Понятие и историческое развитие концепции правового государства и гражданского общества

В Конституции РК закрепляется, что Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы [1]. В юридической литературе отмечается, что правовое государство — это такое государство, которое своей основной целью ставит правовую защищенность прав и свобод личности и общества, основываясь на принципе разделения властей [2; 43]. Общественным сознани­ем правовое государство воспринимается как тип государства, власть которого основана на праве, правом ограничивается и через право реализуется. Но такого представления, хотя и верного по сути, недостаточно для адекватного понимания феномена правового государства, представляющего собой сложную, многофакторную систему. В идее правового государства можно выделить два главных элемента: свободу человека и наиболее полное обеспечение его прав; ограничение правом государст­венной власти. В философском смысле свобода может быть определена как способность человека действовать в соответствии со своими интересами, опираясь на познание объективной необходимо­сти [3; 429-433]. В правовом государстве в отношении человека создаются условия для его юридиче­ской свободы, своеобразный механизм правового стимулирования, в основе которого лежит принцип «не запрещенное законом дозволено». Человек как автономный субъект свободен распоряжаться своими силами, способностями, совестью. Право же, являясь формой и мерой свободы, должно мак­симально раздвинуть границы ограничений личности, прежде всего в экономике, сфере внедрения научно-технического прогресса и т.п.

Характеризуя правовое государство, следует иметь в виду, что несмотря на специфические осо­бенности данного института, оно всегда оставалось и остается государством. Это означает, во- первых, то, что оно не отождествляется и не растворяется в обществе или в системе других общепо­литических организаций. Во-вторых, что оно, помимо своих собственных, специфических признаков и черт, обладает, как и любое иное государство, общеродовыми признаками и чертами. По сравнению с негосударственными организациями оно обладает публичной властью, выступает как официальный представитель не только правящих, но и всех остальных слоев общества. Правовое государство как особое звено политической системы общества располагает специальным аппаратом управления и принуждения. Последний в данном случае выступает в виде совокупности разнообразных органов и организаций, связанных друг с другом едиными принципами образования и функционирования и объективно необходимых для выполнения стоящих перед государством целей и задач [4; 185-210]. Именно для его содержания в каждой стране устанавливаются и взимаются налоги, проводятся зай­мы, формируется государственный бюджет и осуществляются иные функции, присущие каждому государству.

Правовое государство, в отличие от других, негосударственных организаций — составных час­тей политической системы общества, — располагает разветвленной системой юридических средств. Они дают ему возможность оперативно управлять всеми отраслями рыночной или плановой эконо­мики, оказывать воздействие на все общественные отношения. Обладая государственно-властными полномочиями, различные государственные органы не только издают в рамках своей компетенции соответствующие нормативно-правовые акты, но и обеспечивают их реализацию путем применения мер воспитания, поощрения или убеждения. Государственные органы осуществляют постоянный контроль за их точным соблюдением, применяют в необходимых случаях меры государственного принуждения [5; 399-403]. Следует обратить внимание, что термин «правовое государство» (Rechtstaat) появился в первой трети XIX в. в трудах немецких юристов К.Т.Велькера, Р. фон Моля, Р.Г.Гнайста и других [6; 85]. При этом практика не всегда материализует теорию во всех ее деталях, к тому же правовое государство (государство, где все урегулировано правом) в тот период рассматри­валось, скорее, как отрицательное явление [5; 397]. Соответственно, споры вокруг правового госу­дарства (как вокруг идеи, так и вокруг практики) ведутся с самого зарождения этой политико­юридической конструкции. Тем не менее не подлежит сомнению, что теория правового государства занимает достойное место в общецивилизационной гуманитарной мысли потому, что она сориенти­рована на утверждение такого государственного союза, в котором взаимоотношения личности и го­сударства строились на строгих основах права и исключали бы взаимный произвол. Концепция пра­вового государства призвана утвердить автономию личности, т.е. определить сферу проявления сво­боды человека, вмешательство государства в которую признавалось не только нецелесообразным, но и противозаконным. Но вместе с тем никогда не существовало и не существует общепризнанного по­нимания правового государства. Объясняется это действием самых различных факторов, среди кото­рых можно назвать следующие: особенности исторического и культурного развития, демократиче­ские, политические и правовые традиции, своеобразие политической и правовой систем, различия в правопонимании и осмыслении права как универсального социального регулятора общественных от­ношений и связей [5; 402-403]. Вместе с тем, сколь бы ни отличались версии правового государства, можно выделить некоторые общие черты, контуры этой политико-правовой модели, поскольку фор­мирование и завершение создания правового государства связываются с максимальным обеспечени­ем прав и свобод человека, ответственностью государства перед гражданином и гражданина перед государством, с возвышением авторитета закона и строгим его соблюдением всеми государственны­ми органами, общественными организациями, коллективами и гражданами, с эффективной работой правоохранительных органов. Идея правового государства всегда покоилась на дуализме двух явле­ний: государства и права. Но одновременно она опиралась на общефилософское представление о праве как высшей ценности, обладающей своим собственным содержанием.

В научной литературе отмечается, что цель правового государства — создание условий для наи­более полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также последовательное связыва­ние с помощью права государственной власти в целях недопущения злоупотребления властью, пере­рождения ее в диктатуру, деспотию [7; 46]. Выделяют следующие признаки правового государства: приоритет права; правовая защищенность человека и гражданина; разделение власти; верховенство закона; единство права и закона; взаимная ответственность государства и личности; наличие граж­данского общества; высокая правовая культура и высокий уровень правосознания общества; незави­симость судов; существование антимонополистических структур. В правовом государстве деятель­ность всех субъектов должна строиться на взаимной ответственности и правовом равенстве. Поэтому в правовом государстве существуют следующие принципы деятельности субъектов: а) принцип «раз­решено только то, что прямо указано в законе» — для государственных органов и должностных лиц;

б)  принцип «разрешено все, что прямо не запрещено в законе» — для остальных субъектов права, в частности, для граждан, юридических лиц и иных субъектов хозяйствования [8; 46]. В качестве ос­новного признака правового государства определяется разделение властей в целях недопущения про­извола, диктатуры, тирании, злоупотребления государственной власти. Основное требование прин­ципа разделения властей заключается в том, что для утверждения политической свободы, обеспече­ния законности и устранения злоупотреблений властью со стороны какой-либо социальной группы, учреждения или отдельного лица необходимо разделить государственную власть на законодательную (избранную народом и призванную вырабатывать стратегию развития общества путем принятия за­конов), исполнительную (назначаемую представительным органом власти и занимающуюся реализа­цией данных законов и оперативно-хозяйственной деятельностью) и судебную (выступающую гаран­том восстановления нарушенных прав, справедливого наказания виновных). Причем каждая из этих властей, являясь самостоятельной и взаимосдерживающей друг друга, должна осуществлять свои функции посредством особой системы органов и в специфических формах в виде системы «сдержек и противовесов» [9; 595-606]. Соответственно, разделение властей, выступая в качестве основного признака правового государства, призвано определить правовое государство как принципиально от­личное от иных государств. Именно этот признак выступает в качестве одного из основных и отделя­ет правовое государство от других государственно-правовых систем, в которых подразделение на отдельные государственные органы и их систему носит утилитарный характер.

Основы теории разделения властей были заложены на начальных стадиях развития государст­венного механизма. Так, древнегреческий историк Полибий (200-120 гг. до н. э.) восхищался той системой распределения власти между различными государственными органами, которая существо­вала в республиканском Риме. Власть в этом государстве, писал он, поделена таким образом, чтобы ни одна из ее составных частей не перевешивала другую, «дабы таким образом государство неизмен­но пребывало в состоянии равномерного колебания и равновесия наподобие идущего против ветра корабля» [10; 67-73]. Значительное развитие теория разделения властей получила в Средние века. Особо выделяются взгляды на государство и право английского философа-материалиста Д.Локка (1632-1704) и французского философа, просветителя Ш.Монтескье (1689-1755). Стремясь предот­вратить узурпацию власти одним лицом или группой лиц, Д.Локк разрабатывает принципы взаимо­связи и взаимодействия ее отдельных частей. Приоритет остается за законодательной властью в ме­ханизме разделения властей. Она верховна в стране, но не абсолютна. Остальные занимают по отно­шению к ней подчиненное положение, однако они не пассивны по отношению к ней и оказывают на нее активное воздействие. Обязательным условием нормального функционирования властей Д. Локк считал законность [11; 30-41]. Именно этот принцип является определяющим для существования и функционирования правового государства, поскольку декларируемый приоритет права обязательно должен воплощаться в правоприменительной практике и общественной жизни.

Важным признаком правового государства является реальное обеспечение прав и свобод лично­сти. Права человека — это квинтэссенция правового государства, важнейший фактор в развитии об­щества в целом. Знаменитый софист Протагор (481-411 гг. до н. э.) вывел чрезвычайно важную для последующих эпох формулу: «Мера всех вещей — человек». Со временем пришло понимание того, что лучшей гарантией прав человека может быть закон, который охраняет важнейшие интересы лич­ности, облеченные в форму прав [12; 298-315]. В правовом государстве права человека выступают определяющим и целеполагающим явлением, ставящим цель и задачи рассматриваемого политиче­ского образования. Соответственно, патерналистские настроения в обществе должны быть разруше­ны. Необходимо формировать личную ответственность гражданина не только за свои поступки, но и за состояние дел в государстве и обществе. Морально-нравственное, экономическое, социальное по­ложение личности составляет основу для реализации прав человека. Права человека на жизнь, на свободу, на собственность и стремление к счастью принадлежат человеку в силу самого факта рож­дения, и признание этих прав человека со стороны общества и государства является в настоящее вре­мя абсолютной ценностью, рассматриваемой в качестве естественных и неотъемлемых прав человека.

Для правового государства принцип законности воплощается в нормативно-правовом закрепле­нии иерархии законов и признании Конституции в качестве нормативно-правового акта, обладающе­го высшей силой и верховенством. В качестве способа ограничения политической власти выступает верховенство закона и его господство в общественной жизни. Примером тому является то, что в пра- вовом государстве закон, принятый верховным органом власти при строгом соблюдении всех кон­ституционных процедур, не может быть отменен, изменен или приостановлен актами исполнитель­ной власти. Концепция господства права последовательно демонстрирует приверженность идеям классического либерализма. Дж. Локк, обосновав свою знаменитую триаду естественных прав чело­века — на жизнь, на свободу, на собственность, — объявил тем самым естественными основные принципы частного права, доказывая их приоритетность по отношению к позитивным законам. Зада­ча государства ограничивается защитой их принципов [13; 315-336]. Соответственно для мыслителей средних веков идеал — правовое общество, условием существования которого является государство, произвол которого ограничен законом, правом. Следует отметить, что при отношениях власти и лич­ности, которые регламентируются правом, конфликт между этими субъектами приобретает форму коллизии между объективным и субъективным правом.

Базовым условием существования правового государства является гражданское общество. Граж­данское общество — это совокупность нравственных, религиозных, национальных, социально­экономических, семейных отношений и институтов, с помощью которых удовлетворяются интересы индивидов и их групп. Гражданское общество является основой для правового государства. Соответ­ственно это, скорее, не признак правового государства, а определяющее условие его функционирова­ния. Понятие «гражданское общество» было заложено такими великими мыслителями прошлого, как Аристотель, Цицерон, Г.Гроций, Т.Гоббс, Д. Локк, Гегель, К.Маркс и другие [10; 58-64]. В целом гражданское общество характеризуется как свободное демократическое, правовое общество, ориен­тированное на конкретного человека, создающее атмосферу уважения к правовым традициям и зако­нам, гуманистическим идеалам, обеспечивающее свободу творческой и предпринимательской дея­тельности, создающее возможность достижения благополучия и реализации прав человека и гражда­нина, органично вырабатывающее механизмы ограничения деятельности государства.

Феномен гражданского общества волнует человечество достаточно давно. Еще Аристотель оп­ределял государство «как совокупность граждан, как гражданское общество». Теоретическая мысль и после Аристотеля долгое время не разделяла понятия «государство» и «общество», считая их тожде­ственными [10; 60-63]. Многие ученые внесли свой посильный вклад в эту важную теоретическую категорию, но все-таки решающая заслуга принадлежит здесь одному из родоначальников немецкой классической философии — Гегелю. Опираясь на труды своих предшественников, Гегель первым в немецкой философии права указал на то, что между личностью и государством существует некая об­щественная среда (общество), имеющая значение как для личности, так и для государства. Граждан­ское общество, по Гегелю, представляет собой опосредованную трудом систему потребностей, кото­рая покоится на двух составляющих — отношениях собственности и формальном равенстве людей. Гражданское общество, полагал Гегель, является продуктом современности, античность не знала ни­чего подобного. Если государство представляет собой единство различных лиц, то в гражданском обществе каждый для себя цель, все остальное для него ничто. Однако без соотношения с другими, считал Гегель, индивид не может достичь своих целей во всем их объеме: эти другие суть, поэтому средства для цели особенного. В структуру гражданского общества входят: семья, право, корпорации, религия, культура, образование и другие социальные явления и институты. Общество — сложный, самоуправляемый организм. Корпорации, слои, страты, отдельные личности преследуют свои эконо­мические, политические, духовные интересы [14]. Таким образом, в обществе складываются самые различные социальные отношения: товарно-денежные, имущественные и неимущественные, в сфере чести и достоинства, семейные и другие. Соответственно, правовые отношения, возникающие между людьми, а также между людьми и государством, выступают в качестве основы. Вокруг этой основы формируются все остальные социальные отношения, обогащая жизнь общества, делая её реальной. Гегель анализирует более подробно указанные стороны гражданского общества. Рассматривая собст­венность, он замечает, что она покоится на «договоре, формальности которого твердо определены». Член гражданского общества имеет право искать суда и имеет обязанность предстать перед судом и получить только через суд оспариваемое им право. Что касается полиции, то Гегель замечает, что на этот счет есть две точки зрения. Одна — «полиции следует представить надзор над всем», в том чис­ле она должна заботиться об уличном освещении, строительстве мостов, установлении твердых цен на товары повседневного потребления, а также о здоровье людей. Вторая — «полиции ничего не сле­дует определять, т.к. каждый человек будет ориентироваться на потребности другого», иными слова­ми, в этих областях должны действовать принципы саморегулирования, самодеятельности, само­управления. Оправдывает Гегель геополитическую практику своего времени, когда расцветал коло­ниализм. «Гражданское общество, — пишет он, — вынуждается основывать колонии» в силу роста населения, невозможности «массам» населения удовлетворять свои потребности своим трудом в сво­ем государстве [10; 415-430]. Таким образом, гражданское общество Гегеля — это хорошо известное нам первоначальное общество расцвета буржуазии, со всеми его характеристиками и практикой. Но надо отдать должное Гегелю — он точно определяет политико-правовые и социально-экономические вопросы этого общества и дает на них содержательные ответы.

Следует обратить внимание на то, что краеугольными основами и фундаментальными ценно­стями гражданского общества являются следующие категории: семья, собственность, личность, сво­бода, права, государственность, нравственность (духовность). При этом ключевая роль в граждан­ском обществе отводится семье. К признакам гражданского общества относятся:

  • -    наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина;
  • -    самоуправляемость;
  • -    конкуренция образующих его структур и различных групп людей;
  • -    свободно формирующееся общественное мнение и плюрализм;
  • -    всеобщая информированность и, прежде всего, реальное осуществление права человека на ин­формацию;
  • -    жизнедеятельность базируется на принципе координации (в отличие от государственного ап­парата, который построен на основе принципа субординации);
  • -    многоукладность экономики;
  • -    легитимность и демократический характер власти;
  • -    правовое государство;
  • -    сильная социальная политика государства, обеспечивающая достойный уровень жизни людей [15; 148].

Современное гражданское общество — это общество с развитой системой рыночных отношений и надежными социальными гарантиями. Демократическое государство не претендует на роль «Про­видения», ведущего к благу слепой народ. Задача его заключается совсем в другом, а именно в созда­нии необходимых условий для саморазвития, для разумного и прогрессивного существования лично­сти и устранения препятствий, неизбежно возникающих на этом пути. Государство должно устано­вить цивилизованные основы конкурентной борьбы между индивидами и социальными общностями. Право в гражданском обществе уже более не является волей тех, кто обладает экономической и поли­тической монополией, а служит мерой свободы, нормативами равенства и справедливости, компро­миссом социальных слоев. Политический аспект гражданского общества объективно воплощается в категории «правовое государство». Эти социальные институты объективно взаимосвязаны и соотно­сятся как содержание и форма. Правовое государство возможно лишь при наличии развитого граж­данского общества, и наоборот, гражданскому обществу имманентно присуща правовая форма власт­вования, основанная на господстве права (закона), разделения властей и реальном обеспечении прав и свобод человека. Демократия основывается на плюрализме гражданского общества. Свободный доступ, обмен и получение информации затрудняют процессы превращения властных политических структур в самодовлеющий институт. Свободная пресса, считает Т.Пейн [16; 7-12], является основой демократического общества. Духовный срез гражданского общества предполагает доминирование общечеловеческих ценностей и интересов, несмотря на некоторую расплывчатость и пафосность этих категорий, которые, к сожалению, пока еще не стали общецивилизационными идеалами. Там, где че­ловеку не обеспечено право на достойное существование, не может быть правового государства. При этом общество должно создавать гарантии для проявления и развития человеческого Духа, коль ско­ро личность является динамичным элементом истории, а общество — его статичным полем. Общест­венное развитие обеспечивается интеллектуальными усилиями критически мыслящих индивидуаль­ностей, поэтому общество обрекает себя на стагнацию и застой, отрицая индивидуальность. Если по­смотреть в прошлое непредубежденным взглядом, трудно не увидеть, что ученые, пытавшиеся выво­дить правовое государство лишь из взаимодействия права и государства, как правило, заходили в ту­пик, объявляя нередко правовым любое государство. Это связано с тем, что нет в природе государст­ва без права, без правовой системы, без правопорядка и даже без самоограничения правом — в той или иной степени. Ничего не меняет в этой ситуации объявление главным признаком правового госу­дарства верховенства закона, пусть даже это будет нечто именуемое «правовым законом». Такое вер­ховенство возможно и в тоталитарном государстве: в этом случае оно обращено против народа, пре­вращаемого в некую совокупность бесправных подданных. Тоталитарный закон, чьим бы именем он не прикрывался (а он может твориться и «от имени народа»), какими бы элементами не украшался, представляет собой орудие произвола властей предержащих, а не выражение воли народа, который в тоталитарном государстве лишен суверенитета. Видимо, к правовому государству надо идти не от закона и даже не от права вообще, хотя принцип верховенства права является фундаментальным и без него невозможно правовое государство. К правовому государству, т.е. к такому государству, где господствует право, надо идти от гражданского общества, современное понимание которого склады­валось параллельно совершенствованию представлений о правовом государстве, о демократическом правовом государстве.

Гражданское общество, как более высокий уровень развития человеческого общества, формиру­ется в процессе превращения подданных в граждан, т.е. в таких жителей данного государства, кото­рые, являясь членами сообщества, обретают чувство собственного достоинства и способность сде­лать политический выбор. Политическое бытие гражданского общества реализуется на двух уровнях —    на уровне государственной власти (парламентская деятельность народных представителей) и на внепарламентском уровне — через деятельность политических партий, общественных организаций, движений, культурных ассоциаций, общественное мнение. Гражданское общество в лице самостоя­тельных ассоциаций людей (политических партий, религиозных, общественных организаций, про­фессиональных союзов, кооперативов и т.д.), призванных выражать и защищать как групповые, так и индивидуальные права и интересы, становятся в особые политические отношения с государством. Для понимания характера этих отношений важно иметь в виду следующее. Если государство имеет различные формы осуществления политической власти, как демократические, так и недемократиче­ские, то для гражданского общества на уровне политики характерна демократическая форма сущест­вования. Степень развития гражданского общества обусловливает развитие демократичных процедур принятия политико-правовых решений органами государственной власти. Уровень развития граж­данского общества определяется не количественными характеристиками, отражающими степень уча­стия населения, а качеством участников. То есть сравнительно небольшое количество политически и юридически грамотных и активных граждан могут организовать общественный контроль и реализо­вать иные функции гражданского общества. Для того чтобы гражданское общество породило демо­кратическое правовое государство, необходимо, чтобы в его лоне родилось такое общественное мне­ние, которое было бы проникнуто уважением к праву, а это уважение привело к такому состоянию все общество, при котором оно в целом будет как бы пропитано юридическими принципами и поня­тиями. Без высокого уровня правосознания гражданское общество не способно подчинить государст­венный аппарат своей воле. Становление подлинно гражданского общества идет параллельно с осо­знанием необходимости поставить пределы произволу чиновников, укреплению единовластия кого бы то ни было, подчинить государство таким правилам, которые обеспечивали бы гражданам свободу и безопасность даже в тех случаях, когда та или иная группа граждан оказывается по тем или иным причинам в меньшинстве. Следует отметить, что защита прав меньшинств — это одна из функций современного гражданского общества.

Соответственно, из идеи суверенности народа, рождающегося в процессе формирования совре­менного демократичного, правового, гражданского общества, вырастает теория демократического, правового государства. Именно демократического, а не какого-либо иного, поскольку правовым, как уже отмечалось, может объявить себя любое государство, в том числе тоталитарное. Соответственно, попытка объяснить сущность конкретного государства через роль права в нем невозможна. Суть в формировании определенной идеальной формы как цели, к которой надо стремиться всем народам. Однако, конструируя такую модель, необходимо уделить внимание, прежде всего роли права с суще­ственной оговоркой, что источником этого права следует считать не государство, а гражданское об­щество, как воплощение идеи народного суверенитета. Когда суверенный народ становится граждан­ским обществом, сознающим и защищающим естественные права всех своих членов без исключения, он тем самым уже заключает себя в правовые рамки, за пределами которых начинается нарушение естественных прав граждан и исчезновение гражданского общества. Соответственно, гражданское общество — это именно та социальная власть, которая сама формирует право и сама себя ограничи­вает этим правом посредством законодательства и государственных органов. При этом самоограни­чение гражданского общества осуществляется посредством ограничения полномочий государства. Определение гражданским обществом для государства целей, задач, методов управления и контроля, способов принятия политических решений делает это государство демократическим, правовым госу­дарством. Таким образом, развитое гражданское общество и правовое государство формируются при условии ориентации всех членов общества, в том числе государственных служащих, на социальную справедливость, освобожденную от крайностей эгалитаризма. В настоящее время концепции правового государства и гражданского общества, являясь результатом исторического развития, вы­ступают в качестве основного ориентира политико-правового развития современного казахстанского общества и государства.

Список литературы

1      Конституция Республики Казахстан (принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 г. ) // Казахстанская правда. — 1995. — 8 сент.

2      Ибраева А.С., ИбраевН.С. Теория государства и права: Учеб. пособие. — Алматы: Жет жаргы, 2003. — 270 с.

3      Общая теория права и государства: учебник / Под ред. В.В. Лазарева. — М.: Юрист, 1996. — 472 с.

4      Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. — М.: Юрайт, 1998. — 416 с.

5      ЛазаревВ.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. — М.: Изд-во «Спарк», 1998. — 448 с.

6      Баймаханов М. Т. Функции государства в условиях современного мира (на материалах независимого Казахстана). — Алматы: Жет жаргы, 2005. — 335 с.

7      Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. 1. — М.: Юрид. лит., 1991. — 572 с.

8       Четвернин В.А. Понятия права и государства. — М.: Юрайт, 1997. — 397 с.

9      ВенгеровА.Б. Теория государства и права: Учебник для юрид. вузов. — М.: Омега-Л, 2004. — 608с.

10  История политических и правовых учений. Учебник для вузов. — М.: Издат. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. — 736 с.

11  Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. — СПб.: Норма, 1999. — 391 с.

12  Нерсесянц В.С. Философия права Гегеля. — М.: Издат. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. — 495 с.

13  История политических и правовых учений. — М.: Юрид. лит., 1997. — 578 с.

14  Гегель. Избранные произведения. — М.: Феникс, 1995. — 215 с.

15  Концепции современного миропонимания / Под ред. Р.А.Ромашова. — М.: Омега, 2005. — 284 с.

16  Ступишин В.С. Гражданское общество и демократическое государство // Общественные науки и современность. — 1990. — № 1. — С. 94.

Фамилия автора: А.В.Турлаев, А.Н.Хумгаев
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика