Геополитическая стратегия Индии относительно стран Центральной Азии

Республика Индия после нескольких десятилетий независимого развития сегодня стоит на поро­ге превращения в великую державу. По прошествии вот уже более чем полувека Индия трансформи­руется в государство, способное решительно повлиять на глобальное геополитическое равновесие.

Все это время в научной литературе широко обсуждался экономический рост Индии, но её новой внешней политике уделялось гораздо меньше внимания. Индийские лидеры старались не анонсиро­вать свои новые внешнеполитические доктрины. Последние годы руководство Индии неустанно тру­дилось над повышением статуса страны в регионе и мире и укреплением ее мощи. Дели вел напря­женную работу, чтобы скорректировать отношения с непосредственными соседями, найти способы сосуществования с Китаем и Пакистаном (своими основными соперниками в регионе) и восстановить позиции в ближнем зарубежье в некоторых частях Африки, Центральной и Юго-Восточной Азии, в регионах Персидского залива и Индийского океана. Одновременно Индия развивала свои отношения с великими державами, в особенности с Российской Федерацией и Соединенными Штатами.

Для выявления роли и места стран Центральной Азии в стратегических планах Республики Ин­дии необходимо рассмотреть многовекторность ее внешней политики. Большая стратегия Индии де­лит весь мир на три концентрических кольца. В пределах первого кольца, охватывающего ее непо­средственных соседей, Дели добивается первенства и права вето на вмешательство со стороны треть­их стран. В границах второго кольца, которое включает в себя так называемое расширенное соседст­во в Азии (в том числе страны Центральной Азии) и вдоль побережья Индийского океана, стремится уравновешивать влияние других держав и не позволять им ущемлять ее собственные интересы. В третьем кольце, представляющем собой всю мировую арену, Индия пытается занять место одной из великих держав, ключевого игрока в вопросах международного мира и безопасности. Противоречия и соперничество великих держав на региональном и глобальном уровнях сильно ограничивают про­странство для маневра Индии во всех трех концентрических кольцах [1; 15].

Индия в эпоху блокового противостояния XX в. была одним из инициаторов создания «третьей мировой силы» — Движения неприсоединения — и играла в ней значительную роль. В настоящее время роль Движения неприсоединения в системе международных отношений значительно снизи­лась. Старые принципы индийской политики уже перестали полностью удовлетворять местную эли­ту. «Индия, наряду с таким государством Юга, как Бразилия, будет стремительно приближаться в начале XXI века к статусу глобальной мировой державы. Вполне очевидно, что такое ее положение вряд ли будет совместимо с членством в Движении неприсоединения» [2; 61].

Участие Индии в стратегическом союзе или блоке с одним или даже несколькими соседями яв­ляется одним из способов повышения ее роли и значения в мировом сообществе. Индия могла бы за­нять достойное место и оказывать существенное влияние на принимаемые союзом решения, а сам союз мог бы оказывать влияние на всю обстановку в мире.

При рассмотрении современной системы международных отношений, кардинально преобра­зующейся на фоне глобальных геополитических изменений, отчетливо прослеживается стремление Индии занять одно из ключевых мест на политической карте Южной Азии. Здесь Индия стремится стать признанным лидером региона и играть все более важную роль в его развитии. Планы и намере­ния индийского руководства основаны на таких объективных факторах, как более чем миллиардное население страны, выгодное геополитическое положение, существенные военно-политические воз­можности, прежде всего обладание ядерным оружием, а также значительный экономический потен­циал и довольно прочные позиции в перспективной сфере информационных технологий. Опираясь на вышеперечисленные факторы, Индия может позволить себе проводить активную внешнюю политику в различных районах мира. Одним из них является Центральная Азия, развитию политических и эко­номических отношений с которой Дели придает большое значение.

Резкие изменения геополитической картины мира были обусловлены распадом Советского Сою­за и образованием новых независимых государств. Это привело к формированию кардинально новой геополитической ситуации в Центральной Азии. «В настоящее время в активной стадии находятся процессы трансформации Центральной Азии из периферийного региона в регион, в котором все на­стойчивее пересекаются интересы ряда крупных держав и других секторов международной жизни» [3; 34]. Регион Центральная Азия — одновременно и «буфер», и «мост» между Индией и огромной Евразией. В качестве «буфера» она:

1) препятствует созданию «исламского пояса», союзного Паки­стану;

2) преграждает путь «окружению» со стороны Китая или США;

3) отделяет от наркотеррориз­ма, свирепствующего на северных границах Индии.

В качестве «моста» Центральная Азия открывает путь к обширным рынкам для индийского экспорта (в том числе в Россию и на Ближний Восток), а также для импорта энергоресурсов, расположенных на близком расстоянии от индийской террито­рии. Наконец, для индийских притязаний на роль великой державы имеет значение поддержка цен­тральноазиатских правительств в стремлении Дели получить постоянное место в Совете Безопасно­сти ООН, а также в установлении прямых связей с Россией, на которую Индия все больше полагается как на противовес Китаю и США.

Уже в начале 1990-х гг. Индия начала устанавливать дипломатические, торгово-экономические, политические и других двусторонние и многосторонние связи с образовавшимися после распада Со­ветского Союза государствами Центральной Азии. Все это отвечало политическим и экономическим интересам страны, поскольку позволяло сохранить наработанный за годы традиционного индийско- советского сотрудничества потенциал взаимодействия и добрососедских отношений.

Инициатива так называемого «Нового Шелкового пути индийской внешней политики», направ­ленная на дальнейшее укрепление сотрудничества с центральноазиатским регионом, свидетельствует о важности, придаваемой индийским руководством развитию отношений с государствами Централь­ной Азии. «Повышенное внимание Дели к этому региону (Центральная Азия. — авт.) во многом объясняется тем, что в последние годы он стал ареной «большой игры», в которой активно участвуют не только ведущие мировые державы, но и державы «среднего» уровня, прежде всего Пакистан — постоянный соперник Индии в Южной Азии. В этой связи индийское руководство считает одной из своих важнейших внешнеполитических задач противодействие любым попыткам Пакистана расши­рить влияние на государства Центральной Азии, где дипломатическая активность Дели весьма высо­ка и более заметна, нежели экономическое присутствие» [4; 148].

Индия, являясь на данный момент одной из наиболее динамично развивающихся стран мира, по­зиционирует себя как будущая великая держава, и ее внешняя политика характеризуется глобальным охватом основных экономических и политических проблем. Вместе с тем необходимо отметить, что будучи одной их ведущих региональных держав, Республика Индия проводит политику под лозунгом «лицом к Востоку». В рамках такой внешней политики регион Центральная Азия рассматривается в качестве одного из приоритетных направлений. Внимание к этому региону обусловлено как стремле­нием обеспечить национальные интересы Республики Индия, так и желанием повысить свой между­народный статус и не отстать от своего основного соперника в АзииКНР.

Помимо всего прочего, фактором сближения Республики Индии и республик Центральной Азии является общность интересов и угроз, а именно: борьба против исламского экстремизма, терроризма, наркобизнеса, урегулирование ситуации в Афганистане и обеспечение региональной безопасности. Развивая региональное сотрудничество со странами Центральной Азии в этой сфере, Индия стремит­ся косвенно ограничить влияние Пакистана, который рассматривается руководством Индии как воз­можный оплот международного терроризма и исламского экстремизма в регионе.

Предпринятые Индией некоторые шаги направлены на создание условий, позволяющих ей иг­рать более значимую роль в центральноазиатском регионе:

  • -    Индия активно проявляет интерес к деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества, которая в качестве одного из основных направлений своей деятельности рассматривает борьбу с тер­роризмом и обеспечение региональной безопасности в Азии. На саммите в Астане в 2005 г. Индия и Пакистан получили статус наблюдателей в этой организации;
  • -    с 2003 по 2005 гг. были подписаны двусторонние соглашения с Таджикистаном, Казахстаном, Узбекистаном и Кыргызстаном о сотрудничестве в вопросах противодействия терроризму, которые предполагают создание совместных групп по борьбе с терроризмом, обмен опытом, совместные уче­ния, стажировку военных из государств Центральной Азии в Индии. Определенные шаги в этом на­правлении уже сделаны. Особо тесное военно-политическое сотрудничество развивается между Ин­дией и Таджикистаном.

Интересы в области энергетики, наряду с обеспечением политической стабильности, являются основным стимулом, подталкивающим Индию к укреплению своего влияния в центральноазиатском регионе. «Предполагается, что потребление энергии в Индии будет расти в районе между 3.6 и 4.3 % ежегодно, и более чем удвоится к 2030 году. Это сделает Индию третьим крупнейшим импортером нефти к 2025 году. Во многом от обеспеченности страны поставками углеводородов зависит ее ста­бильное экономическое развитие, а следовательно и национальная безопасность Индии. На данный момент примерно 70 % нефти и газа Индия импортирует из стран Персидского залива. Конфликт в Ираке, повлиявший на рост цен на нефть, подтолкнул индийское правительство к поиску альтерна­тивных источников сырья. Центральная Азия рассматривается как перспективный в этом отношении регион» [5; 67].

Однако даже если Индия получит доступ к нефтегазовым месторождениям региона, серьезную проблему для реализации энергетических интересов представляет отсутствие системы трубопроводов между странами. Возможным решением вопроса обеспечения поставок нефти и газа в Индию может стать проект газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан. По расчетам рентабельность проекта требует подключения к нему Индии, газовый рынок которой оправдывает разработку таких крупных проектов. Индия долгое время воздерживалась от подтверждения своего участия в проекте, учитывая сложную внутриполитическую ситуацию в регионе, но с 2005 г. стала принимать активное участие в переговорах стран-участниц проекта. «Альтернативным вариантом является предложенный Россией проект строительства газопровода из Ирана в Индию через пакистанские территориальные воды» [6].

Так или иначе Индия принимает активное участие в обсуждении обоих проектов, которые в на­стоящее время находятся еще на стадии подготовки технико-экономического обоснования. В целом же энергетическая политика Индии рассчитана на более долгосрочную перспективу. Сейчас же она полностью обеспечила себя поставками нефти и газа из стран Персидского залива. Значимость Центральной Азии как источника энергоресурсов будет возрастать по мере того, как будут исчерпаны ресурсы географически близких регионов, когда будут сложности с поставкой нефти и газа из более доступных мест.

Государства Центральной Азии представляют интерес для Индии также с точки зрения развития торгово-экономического сотрудничества. Этот регион рассматривается как рынок сбыта индийской продукции и перспективный источник природных ресурсов (золота и топливно-энергетических ре­сурсов), а так же как транзитный коридор для транспортировки индийских товаров в страны СНГ и Европу. В то же время Индия стремится к расширению экономических связей с государствами ре­гиона, чтобы создать условия для решения своих политических задач. Об этом говорит тот факт, что стимулы развития экономических связей исходят преимущественно от индийской стороны, по ини­циативе которой организуются международные промышленные выставки, встречи представителей деловых кругов. Правительство Республики Индии вкладывает инвестиции в экономику стран цен­тральноазиатского региона, стремится привлечь инвестиции частного бизнеса в этом регионе.

Индия, развивая торгово-экономическое сотрудничество, пытается закрепиться в тех нишах, где она традиционно сильна: информационные технологии и программное обеспечение, фармацевтика и медицинское оборудование, текстиль, чай. Основным экономическим партнером в регионе является Республика Узбекистан, где уже существует около трех десятков совместных предприятий в области фармацевтики, переработки сельскохозяйственной продукции, по производству текстиля. В послед­нее время увеличиваются объемы товарооборота и с Республикой Казахстан. Несмотря на это, глав­ной причиной слабого присутствия индийских компаний на центральноазиатском рынке остаются естественные транспортные и коммуникационные трудности. Они обусловлены отсутствием общей границы с республиками Центральной Азии, которые, в свою очередь, не имеют выхода к океану, а также развитой транспортной инфраструктуры. Выходу Индии на рынки Центральной Азии должно способствовать развитие транспортного коридора «Север-Юг», призванного соединить страны Юж­ной и Юго-Восточной Азии с Европой через территорию Ирана, Каспийского моря и России путем создания сети железнодорожного, морского, автомобильного сообщения.

Соперником Индии в регионе является Китай, который рассматривает Центральную Азию как свое расширенное стратегическое пространство. КНР явно намеревается использовать ШОС для уси­ления своего влияния в Центральной Азии и не хочет поддержать членство Индии в организации. Индия, в свою очередь, хотела бы расширить региональное сотрудничество, например, присоеди­нившись к Региональной антитеррористической структуре (РАТС), созданной в Ташкенте в 2004 г. Еще более она заинтересована во вступлении в ШОС.

Согласно мнению индийских аналитиков, ШОС проявила себя как весьма деятельная и ведущая организация в регионе. «Она смогла осуществить задачу поддержки стабильности и безопасности в Центральной Азии, несмотря на то, что там существует небольшое военное присутствие стран Запа­да» [7]. Значение ШОС возросло ещё и потому, что фокус международной политики постепенно пе­ремещается из Западной Европы на просторы Евразии. Евразийский континент привлекает огромное внимание из-за своих природных богатств, включая большие запасы энергоресурсов, стремление к контролю над которыми уже вызвало серьёзное соперничество между ведущими державами.

Другим фактором, приобретающим всё более важное значение, является то, что через Евразию проходят транспортные коридоры глобального значения, и эта роль Евразии будет только возрастать. Евразия также является континентом, где огромную значимость приобретают такие насущные про­блемы международной безопасности, как терроризм, экстремизм и сепаратизм. Кроме того, возраста­ние активности России и Китая, являющихся членами ШОС, может явиться вызовом ведущей пози­ции США как единственной сверхдержавы.

Для Индии стабильность и безопасность центральноазиатского региона имеет решающее значе­ние. Индия полагает, что стабильность и безопасность Центральной Азии наилучшим образом могут быть обеспечены путём проведения светской и демократической политики. В этом контексте опыт Ин­дии в проведении такой политики может быть очень полезным. Индия вступает на мировую арену как первая за пределами географического Запада демократическая страна с обширной территорией, силь­ной экономикой, процветающей культурой, населением, отличающимся значительным этническим и религиозным разнообразием. Индия, вместе с членами ШОС, сталкивается с некоторыми проблемами безопасности, имеющими межнациональный характер. Такие необычные угрозы требуют согласован­ных и совместных действий, для которых ШОС представляет уже почти готовый механизм.

Индийские аналитики указывают и на роль других организаций, сравнивая их по значению с ШОС, в том числе на ЕврАзЭС, с которым ШОС подписала Меморандум взаимопонимания, а также на СНГ, которое тоже имеет ряд структур, преследующих цели, подобные тем, которые ставит ШОС. Но, по мнению индийских экспертов, СНГ оказалось неспособно достичь заметных успехов, за исключени­ем сферы безопасности. Анализируют они и роль Центральноазиатского Экономического Сообщества, которое в феврале 2002 г. было преобразовано в Центральноазиатскую Организацию Сотрудничества (ЦОС), объединившуюся затем с ЕврАзЭС. Индийские политологи указывают, что «слабое развитие регионального сотрудничества между центральноазиатскими государствами и отсутствие у них выхода к морям ставит их в сильную зависимость от России. Вместе с тем, центральноазиатские государства питают доверие к России, особенно в вопросах безопасности» [8; 41].

Концепция «общего геополитического пространства» относится и к России, с которой Индия поддерживает тесные стратегические отношения. Поэтому Дели должен избегать столкновения их стратегических интересов. При визите Премьер-министра Индии А.Б.Ваджпаи в Россию 11-13 нояб­ря 2003 г. стороны рассмотрели ситуацию в Центральной Азии и отметили, что «безопасность и ста­бильность в регионе полностью отвечает жизненным интересам России и Индии» [7].

Опасения относительно протянувшегося от Кашмира до Кабула «исламского полумесяца» по­буждают Индию принимать меры по укреплению своего и ослаблению пакистанского влияния в Аф­ганистане. Интерес Индии к Центральной Азии сдерживает, прежде всего, политика Пакистана. Он преграждает традиционные прямые сухопутные пути, заставляя обращаться к более дорогостоящим обходным путям, в основном морем в Иран. Американские базы в Центральной Азии после 11 сен­тября 2001 г. противоположно оценивались индийскими стратегами: одни пишут об ограничении тем самым возможностей Индии, другие утверждают, что она не должна препятствовать их пребыванию, причем на реакцию индийского правительства серьезно повлияют действия КНР.

«Несмотря на страхи ограничения индийского влияния в Центральной Азии со стороны США, ясно, что подобные страхи относятся в основном к Китаю. Тесные военные связи Китая с Пакиста­ном, его активность в Центральной Азии через ШОС, подозрения в помощи пакистанской ядерной программе подталкивали к связям с центральноазиатскими государствами в сфере региональной безопасности. Подобные инициативы частично были ответом Китаю США, частично связаны с нар­котерроризмом или так называемой дугой нестабильности. Дуга нестабильности простиралась от Аф­ганистана до мусульманских районов Западного Китая, где фундаменталистским движениям и рас­тущему производству наркотиков противостояли лишь слабые правительства. Общие угрозы терро­ризма, фундаментализма и религиозного экстремизма являются базой для сотрудничества с государ­ствами Центральной Азии» [9; 22].

Вместе с тем, помимо кооперации в сфере безопасности, индийско-центральноазиатские отно­шения могли бы стать для Индии «мостом» к новым рынкам, энергоресурсам, политическим союзам. Сейчас предпринимаются меры по расширению экспорта, особенно фармацевтических товаров и ин­формационных технологий. Особенно важны для Индии газовые и нефтяные ресурсы Центральной Азии: сотрудничество с Узбекистаном осуществляется успешно, планируется газопровод из Туркме­нии через Пакистан и т.д.

Необходимо также отметить, что многое зависит от действий в регионе России, Китая и США. Будущая политика Индии в отношении стран Центральной Азии определится тем, пойдет ли она на сближение с Вашингтоном, с растущими экономиками Восточной Азии или с богатой ресурсами Рос­сией. Дели может искать баланс между соперничающими Россией, Китаем и США, одновременно стремясь к максимальным экономическим и политическим преимуществам от своих центральноази­атских союзников. Прежде всего, необходимо заключение соглашений по нефтегазовым ресурсам Центральной Азии.

Препятствием для центральноазиатской политики Индии является враждебность Пакистана. Со­перником, вероятно, останется Китай, тогда как Россия и США — объекты сотрудничества для дея­тельности Дели в регионе. «Интересы Индии в Центральной Азии значительны, и она будет стре­миться усилить сколь возможно свою роль в регионе. Однако столь же ясно, что эти расчеты зыбки и зависят от отношений с другими державами и регионами.. На шахматной доске Азии регион между Ираном, Россией, Китаем и Индией чреват и стратегической возможностью для вновь ставшей могу­чей Индии» [10; 121].

Усиление влияния Китая на центральноазиатские страны стало своего рода катализатором внешнеполитической активности Индии в данном регионе. Не удивительно, что на этом фоне акту­альным для Индии становится выход на уровень стратегического сотрудничества со странами Цен­тральной Азии. При этом «Индия стремится создать новый формат сотрудничества — как с Китаем, так и с поддерживаемым им Пакистаном. Период открытой вражды и неприязни между Индией и Ки­таем, судя по всему, уходит в прошлое» [11; 25].

«Претендуя на роль нарождающейся супердержавы двадцать первого века, Индия, как и Китай, в своей региональной политике в отношении Центральной Азии переходит к более гибкой тактике. При­сутствие в Центральной Азии, вне зависимости от степени вовлеченности, становится важным и нуж­ным с точки зрения нового видения роли Индии политическими и экспертными кругами страны. Это видение основано на понимании необходимости выхода Индии за пределы своей традиционной зоны влияния в Юго-Восточной Азии и акватории Индийского океана в сторону Центральной Азии» [12; 38].

В целом, несмотря на различный уровень двустороннего сотрудничества Индии со странами ре­гиона, большинство событий и процессов, происходящих в Центральной Азии, продолжают оста­ваться в фокусе внимания Индии. Главной отличительной чертой политики Индии в регионе являют­ся акцент на развитие двустороннего межгосударственного сотрудничества и ограниченное участие в деятельности региональных и международных структур. В то же время меняющийся баланс сил и интересов в Центральной Азии требует активизации центральноазиатского направления во внешне­политической стратегии Индии по всем существующим форматам и направлениям сотрудничества.

Необходимо отметить, что установление между Республикой Казахстан и Республикой Индия отношений стратегического партнерства выводит сотрудничество между нашими государствами на принципиально новый уровень возможностей, но в то же время предполагает новый уровень ответст­венности. Это справедливо, потому что, несмотря на отсутствие прямых границ, обеспечение ста­бильности в общей географической зоне является одной из основных совместных задач. Азиатский регион сегодня не входит в число самых стабильных регионов мира. Здесь на протяжении многих лет существуют серьезные проблемы, напрямую угрожающие не только региональной, но и глобальной безопасности. Разумеется, их решение невозможно без эффективной и институционально оформленной координации усилий всех государств региона. В этой связи необходимо отметить роль Индии как од­ной из влиятельнейших региональных держав и гаранта стабильности в Южной Азии и Казахстана — как наиболее политически стабильного и экономически успешного среди государств центральноазиат­ского региона.

Со всей очевидностью можно констатировать тот факт, что Индия пока не является ведущим «игроком» в центральноазиатском регионе, однако уже сейчас формирует условия, позволяющие ей занять более значимую позицию. Как уже было отмечено, политическому сближению Индии и стран Центральной Азии способствует, прежде всего, общность угроз региональной безопасности, связан­ных с религиозным экстремизмом и терроризмом. Попытки Индии закрепиться в энергетическом секторе Центральной Азии носят для нее, скорее, стратегический характер и рассчитаны на средне- и долгосрочную перспективу. Наибольшую сложность для Индии представляет отсутствие необходи­мых ресурсов для отстаивания энергетических и торгово-экономических интересов, а именно нераз­витость системы коммуникаций с регионом. Укрепление связей со странами Центральной Азии, в частности с Казахстаном, в ближайшей и долгосрочной перспективе будет оставаться приоритетным направлением внешней политики Республики Индия, причем интересы последней в этом регионе не будут ограничиваться только лишь экономической сферой, в дальнейшем все большее значение бу­дут приобретать соображения региональной безопасности и собственные стратегические интересы.

 

Список литературы

1      GujralI.K. A Foreign Policy for India / Government of India.: N.D., 1998. — 337 p.

2      Крылов С. Движение неприсоединения сегодня // Власть. — 2005. — № 4. — С. 58-64.

3      Заир-Бек В. А. Центральная Азия в системе международных отношений: Сб. науч. ст. — М., 2004. — 343 с.

4      Дипломатия Республики Казахстан / К.Токаев. - Астана: Елорда, 2001. — 550 с.

5      Ваджпаи Атал Бихари. Индия на пути в будущее: Сб. речей и выступл. (март 1998 - сентябрь 2001). — М.: ИВ РАН,2001. — 294 с.

6      Алибеков И. Индия намерена расширить свое присутствие в Центральной Азии. //russian.eurasianet.org/departments/business/articles/eav120403ru.shtml

7      Гусев Л. Индийские аналитики о ШОС // apn.kz/authors/author339.htm

8      Владимиров Д. Россия — Индия. Стратегические ориентиры сотрудничества // Азия и Африка сегодня. — 2005. — № 8. — С. 38-43.

9      Официальный визит Премьер-министра Индии господина А.Б.Ваджпаи в Россию 11-13 ноября 2003 года. — М.: По­сольство Республики Индии в Российской Федерации. — 2003. — 87 с.

10    Центральная Азия до и после 11 сентября: геополитика и безопасность / Отв.ред. М.С. Ашимбаев: КИСИ. — А.: 2002.— 209 с.

11  Миркасимов С. Особенности внешней политики Индии в настоящее время (конец ХХ - начало XXI в). — М., 2005.—  198 с.

12  Ефремова К.А. Китай и Индия в XXI веке: прогнозы индийских политологов // Проблемы Дальнего Востока, 2001.— № 4. — С. 36-43.

Фамилия автора: Е.С.Сыздыкбеков, Б.А.Досова
Год: 2010
Город: Караганда
Яндекс.Метрика