НАТО и Чехия: история и реальность

За шесть десятилетий, прошедших со дня основания НАТО (апрель 1949 г.), и 18 лет существо­вания Чешской Республики (январь 1993 г.) международные отношения претерпели глубокую эво­люцию. Какие бы точки зрения не существовали на эти периоды в современной историографии, во­прос о НАТО, его все большем расширении с 1993 г., членстве Чехии (1999 г.) в этой организации и последние решения об установлении систем ПРО в Чехии привлекают внимание во всем мире, в осо­бенности в Европе, России и самой Чехии. Следовательно, такое развитие отношений НАТО - Чехия требует изучения и дальнейшего осмысления, тем более что именно накануне своего пятидесятиле­тия (1999 г.) США и другие страны НАТО вступили на очень опасный, беспрецедентный путь жан­дарма Европы и мира, развязав войну против суверенной Союзной Республики Югославии (СРЮ. — А. Т.) на Балканах (а это не Атлантика). При этом были попраны все международные нормы ООН и Совета Безопасности, Заключительный Акт 1975 г. (границы неприкосновенны), Хартия Европы, а Чехия согласилась предоставить свое воздушное пространство для пролета натовской авиации для бомбардировок СРЮ. Далее последовали Афганистан (2001 г.), Ирак (2003 г.) — новые военные аг­рессии НАТО и США совсем далеко от Евроатлантики — в Азии.

Где же истоки расширения НАТО на Восток и идеалы «бархатной» и «нежной» революции, ко­гда и НАТО и Чехия провозгласили только «партнерство во имя мира» (1994 г.).

Проблема расширения НАТО на Восток остается остро дискуссионной. В центре внимания дис­куссии стоит вопрос не только о расширении, но и его последствиях. Чехия же свои внешнеполити­ческие приоритеты начинала с вопроса о приеме в Евросоюз, а «Исследование о расширении НАТО» (1995 г.) излагало только политические условия и военные требования [1].

Также отмечается, что ни одна страна, не входящая в НАТО, не имеет права «вето» или «права надзора» за процессом расширения или решениями, связанными с ним [1]. По вопросу, почему НАТО расширяется, в Исследовании сделано замечание о том, что с окончанием «холодной войны» и исчез­новением ОВД возникла необходимость и уникальная возможность упрочить безопасность во всем евроатлантическом регионе, не воссоздавая при этом разделительных линий [1].

В НАТО приводятся следующие доводы в пользу принятия небольших постсоциалистических стран: поддержать демократизацию; обеспечить обстановку интернационализма и демократической культуры среди военных и, конечно, всего общества; закреплять новую национальную идентичность в качестве члена западного сообщества; не допускать, чтобы новая страна варилась в соку национа­лизма [2; 51]. То есть предполагается установление определенного контроля над странами Централь­ной и Восточной Европы. Тогдашний государственный секретарь США М.Олбрайт прямо заявила, что «управлять последствиями распада советской империи — вот задача НАТО» [3]. А президент США Б.Клинтон характеризовал план расширения НАТО на Восток как часть широкой стратегии Запада, как один из высших «приоритетов президента для американской внешней политики» [2]. То есть расширение НАТО является частью глобальной стратегии США.

Причина стойкого сопротивления России планам расширения НАТО заключается в том, как «раскрыл карты» З.Бжезинский, что в будущем она сама хотела бы доминировать в этом регионе [4; 28]. Другой знаток «кухни» американской внешней политики Г.Киссинджер говорит: «Существо­вание НАТО всегда опиралось на враждебные отношения с Россией» [5].

В странах Центральной и Восточной Европы также доминировали враждебные отношения к России. Общественность этих стран видела в России потенциальную угрозу своей безопасности. НАТО, считали они, может выступить гарантом их суверенитета.

О необходимости начать практические мероприятия по подготовке к приему в НАТО новых членов — бывших социалистических государств Центральной и Восточной Европы — на Западе за­говорили в 1995 г. В сентябре 1996 г. в Детройте президент США Б.Клинтон заявил, что будет проис­ходить двуединый процесс: расширение НАТО на Восток и укрепление дружественных отношений с демократической Россией. В то же время необходимость расширения блока мотивировалась непред­сказуемостью внутриполитической ситуации в России.

Хотя согласно ежегодно проводимым опросам Евробарометра 1995 г. 41 % чехов были против присоединения к НАТО [2; 58]. Ведущие западные государства заинтересованы включить страны Центральной и Восточной Европы в сферу своего влияния. В свою очередь бывшие союзники СССР по Варшавскому договору хотят стать членами военно-политического блока. Следует отметить, что ослабление политического и экономического веса России послужило предпосылкой расширения НАТО на Восток. И здесь родилась идея подписать некий двусторонний документ, который мог бы послужить снижению накала полемики вокруг расширения НАТО.

Состоявшийся в марте 1997 г. Российско-американский саммит в Хельсинки сделал атмосферу подготовки такого документа более благоприятной. Окончательно согласовать подписание Осново­полагающего акта 1997 г. и его положения стало проще. Основополагающий акт провозгласил начало «фундаментально новых отношений между Россией и НАТО», целью которых виделось построение «долговременного партнерства» [6; 16].

Но нужно сказать, что, провозгласив партнерство между Россией и НАТО, Основополагающий акт не смог продвинуть его настолько, чтобы удержать двусторонние отношения от серьезного ухуд­шения на рубеже веков [6; 17].

В июле 1997 г. на сессии НАТО в Мадриде было принято решение о приеме в Альянс первой волны постсоциалистических стран — Венгрии, Польши, Чехии — с таким расчетом, чтобы их окон­чательная интеграция в НАТО произошла в 1999 г. Президент Чехии В.Гавел и министр иностранных дел И.Желенец 8 июля 1997 г. объявили историческим днем для страны. 15 июля 1997 г. Комиссия ЕС рекомендовала пригласить Чехию к началу переговоров о вступлении в ЕС [7; 126]. Между тем уверенности в том, что парламент Чехии одобрит вступление страны в НАТО, не было. Неясной ос­тавалась идея проведения национального референдума по этому вопросу. Но тут президент В.Гавел, убежденный сторонник вступления Чехии в НАТО и противник проведения референдума, обвинил чешскую социал-демократию в попытке использовать вопрос о будущей безопасности страны в каче­стве предмета политического торга, намекнув, что он может пересмотреть свое решение предложить председателю партии М.Земану пост премьер-министра [7; 129]. Этого оказалось достаточно, чтобы социал-демократы сняли все возражения, и обе палаты парламента проголосовали с большим едино­душием.

В апреле 1999 г. на юбилейных торжествах по случаю пятидесятилетия блока в США Чехия торжественно была принята в НАТО.

Членству Чехии в НАТО более десяти лет. Что в активе и что в негативе?.. Ведь экзотический период позади. В активе НАТО и Чехии, несомненно, обеспечение военно-политического доминиро­вания Запада в условиях прогрессирующего ослабления их экономических позиций; сохранение стратегического союза США и части европейского континента; укрепление влияния США в Европе. В негативе — претензия и реальная политика действовать за пределами территории стран-членов без санкций ООН и СБ; активизация за пределами традиционной зоны ответственности (Югославия, Аф­ганистан, Иран); неадекватность качественно новых отношений с Россией, несмотря на планы и заяв­ления. Настали реалии. И НАТО и Чехии приходится платить — и политически, и экономически. НАТО и Чехии приходится задумываться: бесплатного сыра и в политике не бывает.

Сегодня, когда посткоммунистическая трансформация в основном завершена, пришло время освободиться от прежних комплексов. Для многих становится ясно, что само по себе членство в за­падных институтах не решает всех старых проблем НАТО, стран Центральной и Восточной Европы, более того, иногда создаёт новые. Внутренняя демократизация не оказала влияния на сферу внешней политики. «Бывшая зависимость от Советского Союза сменилась подчас еще более жесткой зависи­мостью от западных держав, особенно в связи со вступлением в НАТО и ЕС» [8].Президент Чехии В.Клаус, экономист-прагматик, довольно скептически оценивает последствия расширения ЕС как для новых, так и для старых членов. В расширении ЕС В.Клаус не видит сколько- нибудь значимых положительных эффектов, эффект уже исчерпал свое действие задолго до мая 2004 г. [9; 379-380].

«Столь же маргинален и финансовый эффект, прежде всего для более развитых стран-членов. Все свидетельствует о том, что Чехии в ближайшие годы уготована роль чистого плательщика, а во­все не получателя средств ЕС» [9; 380]. Многим уготована роль «младших братьев». Да и вступление в НАТО потребует новых расходов; военные специалисты оценивают их в 10-15 млрд. долларов [10].

Ситуация стала осложняться в связи с планами США и НАТО разместить в Чехии, а также в Польше элементы системы ПРО. В 2009 г. такое решение было поставлено под сомнение новой адми­нистрацией демократов под руководством Барака Обамы в условиях экономического кризиса [11].

Однако фактическое размещение системы ПРО в Чехии и Польше имеет место. США используют НАТО как инструмент для «выкручивания рук» своим европейским союзникам. На сего­дня речь идет о прямо противоположном — возможности использовать НАТО для ограничения одно­сторонности в действиях США. Но для этого, как минимум, необходимо сохранение дееспособности НАТО, а не его прогрессирующая эрозия и маргинализация [12]. И Чехии тоже придется задуматься о качественно новых отношениях с НАТО.

Список литературы

1      Сибурский Б. Ф. Появилось желание вступить в НАТО // Независимая газета /ng/specile/2000-03-28/15natohtm

2       Страус А. НАТО. С Россией или без нее // Международная жизнь. — 1998. — № 4. — С. 51.

3      Восточная Европа и интересы России. Совет внешней и оборонной политики // wwwsvopri/doklad 03.bun

4       Эрлер Г. Расширение НАТО. Мифы, риски, перспективы // Международная жизнь. — 1997. — № 8. — С. 28.

5      К вопросу о расширении НАТО на Восток // http./www./nuru/analitik/pol/ins/obzory/010516html

6     Ознобишев С. К. Россия — НАТО: Реалистичное партнерство или виртуальное противостояние // Мировая экономи­ка и международные отношения. — 2006. — № 1.

7     Обзор конституционных новостей. Чехия // Конституционное право: восточное обозрение. — 1998. — № 3. — С. 129.

8      Мир перемен // 2008. — № 1. — С. 32.

9     Мировая политика и международные отношения: Учеб. пособие / Под ред. С.А. Ланцова, В.А.Ачкасова. — СПб.: Пи­тер, 2008. — 448 с.

10 Протопопов А.С., Козьменко В.М., Елманова Н.С. История международных отношений и внешней политики России. 1648-2005 гг. — М., 2010. — 317 с.

11   Богатуров А.Д., Аверков В.В. История международных отношений. 1945-2008. — М., 2010. — 418 с.

12  Современные международные отношения и внешняя политика / Под ред. акад. А.В.Торкунова. — М.: МГИМО, 2005. — 527 с.

Фамилия автора: А.Н.Тельгарин
Год: 2010
Город: Караганда
Яндекс.Метрика