Научные подходы к определению толерантности

Понятие «толерантность» используется в различных отраслях знания. Важно выяснить, имеем ли мы дело с терминологической общностью (использованием одного и того же термина в самых различных науках) или с понятием, отражающим некоторое общее содержание. Что касается терми­нологической стороны вопроса, то слово «толерантность» имеет очень широкое применение. В «Советском энциклопедическом словаре» приводится многозначное толкование этого понятия: «Толерантность — иммунологическое состояние организма; способность организма переносить неблаго­приятное влияние того или иного фактора среды; терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению» [1].

В научном обиходе «терпимость» заменяют синонимом «толерантность». Рассмотрим этимоло­гические корни данных понятий. В.Даль в «Толковом словаре живого великорусского языка» дает следующую трактовку: «Терпимость — терпеливать что, выносить, переносить, сносить, нуждаться, страдать, крепиться, мужаться, держаться, стоять не изнемогая, не унывая; ожидать, выжидать чего- то лучшего, надеяться, быть кротким, смиряться, снисходить, допускать, послаблять, потакать, поно- равливать, давать повадку; не спешить, не торопить, не гнать, сноравливать» [2].

В современном словаре иностранных слов понятие «толерантность» трактуется с пассивной по­зиции как «терпимость, снисходительность к кому-либо, чему-либо» [3].

В современном понимании толерантность есть способность человека, сообщества, государства слышать и уважать мнение других, невраждебно встречать отличное от своего мнение. «Толерант­ность — это то, что делает возможным достижение мира и ведет от культуры войны к культуре ми­ра», — говорится в Декларации принципов толерантности, принятой Генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1995 г. Определено понятие толерантности:

  • уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. Ей спо­собствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений;
  • отказ от догматизма, от абсолютизации истины, утверждение норм, установленных в междуна­родно-правовых актах в области прав человека;
  • толерантность — не уступка, снисхождение или притворство, а прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека [4].

Для казахстанской педагогической практики понятие «толерантность» достаточно новое, хотя благодаря усилиям ЮНЕСКО оно уже почти два десятилетия является международно признанным термином.

Одна из трудностей в изучении толерантности состоит в том, что среди исследователей отсутст­вует единство в понимании сущности этого феномена.

В определении понятия «толерантность/интолерантность» и «терпимость/нетерпимость», в зави­симости от контекста и понимания изучаемых проблем, можно выделить ряд подходов: политический, историко-философский, социально-психологический, индивидуально-психологический, биологиче­ский, социологический, математический и др.

Понятие «толерантность» до его применения в политике широко использовалось в биологии и в медицине, где оно связывалось с адаптационными процессами организма. В этом случае его ценност­ное значение определяется реакцией организма на окружающую среду, которая заключается в сни­жении чувствительности самого организма, его клеток и тканей к воздействию какого-либо вещества и способствует сохранению гомеостаза [5]. Нам представляется, что медицинский аспект трактовки содержания понятия «толерантность» в значительной мере может быть спроецирован на культуроло­гическое содержание понятия этнической или межкультурной толерантности. Например, способность человека безболезненно переносить инокультурную среду («неблагоприятное воздействие») с мини­мальным переживанием культурного шока или способность преодолевать его («выработка антител») является показателем толерантности.

В математике Ю.А.Шрейдер толерантность связывает с эквивалентностью, позволяющей «как можно строже определить отношения одинаковости или взаимозаменимости» [6]. Определяется она посредством логических операций, связанных с рефлексивностью и симметричностью.

Наряду с этим понятие «толерантность» применяется в логике, где обозначает интуитивное представление о сходстве и неразличимости. Сама же эквивалентность является «частным случаем толерантности», и, как подчеркивает Э.Зиман, «математическое отношение, соответствующее наше­му интуитивному представлению о сходстве или неразличимости, получило название «толерант­ность» [7]. Иначе говоря, толерантность является экспликацией понятия родства и меры различимо­сти. Подходы к толерантности с точки зрения математики и логики как к понятию родства и меры различимости проецируют ту часть содержания понятия «толерантность», в которой определяется «инаковость» явления, с которым сталкивается личность, сравнение взглядов, убеждений, норм пове­дения, их сходство или различие с собственными взглядами, убеждениями, нормами поведения.

Политологи рассматривают толерантность в первую очередь как одну из ключевых демократи­ческих норм и ценностей, таких как свобода слова, СМИ, собраний, религий, прав оппозиционных партий и т.п., без которых невозможна реализация основных прав человека. Исследователи характе­ризуют данное понятие такими показателями, как «компромиссное поведение и соответствующий ему стиль мышления», допуск деятельности оппозиции в конституционных рамках. М.П.Мчедлов, П.И.Мамедова, И.Цепкова [8-10] определяют толерантность как качество личности, что очень важно для нашего исследования, выражающееся в «готовности прислушиваться к мнению других и допус­кать инакомыслие в своих рядах», «уважении, признании права на свободу, самоопределения лично­сти, восприимчивости и непредубежденности к альтернативе, отсутствии протеста и осуждения ка­ких-либо действий объекта».

Историко-философское осмысление данного явления показывает его универсальность и противоре­чивость. Кроме того, можно отметить, что в работах обсуждается вопрос о границах толерантности, в тех пределах, вне которых она превращается в свою противоположность и становится интолерантностью.

В.А.Петрицкий считает, что толерантность есть терпимость субъекта по отношению к другому субъекту, несмотря на возможную первоначально негативную оценку; признание права на существо­вание иных вкусов, поступков, стиля поведения, образа мыслей, отличных от моих, и, шире, иной культуры; внутренне осознанная терпимость, основанная на нравственно-понимающем сопереживании [11].

В. А. Лекторский, анализируя толерантность и рассматривая возможные способы ее понимания, толерантность как расширение собственного опыта и критический диалог считает единственно пло­дотворным в современных условиях. Данное понимание толерантности демонстрирует, что на деле каждая культура или ценностная, познавательная система не только вступает в борьбу с другой сис­темой, но и пытается учитывать опыт другой системы, расширяя тем самым свой собственный. Такое понимание толерантности является весьма значимым [12].

По мнению Р.Р.Валитовой, феноменологической основой теории толерантности является отношение «Я» — «Другой», реализующееся в диалогическом общении. Специфика феноменологического аспекта теории толерантности состоит в том, что объектом теории оказывается сам исследуемый феномен, т.е. толе­рантность как определённое качество личности, выражающееся в определённом поведении в отношении «другого». Р.Р.Валитова характеризует отношение к Другому, как к свободной, равнодостойной лично­сти, которое состоит в добровольном и сознательном подавлении чувства неприятия, вызванного его определенными свойствами, как внешними (расовые, национальные особенности), так и внутренними (исповедуемая религия, чтимые традиции, нравственные предпочтения), в настроенности на диалог и понимание Другого, отказе от привилегии первого лица, признании и уважении его права на отли­чие» [13].

В психологической литературе достаточно широко обсуждается содержание «толерантности» и ее показателей. Определение понятия «толерантность» встречается в ряде работ по психологии. Все они имеют общую основную часть — определение толерантности как готовности и способности че­ловека жить и конструктивно действовать в многообразном мире. Л.Ю.Рюмшина утверждает о том, что толерантность как устойчивость человека проявляется только при наличии неблагоприятных факторов. Например, толерантность к тревоге проявляется в повышении порога эмоционального реа­гирования на угрожающую ситуацию, а внешне — в выдержке, самообладании, способности дли­тельно выносить неблагоприятные воздействия без снижения адаптационных возможностей. В до­полнении делается ссылка на раскрытие толерантности через терпимость к другим как одного из су­ществующих направлений в изучении проблемы [14]. Е.Ю.Клепцова дополняет содержание понятия тем, что данное свойство личности актуализируется в ситуациях несовпадения взглядов, мнений, оценок, верований, поведения людей и т.п. и проявляется в снижении сензитивности к объекту за счет задействования механизмов терпения (выдержка, самообладание, самоконтроль) [15].

Определения толерантности А.Г.Асмолова и Г.У. Солдатовой совпадают и видятся учеными как уважение и признание равенства, отказ от доминирования и насилия, признание многомерности и многообразия человеческой культуры, норм, верований, отказ от сведения этого многообразия к еди­нообразию или к преобладанию какой-то одной точки зрения.

По мнению А.Г.Асмолова, термин «толерантность» выражает три пересекающихся значения: 1) устойчивость, выносливость; 2) терпимость; 3) допуск, допустимое отклонение» [16].

В ряде научных подходов понятие толерантности соотносится с установкой, т.е. с готовностью, предрасположенностью определенным образом воспринять, понять, осмыслить объект или действовать с ним [16]. По мнению психологов Г.У. Солдатовой, Л.А.Шайгеровой, О.Д.Шаровой, толерантная личность — это «человек, хорошо знающий себя и признающий других. Проявления сочувствия, сострадания — важнейшая ценность толерантного общества и черта толерантного человека» [17]. Психологическое понимание толерантности касается в основном ее индивидуальных проявлений, т. е. как личностного свойства. С одной стороны, это константное и чуть ли не врожденное, по крайней мере, обусловленное жесткими психологическими конструктами свойство, с другой — возможно, поддающееся психологической коррекции посредством изменения установок. Отсюда практика тренинга толерантности, увеличивающего ее «массу» у отдельной личности.

Сложным является вопрос о показателях толерантности, о проявлении этого качества в поведении, общении и деятельности человека. На примере исследования этнической толерантности Н.М. Лебедева показывает, что толерантность связана с отсутствием негативного отношения к иной культуре, а точнее — с наличием позитивного образа иной культуры при сохранении позитивного восприятия своей собственной [18].

Для психологии, так же как и для философии, важное место занимает проблема границ толерантности. В психологическом плане эта проблема проявляется прежде всего в изучении особенностей и процесса развития самосознания личности, системы, представлений индивида о самом себе, которые обусловливают не только восприятие других людей, взаимодействие с ними, но и степень терпимости или нетерпимости по отношению к своим и чужим. Такой категорией психологии самосознания, которая определяется принадлежностью человека к различным социальным группам, складывается из представлений человека о себе и других людях, является социальная идентичность. Она во многом определяет те внутренние границы разделения людей на своих и чужих, которые становятся психологическими препятствиями принятия ценностей, поведения, традиций окружающих. Иными словами, толерантность как личностное свойство определяет отношение человека к другим людям (например, положительное или отрицательное), а социальная идентичность — субъективные границы этого отношения.

В ряде исследований соотношения идентичности и толерантности показано, что существует тесная связь между этими явлениями, в частности, позитивная групповая идентичность приводит к толерантности, а утрата этой идентичности — к нетерпимости, к экстремизму. Так, Н.М.Лебедева показывает, что позитивная этническая идентичность является основой этнической толерантности. В норме для группового сознания характерна тесная внутренняя связь между позитивной групповой идентичностью и межгрупповой толерантностью. В неблагоприятных условиях данная связь может распадаться и даже приобретать противоположное значение [18].

Изучая этнопсихологические аспекты, Г.У.Солдатова обращается к пониманию толерантности в других культурах. Так, в английском языке это «готовность и способность без протеста воспринимать личность или вещь» (В англо-русском психологическом словаре перевод английского слова «toler- ance» означает «приобретенную устойчивость, предел устойчивости (выносливости) человека; устой­чивость к стрессу; устойчивость к конфликту, устойчивость к поведенческим отношениям»); во французском — «уважение свободы другого, его образа мысли, поведения, политических и религи­озных взглядов»; в китайском языке быть толерантным значит «позволять, допускать, проявлять ве­ликодушие в отношении других»; в арабском толерантность — «прощение, снисхождение, мягкость, снисходительность, сострадание, благосклонность...», в персидском — «терпение, выносливость, го­товность к примирению» [16].

В социологии возможность рассматривать толерантность/интолерантность как социальный феномен связывается с методологическими основаниями теории социального действия. Как действие определяется социологами и само понятие «толерантность» — готовность принять «других» такими, какие они есть, и взаимодействовать с ними на основе понимания и согласия. Социологическое исследование толерантности обнаруживает взаимосвязь этого феномена с условиями ситуации (объективная реальность) и субъективными факторами (субъективная реальность), а также его атрибутивную принадлежность всем компонентам системы социального действия, включающего такие подсистемы, как личность (деятель, актор), ситуация действия, сами акты социального действия или взаимодействия. Понимание толерантности в контексте теории социального действия опирается на представление о том, что это свойство принадлежит всем элементам его структуры: потребностям, интересам, находит свое воплощение в идеях (как проекте движения к удовлетворению потребностей), мотивах (т.е. потребностях, содержательно обогащенных смыслом) и целях.

Наиболее явными характеристиками личности, в которых проявляется исследуемое свойство толерантности, Л.М.Дробижева [19] считает идентичность и стереотипы. Ситуацию социального действия образуют компоненты культуры и, прежде всего, ее ценностно-нормативные основания. Казахстанские социологи К.Биекенов, С.Биекенова, Г.Кенжакимова [20] выделяют среди функций толерантности как социальной ценности, регулирующей социальные отношения и взаимодействия людей, функции служить ценностью, потребностью и мотивом поведения. Данный подход помогает нам обосновать мотивационно-ценностный компонент модели толерантной личности.

Толерантность/интолерантность непосредственно проявляется в социальном действии и ответных реакциях, поскольку атрибутивно принадлежит системе потребностей, интересов, мотивов, установок, целей. По мнению Л.М.Дробижевой, интолерантность — такое же естественное и нормативное проявление поведенческих реакций в определенной ситуации, как и толерантность [19].

Потребности обусловливают действия, нацеленные на сотрудничество или противодействие. В первом случае они по своему качеству толерантны к другим, во втором — интолерантны. В первом случае они опираются на предположения о возможности, желанности и полезности других, превращении их из просто других в актуально других, а затем и значимых других. Во втором — они ведут к отвержению. Ключевым моментом в социологической интерпретации толерантности выступает приемлемость, приятие или, наоборот, неприемлемость, неприятие партнерами по социальному взаимодействию друг друга как личностей с индивидуальными, но социально значимыми комплексами социально-психологических и социальных свойств.

Рассматривая толерантность/интолерантность не как константное свойство личности, что характерно для психологов, а как динамическую характеристику всей системы социального действия, социологи неизбежно приходят к выводу о том, что возможные изменения в этой области не ограничиваются изменением индивидуальных поведенческих характеристик в результате тренинга. Они носят более широкий, долговременный и функциональный характер и связаны с социокультурными и институциональными изменениями. Это также возможные изменения на уровне ментальных состояний этноса. Коррекционные действия (практика корректирования ситуации) в этом случае перемещаются с уровня индивидуальной личности и взаимодействия в микрогруппах (тренинг толерантности) на уровень межгруппового взаимодействия и макросреды и сосредотачиваются на установлении баланса толерантности и интолерантности во взаимоотношениях, социальных институтах, социальных общностях и группах. Таким образом, социологический и психологический подходы дополняют друг друга, выполняя различные инструментальные функции на различных уровнях социальной организации общества.

Рассмотрим, как понимают толерантность ученые-педагоги. Так, например, Н.В .Кукушкин, Г.М.Шеламова рассматривают толерантность как морально-нравственное качество, характеризующееся способностью человека принимать другого во всем его многообразии, признавать индивидуальность, уважать свое и чужое мнение и взгляды. Н.В.Кукушкин считает, что формирование толерантности будет более эффективным, если рассматривать ее как качество личности, базирующееся на совокупно­сти философских, социологических и психолого-педагогических характеристик, раскрывающих его научные основы [21]. Г.М.Шеламова подходит к пониманию толерантности с позиции принятия Дру­гого во всем его многообразии и отказ от преобладания одной точки зрения и мнения [22].

Казахстанский педагог Н.Н.Подобед [23] основной упор в понятии толерантности делает на чувст­ве терпимости, согласия и доверия. Кыргызстанский педагог К.Б. Алдашева связывает развитие толе­рантности как готовности к усвоению ценного социального опыта других народов с развитием граж­данской зрелости и осознанием особенностей своего народа, своих традиционных ценностей и современных проблем [24].

Таким образом, можно заключить, что учеными-педагогами толерантность рассматривается как морально-нравственное качество, способность принятия Другого, отождествляется с понятием «тер­пимость», однако четко не обозначаются различия в данных понятиях.

Детальный анализ различных подходов к определению понятия «толерантность» выявляет не только разногласия авторов относительно природы толерантности, ее свойств, состояний, личност­ных образований, но и выводит на поверхность несколько нерешенных проблем. Во-первых, недоста­точно подробно рассматривается внутренняя структура толерантности, которая включает в себя то терпение, то неодобрение, то сдерживание, то пассивность. Во-вторых, в проанализированных рабо­тах, на наш взгляд, происходит отождествление целей и характеристик толерантности с ее функция­ми. Все эти понятия должны быть четко разграничены.

Сказанное позволяет заключить, что толерантность является нравственной категорией, посколь­ку предполагает целый ряд признаков, составляющих качество духовной культуры личности: способ­ность осознавать принадлежность к своей национальной культуре и понимать чужую культуру; осу­ществлять нравственный выбор; уметь поставить себя на место другого; быть отзывчивым; избегать жестких категоризаций, стереотипов и суждений, препятствующих межкультурному диалогу.

Список литературы

1   Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров. — 2-е изд. — М.: Сов. энцикл., 1983. — 1600 с.

2   Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. — М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1955. — 1200 с.

3   Современный словарь иностранных слов. — М.: Рус. яз., 1993. — 236 с.

4   Криминология и юридическая психология в развитии толерантности: Материалы междунар. науч.-практ. конф. — Омск: Омская академия МВД России, 2002. — 224 с.

5   ЧолаковВ. Нобелевские премии. Ученые и открытия: / Пер. с болг. — М.: Мир, 1986. — 560 с.

6    Шрейдер Ю.А. Равенство, сходство, порядок. — М., 1971. — 287 с.

7    Зиман Э., Бьюнеман О. Толерантные пространства и мозг // Вестн. СПбГУ. — 1996. — № 3. — С. 23-27.

8    МчедловМ.П. Проблема толерантности в постсоветской России // Философские науки. — 2002. — № 4. — С. 64-71.

9     Мамедова П.И. Толерантность — основной принцип мирного сосуществования // Евразия. — 2003. — № 6. — С. 70-75.

10   Цепкова И. Толерантность как составляющая культуры Мира // Толерантность, веротерпимость, свободомыслие — ос­нова культуры Мира: Материалы междунар. науч.-практ. конф. — Алматы, 2006. — 194 с.

11    Петрицкий В.А. Толерантность — универсальный этический принцип // Известия СП лесотехнической академии. — СПб., 1993. — С. 139-151.

12   Лекторский В.А. О толерантности // Философские науки. — 1997. — № 3, 4. — С. 14-18.

13    Валитова Р.Р. Толерантность: порок или добродетель? // Вестн. Моск. ун-та. — Сер. 7. Философия. — 1996. — № 1.—  С. 33-37.

14    Рюмшина Л.Ю. Библиотека психологии и педагогики толерантности // Вопросы психологии. — 2002. — № 2. — С. 130-131.

15   Клепцова Е.Ю. Психология и педагогика толерантности: Учеб. пособие для слушателей системы дополнительного профессионального педагогического образования. — М.: Академ. проект, 2004. — 176 с.

16   Асмолов А.Г., Солдатова Г. У. О смыслах понятия «толерантность» // Век толерантности: Науч.-публ. вестн. — 2001.—  № 1.

17   Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А., Шарова О.Д. Тренинг «Учимся толерантности» // На пути к толерантному созна­нию. — М., 2000. — С. 181.

18    Лебедева Н.М. Теоретико-методологические основы исследования этнической идентификации и толерантности в по- ликультурных регионах России и СНГ // Идентичность и толерантность / Под ред. Н.М. Лебедевой. — М.: Изд-во Ин-та этнологии и антропологии РАН, 2002. — 105 с.

19    Социология межэтнической толерантности / Отв. ред. Л.М. Дробижева. — М.: Изд-во Ин-та социологии РАН, 2003. — 222 с.

20   Биекенов К., Биекенова С., Кенжакимова Г. Толерантность — способ функционирования ценностей культуры Мира // Толерантность, веротерпимость, свободомыслие — основа культуры Мира. Материалы междунар. науч.-практ. конф. — Алматы, 2006. — 194 с.

21    Кукушкин Н.В. Формирование толерантности у студентов средних специальных учебных заведений. — Саратов, 2004. — 194 с.

22   Шеламова Г.М. Педагогические условия формирования толерантности учащихся профессионального лицея. — М., 2003. — 196 с.

23   ПодобедН.Н. Педагогические условия формирования толерантности общения старшеклассников. — Алматы, 2007. — 180 с.

24    АлдашеваК.Б. Толерантность к чужой культуре и ценности собственной // Педагогические науки. — 2004. — № 13. — С. 3-9.

Фамилия автора: Л.М.Улдаринова
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Педагогика
Яндекс.Метрика