригодны для скотоводства, поэтому процесс крестьянской колонизации в крае шел гораздо медлен­нее, чем в других регионах. Первые крестьяне-поселенцы появились на севере региона в бассейне реки Нуры, где были более плодородные темно-каштановые и черноземные почвы и достаточное ко­личество осадков, что позволяло заниматься бесполивным земледелием. Так, в районе современной Караганды возникли русско-украинские поселки: Большая Михайловка, Дубовка, Черниговка, Во- лынское и другие [5; 20].

С присоединением Казахстанского края к России, когда появились более благоприятные условия для переселенцев, массового переселения на территорию современной Карагандинской области не бы­ло. И если в других регионах Казахстанского края образовалась целая система постоянных поселений и хозяйственного освоения территории, что повлияло на количественные и качественные изменения со­става населения в них, то на территории этой области последствия переселений не были столь сущест­венны. Промышленное освоение региона русскими промышленниками также не повлияло на демогра­фическую ситуацию. В конце ХІХ в. численность населения региона составляла 310 297 чел. Основны­ми жителями были казахи, их доля в общей численности населения составляла 93 % (288576 чел.); доля русских и украинцев была незначительна — 5 % (15515 чел.); еще меньший процент составляли татары, мордва и поляки: 1 %; 0,5 %; 0,5 % соответственно [6; 2-4]. Животноводством занималось 98,0 % насе­ления, оно было главным источником пропитания, в том числе для оседлого населения. Земледелием занималось всего 1,2 % населения. На рудниках и каменноугольных копях на момент Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. работали 362 человека (из них 64,3 % — мужчины и

35,7   % — женщины) — в основном казахи [7; 25].

В начале ХХ в. социально-экономическое развитие региона проходило в русле событий Россий­ской Империи и носило отпечаток предшествующего периода: продолжалось проникновение россий­ского и иностранного капитала в край, заселение благоприятных участков для земледелия, оттесне­ние казахов с земель и разложение их традиционного хозяйства. Империалистическая война, буржу­азно-демократическая революция. Октябрьская революция и последующая за ней гражданская война, разруха, неурожаи и джуты, новая экономическая политика также не могли не отразиться на соци­ально-экономическом развитии региона.

До 1906 г. вокруг Карагандинских угольных копей, в бассейне реки Чурубай-Нуры и по ее при­токам Топар и Байгора, в урочище Былкыздак, в бассейне реки Сарысу, долинах гор Ортау, Актау и Алабыс возникли переселенческие поселки Преображенский, Романовский, Рождественский, Черни­говский, Киевский, Ивановский, Петровский и Санниково [8; 84].

Горнопромышленники, как российские, так и другие, хищнически эксплуатировали природные богатства региона, развивали только те отрасли промышленности, которые давали сырье на вывоз. Вследствие этого горная промышленность развивалась односторонне. Развитие промышленности в крае тормозили удаленность территории от промышленных центров России, суровые климатические условия, отсутствие транспорта и квалифицированной рабочей силы. По Акмолинскому горному ок­ругу в основных отраслях горной промышленности в 1901 г. были заняты 2615 рабочих; в 1902-2066, в 1903-2130, в 1904-2164 рабочих [9; 18]. Национальный состав горнорабочих был пестр. Здесь были казахи, русские, татары, башкиры и др., причем около 70 % составляли казахские рабочие.

События Первой мировой войны, военной интервенции, гражданской войны принесли тяжелые бедствия и страдания народным массам, нанесли огромный ущерб хозяйству края, повлияли на соци­ально-демографические процессы. На нужды фронта у населения изымали скот, хлеб и др. продукты без всякого учета реальных возможностей. В 1916 г. военное ведомство произвело массовые прину­дительные заготовки лошадей. Большой ущерб нанесли карательные экспедиции во время восстания

1916   года. В четырех уездах Акмолинской области было истреблено и угнано в эти годы более двух миллионов голов скота [10; 73].

К концу 1919 г. территория региона была полностью освобождена от белогвардейцев и капита­листов. Продовольственная разверстка, проводимая по всей стране новой властью во время и после окончания иностранной военной интервенции и гражданской войны, оказала отрицательное воздей­ствие на экономику сельского хозяйства Казахстана. К тому же, 1920 г. оказался неурожайным, и от­дельные территории края постиг джут, в следующий, 1921 г. — сильная засуха. Особенно тяжело это сказалось на кочевых регионах. В результате стихийного бедствия в республике голодали более 2 млн. 300 тыс. человек. Наблюдалась большая смертность и миграция из районов бедствия. Эконо­мика региона была окончательно разрушена. Ни одно промышленное предприятие не действовало.

В научной литературе часто поднимается вопрос о потерях населения Казахстана в начале 20-х годов ХХ в. Необходимо отметить, что кочевые районы Казахстана испытали последствия правления нового строя намного раньше, чем полукочевые и земледельческие районы. За период между перепи­сями 1897 и 1920 гг. население Казахстана увеличилось всего на 633 515 чел. и составило 4 781 263 чел. [11; 17]. Увеличение численности населения произошло за счет тех областей, где зем­леделием занималось более половины населения и у животноводства была хоть какая-то альтернати­ва, и в тех, где природно-климатические условия позволили даже в неблагоприятные годы собирать относительно неплохой урожай — в Семипалатинской и Акмолинской. Кочевые и полукочевые рай­оны уже тогда часто посещал голод, ставший причиной высокой смертности населения и миграции не только за пределы региона, но и за границу. В таких районах численность населения не только не осталась прежней, но и значительно сократилась. Это видно на примере Каркаралинского уезда. Чис­ленность сельского (кочевого) населения в нём уменьшилась на 28 145 чел., или на 16,8 %.

В национальной структуре населения в этот период не произошло таких заметных изменений, как в других регионах Казахстанского края. Он по-прежнему оставался территорией, заселенной в большинстве казахами [12, 36]. Исключением был город Каркаралинск — в 1920 г. казахи составляли здесь 61,1 %; русские — 22 %; татары — 9,8 %; украинцы, немцы, поляки — по 1 %; 6,8 % населения составляли другие национальности [12; 314].

Вторая половина 20-30- е годы ХХ в. в СССР стали временем широкомасштабных процессов модернизации. Ядром большевистской программы преобразования страны стало ускоренное развитие индустриальной экономики. Богатство природных ресурсов региона, способных обеспечить интен­сивное развитие угледобычи, цветной и черной металлургии, химической и нефтехимической про­мышленности, предопределило его историческую миссию как одну из составляющих этой стратегии. Модернизация в регионе носила неорганичный (экзогенный) характер, так как здесь отсутствовали объективные предпосылки для широкого промышленного и другого строительства. Существующие трудовые ресурсы края не были готовы взять на себя нагрузку по достаточному обеспечению люд­скими ресурсами строек социализма как в количественном, так и в качественном отношении. Эту проблему призвана была решить миграционная политика. В условиях тоталитарной системы прину­дительный труд стал основой освоения территории, а практика насильственных переселений — нор­мой.

Первыми принудительными поселенцами в регионе были «кулаки». В 1931 г. в Караганду при­было 15 тыс. семей спецпереселенцев. На 10 сентября 1933 г. в Карагандинских спецпоселениях проживали уже 45 700 спецпереселенцев [13; 9-10]. На 1 июля 1938 г. по области имелось 30 трудпо- селков с населением 91 297 чел. [14; 13].

19 декабря 1931 г. на территории будущей Карагандинской области был организован исправи­тельно-трудовой лагерь ГУЛАГА НКВД. В 1937 г. численность спецконтингента в нем составляла 53 671 чел. [15; 51]. Через два года, в 1939 г., на территории Карлага находились 42 268 человек, в том числе личного состава — 2 016; заключенных — 39 016 чел., гражданского населения — 1 236 человек [16; 4]. В эти же годы регион становится местом депортации целых народов — немцев, поля­ков корейцев и др. В результате бурных миграционных потоков, несмотря на трагические последст­вия коллективизации и голода 1931-1933 гг., общая численность населения за период между перепи­сями 1926 и 1939 гг. увеличилась на 89 794 человек, или на 21,5 %, и составила 418 316 человек. Среднегодовой темп прироста населения был равен 1,7 %, что превышало аналогичный показатель по республике (0,1 %) [17; 27].

В этот период произошли коренные изменения в расселении населения. В ходе индустриализа­ции появились новые города и рабочие поселки, которые возникали у разработок полезных ископае­мых и на трассах железнодорожных магистралей. Вплоть до 30-х годов в регионе существовал всего лишь один город — Каркаралинск. Перепись населения 1939 г. зафиксировала уже три города (Кара­ганда — 165 818 чел.; Балхаш — 32 521 чел.; Каркаралинск — 4 530 чел.) и шесть рабочих поселков (Джезказган, Коунрад, Моинты, Карсакпай, Успенский, Байконур) [18; 54]. Всего в городских посе­лениях проживали 235 053 чел., или 56,2 % всего населения региона. Сельское население Централь­ного Казахстана за этот период уменьшилось с 323 043 до 183 263 чел., а удельный вес его в составе населения снизился с 98,3 до 43,8 %, т.е. более, чем в два раза.

 

 Караганда. Старый город

Большие сдвиги произошли в этнической структуре населения. В результате вынужденных от­кочевок за пределы региона, голода и эпидемий численность казахского населения сократилась более чем наполовину (с 280 317 чел. в 1926 г. до 136 541 чел. в 1939 г.), а удельный вес сократился с 85,3 до 32,6 %. Абсолютная численность и удельный вес в составе населения других национальностей увеличились: русских (с 15 196 чел. в 1926 г.(4,6 %) до 190 017 чел. в 1939 г. (45,5 %); украинцев (с 24988 чел — в 1926 г. до 40177 чел. в 1939 г.); татар (с 712 чел. в 1926 г. до 5824 чел. в 1939 г.); нем­цев (с 5589 чел. в 1926 г. до 14814 чел. в 1939 г.). Появились представители этносов, не населявших ранее территорию региона, например, корейцы, численность которых в 1939 г. составила 7 536 чел. [19; 77].

Специальной статистики по естественному движению в этот период не проводилось. Известно лишь, что 1926-1936 гг. для страны в целом были периодом снижения рождаемости и роста смертно­сти. В 1937 г. по показателю смертности Карагандинская область вошла в тройку регионов с самым неблагоприятным положением. Естественный прирост, как фактор повышения численности населе­ния, начал проявлять себя лишь к концу 30-х годов, когда произошло некоторое улучшение благосос­тояния населения как в городах, так и в сельской местности.

Годы войны ознаменовались продолжением политики депортации «неблагонадежных народов»

—    немцев, чеченцев, ингушей, калмыков, карачаевцев, крымских татар, болгар, греков, турок и др., которые пополнили ряды Трудовой армии. В результате гигантского перенапряжения, катастрофиче­ского износа физических сил регион стал настоящим арсеналом фронта — Карагандинский угольный бассейн стал второй, после Кузнецкого, угольной базой страны. Перебазирование промышленных предприятий и населения с оккупированных районов и прифронтовой полосы дало толчок к возник­новению новых отраслей промышленности: машиностроения и черной металлургии. Всего за годы войны были построены и стали выдавать продукцию 54 предприятия союзного значения, 12 предпри­ятий республиканского значения. Карагандинская железная дорога превратилась в одну из крупней­ших магистралей. В годы войны в Караганде разместилось 6 эвакогоспиталей. Здесь были сформиро­ваны 72-я стрелковая Красногвардейская, 387-я стрелковая дивизия, 310-я стрелковая Новгородская. В ряды сражающихся в годы войны влились 1 196 164 казахстанца, в том числе из Центрального Ка­захстана — 44 962 чел., из них 17 863 казаха, что составило 20,8 % всех мобилизованных; русских мобилизовано 18 %; татар — 22,5 %; узбеков — 13,4 %; украинцев — 3,7 % [20; 274].

По мере освобождения от фашистов территории СССР Казахстан становится одной из главных опорных баз в восстановлении экономики пострадавших от войны районов, куда из республики шел металл, сырьевые ресурсы, топливо, строительные материалы, промышленные товары, продовольст­вие, скот и семена. В регионе приобрели еще более радикальный характер методы милитаризации труда. Здесь продолжала функционировать система Карлага, находились многочисленные переселен­ческие поселки. Значительная доля в системе организации принудительного труда принадлежала во­еннопленным и интернированным. В 50-е годы ХХ в. в экономике Центрального Казахстана оконча­тельно закрепилась тенденция его индустриального развития, в основном тяжелой промышленности, стала развиваться сеть предприятий военно-промышленного комплекса.

В годы войны миграционное движение увеличило свои темпы, по сравнению с тридцатыми го­дами ХХ в., в два раза. Наибольший поток прибытий приходится на 1941 г., когда в регион прибыли 51 239 чел. Положительное миграционное сальдо в этом году составило 35 539 чел. Это было значи­тельно больше, чем в других регионах Казахстана. В результате в 1941 г. численность населения об­ласти увеличилась по сравнению с 1940 г. на 4,9 %; в 1942 г. по сравнению с 1941 г. — на 12,1 %, в то время как по республике на 5,3 и 11 % соответственно. Основным ядром миграционного притяжения стал город Караганда [21].

В послевоенный период кривая коэффициента миграционной подвижности населения региона дает рост, достигая величины 87 промилле в 1950 г. Всего за период с 1946 по 1950 гг. миграционный прирост в регионе составил 166 756 чел. Это больше, чем в первой половине сороковых годов ХХ в. в 1,7 раза. Основная масса мигрантов направлялась в городские поселения. В них в результате мигра­ции население увеличилось на 159 567 чел. — это больше, чем за годы войны в два раза. В сельских населенных пунктах, наоборот, произошло уменьшение почти в два раза — на 6 597 чел. В после­дующие годы миграционное движение сохраняет свою интенсивность. Всего за период с 1940 по 1959 гг. в регион прибыло 682 084 чел., выбыло 336 301 чел., механический прирост составил 345 813 чел. В том числе в городские поселения прибыли 642 328 чел., выбыли 318 473 чел., механический прирост составил 323 885 чел.; в сельские поселения прибыли 39 756 чел., выбыли 17 828 чел., ми­грационное сальдо составило 21 928 чел.

Всесоюзная Перепись населения 1959 г. зафиксировала в регионе самое большое в Республике увеличение численности населения по сравнению с 1939 г. — на 615 851 чел., или в 2,5 раза (1 034 170 чел.), и он стал самым урбанизированным в Республике. На территории Карагандинской области находились тогда уже 6 городов (из них 5 республиканского, краевого и областного подчи­нения) и 15 поселков городского типа. Численность городского населения увеличилась в 3,4 раза, со­ставив в абсолютных цифрах 797 392 чел., в то время как в Республике она возросла в 2,5 раза. Доля городских жителей в составе населения региона увеличилась до 78 %, что намного превысило сред­нереспубликанский (44 %) и среднесоюзный (48 %) показатели. Численность сельского населения увеличилась, а его доля в составе населения региона уменьшилась на 20 пунктов — 22 против 42 % в 1939 г.

Естественное движение населения также претерпело существенные колебания. Прямым следст­вием войны стало падение рождаемости: в 1941 г. по сравнению с 1940 г. в 1,2 раза; в 1942 г. — в 9,4 раза; в 1943 г. — в 2 раза; в 1944 — в 2,1 раза; в 1945 г. — в 1,8 раза. Всего за годы войны в регионе родились 37 736 чел. При сохранении показателей рождаемости 1940 г. здесь могло бы родиться де­тей в 1,6 раза больше (61 190 чел.). Таким образом, потери в результате снижения рождаемости со­ставляют 23 454 чел.

Что касается учета смертности в военные годы, то он отличался неполными и неточными сведе­ниями, что не позволяет выявить этот процесс в реальных масштабах. Чтобы узнать, сколько людей погибло в регионе в 40-е годы (как постоянного, так и временно находящегося), нужно учитывать, по крайней мере, несколько направлений: численность погибших на фронтах; смертность населения ты­ла, не являющегося контингентом НКВД; смертность заключенных Карлага и лагерей военноплен­ных; смертность в переселенческих поселках. Прямые людские потери на фронтах Великой Отечест­венной войны по региону составили 17 240 чел., в том числе 5 314 казахов (30 % мобилизованных); 8 204 русских (45,6 % мобилизованных). В Книге памяти приведены данные о количестве умерших на территории региона — 28 670 чел. Говорится также, что в среднем за год умирали 5 737 чел. [20; 274,280,281]. Однако мы считаем, что эти данные сильно занижены и смертность в регионе была намного выше. Это касается, прежде всего, статистики смертности спецпереселенцев и гибели людей в лагерях, которая на сегодняшний день относится к области неразрешимых и самых запутанных, требует большой и скрупулезной работы, по мере того, как будут доступны все архивные материалы НКВД.

За период с 1939 по 1959 гг. в регионе, более чем где-либо в Казахстане, произошли резкие сдви­ги в национальной структуре населения. Численность казахов за 20 лет увеличилась всего на 58 371 чел., или в 1,4 раза, и составила 194 912 чел., в то время как русских — на 292 718 чел., или в 2,5 раза, и их стало 482 735 чел. Численность других этносов увеличилась: украинцев — в 2,4 раза; татар — в 4,4 раза; корейцев — в 1,6 раза. Рост удельного веса наблюдался почти для всех этнических групп, кроме казахов, у которых произошло уменьшение — с 32,6 до 19,1 %.

В 1959 г. степень урбанизированности двух основных этносов в регионе (казахов и русских) имела противоположные тенденции. В абсолютных цифрах количество проживающих в городских и сельских населенных пунктах казахов было почти одинаково (101 728 против 93 184) с небольшой разницей в пользу первых. Однако удельный вес их в составе городских и сельских жителей был да­леко не равнозначен: доля казахов в населении городов стала составлять всего 12,7 %, в то время как в сельской местности — 42,1 %. Напротив, русские составляли большую часть жителей городов — 52,3 %, на селе их доля была равна 29,6 %. Урабанизационные тенденции наблюдались у всех других этносов, населяющих Центральный Казахстан, кроме немцев, удельный вес которых среди жителей городских и сельских населенных пунктов составил 10,5 и 12,2 % соответственно [22; 168-174].

За период между переписями с 1959 по 1989 гг. произошли большие изменения в общей числен­ности и размещении населения региона. Главным фактором увеличения численности населения и его многонациональности оставалась миграция. Всесоюзная перепись населения 1970 г. зафиксировала самый низкий в республике показатель удельного веса коренных жителей в национальной структуре региона — 18,9 %, тогда как доля русских была наибольшей — 50,5 %. Удельный вес других нацио­нальностей почти не изменился: белорусы — 2,6; корейцы — 0,9 %; немцы — 9,4; татары — 3,1; ук­раинцы — 9,8; другие — 4,8 %. Численность населения региона 1 561 311 чел. Численность населе­ния стала равна региона 1 561 311 чел. [23; 117-123].

В последующие годы в формировании населения Карагандинской области обозначились новые тенденции. Мощные миграционные потоки замедлились. Численность населения стала формировать­ся большей частью за счет естественного прироста. Согласно Всесоюзной переписи населения 1979 г. численность населения области составила 1 713 208 чел. Доля казахов повысилась до 21,8 %, доля русских и других европейских национальностей, наоборот, стала снижаться: русские — 50,2; белору­сы — 2,2; украинцы — 8,4 %. Аналогичные демографические тенденции характерны и для после­дующего межпереписного периода. Всесоюзная перепись населения 1989 г. зафиксировала числен­ность населения в 1 745 448 чел. Доля казахов повысилась до 25,8 %; русских — снизилась до 46,9 %; белорусов — до 2 %; украинцев — до 7,4 % [24; 117-123]. Изменения в национальной структуре на­селения в эти годы объясняются снижением темпов роста численности русских и других националь­ностей вследствие падения рождаемости у них, начавшегося выезда за пределы Казахстана в конце 80-х годов ХХ в. и сохранения положительного естественного прироста у казахов, особенно в сель­ской местности.

В конце 80-х годов ХХ в. естественный прирост населения Карагандинской области стал ста­бильно снижаться и в 1989 г. составил 18,7 промилле (среди городского населения — 18,3 промилле; сельского — 24,3 промилле). Наибольший естественный прирост населения был у сельчан: в 1980 г. —    14,6 промилле (разница с городом на 2,1 пункта); в 1984 г. — 12,5 промилле (разница на 0,9 пунк­та); в 1989 г. — 16,3 промилле (разница на 6 пунктов). Показатель естественного прироста населения региона в 1989 г. был самым низким в Казахстане [25; 18].

Все годы регион являлся одним из самых урбанизированных в Республике. Удельный вес город­ских жителей в составе населения региона постоянно увеличивался: в 1970 г. — 81 %; в 1979 г. —82,5   %; в 1989 г. — 82,9 %. Удельный вес сельского населения соответственно снижался: 19; 17,4; 17,2 %.

Радикальные перемены в экономической и политической жизни республики в связи с распадом СССР не могли не отразиться на демографической картине Карагандинской области. Более того, они в большинстве своем явились следствием совокупности и противоречий как негативных, так и пози­тивных тенденций переходного периода, что нашло отражение в изменении количественных и каче­ственных характеристик населения, его размещении на территории области и миграционных процес­сах.

Негативные тенденции демографических процессов нашли отражение, прежде всего, в умень­шении численности населения. Согласно Переписи населения 1999 г. в Республике Казахстан чис­ленность населения Карагандинской области составила 1 410 218 чел. Таким образом, за межпере- писное десятилетие (1989 — 1999 гг.) произошло сокращение в 1,2 раза. Это в два с лишним раза больше, чем в среднем по Казахстану и значительно больше, чем в других регионах Республики. Численность городского населения области сократилась на 18,7 %; сельского — на 21,2 % [26; 8-14]. Произошло заметное снижение рождаемости — в 2,1 раза (с 17,5 до 8,4 промилле), причем больше у сельских жителей, что объясняется изменением в сторону снижения репродуктивных установок у казахского населения. Это значительно сократило разрыв коэффициентов рождаемости городского и сельского населения. Почти в два раза возрос коэффициент смертности — с 7,7 до 12 промилле (в среднем по республике этот показатель вырос на 29 %), особенно в городах, у детей в возрасте до 1 года и мужчин в трудоспособном возрасте. В эти годы смертность мужчин превысила смертность женщин в 3,5 раза. Последний фактор стал проблемой для всей республики. Статистика тех лет сви­детельствует, что это было связано с увеличением смертности от неестественных причин — алкого­лизма, наркомании и др. Значительно снизился естественный прирост населения, а в малых городах (Темиртау, Шахтинск, Сарань, Абай) и отдельных районах сельской местности было зафиксировано его отрицательное значение, т.е. количество смертей превышало количество рождений. В возрастной структуре населения произошли значительные изменения в сторону постарения. Почти в два раза снизилась брачность, что было связано с откладыванием вступления в брак в эти годы. Миграцион­ные потери за период с 1991 по 1999 гг. в области составили 263,4 тыс. чел.

В начале нового тысячелетия социально-экономическая ситуация в Республике Казахстан стаби­лизировалась, экономика Казахстана набирает обороты. Это отразилось и на демографической ситуа­ции. Сокращение численности населения продолжалось вплоть до 2005 г., тогда впервые после 1991 г. численность населения региона увеличилась на 700 чел. Стабильное повышение рождаемости началось с 2001 г., коэффициент рождаемости ныне равен 16,94 промилле. Как видим, увеличение значительное — в 2 раза. Заметим, что повышение коэффициента рождаемости происходит у город­ских жителей, у сельских, наоборот, сокращается. В результате, начиная с 1999 г. коэффициент рож­даемости у горожан впервые превысил этот показатель у сельчан [27].

Смертность населения области, вплоть до последнего времени, имела возрастающую динамику: в 1999 г. — 11,8 промилле, в 2004 гг. — 13,2, в 2007 г. — 13,43. В 2008 г. этот страшный показатель снизился до 12,79 промилле. Высокой смертностью выделяется население городов Темиртау, Сарань, Шахтинск. Проблема сверхсмертности мужчин в трудоспособном возрасте и сейчас является акту­альной. Наметилась, хотя и неустойчивая, тенденция сокращения коэффициента детской смертности: в 2005 г. — 26,4 промилле, в 2007 г. — 11,57, в 2009 г. — 19,81. При этом наблюдается дифферен­циация детской смертности между городом и селом. Показатель детской смертности в городской ме­стности составляет 21 промилле; в сельской — 31,8 промилле, в основном за счет таких сельских районов, как Егиндыбулакский, Каркаралинский, Тенгизский, где казахское население составляет большинство. Одновременно уровень младенческой смертности постоянно снижается [28].

 

Караганда. Новый город 

Позитивным фактом является преодоление депопуляционных процессов. Начиная с 2002 г. в об­ласти имеется уже естественный прирост, когда число родившихся превысило число умерших на 350 чел., в 2003 г. эта разница составила уже 1069 чел., в 2004 г. — 1820; в 2007 г. — 3244; в 2008 г. — 5578 чел. По состоянию на 1 января 2009 г. в области проживает 1 346 331, что составляет 8,5 % всего населения Казахстана [29].

Процесс изменения возрастной структуры населения в сторону постарения продолжается. Доля лиц в возрасте 60 лет и старше составляет 13 % ко всему населению. Начиная с 2002 г. в области про­исходит увеличение регистрируемых браков, статистика разводов, наоборот, даёт отрицательную ди­намику.

За период с 1991 по 2004 гг. миграционное сальдо внешней миграции составило минус 317636 чел. В 2005 г. впервые зафиксирован миграционный прирост — 266 чел. Сегодня он также имеет по­ложительное значение. Число прибывающих в регион увеличивается по сравнению с 1999 г. почти в два раза, число убывающих уменьшились более чем в два раза. Миграционная убыль населения со­кратилась в 8,5 раза. Внутри области продолжается отток населения из сел в город [30].

В национальной структуре региона продолжается процесс увеличения доли и численности ка­захского населения, уменьшения этих показателей у русских, украинцев, немцев и других. На начало 2006 г. казахи составляют 41,4 % населения, русские — 41,5, немцы — 3, украинцы — 5,1 %.

Таким образом, особенности демографического развития Карагандинского региона были обу­словлены индустриальным характером его развития. Формирование народонаселения происходило в историческом контексте и под влиянием социально-экономических и политических реалий. Бурные миграционные процессы в регион стали определяющим фактором количественных и качественных характеристик населения, его размещения и подвижности.

В стратегии развития страны «Казахстан-2030» сильная демографическая политика определена как ведущий приоритет национальной безопасности государства. В последние годы размер инвести­ций в наш регион — один из самых высоких в стране. Основными приоритетными направлениями демографического развития Карагандинской области на сегодняшний день являются: сохранение стабилизации темпов миграционного движения, смягчение негативных тенденций естественного движения населения за счет устранения сдерживания рождаемости по экономическим причинам, по­вышение репродуктивного здоровья населения, снижение младенческой смертности, устранение эк­зогенных факторов смертности населения в трудоспособном возрасте, профилактика инфекционных заболеваний и травматизма.

Список литературы

1                Численность и размещение населения. Итоги переписи населения 1999 г. в Республике Казахстан. — Алматы, 1999.

—  Т. 1.

2      Казахи. Историко-этнографическое исследование. — Алматы, 1995.

3      ЦГА РК. Ф.501. Оп. 2. Д. 117; Ф.64. Оп.1. Д.4238.

4       Обзор Семипалатиской области за 1883 год.

5      Караганда. Карагандинская область: Энциклопедия. — Алма-Ата, 1986.

6      Первая Всеобщая Перепись населения Российской империи 1897 г. Акмолинская область. Т. 81. — СПб.: Слово, 1904. — 135 с.; Первая Всеобщая Перепись населения Российской империи 1897 г. Семипалатинская область. Т. 84. — СПб.: Слово, 1905. — 148 с.

7      Обзор Семипалатинской области за 1886 год. Каркаралинский уезд.

8      Переселение в Степной край в 1907 г.

9     Дильмухамедов Е.Д., Маликов Ф. Очерки истории рабочего класса дореволюционного Казахстана. Вторая половина Х1Х — начало ХХ вв. — Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1963. — 270 с.

10  Дахшлейгер Г.Ф., Нурпеисов К.Н. История крестьянства советского Казахстана. — Алма-Ата, 1985.

11  Перепись населения и ее социально-экономическое значение. — Алматы, 1996.

12  ЦГА РК. Ф. 698, Оп. 14, Д.12.

13  Азия. — 1994. № 13 (103). — Апр.; ГАКО. Ф.341. Оп.1. Д.34. Л.62; ГАКО. Ф.15. Оп.1. Д.77.

14  ЗемсковВ.Н. Кулацкая ссылка накануне и в годы Великой Отечественной войны // Социс. 1992. № 2.

15  ГАРФ. Ф.1562. Оп. 329. Д.277.

16  УВД КО. Д. 199. Св. 11.

17  Всесоюзная перепись населения 1939 г. Краткие итоги. — М.: Наука, 1991.

18  ГАКО. Ф.5. Оп.13. Д.22.

19  Всесоюзная перепись населения 1939 года. Основные итоги. — М., 1992.

20   Книга памяти Казахстана. Сводный том. — Алматы, 1995. — 460 с.

21  Результаты компьютерной обработки «Сведений о передвижении населения, зарегистрированного в городских и прочих паспортизированных пунктах Карагандинской области»

22   Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. Казахская ССР. — М., 1962. — 202 с.

23   Численность и размещение населения в Республике Казахстан. Т. 1. — Алматы, 2000; Национальный состав населе­ния республики Казахстан. Т. 1. Итоги переписи населения 1999 г. в Республике Казахстан. Статистический сборник. — Алматы, 2000.

24  Рассчитано по: Национальный состав населения Республики Казахстан. — Т. 4. Ч. 2. — Население Республики Ка­захстан по национальностям и уровню образования. Итоги переписи населения 1999 года в Республике Казахстан. — Алма­ты, 2000. — 199 с.

25   Демографический ежегодник Казахской ССР. 1989. — Алма-Ата, 1990.

26  Рассчитано по: Численность и размещение населения в Республике Казахстан. Итоги переписи населения 1999 года в Республике Казахстан. Статистический сборник. Т. 1. — Алматы, 2000. — 100 с.

27  Текущий архив Управления статистики Карагандинской области. Общие итоги естественного движения населения Карагандинской области за 1995-2004 гг.

28  Текущий архив Управления статистики Карагандинской области: Годовые отчеты естественного движения населе­ния за 1990-1997 гг.; Текущий архив Управления статистики Карагандинской области. Общие итоги естественного движе­ния населения Карагандинской области за 1995-2004 гг.

29   Казахстанская правда. — 2009. — 19 марта.

Текущий архив Управления статистики Карагандинской области: Годовые отчеты механического движения населе­ния за 1991-2005 гг.

Фамилия автора: В.В Козина
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика