Особенности стимулирования ускоренного развития рынка интеллектуальной собственности

Социально-экономические реформы, проводимые в Казахстане, имели серьезные последствия для развития рынка интеллектуальной собственности. Формирование рыночных отношений не сти­мулировало развития науки, в том числе и научно-исследовательских разработок. Данная ситуация обусловлена необходимостью значительных расходов и экономической отдачи в течение длительного периода. В результате за последние годы сократилось общее число организаций, выполняющих на­учно-исследовательские разработки. Уменьшилось количество проектных и проектно­конструкторских организаций, практически исчезли научно-исследовательские и конструкторские подразделения на промышленных предприятиях.

В 2008 г. Казахстан инвестировал в научно-исследовательские и опытно-конструкторские рабо­ты 34,7 млрд. тенге. Сумма в масштабах нашей страны весьма солидная — в 2,5 раза выше, например, показателей 2003 г. (табл.).

Удельный вес научно-технических работ в структуре ВВП составляет менее 0,3 %, вместе с тем их объемы постоянно возрастают. ЮНЕСКО рекомендовало развивающимся странам довести расхо­ды на научно-исследовательские работы (НИР) до 1 % ВВП. Национальные расходы на НИР (в рас­чете на одного жителя) в Казахстане в 2008 г. составили всего 2239 тенге (15 долл. США), тогда как в развитых странах — от 50 до 150 долл. США.

К тому же мировые тенденции развития рынка интеллектуальной собственности убедительно показывают и доказывают, что необходимо разработать меры стимулирования развития рынка ин­теллектуальной собственности.

Таблица

Расходы на научно-исследовательские работы Республики Казахстан

Наименование

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

ВВП, млрд. тенге

4611,9

5870,1

7590,6

10213,7

12849,8

16052,9

Внутренние затраты на научные исследования и разработки (НИР), млрд. тенге

11,6

14,6

21,5

24,8

26,8

34,7

Удельный вес затрат на НИР в структуре ВВП, %

0,25

0,25

0,28

0,24

0,21

0,22

Расходы на НИР на 1 жителя, тенге

828

980

1433

1653

1752

2239

 Примечание. Составлена автором на основе данных Агентства РК по статистике.

Образование любой достаточно сложной системы, связанной с согласованием многосторонних интересов, с неизбежностью ставит задачу создания действенных стимулов со стороны государства. Как мы можем понять, отсутствие рынка интеллектуальной собственности и методов его регулирова­ния и управления развитием как раз свидетельствуют об отсутствии стимулов. Рассмотрим опыт за­рубежных стран в области стимулирования развития рынка интеллектуальной собственности.

Изучение опыта показывает, что финансирование науки в Финляндии складывается из трех час­тей — государственного бюджета, средств частного капитала и финансовых потоков фирмы «Нокиа». Доля бюджетного финансирования остается неизменной (около 1 % ВВП), доля частного капитала постоянно растет — около 70 % средств, выделяемых на науку, и примерно 30 % — от «Нокиа».

Мощным стимулом научно-инновационного развития в Сингапуре стала принятая в свое время практика, когда 200 % суммы, потраченной корпорацией на науку, выводится из налогооблагаемой прибыли.

В развитых странах больше внимания уделяют уровню, методам проводимых научных исследо­ваний, оборудованию, что связано с разработкой высоких технологий, дающих высокую прибыль. Например, в США для оборудования, используемого в научных исследованиях и имеющего срок службы до десяти лет, установлен срок амортизации пять лет; в Великобритании в первый год работы разрешено списывать полную стоимость такого оборудования; а в Германии за первый год его рабо­ты можно списать 40 % стоимости оборудования [1].

Важную роль играет изучение международного опыта стимулирования в части распределения роялти или дохода от коммерциализации изобретения. В США определенная доля от роялти идет на вознаграждение изобретателя. Во Франции исследователям-изобретателям предназначается 50 % от общей суммы роялти, полученной институтом от промышленных партнеров, университетам — оставшиеся 50 %.

В Испании в государственных исследовательских организациях неуниверситетского типа 1/3 посту­плений от роялти идет организации, треть — изобретателю и треть распределяется совету правления.

В целом в Европе изобретатели получают от трети до половины финансовых отчислений. Боль­шинство европейских государств, как и США, на законодательном уровне закрепило распределение прибыли между отдельными исследователями, институтом и посредником, содействующим коммер­циализации [2].

Представляет интерес рассмотрение механизма выплаты вознаграждений в США в рамках дого­воров о совместных научных исследованиях и разработках (CRADA), которые не только учитывают баланс интересов, но и стимулируют изобретательскую активность работников. Согласно действую­щему законодательству глава агентства или лаборатории, занимающейся лицензированием, должен выплачивать автору каждый год первые 2 тыс. долл. США и не менее 15 % от последующих поступ­лений. Остальные доходы могут использоваться на реинвестирование в исследования и разработки. В том случае, если сумма лицензионных платежей превысит 5 % годового бюджета лаборатории, из­лишки поступают в федеральный бюджет, сумма превышения делится между агентством и казначей­ством в пропорции 25 к 75 %.

Таким образом, порядок выплат таков, что сначала свою долю получает работник-автор, потом лаборатория, где он работает, а в последнюю очередь государство. При этом в случае высоких дохо­дов доля государства оказывается наиболее значительной. Такой механизм снижает вероятность кон­фликта интересов и стимулирует авторов к тому, чтобы они не скрывали своих изобретений и не ис­кали теневых путей их реализации.

Что касается способов и пропорций в распределении доходов от реализации интеллектуальной собственности (ИС), то здесь выделяются два подхода. В некоторых странах финансирующие науку ведомства устанавливают фиксированные нормы распределения роялти для государственных научно­исследовательских институтов и университетов. В других странах устанавливаются «рамочные» пра­вила, а организации сами определяют конкретные пропорции и суммы платежей.

Страны, в которых в настоящее время происходит реформирование законодательства в области ИС, склоняются ко второму подходу, понимая, что организациям нужна определенная автономия и гибкость, для того чтобы наиболее эффективно отвечать на запросы промышленности и собственных исследований.

В целом главными принципами стимулирования интереса частного сектора к процессу коммер­циализации изобретений являются правовая определенность при закреплении прав собственности на объекты ИС, созданные за счет госбюджетных средств, а также передача прав распоряжения объек­тами ИС с государственного на локальный (институциональный) уровень управления.

Некоторые ученые считают, что представляется целесообразным использование отдельных эле­ментов зарубежного опыта в области организации исследовательского процесса, в частности, практи­ки соглашений о проведении совместных исследований между государственными организациями и промышленными фирмами или малым бизнесом. При этом должно выполняться условие передачи прав на созданные объекты ИС организациям-разработчикам, промышленным фирмам и организаци­ям малого бизнеса [3].

О возможных подходах к развитию мер стимулирования с учетом конкретной ситуации в той или иной постсоветской стране говорят исследователи стран ближнего зарубежья.

Так, российский экономист А.Корчагин, рассматривая проблемы стимулирования вовлечения в оборот результатов интеллектуальной деятельности, считает, что вложенные государством в научно­техническую сферу средства могут приносить прибыль только при использовании полученных науч­но-технических результатов в новой продукции. Решение этой проблемы требует внесения измене­ний и дополнений в Налоговый кодекс [4]. В частности, по его мнению, целесообразно предусмот­реть введение прямых льгот по уплате налога на прибыль, на имущество, налога на добавленную стоимость, которые должны распространяться на предприятия, занимающиеся освоением новой тех­ники и технологий, содержащих объекты интеллектуальной собственности, в том числе созданные за счет бюджета. Эти льготы должны действовать в течение определенного периода, как это устанавли­валось ранее нормами Закона СССР «Об изобретениях в СССР». Возможно также введение льготных режимов, аналогичных тем, которые предусмотрены для свободных экономических зон.

В качестве альтернативы возможно введение льгот по налогу на прибыль, как на начальном эта­пе инновационного цикла, так и в течение более длительного времени, если полученная прибыль рас­ходуется на цели развития производства.

Представляет определенный интерес идея внутрифирменного стимулирования. В условиях вве­дения ограничений по распоряжению правами для организаций-исполнителей работ с целью стиму­лирования деятельности изобретателей-служащих предлагается предусмотреть в трудовых соглаше­ниях специальную компенсацию работнику за его согласие уступить работодателю права на создание изобретений. С этой целью предлагается ввести единовременные вознаграждения за каждое изобре­тение в размере одной-двух месячных заработных плат с учетом премий и надбавок, обычно начис­ляемых данному работнику, или выплаты фиксированных денежных сумм.

Ю.Фомичев, говоря о государственном подходе к проблеме, отмечает, что принципиальное зна­чение имеет поставленный Президентом Российской Федерации вопрос о государственном стимулиро­вании процессов создания, правовой охраны и использования результатов научно-технической деятель­ности и создания на этой основе конкурентоспособной отечественной продукции [5].

Мировой опыт показывает, что данная задача наиболее оптимально может быть решена путем предоставления различного рода налоговых льгот научным организациям, промышленным предпри­ятиям и инвесторам, занимающимся ее решением.

Налоговый кодекс РФ не содержит каких-либо льгот, стимулирующих указанную деятельность. В настоящее время разрабатывается концепция федерального закона по внесению в налоговое зако­нодательство уточнений, касающихся стимулирования процессов создания, правовой охраны и ис­пользования результатов научно-технической деятельности.

Одним из важных элементов развития рынка интеллектуальной собственности является лицен­зионная продажа результатов научно-технической деятельности, в том числе за границу. Однако дей­ствующее законодательство практически не давало возможности получать адекватное вознагражде­ние исполнителям в виде роялти с объема выпуска или продаж. Последние вынуждены ограничи­ваться разовыми (паушальными) платежами.

О подходе к стимулированию в условиях Беларуси пишет Д.Степаненко, в частности, о том, что применительно к механизму взаимодействия защиты прав на интеллектуальную собственность и на­логовой составляющей инновационной политики следует говорить и о дифференциации предостав­ляемых льгот, в зависимости от того, запатентован тот или иной объект в республике и за ее преде­лами или же только в республике. Исходя из этого следует освободить от налогообложения:

-    прибыль, получаемую от изготовления новой продукции с применением объекта интеллекту­альной собственности, запатентованного и в Белоруссии, и за ее пределами, в течение пяти лет с начала изготовления указанной продукции;

-    прибыль, получаемую от изготовления новой продукции с применением объекта интеллекту­альной собственности, запатентованного только в Белоруссии, в течение двух лет с момента начала изготовления [6].

В рамках поддержки со стороны белорусского государства зарубежного патентования отечест­венными предприятиями объектов интеллектуальной собственности первоочередное содействие должно оказываться их патентованию в Бюро патентов и товарных знаков США и в Европейском па­тентном ведомстве. Получение защитных документов двух указанных ведомств принципиально важ­но для проникновения белорусских производителей с их инновационной продукцией на рынки США и Европы.

Свое мнение по этой проблеме имеют и казахстанские специалисты и ученые. В частности, С.Байболов и Б.Курмангали полагают, что сложившаяся система налогообложения приспособлена для предприятий торговли и не стимулирует отечественный бизнес на освоение прогрессивных средств производства.

Еще в 1992 г., при принятии Патентного закона, такая ситуация была предусмотрена введением мер, стимулирующих внедрение объектов промышленной собственности. Эти меры были отражены в ст. 32 вышеуказанного Закона, однако в 1995 г., при нивелировании законодательства, эта статья бы­ла изъята и наступил, по выражению С.Байболова и Б.Курмангали, период технологической стагна­ции. В результате имеются серьезные перекосы в структуре казахстанского экспорта.

В целях создания конкурентоспособного производства необходимо стимулировать предприни­мателей на создание и освоение новой высокопроизводительной техники. Вышеназванными автора­ми предлагается ввести в Налоговый кодекс следующие нормы:

  1. Инновационные и венчурные фирмы, осуществляющие свою деятельность на основе предва­рительного патента и патента, полученного в Комитете по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции Республики Казахстан, освобождаются от корпоративного налога на пять лет с момента начала выпуска запатентованной продукции.
  2. Индивидуальные предприниматели, осуществляющие свою деятельность на основе предвари­тельного патента и патента, полученного в Комитете по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции РК, освобождаются от подоходного налога на пять лет с момента начала вы­пуска запатентованной продукции.
  3. Доход, получаемый организацией от продажи лицензий на объекты интеллектуальной собст­венности, освобождается в Республике Казахстан от корпоративного налога на три года с момента регистрации лицензионного соглашения.
  4. Указанные статьи действуют при наличии и использовании собственного товарного знака (знака обслуживания) или использовании товарного знака на основе лицензионного соглашения, ко­торое должно быть зарегистрировано в уполномоченном органе, а также при наличии стандарта предприятия [7].

Вместе с тем ясно, что указанные предложения касаются только инновационного бизнеса, кото­рый в перспективе должен быть нацелен на выпуск конкурентоспособной экспортной продукции.

Если проанализировать действующие нормативные и правовые акты в этой сфере, то сделанный нами вывод не лишен оснований.

Так, в Налоговом кодексе РК речь идет о сборе за государственную регистрацию прав на произ­ведения и объекты смежных прав, лицензионный договор на использование произведений и объектов смежных прав, но нет никаких льгот. Вместе с тем в налоговом законодательстве предусмотрены вы­четы по расходам, но только для научно-исследовательских и научно-технических работ.

В Патентном законе заложены лишь нормы рассмотрения претензий по нарушениям прав интел­лектуальной собственности путем возможного обращения в Апелляционный совет (ст. 32) или в су­дебном порядке (ст. 33).

Если заглянуть в Общенациональный план мероприятий по реализации ежегодных (2005­2007 гг.) посланий Главы государства народу Казахстана и Программы Правительства РК на 2007­2009 гг., то можем увидеть, что в нем заложены меры по повышению инвестиционных возможностей организаций с государственным участием, осуществляющих финансирование приоритетных риско­вых и инициативных научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок, а также меры по стимулированию инновационной активности предпринимателей.

Да и в самой Программе Правительства РК на 2007-2009 гг. сказано лишь, что «будет усовер­шенствовано законодательство в сфере охраны прав интеллектуальной собственности».

Стратегия вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира тре­бует усиления экономической динамики на основе внедрения наукоёмких технологий, основанных на изобретениях мирового уровня. Поэтому для полноправной интеграции Казахстана в глобальную экономику необходимо разработать долгосрочную патентную стратегию и эффективный Патентный закон.

Вместе с тем после принятия Парламентом РК Законопроекта «О внесении изменений и допол­нений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам интеллектуальной соб­ственности» (в том числе и в Патентный закон РК) возник ряд естественных для промышленности вопросов. В целом успешно пролоббированный законопроект концептуально не соответствует ни международному патентному законодательству, ни международной практике, ни требованиям совре­менной экономики. В случае введения системы выдачи охранных документов на основе экспертизы заявки только с учетом местной новизны, без анализа мирового опыта и изобретательского уровня (так называемый «инновационный патент», который используется менее чем в 2 % стран), привле­ченная кажущейся простотой получения прав на изобретение основная часть отечественных заявите­лей будет поставлена в неравноправные условия по сравнению с иностранными патентообладателя­ми, которые стремятся получить патент на основе полной экспертизы по существу.

Более того, предлагаемый инновационный патент создает условия для доминирования на рынке Казахстана объектов промышленной собственности, не соответствующих передовым достижениям. Это вызовет, особенно при вступлении в ВТО, поток устаревших технологий из-за рубежа в различ­ные отрасли казахстанской экономики, что будет серьёзно угрожать экономической безопасности страны.

Интеллектуальная собственность — это не только инструмент обогащения продвинутых пред­принимателей, но и инструмент подавления конкурентов на рынке. Преимуществом обладают те, кто её лучше освоил, а гораздо серьезнее ее освоили бизнесмены из Северной Америки, Западной Европы и Юго-Восточной Азии. Отсюда легко спрогнозировать последствия вступления Казахстана в ВТО и перспективы развития отечественного высокотехнологического бизнеса, где количество и качество патентов явно не в нашу пользу.

Другая сторона вопроса — это споры по поводу промышленной собственности, которыми со­провождается международная инновационная деятельность. С нашими патентами мы, по большому счету, пока за рубежом еще не судились. Это предстоит узнать и освоить, скорее всего, на своих ошибках. Причем суды будут происходить не столько на казахстанской территории, сколько за рубе­жом. Чем они будут заканчиваться, хорошо понимают судьи Международного коммерческого арбит­ража, который у нас только начал подниматься. Специализированного арбитража по промышленной собственности в Казахстане, в отличие от экономически развитых стран, сегодня нет.

Таким образом, можем видеть, что в действующем законодательстве Казахстана вопросам нор­мативного и правового обеспечения уделено недостаточно внимания, в связи с чем необходимо ввести дополнения не только в части развития системы стимулирования интеллектуальной деятель­ности, что само по себе актуальная задача государственной важности, но и обеспечения всего про­цесса формирования и развития рынка интеллектуальной собственности.

В связи с этим, учитывая опыт зарубежных стран и национальные интересы Казахстана, предла­гаем следующие меры стимулирования развития рынка интеллектуальной собственности:

1)     увеличение объема государственного финансирования научно-исследовательских работ. Это позволит научно-исследовательским центрам и вузам стать активными центрами инноваций;

2)      введение «налоговых каникул». Более действенный характер может иметь введение «налого­вых каникул», или «налогового кредита», для организаций либо предпринимателей, обеспечивающих реализацию инновационного проекта, с полным освобождением их от выплаты налогов на начальном этапе проекта — до пяти лет и без каких-либо выплат в будущем;

3)      применение методов ускоренной амортизации. Несмотря на отсталую материальную базу, ученые Казахстана имеют конкурентные технологические разработки для многих отраслей промыш­ленности: горно-металлургического комплекса, химии и нефтехимии, биотехнологии, в области ядерных и космических технологий и др. В этой связи необходимо применять методы ускоренной амортизации на оборудование, используемое в научных исследованиях;

4)     применение внутрифирменных методов стимулирования работников. С целью стимулирова­ния деятельности изобретателей-служащих предлагается предусмотреть в трудовых соглашениях специальную компенсацию работнику за его согласие уступить работодателю права на создание изо­бретений. С этой целью предлагается ввести единовременные вознаграждения за каждое изобретение в размере одной-двух месячных зарплат с учетом премий и надбавок, обычно начисляемых данному работнику, или выплаты фиксированных денежных сумм;

5)      четкое определение размера вознаграждения разработчику в части распределения роялти или дохода от коммерциализации изобретения. В этих целях рекомендуется выплатить разработчику не менее 15 % от роялти, а оставшуюся сумму распределить между работодателем и государством в зависимости от доли участия финансирования данного объекта интеллектуальной собственности;

6)       государственная поддержка патентования объектов интеллектуальной собственности за рубежом. В этих целях нужно выделить бюджетные средства на оплату расходов на патентование отечественных объектов интеллектуальной собственности за пределами страны. Предоставление больших преимуществ национальным субъектам хозяйствования, запатентовавшим объект интеллек­туальной собственности за пределами Казахстана, станет стимулировать деятельность по патентова­нию указанных объектов за рубежом республики со стороны предприятий.

Список литературы

1. Чунаева В., Акилбеков А. К вопросу о защите интеллектуальной собственности // Интеллектуальная собственность Казахстана. — 2006. — № 2. — С. 45.

2.Попова Е. Коммерциализация новаторских технологий // Ресурсы, информация, снабжение, конкуренция. — 2005. — № 4. — С. 55.

3. Дежина И., Леонов И. Интеллектуальная собственность в России: проблемы государственного регулирования // Ин­новации. -2003.-№ 8 (65). — С. 20.

4. Корчагин А. Вовлечение в гражданский оборот результатов интеллектуальной деятельности как основа новой эконо­мической стратегии России // ИС. Промышленная собственность. — 2005. — № 7. — С. 10.

5. Фомичев Ю. Государственная политика в области правовой охраны, защиты, управления и коммерциализации ин­теллектуальной собственности / icsti.su/rus%5Ften3/info/ip/doc001.doc

6. Степаненко Д. Защита прав на интеллектуальную собственность в Республике Беларусь как механизм поддержки инновационного развития // Менеджмент в России и за рубежом. — 2004. — № 5. — С. 109, 110.

7.Байболов С., Курмангали Б. Предложения по налогообложению лиц, занимающихся инновационной деятельностью // Интеллектуальная собственность Казахстана. — 2006. — № 3, 4. — С. 30, 31.

Фамилия автора: Б. С .Есенгельдин
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика