К истории открытия памятников палеолита в Центральном Казахстане

Эпоха палеолита Казахстана, являясь самой продолжительной в Центральном Казахстане, дол­гое время оставалась наименее изученной в археологическом аспекте, значительно отставая от иссле­дований палеолита во многих регионах Евразии. Так, до 1961 г. на территории Казахстана, по суще­ству, не было ни одного хорошо изученного палеолитического памятника, в то время как на смежных территориях — в Поволжье, Средней Азии, на Алтае, а также на Енисее и на Кавказе давно уже были открыты и тщательно изучались десятки интересных и значительных памятников древнекаменного века.

Первые находки предметов, относящиеся к эпохе палеолита, были сделаны в Сары-Арке в 40-50-х годах. Это были случайные и сомнительные находки. В 1946 г. создаётся Центрально­Казахстанская археологическая экспедиция под руководством А.Х.Маргулана, которая начала иссле­довать памятники большого хронологического диапозона [1; 438]. В том же году вблизи солончака Дабсунтуз (оз.Каракоин в Северной Бетпак-Дале) А.Х.Маргуланом было обнаружено несколько предметов, имеющих «архаичные черты». А.Г.Максимова сообщила о находках таких же изделий на правом берегу р. Оленты, в 10 км к северо-востоку от горы Семизбуга [2; 123].

В 1954 г. вблизи с. Новопавловка К.А.Акишевым были найдены два наконечника дротиков, «по размерам и форме... весьма близких к солютрейским» [3; 77]. В 1960 г. Л.С.Симутину удалось со­брать коллекцию изделий палеолита на склоне горы Джамантау в бассейне р.Сарысу. В том же году

В.С.Танцыревым были произведены сборы палеолитического инвентаря в логу Кенжебайсай, в 8 км к востоку от могилы Кентобе в бассейне р.Сарысу и возле кочевья Койтас. Наиболее интересными бы­ли материалы из Койтаса: коллекция кремневых изделий раннего палеолита с 2 рубилами-бифасами и выразительной серией ядрищ из Койтаса 4, коллекция кварцитовых изделий, относящихся к поздне­му палеолиту, с превосходными образцами клиновидных ядрищ и плоскими бифасами из других пунктов.

Систематические исследования памятников эпохи палеолита в Центральном Казахстане нача­лись в 1960 г. М.Н.Клапчук проводил исследования в бассейне рек Нуры и Сарысу, А.Г.Медоев — в Северном Прибалхашье, Левобережном Прииртышье, на главном Иртыш-Балхашском водоразделе и параллельно в других районах Казахстана.

В 1960 г. М.Н.Клапчуком были изучены археологические памятники Кенжебайсай 7 и Сарысу (Космола), в результате чего он сделал вывод, что найденные памятники относятся к среднему па­леолиту. Особый интерес вызвали два рубильца из Кенжебайсай 7 удлиненно-миндалевидной формы, обработанные с двух сторон, и остроконечник из Космолы, относящийся к мустьерскому времени. Многочисленный инвентарь из Космолы, который залегал на бичевнике, был патинирован и окатан, что делало весьма вероятным его происхождение из аллювия 1-й надпойменной террасы Сарысу, ко­торую геологи относили к верхнему плейстоцену. В пункте Кызылжар был найден небольшого раз­мера дисковидный нуклеус с двухсторонней обработкой, отнесённый к среднему палеолиту. Мате­риалы, выявленные в Джамантау, по наличию призматических нуклеусов, пластин и скребков были отнесены им к позднему палеолиту [4].

В 1960 г. он открыл стоянку Батпак, отнесённую к «самому концу эпохи палеолита». Собранный на стоянке материал состоял из мелкого инвентаря, который был изготовлен из грубой кремнисто­железистой породы. Исключением было преобладание отщепов, сколов, пластинок неправильных форм, скребков.

Работы отряда А.Г.Медоева по изучению памятников эпохи палеолита отличались крупномас- штабностью и результативностью. В 1960 г. в бассейне р. Туранга на территории Северного Прибал­хашья были найдены два пункта, на которых были выявлены изделия ашельского, клектонского, ле- валлуазского и позднепалеолитического типов. В 1961 г. на этой же территории на стоянках- мастерских в пределах гор Семизбуги был выявлен материал такой же яркий и богатый, как и на ка- ратауских памятниках Южного Казахстана.

В 1962-1963 гг. отряд А.Г.Медоева занимался поиском памятников эпохи палеолита на главном Иртыш-Балхашском водоразделе. Было найдено 10 местонахождений — часть памятников была при­урочена к выходам коренных пород, часть — к площадкам шлейфов конусов выноса, а один (пункт № 61) — к поверхности первой надпойменной террасы речки Карашигалы [5; 98-99].

В исследованиях М.Н.Клапчука и А.Г.Медоева в начале 60-х годов существенным моментом выступала тема отношений между только что найденными материалами эпохи камня Центрального Казахстана и сибирским поздним палеолитом, представление об особом месте которого в отечест­венной науке укрепилось благодаря работам Г.П.Сосновского (1934) и С.Н.Замятина (1951). В эти годы археологами неоднократно поднимался вопрос о путях освоения первобытным человеком Си­бири (Окладников, 1950; Формозов, 1953; Бадер, 1960), а также высказывались различные мнения о роли, которую должен был играть Казахстан, в том числе его центральная территория. Так, Г.П.Сосновский предполагал, что в Восточном Казахстане будут найдены археологические памятни­ки, которые культурно ближе к территории Алтая и Сибири, в то время как для Центрального Казах­стана более вероятны палеолитические индустрии восточноевропейского типа [6]. А. А.Формозов, наоборот, предполагал, что древнекаменный век территории Центрального Казахстана будет тяготеть больше к Сибири [7]. В свете авторитетно высказанного предположения о заселении палеолитическим человеком из Восточной Европы территории Сибири центральные и северные территории Казахстана естественно было рассматривать в качестве связующих между палеолитом Европы и Сибири [8].

В контексте этих дискуссий открытие в начале 60-х годов памятников эпохи палеолита Цен­трального Казахстана, представленного после работ А.Г.Медоева богатыми и яркими коллекциями, имело немаловажное значение. После находок среди древнекаменного инвентаря новых памятников выразительных форм клиновидных нуклеусов и высоких скребел А.Г.Медоев всю восточную часть Сары-Арки включил в ареал сибирско-китайской провинции [5; 100]. М.Н.Клапчук рассматривал вы­явленный материал в пунктах Космола и Кызылжар 3 как следы постепенного продвижения человека эпохи среднего палеолита из Средней Азии через пустыню Центрального Казахстана, в плювиале верхнего плейстоцена, «перед оледенением» [4; 271].

В исследованиях М.Н.Клапчука и А.Г.Медоева с самого начала появились различия. Исследова­тельские работы М.Н.Клапчука в основном были связаны со споро-пыльцевым изучением четвертич­ных отложений, и он искал памятники древнекаменного века в долинах рек Сарысу, Ишима, Нуры среди отложений террас.

А.Г.Медоев делал акцент на изучение археологических памятников открытого (наземного) типа, представленных на мелкосопочниках. Поисковые работы проводились в районах с богатыми залежа­ми сырьевых горных пород. Памятники получали привязку к ступеням древнего рельефа. Он предпо­лагал, что широкие географические рамки поисков, количественное обилие памятников и материа­лов, выявленные закономерности среди геоморфологических позиций, выветренности и типологии инвентаря различных исследованных пунктов послужат основой построения геохронологической шкалы и периодизации древнекаменных комплексов мелкосопочника.

Однако на основе неполных и сжатых публикаций А.Г.Медоева невозможно было составить подробное представление о работе археологического отряда в 1963-1969 гг., о количестве и местона­хождении обнаруженных памятников, о характере проведённых археологических исследований, ко­личестве и содержании коллекций. Исследования приобрели в то время широкий размах, охватив территории восточной части Сары-Арки — горы Семизбуга, Бале, Хантау, Чингиз и др. Во всех этих районах были открыты и изучены группы стоянок-мастерских, которые дали многочисленное коли­чество образцов изделий эпохи палеолита. Найденные материалы вызвали особый интерес у учёных. Эти находки специалисты сравнивали с материалами таких памятников, как Лука-Врублевецкая, Яш- тух. Сатани-Дар, Джрабер, Лаше-Балта и др. Их также рассматривали как яркое свидетельство в пользу единства культуры эпохи палеолита.

Одновременно с этим отрядом проводились археологические работы и на Мангышлаке. Здесь также были получены значительные результаты. Многочисленные находки с памятников на полуост­рове Тюб-Караган рассматривались в качестве аналогов древнекаменных индустрий Сары-Арки.

В 1964-1968 гг. памятники эпохи камня Сары-Арки исследуются в основном М.Н.Клапчуком. В бассейне р. Сарысу им были открыты и обследованы: в 1964 г. — местонахождения Жаман-Айбат 3-4 и Передержка (Агайдар), в 1967 г. — Обалысай, Музбель 1 и Айдарлы 2, в 1968 г. — Коскудук и Соркудук. На стоянке Жаман-Айбат 3-4 и на Айгадаре было обнаружено значительное количество материала из мелового сливного песчаника с яркими сериями ядрищ и отщепов, которые представ­ляют на памятнике Жаман-Айбат 3-4 макроиндустрию раннего палеолита с рубилами-бифасами и клектонскими анкошами, а в Айгадаре представлена индустрия среднего и позднего палеолита. На стоянке Обалысай и Музбель 1 впервые были найдены галечные орудия. На Айдарлы 2 была выявле­на значительная коллекция предметов, свыше 500. Это серия ядрищ, отщепы и орудия из них, ру- бильца-бифасы. В Соркудуке и Коскудуке были найдены яшмовые изделия, среди которых представ­ляла интерес серия небольших бифасов. В пункте Конайбек была обнаружена незначительная кол­лекция кремнёвых изделий, относящихся к позднему палеолиту. Коллекция была получена из аллю­виальных песков первой надпойменной террасы.

В 1967-1968 гг. на Левобережном Прииртышье М.Н.Клапчуком были найдены стоянки Ангрен- сор 1-2 и Таскудук 1. На стоянке Ангренсор 2 было обнаружено 1088 изделий из яшмо-кварцита, в том числе и двухсторонние плоские листовидные орудия, наконечники, скребки, резцы и др. В Тас- кудуке 1 была найдена коллекция крупных предметов свежей фактуры, среди которых имелось 55 двухсторонних листовидных орудий.

В 1966 г. на стоянке Батпак 7 М.Н.Клапчуком были проведены работы, которые позволили по­строить более дробную стратиграфическую колонку и получить новый археологический и палеонто­логический материал [5; 100-101].

В 1969-1970 гг. у села Батпак были открыты местонахождения Мизар 1 с образцами макроинду­стрии и Батпак 17 с материалами среднего и позднего палеолита, которые были собраны на поверх­ности делювиального шлейфа. В верховьях Нуры было найдено местонахождение Аксары с разно­временным палеолитическим материалом.

В 1970 г. в бассейне р. Сарысу был найден памятник Туйемайнак. Здесь была собрана коллекция из 2043 различных изделий: нуклеусов — 218, отщепов и пластин — 891, ретушированных орудий —   80 [5; 102-103].

В 1985-1988 гг. планомерные археологические раскопки в Батпаке, в том числе и Батпаке 7, проводит Целиноградская археологическая экспедиция.

В 1968-1971 гг. в верховьях Ишима были открыты местонахождения Вишнёвка 1, 3, 4. На сто­янке Вишнёвка 1 были выявлены разновременные материалы — поздний палеолит, неолит. В кол­лекции были и двухсторонние орудия, аналогичные орудиям из стоянки Тоскудук 1 и Кудайколь. На стоянке Вишнёвка 3-4 были обнаружены изделия из окремнённого алевролита девона на склонах ка­менистых сопок, которые, в свою очередь, образуют коренной склон долины Ишима. Интерес пред­ставляют рубила-бифасы ашельского периода, дисковидные и леваллуазские нуклеусы, а также предметы средне- и позднепалеолитических типов на стоянке Вишнёвка 4.

В открытии археологических памятников палеолита Центрального Казахстана немалая заслуга принадлежит геологам. Летом 1950-1951 гг. геологами С.М.Бандалетовым и М.Ф.Никитиным были найдены каменные орудия палеолитического периода в долинах рек Карасу и Оленты Карагандин­ской области, позже описанные А.Г.Максимовой [2; 7].

Интересными оказались сборы каменных орудий В.С.Панцырева, проведённые летом 1960 г. в ущелье Кенжебайсай.

М. Н.Клапчук проводит полевые работы в бассейнах рек Сарысу, Нуры и Ишима. На территории Карагандинской области М.Н.Клапчуком были найдены местонахождения Батпак 7, Карабас 3, Ан- гренсор 2, из них первое «обладает культурным слоем, залегающим на глубине 1,20-5,60 м». В нем найдены кости млекопитающих мамонтовой фауны, в частности, по определению Б.С.Кожамкуловой, Mammuthus primigenius Blum, Coelodonta antiotatis Blum, Rangifer tarandus L. Среди обнаруженных каменных изделий обращают на себя внимание две крупные пластины с треугольным и трапециевид­ным поперечным сечением, скребло и наконечники дротика из туфа темного цвета. Аналогичные орудия встречаются и в сибирских верхнепалеолитических стоянках. На местонахождении Карабас 3, в 45 км юго-западнее г. Караганды, среди обнаруженных 172 порфиритовых изделий есть два дисковид­ных нуклеуса, шесть желваков со следами сколов, рубящее орудие и фрагмент наконечника дротика.

Ангренсор 2 находится на северо-восточной окраине региона, южнее г. Экибастуза, на южном шлейфе сопки, прикрывающей с севера оз. Ангренсор. Здесь в основном преобладает материал из яшмы, среди которого нуклеусы (дисковидные, конические, многоплощадочные), широкие отщепы с выраженными ударными бугорками, рубиловидное орудие, резцы-проколки, скребки, фрагменты листовидных наконечников-дротиков. Каменные изделия стоянки обнаруживают сходство с инвента­рем сибирских верхнепалеолитических стоянок [9; 4].

К мустьерским стоянкам относится ряд памятников Центрального Казахстана, которые были ис­следованы еще М.Н.Клапчуком. Это такие стоянки, как Кызылжар 3, Космола, Батпак 8 и 12.

Стоянка Кызылжар 3 расположена на 7,3 км западнее одноименного поселка Жанааркинского района Карагандинской области, на р. Сарысу. В 1962 г. на поверхности карбонатного горизонта М.Н.Клапчуком был обнаружен небольшой дисковидный нуклеус, характерный для мустьерских культурных комплексов. На обеих рабочих поверхностях нуклеуса имеются негативы коротких и глубоких сколов, идущих от краев к центру изделия, следовательно, полученные отщепы были с большими ударными бугорками. Рядом выявлен небольшой отщеп. Обе находки носят мустьерский облик.

Еще 2 мустьерских памятника открыты в верховьях р. Ишима, по его левобережному притоку Батпак в Осакаровском районе Карагандинской области, в 80 км севернее г. Караганды. Это Батпак 8 и 12, расположенные у ручья Батпак, где на поверхности террасы собраны обломки дисковидных нуклеусов, короткие пластинки с параллельными краями, треугольные сколы с массивными основа­ниями и отщепы. Следует сказать, что на стоянке Батпак 12 на площади 12 кв. м М.Н.Клапчуком производились раскопки и на глубине 0,2 м от современной поверхности были обнаружены каменные изделия из кремнисто-железистой породы.

Передержка 1-2 расположены в 4 км южнее брода через р. Сарысу, на пути из Жезказгана в Кен- се. В их каменном инвентаре имеются орудия среднего и верхнего палеолита. Самыми древними М.Н.Клапчук считает «вееровидный» и двухплощадочные нуклеусы двухсторонней обработки для скалывания леваллуазских пластин, массивные широкие пластины, а также зубчатые пластины, ана­логичные изделиям, найденным на стоянке Обирахмат в Узбекистане.

Хребет Жаман-Айбат расположен в юго-западной части Карагандинской области, в 150 км к юго- востоку от г. Жезказгана, между песками Жетыконур на западе и пустынным плато Батпак-Дала на юге.

В 1964 г. М.Н.Клапчуком в этом районе было открыто 11 памятников эпохи камня, среди кото­рых наиболее интересно нижнепалеолитическое местонахождение с двумя скоплениями находок — Жаман-Айбат 4 и 5. Были обнаружены 10 крупных желваков из песчаника со следами искусственной обивки и два нуклеуса, один из которых имеет кубовидную форму и несколько ударных площадок. Такие нуклеусы известны на стоянке Яштух. Кроме того, здесь встречены пластины, множество от­ходов производства крупных размеров со следами выветривания. Некоторые изделия рубиловидной формы имеют аналогии в инвентаре нижнепалеолитических стоянок Кавказа (Джрабер, Кударо 1). Это дает основание отнести Жаман-Айбат к сашельской эпохе.

Летом 1967 г. в Центральном Казахстане М.Н.Клапчуком открыто местонахождение Обалысай 1, которое находится в 4 км юго-западнее бывшего с. Жетыконур Улытауского района Карагандинской области. Среди каменных изделий преобладают гальки со следами искусственного снятия единичных сколов, нуклеусы и орудия. Интерес представляет рубящее орудие, относимое к нуклевидным дву­сторонним изделиям типа чоппингов. Орудие своей формой, размерами и степенью окатанности ана­логично орудиям из местонахождений Борыказган и Танирказган (Южный Казахстан). Описывая из­делия, сопоставляя их с изделиями ашельских памятников других регионов, М.Н.Клапчук датирует Обалысай 1 концом нижнего и началом среднего плейстоцена.

Проделанная М.Н.Клапчуком работа представляет огромный интерес и в настоящее время, хотя некоторые его положения были подвергнуты критике и не прижились в науке.

А.Г.Медоев работал в те же годы, что и М.Н.Клапчук, но основной упор делал на памятники «открытого типа» в Северном Прибалхашье и Левобережном Прииртышье. Так, в Северном Прибал­хашье в бассейне р. Туранги им было обнаружено более десятка памятников эпохи камня, начиная от раннего и заканчивая поздним периодом. В литературу вошли такие стоянки мустьерского времени, как Семизбугы, Хантау, Бале. А.Г.Медоев впервые составил хронологическую шкалу палеолита Ка­захстана на основе археологических материалов, но с учетом данных геологии, геоморфологии и дру­гих естественных наук, в которой Центральному Казахстану отводилась определенная роль. Не все согласны с его утверждениями, но это была первая попытка сведения всех данных по палеолиту, из­вестных к тому времени, в достаточно стройную схему. В Северном Прибалхашье шла непрерывная линия развития от ашеля до позднего палеолита, которая была представлена саякской культурой.

Г.Медоев    предлагал включить поздний палеолит Северного Прибалхашья в сибирско- монгольскую позднепалеолитическую провинцию как локальную фракцию [10].

Работы в Центральном Казахстане, начатые М.Н.Клапчуком и А.Г.Медоевым, в дальнейшем продолжает В.С.Волошин (конец 60-х годов). Им было открыто более десяти местонахождений и стоянок каменного века, датируемых мустьерским и позднепалеолитическим временем. Наибольший интерес среди них представляет стоянка Вишнёвка, которая содержит в себе два культурных слоя.

B. С. Волошиным проводились археологические раскопки на стратифицированных объектах па­леолита Батпак 7, Ангренсор 2, которые дали богатый фактологический материал. На основе много­летних изысканий палеолита региона он предложил схему периодизации палеолита Центрального Казахстана с использованием хроностратиграфических данных.

В 1984 г. интересные находки памятников каменного века были сделаны отрядом ЦКАЭ по изу­чению памятников эпохи камня региона под руководством Ж.К.Таймагамбетова. Им были введены в научный оборот артефакты стоянок эпохи палеолита Огизтау и Улькен Акмая, а также группы стоя­нок эпохи палеолита-неолита Мыржик, Каратобе, Акмая и др., общим количеством свыше сорока.

О.А.Артюховой была найдена стоянка Бурма 1 в Карагандинской области, а также исследован ряд памятников Северного Прибалхашья, которые были открыты ещё в своё время А.Г.Медоевым.

В конце 90-х годов ХХ в. исследования эпохи камня Центрального Казахстана проводила совме­стная Российско-Казахстанская комплексная археологическая экспедиция (СРКАЭ) под руково­дством А.П. Деревянко и Ж.К.Таймагамбетова.

В 1998 г. проводились археологические работы в Северном Прибалхашье, в юго-западной части гор Семизбугы. Было выделено 11 местонахождений, на которых было собрано свыше двадцати ты­сяч изделий ашельской, мустьерской и позднепалеолитической культур.

В эти годы СРКАЭ были проведены археологические раскопки на памятнике Кудайколь 1 и 2 в Левобережном Прииртышье и Саяк 1-8, Балхаш 1-6 в Северном Прибалхашье.

Суммируя изложенное выше, можно выделить основные узловые моменты в исследовании. Па­леолит региона остаётся, к сожалению, слабоизученным из-за отсутствия широкомасштабных раско­пок стратифицированных памятников, неравномерного разведочного обследования по выявлению памятников, определению их специфики и своеобразия, отражающих экологическое разнообразие природных ландшафтов региона, неимения антропологических материалов.

На сегодняшний день обследована лишь часть территории региона — бассейны рек Сарысу, Нуры, Северное Прибалхашье и единичные памятники в районе озера Кудайколь и др., что не позво­ляет дать полноценную реконструкцию жизни и быта древнейших охотничьих коллективов палеоли­та, обитавших на территории Сары-Арки.

 

Список литературы

1     Археологическая карта Казахстана: Реестр / Отв. ред. Е.И.Агеева, А.К.Акишев. — Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1960. — 450 с.

2      Максимова А.Г. Находки палеолитических орудий в северо-восточной части Центрального Казахстана // Вестн. АН КазССР. — 1953. — № 2.

3      Акишев К.А. Памятники старины Северного Казахстана // Тр. ИИАЭ АН КазССР. — Алма-Ата, 1992. — Т. 7.

4       КлапчукМ.Н. Первые палеолитические находки в Центральном Казахстане // СА. — 1964. — № 3. — С. 268-272.

5      Волошин В.С. Из истории изучения палеолита Сары-Арки // Казахская цивилизация. — 2001. — № 1. — С. 98-114.

6       Сосновский Г.П. О поисках палеолита в Казахстане // Известия АН КазССР. — 1948. — № 46. — С. 10-11.

7        Формозов А.А. Из новейшей литературы по палеолиту Казахстана и Средней Азии // БКИЧП. — 1953. — № 19. —С. 90-92.

8      Окладников А.П. Освоение палеолитическим человеком Сибири // Материалы по четвертичному периоду СССР. — 1950. — Вып. 2. — С. 150-158.

9       Ломан В.Г. Историко-культурное наследие Сары-Арки: Сб. науч. ст. // Карагандинская обл. инспекция по охране и использованию историко-культурного наследия, Караганд. гос. ун-т. — Караганда: Изд-во КарГУ, 2007. — 213 с.

10   Медоев А.Г. Проблемы палеолита Казахстана (начальный этап) // Проблемы изучения и охраны памятников культу­ры Казахстана. — Алма-Ата, 1980. — С. 161-162.

Фамилия автора: А.С.Блялова, В.В .Евдокимов
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика