Изменения интеллектуального потенциала в условиях трансформаций на рынке труда

Индустриальная научная парадигма, сформировавшаяся в ХҮІІІ-ХІХ вв., к концу ХХ в. в значи­тельной мере исчерпала свой познавательный и прогностический потенциалы. Поэтому в настоящее время происходят становление и распространение постиндустриальной научной парадигмы, которая, надо полагать, станет преобладающей.

Основными особенностями постиндустриальной научной парадигмы являются: приоритетное развитие наук о жизни и обществе; признание первенства человека, его духовного мира в развитии производства и исторического прогресса; глобализация научного пространства, ускорение распро­странения новых знаний через информационные системы и систему непрерывного образования. Это предполагает, что все сферы жизнедеятельности человека будут основаны на создании и распростра­нении знаний.

Совершенстование всех сфер деятельности человека, основанное на использовании информации и продуцировании их в знания, объясняется развитием информационного общества, где особое зна­чение приобретает интеллектуальный человек. Человек в этих условиях во все большей степени не сводим сегодня к понятию субъект, редуцируемый к абстрактному труду деятельности, а выступает как носитель уникальных способностей и знаний, процесс применения которых трудно назвать тру­дом в традиционном понимании данного термина.

Во-первых, возрастание роли человека в наибольшей степени заметно при выполнении опера­ций, с трудом поддающихся или в принципе не поддающихся автоматизации.

Во-вторых, это касается особо ценимой искусности работника в мелкосерийном или штучном производстве на заказ, где уникальные знания и умения мастера-универсала предпочтительнее «на­выков» автомата. Это приводит в последнее время к известной «деавтоматизации» производства, с возвратом человеку ряда производственных функций.

В-третьих, усиление роли работников связано с потребностями интеллектуалоемкого производ­ства не только в овеществляемых в технологиях знаниях, но также и в опыте и «неструктурирован­ных» знаниях людей. Этот «персонифицированный» ресурс производства многие компании стали считать частью своего человеческого капитала.

В-четвертых, выяснилось, что человек просто незаменим при решении сложных задач и выпол­нении операций, требующих его суждений. За ним при принятии ответственных решений остаются верификация, оценка, творческий синтез информации, не доступные компьютерам и экспертным сис­темам. При всем прогрессе информационных технологий и коммуникационных систем именно люди создают новую информацию, применяют ее, вступают в контакты по ее поводу.

Социологи уже фиксируют складывание «киберократии» — своего рода «социального интеллек­та», который становится заметной характеристикой информационного общества. «Социальный ин­теллект» реализуется через сетевую структуру связей; информационное поле, создаваемое средства­ми электронной коммуникации; социальную память, хранимую в базах данных; интеллектуальную элиту, продуцирующую новые идеи; широкий слой специалистов, обладающих компьютерной гра­мотностью; «интеллектуальный рынок», на котором обмениваются идеями и информацией. Все это обеспечивает непрерывную циркуляцию интеллектуального общения в пространстве культуры, про­изводства и общественной жизни.

Таким образом, творческий потенциал страны, способный воспринимать новейшие знания и усваивать информацию, поступающую из внешнего мира, а также способный эффективно ими рас­порядиться, может уже в ближайшей перспективе стать одним из основных ресурсов развития со­временной экономики. На этом пути потребуется найти способы переориентации творческого, ин­теллектуального потенциала страны в конструктивное русло, остановив его утечку за рубеж и де­градацию внутри страны.

Рынок труда является одним из трех основополагающих типов рынка в современной экономике, наряду с потребительским рынком и рынком финансового капитала. Изменения на рынке труда влияют на индивиды как на субъектов этого рынка, поэтому происходящие структурные изменения в экономической системе влекут за собой изменения в сфере трудовых отношений.

Оценка ситуации на рынке труда Казахстана предполагает проведение тщательного анализа его структуры. Исследования этой проблемы показали, что в современных условиях инфраструктура должна включать не только процессы купли-продажи труда, формирования занятости населения, ее уровня, но и меры социальной защиты экономически активного населения. Причины этого таятся, прежде всего, в существовании определенных противоречий между личностью и экономикой.

Принципы, которые были присущи административно-командной системе управления народным хозяйством, понимались зачастую как уравнительное распределение благ. Достаточно широко нашли свое развитие и различные формы социального иждивенчества. Не все население сумело адаптиро­ваться к результатам реформ в обществе. Несмотря на то, что в обществе предпринимаются огром­ные усилия для реализации социальной защиты населения, некоторые меры (в условиях безработицы трудоспособной части населения) отстают от изменений в экономике.

На ранних этапах рыночных реформ все изменения в сфере труда зависели от процессов разгосу­дарствления и приватизации, создания разных форм собственности и многоукладной экономики, появ­ления новых хозяйствующих субъектов, развития корпоративной, групповой и индивидуальной част­ной форм собственности. Сегодня в условиях формирования новой информационной экономики ситуа­ция в корне меняется. Новую стратегию управления трудовыми ресурсами нельзя осуществлять, на наш взгляд, ориентируясь исключительно на сиюминутные запросы рынка. Высокая эластичность совре­менных технологий и не менее качественная мобильность спроса обусловливают перспективность дру­гих методов, направленных на накопление и реализацию творческого потенциала рабочего и стремле­ние последнего к поиску опережающего ответа на задачи, рождаемые рыночной конъюнктурой.

Структурные преобразования в экономике привели к появлению новых трудовых отношений, мотивов и стимулов к труду. Это повлекло за собой глубокое реформирование, коренное обновление рынка труда. Откладывание этих изменений привело бы к отсталости этой сферы экономической сис­темы, так как структуризация выражает глубокие процессы, расширяет возможности общества, целе­направленно регулирует их развитие.

Условиями структурных изменений на рынке труда являются:

1)     появление в результате приватизации и изменений форм собственности работодателей и на­емных работников;

2)      изменения в использовании рабочей силы по отраслям экономики;

3)      появление новых сфер приложения труда;

4)      развитие предпринимательства;

5)      появление безработицы;

6)      демографические (половозрастные) изменения в численности населения;

7)      самозанятость в экономической системе;

8)      миграционная мобильность на рынке труда;

9)      технологическая революция, ведущая к формированию информационной экономики.

Ниже мы постараемся рассмотреть состояние этих условий, чтобы более рельефно оценить ха­рактер изменений структурных элементов рынка труда в Казахстане.

Результатом структурных изменений в экономической системе является формирование в Казах­стане человека, для которого характерно новое экономическое поведение. Этот человек рациональ­ный — в том смысле, что выбирает из известных вариантов тот, который в наибольшей степени соот­ветствует его предпочтениям или максимизирует его целевую функцию. Современный среднестати­стический трудоспособный житель Казахстана имеет определенный качественный потенциал к труду, что приводит к изменению в организации трудовой деятельности, которая протекает в условиях фор­мирования информационного общества. Новые информационные технологии предполагают активно­го человека, ориентирующегося в инновационных технологиях, умеющего продуцировать информа­цию в знания.

Структурные изменения на рынке труда зачастую приводят к высвобождению работников из различных сфер производства. Однако сохранение и создание новых рабочих мест должны осущест­вляться параллельно с процессом свертывания неперспективных производств. При этом должен со­блюдаться принцип: все изменения в экономике должны дать ресурсосберегающий эффект. Направ­ления промышленной политики в республике ориентированы на диверсификацию производства, на основании чего и будет достигнуто увеличение количества рабочих мест. Это явилось основой для появления новых сфер приложения труда.

Повышенная способность труда к расширению области своего применения обусловливает его мобильность, перелив из одной сферы в другую, что стимулирует специализацию трудовых процес­сов, создание новых отраслей. Динамизм потребностей, их эластичность и изменчивость приводят к углублению разделения труда. Изменения, происходящие в системе по отношению к собственности, тоже приводят к появлению новых сфер применения труда, специализации и дальнейшему разделе­нию труда. Если необходимое согласование не достигнуто, то не обеспечивается передача структур­ных импульсов в обратной связи, и соответствующие изменения в экономике теряют свою силу. Та­ким образом, различные сферы приложения труда, изменения демографического, половозрастного аспекта и др. включаются в общую организацию рынка труда, становятся неотъемлемыми его эле­ментами [1].

В переходный период, несмотря на увеличение активности, создалась ситуация, когда сфера дея­тельности человека стала характеризоваться непрозрачностью и напряженностью. Установившиеся экономические отношения давали возможность использовать труд низкой квалификации, что эконо­мило издержки, связанные с обучением, повышением квалификации, оплатой рабочей силы. Сущест­вующие технологии практически не зависели от качества рабочей силы. Проблема улучшения каче­ства рабочей силы представлялась как основная проблема, но на практике она решалась спонтанно.

Если рассматривать весь хозяйственный механизм как единый организм, то можно констатиро­вать, что в этом организме были разорваны все внутренние связи. Нарушение производственных свя­зей между предприятиями привело к усилению региональных диспропорций. Экстенсивному разви­тию экономики в условиях социалистического централизованного планирования соответствовал хо­зяйственный механизм, в котором отраслевая система управления воспроизводством рабочей силы дополнялась территориальной системой управления трудовыми ресурсами — организацией их рас­пределения, перераспределения, контроля за их использованием. Движение других важнейших ком­понентов занятости — рабочих мест и фонда жизненных средств — образовало относительно само­стоятельные воспроизводственные потоки, не согласованные в должной мере с тенденцией воспроиз­водства и размещения трудовых ресурсов по территории.

Процесс приватизации бывших государственных предприятий столкнулся с жесткими финансо­выми ограничениями. На всех предприятиях, где проводилась рационализация производства, прежде всего сокращались средства, направляемые на оплату труда, и, как следствие, проводились сокраще­ния численности занятых в производстве. Отечественные банки предпочли, следуя логике макси­мальной выгоды, вкладывать свои средства в ограниченное число отраслей или отдельных предпри­ятий, что привело к остановке и разорению многих предприятий. Привлечение к процессу приватиза­ции иностранного капитала в отрасли промышленности не дало дополнительного импульса предпри­ятиям и зачастую приводило к их остановке, что было вполне естественно в условиях жесткой конку­ренции. Ситуация на рынке труда осложнилась.

В Казахстане по данным переписи населения констатировано ухудшение демографической си­туации за период 1994-2004 гг. В 2004 г. естественный прирост составил 120,78 тыс. человек, тогда как в 1994 г. — 145,3 тыс., что привело к снижению численности трудоспособного населения, в 2004 г. — 7840,6 тыс., а в 1994 г. было 9 млн. человек [2]. За последние 10 лет прирост населения наблю­дается только в Южно-Казахстанской (на 8,5 %), Кызылординской (на 3,8 %), Атырауской (на 3,7 %) областях, городах Астана (на 13,5 %) и Алматы (на 5,4 %). По остальным областям наблюдается сни­жение численности населения [3].

Период с 1994 по 2004 гг. совпал с увеличением внешней миграции: миграционное сальдо в 1994 г. составило (-0,5 млн. человек), в 2001 г. — (-0,1 млн. человек), в 2003 г. (-9062 человек), в 2004    г. — (65530 человек). Конец 90-х годов XX в. характеризуется стабилизацией экономической системы и человеческого развития в республике. Это привело к стабилизации на рынке труда. На де­кабрь 2004 г. численность населения страны составила 15,074 млн. человек. По сравнению с числен­ностью на 1 января 2000 г. население увеличилось на 209,2 тыс., так как увеличился уровень естест­венного прироста (с 2000 г. естественный прирост составил 48,504 тыс. человек); сальдо внешней ми­грации стало положительным: в 2000 г. — (-108,3 тыс.), в 2004 г. — 2,79 тыс. человек [4].

На снижение количества трудовых ресурсов повлиял рост показателя смертности. С 1994 г. ин­декс ожидаемой продолжительности жизни составил 0,710, а в 2001г. — 0,678. В 2001 г. общий ко­эффициент смертности в Казахстане составил 10,1, а в 2003 г. — 10,4, в 2004 г. — 10,2.

Ухудшение здоровья населения, связанное с неблагоприятной средой обитания, низким качест­вом питьевой воды, предоставляемых медицинских услуг, явилось определяющим фактором сниже­ния ожидаемой продолжительности жизни, которая является основополагающей оценкой и одновре­менно мобилизующим фактором в формировании человеческого капитала.

В новой системе экономических отношений, складывающихся на рынке труда, большую роль стали играть стимулы и мотивы, определяющие активность труда, предполагающие не только про­дуктивность труда, но и, что не менее важно, — увеличение удовлетворения от выполняемой работы, основу которой составляют уверенность человека в том, что выбранная им работа, помимо доходов, отвечает его призванию.

Доминантные изменения в экономической системе Казахстана привели к появлению на рынке труда, доселе официально не признаваемых, трудоактивных, самозанятых членов общества. В первом квартале 2005 г. численность самостоятельно занятых составляла 2,5 млн. человек (35,8 % от общей численности занятых), причем в сельской местности обеспечили себя работой 1,7 млн. человек (54,5 % занятого населения) [4]. Выборочный опрос, проведенный среди самозанятых, отмечает, что не все довольны выбранной деятельностью, так как она не всегда отвечает призванию, квалификации. Характерным является то, что в структуре самозанятых больше женщин. К сожалению, женщины являются более уязвимыми членами общества, поэтому чаще попадают в категорию безработных. И это несмотря на то, что примерно 18 % женщин (трудоспособного возраста с 19 до 55 лет) имеют высшее образование и лишь 12 % мужчин (того же возраста). Из вышеприведенных фактов можно сделать следующий вывод: на рынке труда Казахстана подтверждается гипотеза о наличии гендерной ассиметрии, которая выражается в следующих моментах:

— женская рабочая сила менее мобильна. Мужчины в случае потери работы более активны и не прекращают ее поиска, тогда как женщины в случае потери работы прекращают поиск, пере­ходя в состав экономически неактивного населения или самозанятых;

— при условии одинаковой активности полов вероятность трудоустройства мужчин более высока;

— при условии одинакового уровня образования вероятность получения более высокой оплаты труда у мужчин выше;

— эффект повышения уровня женской безработицы за счет относительно низкой вероятности трудоустройства значительно превосходит эффект снижения безработицы из-за оттока жен­ской рабочей силы в состав экономически неактивного населения. Как следствие, у женщин более продолжительные периоды поиска работы и трудоустройства. Это означает, что женская безработица имеет затяжной характер.

Несмотря на асимметричность рынка труда, каждый трудоспособный человек распределяет стратегию наращивания своего профессионального уровня, пока это представляется рентабельным. Исходя из личностных характеристик, люди соизмеряют предстоящие расходы по дисконтированной величине будущих доходов, т.е. ведут себя так, как при вложении в обычное дело. Инвестиции в ин­дивида стали рассматриваться как один из наиболее эффективных видов расходов, потому что это делает индивида более производительным.

В течение десятилетий жесткий механизм функционирования экономики не позволял многим людям реализовать себя в живом деле. Это мешало их желанию самореализовываться. В настоящее же время на рынке труда сложились такие отношения, которые дают возможность выбора вида труда субъектам рынка. Любая деятельность должна разворачиваться по схеме: высококвалифицированные кадры — высокая самоотдача в труде — высокая внешняя и внутренняя оценка труда. Это подтвер­ждается концепцией человеческого капитала, суть которой заключается в переосмыслении значения образования, квалификации и роли сложного труда. Человеческий капитал предполагает, что умения, навыки, образование делают труд индивида более производительным. Инвестируя в человеческий капитал, индивид откладывает текущий доход в надежде увеличить будущий. Образование является одним из системообразующих элементов, определяющих суть и смысл интеллектуального развития, который является основой формирования рынка интеллектуального капитала.

Список литературы

  1. Ашимбаева А.Т. Структура экономики: закономерности формирования, тенденции и приоритеты развития. — Алматы, 2000. — 329 с.
  2. Статистический бюллетень. — Алматы. — 2004. — № 3. — С. 69,73,110.
  3. ШокамановЮ.К. Тенденции человеческого развития в Казахстане. — Алматы, 2001. — С. 110.
  4. Социально-экономическое развитие Республики Казахстан // Ежемесячный информационно-аналитический журнал Агентства РК по статистике. — Алматы. — 2005. — № 4. — С. 110.
Фамилия автора: Б.С.Есенгельдин
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика