Разработка концепций технологических укладов как крупный вклад в развитие инновационной теории

Основным показателем социально-экономического развития является экономический рост, ко­торый в настоящее время характеризует экономический успех страны в длительном периоде. На уровне государства экономический рост характеризуется приростом валового внутреннего продукта (ВВП), который представляет объем общего конечного продукта в текущих рыночных ценах, произ­веденного внутри страны в течение данного года с учетом инфляции.

Реальный экономический рост означает, что общество снижает издержки производства и повы­шает производительность труда. Экономический рост основывается на четырех факторах:

1)  природные ресурсы;

2)   трудовые ресурсы;

3)   капитал;

4)   знания или технология.

Важнейшей чертой экономики конца XX в. и первого 10-летия XXI столетия стал ее переход в новую, инновационную фазу развития — «общество знания». Экономику, основанную на физическом труде, сменила индустриальная экономика, использующая природные ресурсы. В свою очередь по­следнюю сменяет экономика, базирующаяся на знаниях и информационных технологиях, особен­ностью которой является повышенное внимание к знаниям отдельных индивидуумов. По мнению многих ученых, «новая экономика» — это экономика постиндустриального технологического уклада, в котором ключевыми факторами производства становятся интеллектуальные ресурсы, или знания [1; 12-13].

Под категорией «знание» понимается селективная, упорядоченная, определенным способом по­лученная, в соответствии с какими-либо критериями оформленная информация, имеющая социальное значение и признаваемая в качестве знания именно определенными социальными субъектами и об­ществом в целом.

Экономика знаний — «экономика, базирующаяся на знаниях» — это тип экономики, в которой производство знаний является источником ее роста. При этом в литературе используются и такие термины, как «посткапиталистическое общество», «инновационная экономика», «информационное общество», «высокотехнологичная цивилизация» и др.

Президент страны Н.А.Назарбаев, выступая с лекцией в КазНУ им. аль-Фараби, отметил: «Нам необходимо создать ядро национального интеллекта, нам нужны эрудированные люди, способные конкурировать на международном уровне.

Все это я имел в виду, когда на встрече с «болашаковцами» предлагал проект «Интеллектуаль­ная нация-2020».

В его основе лежат три аспекта.

Первое. Прорыв в развитии системы образования Казахстана.

Сегодня важно взглянуть на образовательные процессы как можно шире. Каждому человеку на­до привить умение делать, умение учиться, умение жить, умение жить вместе в современном мире. Это «четыре столпа образования», сформулированные ЮНЕСКО.

Второй аспект проекта «Интеллектуальная нация» — развитие науки и повышение научного по­тенциала страны. Наука должна быть основой инновационной экономики.

Третий аспект проекта «Интеллектуальная нация» — это развитие системы инноваций» [2; 8-10].

На сегодняшний день в зависимости от оценки вклада по валовой добавленной стоимости отраслей, где в основном создаются и потребляются новые знания, выделяются следующие отрасли [1; 13-14].

1. Высокотехнологичные отрасли высшего уровня («high technologies»), или ведущие высокие технологии («leading edge»), где затраты на НИОКР составляют не менее 10 % добавленной стоимо­сти и затраты на оплату труда ученых, инженеров и техников превышают 10 % общих затрат на наем рабочей силы. В этих наукоемких, динамичных отраслях новые достижения опережают потребности потенциальных клиентов и нарушают установленные границы между традиционными секторами промышленности.

Для высокотехнологичных товаров характерны короткие жизненные циклы; развитая практика копирования; творческий подход к применению; размытая конкурентная среда, которая создает угро­зы из различных технологических сфер вследствие быстрого перелива знаний.

К отраслям «high technologies» (high-tech) относятся следующие: применение кремния, синтети­ческих материалов, робототехника, информатика, биотехнология, астронавтика.

«Leading edge» — это высокотехнологичные отрасли: обрабатывающей промышленности (фар­мацевтическая промышленность, производство компьютеров и офисного оборудования, производст­во теле-, радиоаппаратуры и электронных компонентов, приборостроение, авиакосмическое и общее машиностроение). Именно эти отрасли на международном уровне приняты в качестве критерия оцен­ки концентрации национального научно-технического потенциала на основных направлениях НТП.

2. Высокотехнологичные отрасли среднего уровня («medium high technologies») — производство наукоемкой продукции, под которой понимается продукция материального производства, где доля затрат на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в добавленной стоимости выше, чем в целом по промышленности. К ним относятся химическая промышленность (без фармацевтической); производство машин и оборудования общеэкономического и отраслевого назначения, а также бытовой техники; электротехническая, автомобильная промышленность, желез­нодорожное машиностроение и производство мотоциклов и т. д.

3. Сектор высокотехнологичных услуг — телекоммуникации, финансовая сфера и страхование, а также деловые услуги, под которыми понимаются компьютерные услуги, маркетинговые исследова­ния, консалтинг, услуги по аренде машин и оборудования и другие инженерные и технические услу­ги, а также сфера НИОКР как производитель добавленной стоимости.

4. Сектор отраслей повышенного спроса на новые знания и технологии, который включает обра­зование (прежде всего высшее), здравоохранение, культуру и т.д.

При изучении состояния и перспектив данных отраслей выделяют две концепции развития:

1)    маркетинговую, т.е. производство продукции, «втягиваемой рынком», вызванной потреб­ностями рынка;

2)    концепцию «технологического проталкивания», т.е. основанную на НИОКР, разработках и возможностях технологии.

Обычно маркетинговые исследования осуществляются не только предприятием, но и его конку­рентами, что может привести в итоге к появлению очень похожей продукции. С другой стороны, стратегия, основанная на технологическом продвижении, скорее, приведет к инновационному проры­ву и создаст основу для долговременного конкурентного преимущества. Большинство инновацион­ных прорывов зарождается в научно-исследовательских организациях и подразделениях, а не на рын­ке. Это свидетельствует об ограниченности маркетинговой концепции, и поэтому необходимо сохра­нять баланс между этими двумя концепциями развития, так как акцент на прикладные исследования в ущерб фундаментальным может привести к трудно устранимому технологическому запаздыванию.

Не зря вкладом в исследование национальных систем считают введение понятия «технологическая парадигма» Дж.Доси (1982 г.) — схема, в рамках которой отдельные лица и инсти­туты осуществляют прорывы в технологиях [3]. Это позволяет определить возможности и направле­ния технических усовершенствований производства и продукции. Следствием является изменение технологического уровня по всем звеньям производства добавленной стоимости — от первичной пе­реработки ресурсов до непроизводственного потребления.

Связь понятий «технология» и «технологическая парадигма» проявляется в их взаимодействии. В результате конкурентного рыночного отбора новой технологии, обеспечивающей прорыв благода­ря ее высоким параметрам, происходит смена технологических парадигм. В рамках новой парадигмы преобладающая технология непрерывно совершенствуется. Несмотря на присутствие в названии этой научной парадигмы термина «технологическая», основная идея парадигмы может быть не связана с изучением какой-либо конкретной технологии. Вместе с тем эта парадигма, более чем любая другая, имеет познавательную ценность для институтов и частных лиц, вовлеченных в улучшение и внедре­ние технологии в производственную систему.

Технологическую парадигму можно также определить как новую идею проекта или схемы, реа­лизация которой, в конечном итоге, приводит к так называемому «взрыву» всевозможных «новых комбинаций», или инновационных продуктов и технологий. Технологию, в соответствии с формули­ровкой Дж.Доси, можно представить как «группу конструкторских концепций, интегрированных для создания требуемой конструкторской конфигурации (оборудования, приборов и др. техники)». Из этого следует, что при наличии «-возможных конструкторских концепций количество возможных итерированных конструкторских конфигураций (технологий) будет равно 2п — (п + 1) при п < 100 [3].

Смена «технологических парадигм» по Дж.Доси развивает идеи Й.Шумпетера о промышленных революциях и идеи циклического развития Н.Кондратьева.

Из теории известно, что в развитии техники и технологии периодически происходят революци­онные переходы к их качественно новому уровню, т.е. наблюдается закономерное цикличное их об­новление. Циклы представляют собой череду революционных и эволюционных этапов в развитии: количественное накопление усовершенствований и опыта приводит к серьезным качественным изме­нениям — скачкам в материализации человеческих знаний, повышению производительности труда, расширению возможностей общества.

Различные социально-экономические процессы имеют разные по продолжительности циклы своего развития. Наиболее длительные циклы, исследованные в науке, — это циклы развития этноса, или циклы Л.Н.Гумилева. «Рождение этноса происходит в негэнтропийный момент, пусть даже про­тяженный, когда на фоне нескольких популяций за счет появления избыточной биохимической энер­гии возникает новая система, исчезающая через 1200-1300 лет при неубывающей энтропии. При этом этнос проходит ряд фаз, пребывая не в биологическом, а в историческом времени, определяемом че­рез характер событий и их причинно-следственных связей, а также общественного императива по отношению к персонам, составляющим этнос». Поскольку одной из основных задач исследований Л.Н.Гумилева была задача сопоставления развития различных этносов, постольку им был сделан, ка­залось бы, очевидный, но на самом деле фундаментальный вывод о дискретности «исторического времени». «Поскольку вспышки этногенеза, или пассионарные толчки, локальны и разновременны, то сопоставлять их целесообразно не синхронно, накладывая на линейную шкалу времени, а по фазам или возрастам, т.е. начало с началом, середину с серединой, конец с концом». Л.Н.Гумилев выделял пять основных фаз этногенезов: «...Подъем, перегрев, надлом, инерция и обскурация, после которой наступает гомеостаз, который уже не фаза развития, а состояние в природной среде» [4].

Следующими по продолжительности циклами развития человеческого общества можно считать циклы, или «волны Н. Д.Кондратьева». На основе обобщения статистического материала по динамике среднего уровня цен, процента на капитал, номинальной заработной платы, объема производства в

Англии, Франции и США за период времени в 140 лет он пришел к выводу, что существуют «боль­шие циклы» развития экономики государств продолжительностью 48-55 лет. Каждая такая волна со­стоит из двух фаз: повышательной и понижательной.

Подъем характеризуется инвестиционной активностью, вложением капитала в наращивание объема производства, что сопровождается ростом занятости и повышением ссудного процента. При спаде появляется избыточный капитал, не находящий применения ни в одной из отраслей. В резуль­тате сокращается объем производства, растет безработица, падает спрос на ссудный капитал и соот­ветственно снижается ссудный процент. Материальной основой периодичности долгосрочных коле­баний, по Н.Д.Кондратьеву, является обновление основного капитала с длительными сроками служ­бы, которое осуществляется на основе внедрения новых технологий, материалов, источников сырья и энергии.

6 февраля 1926 г. в своем докладе на тему «Большие циклы экономической конъюнктуры», ко­торый был прочтен в Институте экономики, он в качестве первой эмпирической правильности отме­тил: «Перед началом повышательной волны каждого большого цикла, а иногда в самом начале ее на­блюдаются значительные изменения в основных условиях хозяйственной жизни общества. Эти изме­нения обычно выражаются (в той или иной комбинации) в глубоких изменениях техники производст­ва и обмена (которым в свою очередь предшествуют значительные технические изобретения и от­крытия)» [5; 199-200].

Исследования Н.Д.Кондратьева позволили сделать ему следующие интересные выводы:

1)   приблизительно за два десятилетия до повышательной волны наблюдается оживление в сфере технических изобретений, которые находят широкое применение в начале этой фазы цикла;

2)   периоды повышательной волны богаче крупными социальными потрясениями и переворота­ми, чем понижательная волна;

3)  понижательная волна сопровождается длительной депрессией сельского хозяйства;

4)   длинные циклы экономической конъюнктуры выявляются одновременно со средними цикла­ми, для которых также характерны фазы подъема и спада.

Практическим подтверждением открытий, сделанных Н.Д.Кондратьевым, служат произошедшие изменения в ряде отраслей — ткацкой, химической и металлургической промышленности, вызвавшие повышательную волну первого большого цикла экономической конъюнктуры. Началу такой волны второго большого цикла предшествовали изобретения турбины, парового двигателя, открытие Фара­деем явления электромагнитной индукции, создание теории магнитного поля Максвелла и другие. В едином процессе динамики экономического развития наряду с большими циклами происходят и средние циклы конъюнктуры, фазы подъема, кризиса и депрессии которых накладываются на волны больших циклов.

Сходный по длительности с циклом Н.Д.Кондратьева «воспроизводственный цикл» рассматри­вался и в работах К Маркса, поскольку в его модели расширенного воспроизводства по умолчанию предполагается, что за период воспроизводственного цикла происходит полный износ и полное вос­становление основного капитала, т.е., по существу, реализуется кондратьевская длинная волна [6].

Вместе с тем параллельно этим долгосрочным циклам развития, интерферируя с ними, реализу­ются и другие циклы. Вообще современной экономической науке известны более 1380 типов циклич­ности. Среди них при моделировании социально-экономических явлений и процессов целесообразно особое внимание уделять рассмотрению естественного, административного, производственного и органического циклов развития социально-экономических субъектов государства [7; 144-145].

Естественный цикл — это средний период времени жизни поколения одногодков. Его продол­жительность 65-75 лет, т.е. естественный цикл содержит примерно полтора кондратьевских цикла, но, так же как и в случае сравнительного анализа развития различных этносов, очевидно, нельзя рас­сматривать точное начало каждого естественного цикла совпадающим с началом цикла Кондратьева или какого-либо иного.

Следующим по продолжительности, исключительно важным для изучения развития социально­экономических процессов, происходящих в государстве, имея в виду государства с демократическим устройством, является административный цикл.

Под административным циклом понимают период нахождения государственной власти в руках олигархической группы населения одной идеологии. Если государство имеет монархическое направ­ление — это не определенный по времени период правления одного монарха, если это демократиче­ское государство — это четко определенный период правления одного президента и т.п. Очевидно, что точно сроки перевыборов могут не выдерживаться в реальных условиях, т.е. могут происходить существенные перестановки в правительстве, меняться президенты, меняться или не меняться их по­литика и т.п., однако при моделировании социально-экономических процессов будет достаточным рассматривать административный цикл (4-7 лет) как период устойчивого правления активной группы населения с одной идеологией. В этой связи представляют интерес постановка и исследование вопро­са о поиске рационального по продолжительности срока правления одного президента в государстве с демократическим устройством общества.

Производственный цикл — это интервал времени, по истечении которого рассчитываются мак­роэкономические показатели хозяйственной деятельности государства и оценивается успешность или неуспешность его социально-экономического развития. На практике продолжительность производст­венного цикла полагается равной одному году.

Органическим циклом функционирования первичных социально-экономических субъектов на­зывают непрерывную последовательность актов:

а) самооценки благосостояния;

б)  целеполагания развития;

в)  планирования развития;

г)  выполнения запланированных действий (функций, работ);

д)  получения результатов труда.

Перечисленные акты органического цикла развития — вербальная модель функционирования социально-экономических субъектов государства во времени.

Таким образом, любой социально-экономический процесс в любой момент времени представля­ет собой интерференцию волн перечисленных выше видов циклов.

В волновой теории Н.Д.Кондратьева австрийский экономист Йозеф Шумпетер, работавший в Гарвардском университете США, увидел возможность преодоления кризисов и спадов в промышлен­ном производстве за счет инновационного обновления капитала через технические, организацион­ные, экономические и управленческие нововведения. В фундаментальной работе «Деловые циклы» (1939 г.) Шумпетером приведены три разновидности циклов. Первый цикл был связан с промышлен­ным переворотом, начало которому положило развитие промышленности в Великобритании. Второй цикл совпал с появлением железных дорог, машиностроения, пароходов и продолжился до 90-х годов XIX столетия. Третий цикл был связан с применением в промышленности электроэнергии, изобрете­нием двигателя внутреннего сгорания, развитием химической промышленности.

Й.Шумпетер разработал теорию мультицикличности волновых колебаний (теорию длинных, средних и коротких циклов деловой активности), ввел в научное употребление категорию эффектив­ной конкуренции вместо ценовой и концепцию эффективной монополии. Деловые циклы Шумпетера определяются волновыми колебаниями. Каждый большой цикл конъюнктуры состоит из нескольких средних циклов, каждый средний — из нескольких коротких. В длинные волны входят циклы перио­дом в 50-60 лет (цикл Кондратьева). Средние циклы протяженностью в 10 лет охватывают процессы обновления основного капитала — станков, оборудования, транспортных средств и т.д. Короткие циклы в 2 года 4 месяца распространяются на рыночные конъюнктурные изменения в определенных видах продукции (цикл Шумпетера).

Й.Шумпетер выделил пять типичных изменений, составляющих специфическое содержание ин­новации.

  1. Использование новой техники, новых технологических процессов или нового рыночного обеспечения производства (купля-продажа).
  2. Внедрение продукции с новыми свойствами.
  3. Использование нового сырья.
  4. Изменения в организации производства и его материально-технического обеспечения.
  5. Появление новых рынков сбыта.

Эти положения Й.Шумпетер сформулировал еще в 1911 г. Позднее, в 30-е годы, он ввел понятие «инновация», трактуя его как изменение с целью внедрения и использования новых видов потреби­тельских товаров, новых производственных и транспортных средств, рынков и форм организации в промышленности (англ. innovation — новое научно-техническое достижение, нововведение как ре­зультат введения новшества).

Й.Шумпетер в «Теории экономического развития» [8] определял инновации как непостоянный процесс внедрения новых комбинаций в следующих случаях:

-    введение нового метода производства продукции;

-    открытие нового рынка, на котором данная отрасль не была представлена;

-    завоевание нового источника сырья или полуфабриката;

-    внедрение новой организационной структуры.

Основные положения теории, объясняющие закономерности циклических конъюнктурных коле­баний появлением технических нововведений и действиями «новаторов», были использованы други­ми учеными для развития теории конъюнктурного цикла. В основу методологии их исследования бы­ли положены представления о закономерности циклических колебаний и множественности причин происхождения конъюнктурных циклов.

Известный экономист, лауреат Нобелевской премии С.Кузнец, в отличие от Й.Шумпетера, при­давал большое значение эмпирическому и статистическому анализу вековых движений в производст­ве и ценах. На базе анализа 65 рядов производственных показателей и 35 показателей цен для пяти стран за 1865-1920 гг. он пришел к выводу, что тренд любого из производственных рядов отражает жизненный цикл доминирующей для каждого из них технической инновации (или открытие новых рынков или природных ресурсов). Отсюда следует, что эффективность инноваций, сводящаяся к снижению затрат, ведет к падению цен в первой части соответствующего жизненного цикла, когда производство растет по восходящей. Тем самым между длительными эволюциями производства и цен устанавливается непосредственная связь. Этими выводами С. Кузнец приближается к принятию инновационной теории Й.Шумпетера. Однако он считал ее ограниченной, применимой лишь к про­цессам эволюционного развития, а не к объяснению скачков или циклов. Он останавливается на мыс­ли Й.Шумпетера о связи между предпринимательской активностью и пучками (кластерами) иннова­ций и подчеркивает, что стремление инвестировать в совершенно новые товары или виды техники, а также сама возможность этого появляется лишь при особых условиях [9; 354].

Если производство растет, но долгое время не внедряется никаких принципиальных инноваций, то накапливается капитал устаревшего образца, что не влечет за собой роста производительности труда. Это ведет к снижению эффективности производства, росту капиталоемкости, увеличению удельных затрат и, в конечном итоге, вызывает замедление общего экономического роста, а затем и спад.

Таким образом, С. Кузнец довольно близко подходит к идее, по которой революционные иннова­ции приводят, в конце концов, к спаду. При этом значительная часть инноваций происходит не слу­чайно, так как они обусловлены предшествующим развитием и жизненными циклами технологии. Однако это не помешало С.Кузнецу утверждать, что в образовании условий для очередной иннова­ции необходим некий случайный, экзогенный толчок.

Такой подход повторяет логику тех сторонников инновационной концепции циклов, которые объясняют внутренними причинами лишь верхние поворотные точки, но не видят эндогенного меха­низма в нижних точках экономических циклов.

Все эти недоработки позволили С.Кузнецу сформулировать ряд фундаментальных проблем, оставшихся необъясненными в его теории и теории Й.Шумпетера. Во-первых, для образования длин­ной волны необходимо, чтобы нововведения Й.Шумпетера были либо очень значительными, либо достаточно большое количество их концентрировалось в ограниченном промежутке времени. Ново­введений, способных оказать мощное дестабилизирующее влияние на всю экономическую систему, очень мало, хотя систематически происходит большое число малозначительных нововведений. Во- вторых, в теории Й.Шумпетера осталось непонятным, почему эффект значительных и важных ново­введений длится в течение нескольких десятилетий, а не лет. В-третьих, Й.Шумпетер не дал убеди­тельного объяснения периодически повторяющимся депрессиям и неравномерности появления зна­чимых нововведений.

В итоге экономическую сущность инновационных процессов С.Кузнец видел в обновлении устаревшего капитала, что влечет за собой рост производительности труда, повышение эффективно­сти производства, позволяющие преодолевать замедление общего экономического роста и спад [9; 355].

В свое время на факторах эффективного спроса и рабочей силы строил свою модель Р.Харрод, рассматривая непрерывный и плавный экономический рост как основное, исходное положение. Тем­пы гарантированного роста может снижать лишь фактор ограниченности ресурсов рабочей силы. Воздействия инноваций и технологического прогресса в модели не видно, они играют роль нейтраль­ных факторов. Фактор капитала негибок и не учитывает технологических изменений.

Вместе с тем в 1956 г. Р Солоу показал, что гарантированный рост Харрода можно сделать ста­бильным, что в долгосрочной перспективе относительно фактора интенсивности инвестиционного капитала существуют альтернативы выбора в инновационных процессах.

Важнейшей заслугой Р.Солоу является то, что он показал большое, оцениваемое им в 90 %, эко­номическое воздействие технологических изменений благодаря инновационным процессам.

В начале 60-х годов XX в. под влиянием новой волны НТП Э.Денисон пытался находить причи­ны экономического развития в прогрессе знания в рамках инновационного процесса. Особое значе­ние он придавал образованию и другим факторам, влияющим на подготовку рабочей силы. По его оценке, совокупное экономическое воздействие этих факторов давало около 40 % национального продукта.

Экономическую сущность любого инновационного процесса Э.Денисон сводил к прогрессу на­учного знания как главной производительной силе современного общества, которая через повышение качества образования и подготовки рабочей силы в значительной мере увеличивает производство на­ционального продукта.

Среди экономических моделей, учитывающих важнейшую роль технологических изменений благодаря инновационному процессу, больше всего нового внесла теория М.Калецки. В своей теории он также исходит из фактора спроса, но оперирует при этом не непрерывной долгосрочной тенден­цией экономического роста, а циклами товарного обращения. Согласно этой концепции в рамках цикла можно обеспечить постоянный рост, но импульсы, вызывающие изменения в системе условий, могут «увести» экономику в сторону и вылиться в скачкообразное развитие. Таким образом, цикли­ческие и долгосрочные алгоритмы соединяются между собой и дополняют друг друга.

М.Калецки строит свою концепцию на двух эффектах инновации: предприниматель рассчитыва­ет на получение дополнительной прибыли и поэтому осуществляет капиталовложения; однако новое техническое решение получает распространение и отрицательно воздействует на дальнейшие пред­принимательские инициативы и капиталовложения. Но отрицательное воздействие появляется лишь с запаздыванием во времени, и если за одной инновацией следует другая, то образуется непрерывный поток инноваций. Новая техника становится преобладающей, ее позитивное воздействие может вести к быстрому экономическому росту. Следовательно, воздействие долгосрочной тенденции, тренда за­висит от прежних темпов роста экономики и скорости инновационно-технологического прогресса (от изменений во времени).

В последующем М.Калецки исследовал экзогенное воздействие инновационно-технологического прогресса в качестве фактора времени в экономическом росте и установил, что в долгосрочной пер­спективе тренд может приобрести экспоненциальный характер. Новые технические решения благо­даря инновационному процессу М.Калецки сравнивает с периодическими шоками, которые, как пра­вило, воздействуют в одном направлении — стимулируют. В долгосрочной перспективе они сокра­щают продолжительность экономических спадов и удлиняют периоды экономических подъемов.

В итоге, по «инновационно-центрической» модели экономического развития М.Калецки, эконо­мическая сущность инновационных процессов видится в стимулирующем воздействии потока инно­ваций на получение дополнительной прибыли, на инвестиционную активность, что ведет к быстрому экономическому росту, способствует в долгосрочной перспективе сокращению продолжительности экономических спадов и удлинению периодов экономических подъемов.

Данное понимание сущности инновационных процессов страдает явной односторонностью, так как не учитывается то, что, помимо стимулирующего воздействия, инновационный процесс тормозит и делает невозможным развитие старого и традиционного в производстве, что играет роль позитив­ного разрушения в экономическом развитии [9; 358-359].

Г.Менш со своей теорией стал одним из первых последовательных продолжателей дела Й.Шумпетера, развивающих его концепцию на современном уровне научных знаний. В начале 1970-х гг. он был одним из немногих авторов, сумевших распознать по показателям состояния рын­ков труда и капитала первые симптомы угрожающей конъюнктурной ситуации. Он назвал ее «техно­логическим патом», т.е. закономерной паузой в поступательном развитии экономики, причем такой, которая наступает регулярно. Сама патовая ситуация представляет собой период, когда экономика страны впадает в кризис, выход из которого невозможен в рамках существующей техники и данного международного разделения труда. В истории экономического развития было уже несколько таких технологических патов, т.е. перерывов поступательного эволюционного развития. И общим для всех них был дефицит запаса или даже отсутствие революционных или базисных инноваций. В отличие от линейной, эволюционной, волновой теоретической модели инновационного развития экономики Г.Менш разработал свою «модель метаморфоз». Согласно этой модели каждый длинный цикл имеет форму не куска волны, а S-образную или логистическую кривую, описывающую траекторию жиз­ненного цикла данного технологического способа производства. На завершающей стадии прежнего технического базиса возникает новый. Момент последовательного перехода от одного жизненного технологического способа производства к другому характеризуется технологическим патом, време­нем структурной перестройки или структурным кризисом, так как предшествующая S-образная кри­вая отнюдь не плавным образом вливается в новую [9; 361-362].

Г.Менш разделил все инновации на базисные (которые формируют новые отрасли промышлен­ности и новые виды профессий, открывают новое поле человеческой деятельности) и улучшающие (технические усовершенствования в уже сложившихся отраслях), появляющиеся в ходе практической реализации тех новых возможностей, которые закладываются базисными инновациями. Проведенные им исследования показали, что внедрение базисных инноваций происходит неравномерно, большая часть их концентрируется в фазе депрессии длинной волны. В этой фазе экономика оказывается как раз в состоянии технологического пата: традиционные направления НТП исчерпываются, соответст­вующие потребности насыщаются, инновационная активность падает, а слабеющий потребительский спрос поддерживается при помощи разнообразных незначительных изменений, касающихся главным образом внешнего вида изделий и создающих лишь видимость новизны, т.е. псевдоновациями. Не­равномерность инновационной активности при этом объясняется особенностями функционирования рыночной экономики. Ориентируясь на текущую краткосрочную прибыль, предприниматели руково­дствуются экономической конъюнктурой, упуская из вида долгосрочные альтернативы научно­технического развития. К внедрению радикальных инноваций они приступают только под давлением резкого падения эффективности инвестиций в традиционных направлениях, когда уже накоплены значительные избыточные мощности и избежать «вползания» экономики в фазу глубокой затяжной депрессии не удается. В фазе депрессии внедрение базисных инноваций оказывается единственной возможностью прибыльного инвестирования и в конце концов эти инновации преодолевают депрес­сию. Но делается это, когда уже не удается предотвратить большие экономические потери — недаль­новидность хозяйственных и политических руководителей, ориентирующихся на краткосрочные ин­тересы и текущую конъюнктуру, дорого обходится населению страны.

На основании обработки большого фактического материала Г.Менш отвергает распространен­ную гипотезу «эхо-эффекта», согласно которой колебания скорости и частоты инноваций следуют за колебаниями изобретательской активности. Базисные открытия и изобретения, предоставляющие но­вые возможности для экономического развития, совершаются, как правило, задолго до их внедрения. Он также попутно критикует распространенный взгляд, согласно которому происходит общее уско­рение НТП и сокращение сроков внедрения новых технологий. Если такого рода явления и наблюда­ются, то они относятся к улучшающим инновациям. Сокращение времени внедрения новой базисной технологии происходит только внутри отдельных подпериодов и не затрагивает общую продолжи­тельность длинной волны. Первые базисные инновации очередной длинной волны осуществляются крайне медленно и мучительно. Традиционное экономическое окружение воспринимает их с боль­шими трудностями, и лишь с формированием благоприятных технологических условий распростра­нение инноваций ускоряется. С продвижением длинной волны распространение инноваций ускоряет­ся одновременно со смещением концентрации инновационной активности в сторону улучшающих инноваций.

Эти два теоретических аспекта в его концепции получили название гипотезы «о депрессии как спусковом крючке» и гипотезы «о ведущей роли технологий». Ими подчеркивается, что в построени­ях Г.Менша роль генератора условий для появления инноваций, составляющих технологический ба­зис новой длинной волны, играет депрессия. Существуют, однако, противоположные точки зрения, согласно одной из которых депрессия отрицательно влияет на появление инновации, а внедрение кластера базисных инноваций происходит в фазе оживления длинной волны. Другая точка зрения отрицает обе предыдущие, утверждая, что инновации вызывают депрессию, порождая сомнения и неуверенность в предпочтительных направлениях инвестирования.

На основе всего этого можно сделать вывод, что сущность инновационных процессов в эконо­мическом развитии Г.Менш видит в преодолении технологического пата и экономической депрессии [9; 363-364].

Данное определение сущности инновационных процессов стало оспариваться в рамках гипотезы «о давлении спроса», по которой, в противоположность гипотезы «о ведущей роли технологий»,

Г.Шмуклером и К.Фрименом утверждалось, что сами необходимые инновации появляются в резуль­тате давления спроса со стороны новых отраслей в период оживления и бума. По этой причине они видели сущность инновационного процесса в прорывах в фундаментальной науке, взрывах изобрете­ний для удовлетворения сильного спроса на них со стороны быстрорастущих отраслей, составляю­щих основу новой длинной волны.

Анализ возникшей дискуссии между сторонниками гипотез «о давлении спроса» и «о ведущей роли технологий» показывает, что подобное строгое разделение факторов, определяющих сущность инноваций, не встречается в действительности, но полезно для исследования сущности инновацион­ного процесса.

В теории и методологии инноватики приведенные Шумпетером деловые циклы принято в настоя­щее время связывать со сменой технологических укладов в общественном производстве. В каждом тех­нологическом укладе имеются свои ключевые факторы, которые влияют на создание нового продукта, —   использование новой технологии, появление новых рынков сбыта и источников сырья.

Понятие «технологический уклад» (в современном понимании данного термина) введено в науч­ный оборот российским экономистом С.Ю.Глазьевым. Разработка российскими учеными концепций технологических укладов является существенным вкладом в развитие инновационной теории. Если по­нятие «уклад» означает обустройство, установившийся порядок организации чего-либо, то «технологи­ческий уклад — это группы технологических совокупностей, связанных друг с другом однотипными технологическими цепями и образующих воспроизводящиеся целостности» [10].

В современной концепции жизненный цикл технологического уклада имеет три фазы развития и определяется периодом времени примерно в 100 лет (рис.).

Первая фаза — его зарождение и становление в экономике предшествующего технологического уклада. Вторая фаза связана со структурной перестройкой экономики на базе новой технологии про­изводства и соответствует периоду доминирования нового технологического уклада примерно в те­чение 50 лет. Третья фаза — отмирание устаревающего технологического уклада.

С первой половины XVII в. началась и продолжается до настоящего времени быстрая самопод- держивающаяся эволюция технологий трансформационных процессов, используемых в экономике. Суть эволюции — передача трансформационных функций от человека технике.

Первый этап этой эволюции характеризуется возникновением и распространением технологиче­ского комплекса нововведений. Нововведения этого комплекса обеспечивают интенсивную передачу тех­нике функции непосредственного воздействия на природную реальность — предмет труда. Создаются и распространяются обрабатывающие и измерительные инструменты, устройства, механизмы.

Второй этап связан с распространением энергетического комплекса нововведений. Нововведе­ния этого комплекса осуществляют интенсивную передачу человеком технике функций энергетиче­ского обеспечения технологических воздействий. Результат возникновения и распространения энер­гетического комплекса нововведений — это использование машин, которые могут быть автоматизи­рованы; переход к индустриальному развитию.

Третий этап технологического развития — возникновение и распространение управленческого комплекса нововведений. Управленческий комплекс нововведений обеспечивает интенсивную пере­дачу человеком технике функций управления процессами трансформации: переход к использованию автоматических машин, автоматизированных систем управления, информационных технологий, к индустриальному, а затем и к постиндустриальному развитию.

Комплексы технологических нововведений, распространяющиеся с началом индустриального развития, включали в себя управляемые человеком машины, а затем и автоматические машины, раз­личающиеся предметом трансформации. Первоначально таким предметом являлось вещество, затем к веществу добавилась энергия и, наконец, информация. Последовательно возникали и распространя­лись:

а) машины для трансформации вещества (MB);

б)  машины для трансформации энергии (МЭ);

в)  машины для трансформации информации (МИ).

Далее им на смену стали приходить автоматы для обработки вещества (АВ), обработки энергии (АЭ), автоматы для информации (АИ) [11; 14].

Распространение нововведений в процессе эволюции технологий носит циклический и ком­плексный характер. В таблице 1 приведены средние оценки периодов распространения технологиче­ских укладов и комплексов технических нововведений в странах-лидерах мировой экономики по производительности труда.

Таблица 1

Периоды распространения технологических укладов и технических нововведений в странах-лидерах мировой экономики по производительности труда

Номера

укладов

1

2

3

4

5

6

Комплекс

Ведущие

технические

новшества

MB

MB и МЭ

MB, МЭ и МИ

МЭ, МИ и АВ

МИ, АВ и АЭ

АВ, АЭ и АИ

Начало ин­тенсивного распростра­нения, годы

1725

1775

1825

1875

1925

1975

Максимум распростра­нения, годы

1775

1825

1875

1925

1975

2025

Время отми­рания, годы

1875

1925

1975

2025

2075

2125

Примечание. Данные работы [11; 15].

Первый технологический уклад представлял собой воспроизводственный контур, ведущим эле­ментом которого являются машины для трансформации веществ; во втором — ведущую роль играет комплекс машин для трансформации вещества и энергии; в третьем — комплекс машин для обработ­ки вещества, энергии и информации. Напомним, что уже в 1830 г. Бебидж изобрел первый програм­мируемый компьютер с паровым двигателем. Более простые машины для преобразования информа­ции в составе комплексов машин использовались значительно раньше.

Четвертый технологический уклад — воспроизводственный контур, где ведущую роль играет комплекс, в котором на смену машинам для трансформации вещества пришли автоматические маши­ны — автоматы. Пятый уклад — это контур комплекса автоматов для трансформации вещества и энергии и машин для обработки информации, шестой — контур комплекса автоматов для обработки вещества, энергии и информации.

Типичными представителями техники четвертого уклада являются автоматические линии, ис­пользуемые в массовом производстве и требующие участия человека в переналадке при переходе на выпуск новой продукции. Представителями пятого уклада являются гибкие автоматизированные производства, позволяющие без участия человека производить под управлением системы компьюте­ров широкую номенклатуру продуктов.

Первый, второй и третий технологические уклады связаны с распространением машин, что обу­словливает сокращение трудоемкости национального производства за счет роста капиталовложений и характеризует индустриальное развитие.

Развитие воспроизводственных контуров четвертого, пятого и шестого укладов связано с приме­нением средств автоматизации и определяет возможность экономического роста при сокращающихся капиталовложениях и затратах труда. Доминирование этих укладов воплощает технологическую сущность постиндустриального развития.

Переход в последнее время к доминированию пятого технологического уклада и к началу рас­пространения шестого уклада, особенностью которого является наличие в ведущем комплексе техни­ки автоматических машин, реализующих информационные технологии, обусловил дальнейшее со­кращение трудоемкости, капиталоемкости и энергоемкости единицы национального продукта в раз­витых странах. Эволюция технологий тесно связана с эволюцией форм организации производства, методов управления, отраслевой структуры хозяйства. Происходит ускоряющееся перераспределение добавленной стоимости и занятого населения в экономике. Ресурсы перемещаются из сельского хо­зяйства в добывающую промышленность, затем в обрабатывающую промышленность и, наконец, в сферу услуг [11; 16].

Изменяется ценность ресурсов. Ранее, в индустриальный период, наибольшую отдачу можно было получить, используя труд, капитал и природные ресурсы. В последние годы получают преиму­щества человеческий капитал и новые технологии.

Человеческий капитал — труд квалифицированного персонала. Он может быть использован при соответствующем распространении образования. Средние оценки распространения образования в пере­ходные периоды технико-экономического развития приведены в таблице 2.

Таблица 2

Средние оценки распространения образования в переходные периоды технико-экономического развития индустриальных стран

Образование и его уровни

Распространение образования занятого населения по периодам доминирования технологических укладов, %

Начало

четвертого

Начало

пятого

Начало

шестого

Завершение

шестого

Основное

25

10

малое

малое

Среднее

25

70

60

35

Высшее

малое

15

40

65

Примечание. Данные работы [11; 17].

Технологически развитые страны перешли от четвертого к пятому технологическому укладу, вступив на путь деиндустриализации производства. В то же время по продукции четвертого техноло­гического уклада проводится модификация выпускаемых моделей (например, автомобилей), что вполне достаточно для обеспечения платежеспособного спроса как в своих странах, так и для удер­жания рыночных ниш за рубежом.

В России параллельно существуют несколько технологических укладов: наиболее динамично развиваются сырьевые отрасли промышленности, что соответствует периоду доминирования третье­го технологического уклада. В оборонных отраслях развиваются технологии, соответствующие чет­вертому и пятому технологическим укладам (индустриальный и постиндустриальный, или информа­ционный, уклады). Одновременно можно указать значительное число предприятий, преимуществен­но в среде наукоемкого бизнеса, в которых зарождается шестой технологический уклад (экономика знаний).

Казахстан, как и Россия, характеризуется сосуществованием нескольких технологических укла­дов. Наиболее динамично развиваются добывающие отрасли промышленности: нефтяная и горнодо­бывающая сырьевые отрасли, соответствующие третьему технологическому укладу. В машинострое­нии и оборонных отраслях обычно развиваются технологии, соответствующие четвертому и пятому укладам. В Казахстане развитие четвертого уклада находится в начальной стадии в связи с медлен­ным возрождением крупного машиностроения. Пятый уклад, ядром которого являются отрасли по производству компьютеров, программного обеспечения, роботостроение, волоконно-оптическая тех­ника, связан с восстановлением и расширением отрасли приборостроения и радиоэлектроники, с соз­данием и развитием производства компьютерной техники и программного обеспечения, в том числе в создаваемых высокотехнологичных производствах на базе технопарков. Формирующийся шестой уклад представлен научными исследованиями, разработками и малым предпринимательством в об­ласти биотехнологии и генной инженерии, разработкой и реализацией космической программы. Су­щественная государственная поддержка развития этих направлений в научных и инновационных ор­ганизациях, способных разрабатывать технологические процессы на основе биоинженерии и созда­ния искусственного интеллекта, будет способствовать зарождению остальных очагов развития на­правлений шестого технологического уклада [12; 18-19].

В Казахстане в свете реализации Государственной программы форсированного индустриально­инновационного развития в 2010-2014 гг. переход к экономике преобладания четвертого и пятого технологических укладов связан с изменением сложившейся структуры производства в направлении развития отраслей переработки и наукоемких производств, с институциональными преобразования­ми, наращиванием масштабов создания и освоения технологических и организационных инноваций. В реализации этого подхода возрастает роль политики в формировании национальной инновацион­ной системы.

Список литературы

1     Ивасенко А.Г., Никонова Я.И., Сизова А.О. Инновационный менеджмент: Учеб. пособие. — М.: КНОРУС, 2009. — 416 с.

2    Назарбаев Н.А. Казахстан в посткризисном мире: интеллектуальный прорыв в будущее // Мысль. — 2009. — № 11. — С. 2-10.

3      Dosi G. Technological paradigms and technological trajectories. Research policy. — Amsterdam, 1982. — Р. 147-162.

4      Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. — М.: АСТ ХРАНИТЕЛЬ, 2007. — 655 с.

5      КондратьевН.Д. Проблемы экономической динамики. — М.: Экономика, 1989. — 450 с.

6    Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. 2. Кн. 2. Процесс обращения капитала. — М.: Политиздат, 1978. — 648 с.

7      МонаховА.В. Математические методы анализа экономики. — СПб.: Питер, 2002. — 176 с.

8     Шумпетер Й. Теория экономического развития (Исследование предпринимательской прибыли, капитала, кредита, процента и цикла конъюнктуры): Пер. с нем. — М.: Изд-во «Прогресс», 1982. — 456 с.

9      Ермасов С.В., Ермасова Н.Б. Инновационный менеджмент: Учеб. — М.: Высш. образование, 2007. — 505 с.

10  Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. — М.: ВлаДар, 1993. — 310 с.

11  БасовскаяЛ.Е. Прогнозирование и планирование в условиях рынка: Учеб. пособие. — М.: ИНФРА-М, 2001. — 260 с.

12 Барлыбаева Н.А. Национальная инновационная система Казахстана: перспективы и механизм развития. — Алма­ты: Ин-т экономики, 2006. — 199 с.

Фамилия автора: Р.С.Каренов
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика