Д.А.Кунаев и проблемы изменения границ Казахстана

Одна из интереснейших и сложнейших проблем, к которой в настоящий момент все чаще обра­щаются исследователи, — проблема территориальной целостности Республики Казахстан, формиро­вания ее границ, в том числе и в ХХ в. Несмотря на кажущуюся недавность событий, к которым мы обращаемся в данной статье (для истории ведь 60-70 лет не срок!), создать объективную картину со­бытий 1950-1970-х гг. весьма непросто. Тем более что основная часть материалов об этом представ­лена лишь в мемуарной литературе, а о степени презентативности, достоверности и объективности мемуаров как исторических источников написано немало. И интерпретация, да и сами исторические факты представлены весьма противоречиво.

Процесс формирования территории Киргизской АССР, Казахской АССР, затем и Казахской ССР в 1920-1930-е гг. шел довольно сложно. Но и в послевоенные годы этот процесс не остался неизмен­ным. Если в довоенный период границы республики «кроились» с расхожими объяснениями по «до­минирующему проценту этнической принадлежности населения» тех или иных районов, по тем или иным политическим мотивам, «историческому тяготению» к тем или иным центрам, то в послевоен­ный период перемещения границ республики все чаще объясняли экономической, хозяйственной «необходимостью». Обратимся к некоторым сюжетам из «эпохи Д.А.Кунаева».

Сюжет первый. Одна из проблем южных регионов республики была связана с развитием жи­вотноводства. Передача пастбищных участков за пределы территории республики в южных регионах республики практиковалась в 1920-е, 1930-е и в 1940-1950-е гг. Этот сюжет достаточно подробно рас­сматривается на основе документов и материалов ЦГА РК и Архива Президента РК исследователем П.С.Беланом [1]. Практика выделения соседям части своей территории во временное пользование при определенных условиях была одним из средств повышения производства сельскохозяйственной продукции. Но эта практика имела и негативные последствия: заметно снижался стимул к проведению работ по сохранению плодородия почвы и растительности, что особенно важно в зоне сухой степи и полупустыни, где хищническое использование земель вело к опустыниванию. А у землепользователей усиливалось стремление к такому способу хозяйствования и к «дешевому» расширению территории за счет соседей. Думается, что такие мотивы дополняли соображения руководства страны и республик о более эффективном использовании принципов специализации сельскохозяйственного производства крупных регионов по почвенно-климатическим зонам. При этом некоторые районы несколько раз переходили из одной республики в другую. Чаще других это переживал Бостандыкский район Южно-Казахстанской об­ласти [1; 106,107].

Вопрос о передаче Узбекистану территории всего Бостандыкского района и прилегающей части Го­лодной степи возник в начале 1950-х гг. 21 января 1956 г. Верховный Совет Казахской ССР издал поста­новление, в котором было обозначено следующее: «Учитывая общность экономики, территориальную близость, тесные хозяйственные и культурные связи между Бостандыкским районом Южно-Казахстанской области Казахской ССР и Узбекской ССР... войти с представлением в Президиум Верховного Совета СССР о передаче из состава Казахской ССР в состав Узбекской ССР: Бостандыкского района Юж­но-Казахстанской области, не включая пастбищ, используемых колхозами Джамбулской и Южно­Казахстанской областей на территории Бостандыкского района; земель, находящихся под командованием Южного Голодностепского канала, левой ветви центрального Голодностепского канала; земель, пере­данных Правительством Казахской ССР во временное пользование Узбекской ССР в 1936-1937 гг. В целом этим постановлением было передано соседней республике почти 500 тысяч гектар казах­станской земли. Почти сразу Верховный Совет Узбекистана принял постановление «О включении в со­став Узбекской ССР Бостандыкского района и части земель Голодной степи, передаваемых из Казахской ССР». Президиум Верховного Совета СССР в связи с этим 13 февраля 1956 г. принял Указ «О частичном изменении границы между Казахской ССР и Узбекской ССР». К указу было приложено конкретное и подробное описание новой границы на обоих участках — Бостандыкского района и Голодной степи. Их общая площадь составила около 1 млн га [1; 108,109].

Автор монографии П.С Белан отмечает, что в 1950-е гг. продолжался самовольный захват пастбищ Казахстана животноводами Узбекистана, но его терпели, пока собственное поголовье скота можно было содержать на уменьшившихся выпасах. Но к 1960-м гг. отары овец и стада крупного рогатого скота в казах­станских хозяйствах выросли, и пришлось ставить вопрос о возвращении пастбищ. Его раньше других поставили перед ЦК КПК и Совмином республики дирекции Кзыл-Кумского и Чардаринского совхо­зов Кировского района и колхозов Арысского района Южно-Казахстанской области. Свыше 350 тыс. га пастбищ, закрепленных за ними и расположенных в Кировском и Туркестанском районах, самовольно захватили и несколько лет использовали колхозы и совхозы Бухарской области Узбекистана. В целом соседи на основании подписанных документов, без учета самовольно использовавшихся, выпасали свой скот на 2156 тыс. га южноказахстанских пастбищ. Областное партийное руководство, докладывая о та­ком положении в ЦК КПК и Совмин КазССР, отмечали и негативные последствия для скотоводства за­вершавшегося строительства Чардаринского водохранилища — в зону его затопления отходило 335 тыс. га. Поэтому руководители области просили ЦК партии и правительство Казахстана возбудить ходатайство о досрочном освобождении пастбищ хозяйствами Узбекской и Таджикской ССР [1; 109,110].

Министерство сельского хозяйства Казахстана поддержало просьбу руководителей южно­казахстанской области: оно просило оставить в составе Казахстана участки отгонного животноводства пере­даваемых хозяйств. Одновременно выдвигалось предложение поставить «вопрос о возврате Келесского фонда, находящегося в долгосрочном (до 1980 г.) пользовании Узбекской ССР. Этот земельный уча­сток общей площадью 150 тыс. га вкраплен в землепользование Чимкентской области, что приводило к многочисленным спорам и нарушениям земельного законодательства. Кроме того, на этом участке было выявлено свыше 60 тыс. га пахотнопригодных земель, что позволяло организовать там два зерно­вых совхоза, в то время как узбекские колхозы и совхозы засевали там всего около 5-6 тыс. га, а осталь­ные земли использовались под отгонное животноводство [1; 111].

В 1961 г., с одобрения властей своей республики, Бухарский облисполком и обком партии запро­сили дополнительно еще 950 тыс. га из земельных фондов Южно-Казахстанской и Кзыл-Ординской об­ластей. Но к тому времени окрепшие совхозы и колхозы юга Казахстана сами нуждались в расширении границ землепользования, и просьба соседей была отклонена. 3 сентября 1961 г. был получен ответ на запрос областников министра сельского хозяйства Казахстана Х.Арыстанбекова: «В настоящее время Бухарский облисполком и обком КП Узбекистана возбудили ходатайство о закреплении в долгосроч­ное пользование за колхозами и совхозами своей области участков пастбищ, самовольно занятых ими на территории Кзыл-Ординской и Южно-Казахстанской областей. В Южно-Казахстанской области испрашивается участок площадью около 350 тыс. га, расположенный к западу от уже отведенного земельного массива. В Кзыл-Ординской области Бухарский облисполком и обком партии просят расширить отведенный им ранее участок и довести его до русла Джана-Дарьи, прибавив к нему, таким образом, около 600 тыс. га. Правительство Узбекской ССР поддерживает просьбу областных организаций Бухарской области». Да­лее министр сообщал, что казахстанские совхозы и колхозы сами начинают осваивать земли, находившиеся в пользовании узбеков. При этом узбекские фермы со своими отарами овец и косяками лошадей посте­пенно вытеснялись. В итоге в данном письме в ЦК КПК и Совмин республики министр напоминил, что «в ближайшее время значительное количество пастбищ Кзыл-Ординской области будет, очевидно, отве­дено для государственных надобностей (имелся в виду будущий космодром в Байконуре^, оставлять в пользовании узбеков самовольно занятые ими участки нецелесообразно, и они должны быть осво­бождены. В крайнем случае, можно допустить, чтобы такое освобождение было произведено не сра­зу, а постепенно, за 1-2 года» [1; 111,112].

Предложение министра сельского хозяйства Казахстана, видимо, даже не рассматривалось, в делах правительства и ЦК партии республики следов такого обсуждения, пишет исследователь П. Белан, не обнаружилось. Но в архивах имеются другие документы о передаче земель Казахстана. Например, «Справка о частичном изменении границы между Казахской ССР и Узбекской ССР», подписанная 17 июля 1962 г. заместителем министра сельского хозяйства нашей республики П.Рыбаковым. В том же

1961   г. Президиум Верховного Совета Узбекистана поставил вопрос о передаче из Казахстана трех зе­мельных участков общей площадью 421 тыс. га. Просьба соседей рассматривалась в октябре того же года специальной правительственной комиссией с участием представителей Узбекистана, а также Чимкент­ской и Кзыл-Ординской областей. «Частичное изменение границы, — писал П.Рыбаков, — было при­знано в основном обоснованным, и Чимкентскому облисполкому было поручено лишь уточнить описание измененной границы» [1; 112].

 Динамика границ Казахстана и Узбекистана

Карта. Динамика границ Казахстана и Узбекистана

Чимкентский облисполком согласился с передачей просимых участков, но взамен их просил передать два узбекских участка в Казахстан. Узбекская ССР получила юго-западную часть Кировского района Чимкентской области площадью 404 тыс. га, юг Келесского района площадью 17,1 тыс. га и участок у села Полторацкого Сары-Агачского района площадью 200 га. К Казахстану отошли (точнее, остались в его составе, так как ранее они входили в него) участок с поселком Алгабас совхоза «Чимкурган» Киров­ского района площадью 300 га и участок фермы № 3 совхоза «Кзыл-Кумский» того же Кировского района площадью 3200 га. Разница в переданных и полученных территориях налицо. Всего в 1963 г. было переда­но более 420 тысяч гектаров [1; 112].

Сюжет второй. Крупной проблемой в южных районах оказался вопрос о хлопкосеющих рай­онах Казахстана. В этом эпизоде изменения границ Казахстана с Узбекистаном угадывается влияние тогдашнего лидера КПСС и Советского государства Н.С.Хрущева. Одной из довлевших над ним идей была концентрация производства хлопка в республиках Средней Азии с доминирующей ролью Узбек­ской ССР. Необходимые организационно-административные мероприятия, как водилось тогда, он прово­дил под лозунгом экономической эффективности, в интересах «ускорения строительства коммунизма».

7 декабря 1962 г. секретарь Южно-Казахстанского крайкома партии Исмаил Абдрасулович Юсу­пов, председатель крайисполкома А.К.Морозов, секретарь Чимкентского обкома партии Б.Садвакасов, председатель облисполкома А.Бердалин обратились к Н.С.Хрущеву, Д.А.Кунаеву и председателю Сов­мина республики М.Б.Бейсебаеву с письмом: «...Исходя из общегосударственных интересов дальней­шего углубления специализации и правильного размещения сельскохозяйственного производства, Юж­но-Казахстанский крайком партии и крайисполком, Чимкентский обком партии и облисполком просят ЦК КПСС, ЦК КП Казахстана и Совет Министров КазССР рассмотреть вопрос о передаче Узбекской ССР хозяйств Пахта-Аральского, Ильичевского и Кировского районов, а также все земли, подлежащие освоению на центральном массиве Голодной степи. Это позволит сосредоточить в единых руках хозяй­ственное освоение и развитие хлопководства в Голодной степи и создать там крупную базу, специализи­рованную на производстве хлопка, новую административную область, лучше использовать имеющиеся единые каналы, оросительную воду. Мы считаем необходимым сосредоточить основные усилия остаю­щихся хозяйств Чимкентской области на дальнейшем интенсивном развитии животноводства, особенно овцеводства, молочного скотоводства и свиноводства, правильного хозяйственного освоения имеющихся огромных естественных пастбищных угодий» [1; 113,114].

Н.С.Хрущев вызвал Д.Кунаева, поинтересовался его мнением. В мемуарах Д.Кунаев приводит свои аргументы-возражения Н.С.Хрущеву. «Я не смогу доказать целесообразность этого мероприятия своему народу. Во-первых, мы имеем более богатый опыт в освоении целины, и, во-вторых, освоение Го­лодной степи начали мы. Этому свидетельством совхоз «Пахта-Арал», имеющий исключительно высокие показатели, причем не только по урожайности хлопка, но и по другим видам продукции. Дайте технику и деньги, и мы все сделаем для увеличения производства хлопка. Наконец, Южный Казахстан — самая густонаселенная часть республики коренным населением. Мы играем с огнем: отношения между рес­публиками могут осложниться» [2; 151].

Доводы Д.А.Кунаева были отвергнуты. А сам Д.А.Кунаев уже в декабре 1962 г. был перемещен с должности 1 Секретаря ЦК КПК председателем Совмина КазССР. Первым партийным боссом в КазССР стал инициатор передачи земель — секретарь Южно-Казахстанского крайкома партии И.А.Юсупов.

Несколько иначе интерпретируются эти события в других источниках. И в вопросе отстаивания казахстанских земель писатель Габбас Кабышулы [3] и автор Камиля Адилова [4] подчеркивают роль не столько Д.Кунаева, сколько Жумабека Ахметовича Ташенева. С 1952 по 1955 гг. Жумабек Таше- нев был Председателем Президиума Верховного Совета Казахской ССР, с 1955 по 1960 гг. Жумабек Ташенев занимал пост Председателя Совета Министров Казахской ССР.

Версия названных выше авторов такова. Н.Хрущев сказал: «Необходимо безотлагательно решить земельный вопрос в республике. С товарищем Кунаевым и с руководителями областей мы уже перего­ворили. Они нас поддерживают. Теперь, Жумабек Ахметович, нам хочется узнать ваше мнение» [3]. Ж.Ташенев ответил мгновенно: «Никита Сергеевич, я не только против такого решения, но считаю, что сам этот вопрос даже на повестку дня ставить невозможно». «Слушай, а ты кто такой, чтобы выступать против воли Политбюро?! — вскипел Хрущев. — Если уж на то пошло, мы можем принять решение и без вашего согласия. Советский Союз — единая страна, а потому кому и чью территорию отдавать, ре­шит Верховный Совет СССР». «Если Верховный Совет начнет самолично вмешиваться в территориальный вопрос каждой республики, то надо отменять Конституцию СССР, — веско возразил Ж.Ташенев. — Там ведь сказано, что каждая республика обладает правом собственности на свою исторически сложившуюся территорию. И если этот закон будет нарушен, то мы ведь вправе обращаться за справедливостью и в международные правозащитные организации, не так ли?» [4].

В 2011 г. в Астане в Национальной академической библиотеке прошла республиканская научно­практическая конференция «Гражданский подвиг Жумабека Ташенева и патриотическое воспитание молодежи», посвященная 96-й годовщине со дня рождения этого государственного и общественного деятеля. В ходе конференции участники отмечали, что имя Ж.Ташенева золотыми буквами вписано в историю Казахстана, рассказывали о том, как он боролся за территориальную целостность Казах­стана и против колониальной политики Союза ССР. Но позиция, даже весьма активная и смелая, рес­публиканских руководителей не меняла ситуации.

26 января 1963 г. Президиум Верховного Совета Казахской ССР постановил: «Передать в состав Узбекской ССР Кировский и Пахта-Аральский районы, Кзылкумский и Чимкурганский сельские советы Кзылкумского района Чимкентской области с общей земельной площадью 956 тыс. гектаров, а также

1  554 тыс. гектаров пастбищных земель Чимкентской области и 1 150 тыс. гектаров Кзыл-Ординской области, находящиеся в долгосрочном пользовании Узбекской ССР». 25 мая 1963 г. Президиум Верхов­ного Совета Узбекской ССР издал Указ о частичном изменении границы с Казахстаном. А 19 сентября то­го же года Президиум Верховного Совета СССР на основании решений республик издал Указ «О частич­ном изменении и уточненном описании республиканских границ между Узбекской ССР и Казахской ССР». Таким образом, 3 663 тыс. га казахстанских земель отошли к Узбекистану. 28 июня 1971 г. Пре­зидиум Верховного Совета СССР издал Указ «О частичном изменении границы между Узбекской ССР и Казахской ССР». В нем утверждалось «частичное изменение границы между Узбекской ССР и Казах­ской ССР, произведенное Указом Президиума Верховного Совета Узбекской ССР от 11 мая 1971 года «О передаче части территории Самаркандской области Узбекской ССР в состав Казахской ССР» и Указом Президиума Верховного Совета Казахской ССР от 12 мая 1971 года «О включении части территории Сыр- дарьинской области Узбекской ССР в состав Казахской ССР» [1; 114].

28 июня 1971 г. Президиум Верховного Совета СССР своим указом утвердил эту передачу части земель Казахстану. Это стало, пишет П.Белан, «последним законодательным актом, внесшим измене­ние в территориальное разграничение двух республик» [1; 116].

Сюжет третий. О попытке передачи северных целинных областей РСФСР. Большой интерес в этой связи вызывают воспоминания бывшего Первого секретаря ЦК КП Казахстана и члена Политбюро ЦК КПСС Динмухамеда Ахмедовича Кунаева, вынужденного, как он пишет сам в своих мемуарах, не раз возражать Хрущеву [3; 151].

В мемуарах других очевидцев тех событий отмечается, что в 1960-е гг. только Ж.Ташенев, прак­тически в одиночку, смог отстоять территории пяти областей Северного Казахстана от передачи их Российской Федерации. ЦК КПСС, по инициативе Н.С.Хрущева, поставил вопрос о передаче в состав РСФСР Целинного края, куда ранее, по инициативе Центра, были включены 5 северных областей: Кокчетавская, Кустанайская, Павлодарская, Северо-Казахстанская и Целиноградская. Общая пло­щадь территории, которую отстоял Ж.Ташенев, по скромным подсчетам, составляла порядка 565,4 тыс. кв. км, или одну пятую часть нынешнего Казахстана [5].

Но Москва, конечно, продавливала необходимые решения. А выступление Ж.Ташенева не забы­ла. Он и сам не давал забыть о себе, вступая в конфликты со ставленниками Н.С.Хрущева. В частно­сти, пригрозил секретарю Целинного крайкома Т. Соколову выселить его из республики в 24 часа, если он еще раз заикнется о прямом переподчинении края Москве...

В результате принципиальной позиции Председателя Совета Министров Казахской ССР Жума- бека Ташенева вопрос о передаче Целинного края в состав РСФСР был снят. Через 2 месяца Ж.Ташенев был освобожден от занимаемой должности и до пенсии работал заместителем председа­теля облисполкома периферийной Чимкентской области [5].

Сюжет четвертый. Ha севере Кустанайской области на двух участках менялось прохождение линии межреспубликанской границы. 24 ноября 1962 г. Президиум Верховного Совета СССР утвердил частичное изменение границы, произведенное высшими органами власти Казахстана (22 мая 1962 г.) и Рос­сии (29 сентября того же года) об обмене равновеликими участками земли в 381 гектар между Карабалык- ским районом Кустанайской области и Варненским районом Челябинской области. А 6 декабря 1965 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О передаче части территории из Комсомольского рай­она Кустанайской области Казахской ССР в состав Троицкого района Челябинской области РСФСР и частичном изменении в связи с этим границы между Казахской ССР и РСФСР». Соответствующие указы были изданы в Казахстане 16 сентября и в России 13 октября 1965 г. Передача коснулась поселков Бобровский и Санджурский с земельным участком площадью 1833 гектара.

Сюжет пятый. С уходом Ж.Ташенева с властного олимпа претензии Москвы на казахские тер­ритории не прекратились. В 1962 г. Центр заговорил о передаче полуострова Мангышлак Азербай­джану, на том лишь основании, что там давно занимаются нефтяным промыслом. Руководство рес­публики поручило «отбиваться» министру геологии Шахмардану Есенову. На совместном заседании Президиума Верховного Совета и Совета Министров СССР казахстанский министр при помощи цифр и фактов стал доказывать, что Казахстан может успешно решать не только сельскохозяйствен­ные, но и индустриальные задачи. И заставил присутствующих согласиться с тем, что в республике есть квалифицированные специалисты, материальные ресурсы, большой опыт промышленной разра­ботки месторождений полезных ископаемых... После бурного обсуждения на сторону казахстанского министра встал Алексей Косыгин [6].

Еще одна версия этого сюжета. Именно Д.А.Кунаеву удалось отвергнуть замысел Хрущева о пе­редаче Туркмении богатого нефтью Мангышлака под тем предлогом, что туркмены быстрее освоят его добычу. При поддержке министра геологии СССР Сидоренко удалось доказать, что Казахстан способен сделать то же самое еще эффективнее.

Сюжет шестой. В 1979 г. по инициативе Ю.В.Андропова, тогда руководителя Комитета госу­дарственной безопасности СССР, было принято решение о создании на территории Казахской ССР, в ее составе, немецкой автономной области, как писали тогда: в ответ «на многочисленные просьбы трудящихся», запросы, письма, предложения о создании новой автономии. Уже принятое решение не было воплощено в жизнь, прежде всего благодаря и руководству республики, и гражданским инициа­тивам, выступлениям казахстанцев [7; 262].

Сейчас даже сложно представить, как развивался бы суверенный Казахстан, если бы проекты Н.Хрущева и других союзных руководителей были осуществлены.

Безусловно, роль Д.А.Кунаева была огромной в деле сохранения территориальной целостности, определения государственных границ Казахстана в 1950-1970-е гг. Но считаем принципиальным мо­ментом, что значительной была позиция и роль главы правительства КазССР Ж.А.Ташенева.

 

References

1   Belan P.S. The borders of Kazakhstan: a brief history of the formation. — Almaty: Tarih tagylymy, 2008. — 156 p.

2    Kunayev D. About my time. — Almaty: Yntymak, 1992. — 312 p.

3    Kabyshuly G. Lion heart of the Zhumabek Tashenev. [Electronic resource] Online Newspaper Zone Kz. http:// inform.kz /eng/ article/ 2347871 Address date 16.04.2011)

4   Adilova K. He said Khrushchev «no». [Electronic resource] Republican newspaper «Karavan» http:// www. caravan.kz/article / 7600/ prin Address date 16.04.2011)

5   Korkitova J. Kazinform. February 3, 2011 [Electronic resource] /inform.kz/rus/article /2347 871 ^di^ess date 16.04.2011)

6    Paragulgov O. Speech Paragulgova Osman in the Permanent Representation of the Republic of Ingushetia, the Russian President at the ceremonial meeting devoted to the Day of the Constitution of the Republic of Ingushetia. Moscow, February, 2012 [Electronic resource] rooinka.ru/news/zhumabek-ahmetovich-tashenev-lico-kazahskogo-naroda (Аddress date 16.04.2011).

7    Kunayev D. From Stalin to Gorbachev (In the aspect of the history of Kazakhstan). — Almaty: Sanat, 1994. — 352 p.

Фамилия автора: З.Г.Сактаганова
Год: 2012
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика