Тактические особенности привлечения специальных познаний на первоначальном этапе расследования ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей медицинским работником

Специфика расследования уголовных дел о ненадлежащем выполнении профессиональных обя­занностей медицинским работником проявляется в необходимости привлечения специальных позна­ний, связанных с определением квалификации выявленного преступления и определения круга лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности. Невыполнение указанных условий может повлечь необоснованное привлечение медицинских работников к уголовной ответственности и, соот­ветственно, к неосновательно возбужденным уголовным делам, что объяснятся тем, что органы рас­следования нередко оказываются бессильными в изобличении недобросовестных лиц из числа меди­цинского персонала, преступно-небрежное отношение которых к своим профессиональным обязан­ностям приводит к смерти или тяжелому ущербу для здоровья граждан, обратившихся за врачебной помощью. Поэтому при разработке частной криминалистической методики расследования преступ­лений о ненадлежащем выполнении профессиональных обязанностей медицинским работником должны использоваться не только положения уголовного права, уголовного процесса, криминалисти­ки, криминологии и оперативно-розыскной деятельности, но и медицинского права, судебной меди­цины, судебной психиатрии и других отраслей знаний.

Проведенный нами анализ по рассматриваемой категории уголовных дел показал, что наиболее распространенными (типичными) следственными действиями на первоначальном этапе расследова­ния являются осмотр, назначение и производство экспертизы, освидетельствование, получение об­разцов для экспертного исследования, эксгумация, производство допроса и очная ставка. При этом каждое из перечисленных действий имеет свои специфические особенности, свойственные частной криминалистической методике расследования рассматриваемой категории уголовных дел.

В то же время практика показывает, что основными формами привлечения медицинских позна­ний на первоначальном этапе расследования уголовных дел о ненадлежащем выполнении профес­сиональных обязанностей медицинским работником являются:

  • -    получение объяснений от руководителей лечебного учреждения (главного врача, заведующего поликлиникой и т.д.);
  • -    истребование необходимой медицинской документации, включающей, при необходимости, соответствующую нормативную базу;
  • -    истребование протокола клинико-анатомической конференции о причинах наступления небла­гоприятных для пациента последствий;
  • -    поручение руководителю соответствующего органа здравоохранения задания о даче ведомст­венного заключения о правильности либо неправильности действий медицинских работников при оказании врачебной помощи;
  • -    назначение комиссионной судебной экспертизы;
  • -    привлечение специалистов-медиков в качестве консультантов к производству следственных действий.

Обусловлено это необходимостью привлечения к производству расследования специалистов, сведущих в области применения медицины, непреднамеренным характером преступления и особен­ностями личности преступника (медицинского работника). Это, в свою очередь, требует соответст­вующей специализации следственных работников, в чье производство направляются дела указанной категории.

Как уже нами указывалось, основными доказательствами, подтверждающими вину медицинских работников, являются заключения судебно-медицинских экспертиз, постановления об отказе в воз­буждении уголовного дела, приказы отделов здравоохранения, акты служебных расследований, внут­ренние приказы органов здравоохранения. Однако с учетом того, что большая часть сведений, полу­чаемых из этих источников, возможна только после возбуждения уголовного дела, на первоначаль­ном этапе расследования следователи сталкиваются с трудностями, связанными с необходимостью в сжатые сроки определить квалификацию совершенного деяния и установить, на кого возлагается эта обязанность — на следователя или на судебно-медицинского эксперта. Сложность заключается в том, что судебно-медицинский эксперт не правомочен установить преступную неосторожность, поскольку это правовой вопрос, а юрист не может самостоятельно разграничить «врачебную ошибку» от «не­счастного случая», поскольку необходимы специальные познания в медицине. Наконец, сама приро­да медицинской деятельности такова, что ее исход объективно бывает самым неблагоприятным. По­этому особую актуальность приобретает юридическая оценка обстоятельств, исключающих преступ­ность деяния при оказании медицинской помощи. В этой связи на первоначальном этапе расследова­ния является тактически верным своевременное назначение судебно-медицинской экспертизы (как основной формы привлечения специальных познаний) с целью установления возможного круга лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности.

По общему правилу производство экспертизы с целью установления причин смерти осуществля­ется экспертом единолично. Между тем, по мнению М.И.Авдеева, судебно-медицинский эксперт не может быть экспертом по любому медицинскому вопросу [1; 51]. Особенностью судебно­медицинской экспертизы является то, что она имеет дело только с трупом человека и в этой связи не может разрешить вопросы, связанные с организацией лечения или ненадлежащим выполнением про­фессиональных обязанностей лицом, проводившим это лечение. Поэтому ответ на последний вопрос всегда остается открытым, поскольку по вопросам, касающимся других отраслей медицины, необхо­димы другие специалисты, компетентные в конкретной области медицины, выходящей за рамки позна­ний судебно-медицинского эксперта (например, в хирургии, онкологии, акушерстве и т.д.).

Сложность задач, решаемых экспертизой по вопросам лечебной деятельности, обусловливает необходимость ее проведения в комиссионной форме. В этой связи, если возникает необходимость производства сложных экспертных исследований, связанных с установлением причинной связи меж­ду наступлением смерти и действиями конкретных медицинских работников, проводится комиссион­ная судебная экспертиза несколькими экспертами разной специальности, так как единолично эксперт на данный вопрос отвечать не вправе. Ф.Ю.Бердичевский объясняет это тем, что сами экспертные исследования в большинстве случаев носят комплексный характер, поскольку комплексными явля­ются лечебные мероприятия, правильность которых проверяется в ходе предварительного следствия.

Кроме того, в лечении больного принимают участие врачи различных специальностей и, наконец, неблагоприятный исход также связан с различными заболеваниями пациента (хирургическими, уро­логическими, гинекологическими и др.). Вот почему тактическое требование о комиссионной форме проведения судебно-медицинской экспертизы по вопросам лечебной деятельности следует понимать как требование об участии в экспертизе различных врачебных специальностей. Отсюда следует, что судебные медики, как члены экспертных комиссий, участвуют в комплексных экспертных исследо­ваниях только в качестве представителей одной из отраслей медицины, научные положения которой используются для решения вопроса о причинах смерти потерпевшего или о тяжести вредных послед­ствий, причиненных его здоровью в случае, когда больной остался жив. Если на них возлагаются функции председателя или секретаря комиссии, то это лишь организационная мера [2; 121].

Такое положение обязывает следователя, помимо судебно-медицинской экспертизы, назначать и комиссионную экспертизу. Соответственно и вопросы, поставленные перед экспертами, должны иметь более конкретный характер.

Например:

  • -    правильно ли был поставлен диагноз больному ФИО при первоначальном поступлении в боль­ницу «           »              года;
  • -    в полном ли объеме было проведено обследование больного ФИО;
  • -    вовремя ли была проведена операция больному ФИО, и какова степень ее необходимости;
  • -    соответствовала ли процедура операции общепризнанным медицинским стандартам;
  • -    какие осложнения у больного ФИО наступили после операции и не связаны ли они с ее прове­дением;
  • -    правильно ли проводилось лечение больного ФИО в послеоперационный период, если нет, то в чем это выражалось;
  • -    имеется ли прямая причинная связь между проведенной операцией (назначенным лечением) и наступившим летальным исходом.

Отвечая на поставленные вопросы, члены экспертной комиссии совместно анализируют полу­ченные результаты и, придя к общему мнению, подписывают заключение либо сообщение о невоз­можности дать заключение. В случае разногласия между экспертами каждый из них или часть экс­пертов дает отдельное заключение либо эксперт, мнение которого расходится с выводами остальных членов комиссии, формулирует его в заключении отдельно. Постановление следователя о производ­стве комиссионной экспертизы обязательно для руководителя органа судебной экспертизы. Руково­дитель органа судебной экспертизы вправе самостоятельно принять решение о проведении по пред­ставленным материалам комиссионной экспертизы и организовать ее производство. При необходи­мости может назначаться комплексная, дополнительная или повторная экспертизы. Однако это не означает, что следователь может полностью переложить разрешение интересующих его по делу во­просов на специалистов-медиков. Для того чтобы заключение соответствовало требованию достовер­ности и расценивалось как самостоятельный источник доказательств, необходимо не только назна­чить комиссионную судебную экспертизу, но и представить экспертам соответствующие материалы: историю болезни или амбулаторную карту, содержащие сведения медицинского характера (данные о времени и симптомах заболевания потерпевшего, о течении болезни и ее исходе, о действиях меди­цинского персонала по обследованию больного и оказания ему врачебной помощи, об исходе заболе­вания); подробные объяснения заявителя на основе сведений, почерпнутых из медицинских докумен­тов; объяснения от медицинских работников, чьи действия обжалуются; ведомственное заключение органа здравоохранения; акт судебно-медицинского или патологоанатомического вскрытия трупа. Помимо указанных документов, следователь вправе предоставить протоколы допросов участников расследования, чьи показания, по его мнению, могут помочь в разрешении поставленных им перед экспертами вопросов. Необходимость в указанных материалах вызвана тем, что, зачастую, в имею­щихся медицинских документах не всегда с достаточной полнотой зафиксировать все нужные для экспертов сведения. Причинами такого положения могут послужить следующие ситуации:

  • -    больной был доставлен с улицы в бессознательном состоянии без каких-либо сопроводитель­ных или удостоверяющих документов (например, справки о том, что он болеет сахарным диабетом либо находится в предынфарктном состоянии и т.п.) и это не позволило дежурному врачу собрать анамнез заболевания, выяснить его симптоматику в начальном периоде, установить продолжитель­ность самого периода;
  • -    дежурный врач в силу объективных или субъективных причин не заполнил соответствующим образом медицинские документы поступившего пациента;
  • -     в медицинские документы осознанно внесены искаженные данные с целью сокрытия истинных причин наступивших неблагоприятных последствий для пациента.

Поэтому полнота исследований экспертизы и обоснованность ее выводов могут быть обеспече­ны только путем сочетания данных медицинской документации со сведениями из других источников информации, и прежде всего из показаний допрашиваемых по делу лиц. Только при таком условии заключение экспертов могут послужить достаточным основанием для правильного определения ква­лификации преступления и принятия по нему соответствующего процессуального решения.

Указанные особенности экспертизы по вопросам лечебной деятельности позволили нам вырабо­тать тактические рекомендации назначения экспертиз по делам о ненадлежащем выполнении про­фессиональных обязанностей медицинским работником.

  1. Решение вопросов о ненадлежащем выполнении профессиональных обязанностей медицин­ским работником относительно проводимой ими лечебной деятельности должно проводиться комис­сионно, с обязательным участием в ней врачей-клиницистов различных специальностей.
  2. По каждому случаю наступления для пациента неблагоприятных последствий необходимо привлекать специалистов, квалификация которых соответствует характеру заболевания пострадавше­го; виду специализации медицинских работников, действия которых проверяются; возможности раз­решения вопросов, возникающих при построении различных версий.
  3. В случаях возникновения противоречий между обстоятельствами расследуемого дела и выво­дами экспертов необходимо не только назначать дополнительные или повторные экспертизы, но и, при необходимости, допрашивать самих экспертов, давших такое заключение.
  4. Подготовку материалов для экспертизы необходимо начинать с первых же следственных дей­ствий, не ограничиваясь при этом изъятием медицинских документов, дополняя их другими материа­лами, содержащими сведения медицинского характера.
  5. Время назначения экспертизы целесообразно относить к моменту, когда сведения, содержа­щиеся в медицинских документах, будут уточнены, иногда и проверены путем допросов и других следственных действий.

Список литературы

1     АвдеевМ.И. Учебник судебной медицины. — М., 1950.

2 Бердичевский Ф.Ю. Уголовная ответственность медицинского персонала за нарушение профессиональных обязанно­стей. — М.: Юрид. лит., 1970.

Фамилия автора: М.А.Ибраев
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика