Зарубежный опыт финансового обеспечения высших учебных заведений

Общемировые тенденции в сфере высшего образования, интеграционные процессы, глобализа­ция накладывают определенный отпечаток на систему финансирования высшего образования. В свя­зи с этим появилась необходимость изучения зарубежного опыта финансового обеспечения высших учебных заведений. Финансовое обеспечение сферы высшего образования в различных странах мира строится на различных принципах и схемах. Но все они базируются на присутствии государства в той или иной мере. Так или иначе сегодня можно говорить о сочетании государственного и частного фи­нансирования высшего образования. Одни государства стараются внедрить рыночные схемы, позво­ляющие переложить бремя расходов на вузы и/или на обучающихся. Также на систему финансирова­ния влияют форма государственного устройства (унитарное, федерация), административное деление. Создаваемые с помощью финансовых методов фонды могут дробиться или же укрупняться по мере движения средств в финансовой системе. Что влияет на их дальнейшее распределение?

Другие государства осуществляют финансирование из центрального или местных бюджетов, бюджетов местных органов власти. Так или иначе расходы государства на сферу образования, и в частности высшее образование, отражают сложившуюся систему финансирования. В настоящее вре­мя не приходится говорить об абсолютно централизованной или децентрализованной системе финан­сирования высшего образования в мире, и в частности в Казахстане, а только о соотношении госу­дарственного и частного финансирования. В то же время сторонников того, что получаемое высшее образование должны оплачивать сами обучающиеся, становится все больше во всем мире.

Совершенно очевидно, и все больше стран это понимают, что на местном уровне увеличение об­щественных и частных затрат на развитие системы высшего образования сопровождается расширением возможностей для развития местной экономики, обеспечения социальной стабильности и повышения благосостояния граждан (при этом речь идет не только об экономическом благосостоянии, но и об улучшении качества жизни индивида, включая социальную составляющую этого понятия) [1, 125].

Основной распорядитель общественных фондов — государство — все меньше склонно (а чаще

—   просто неспособно) выделять ресурсы, необходимые для развития высшего образования, в связи с чем от университетов и других последипломных учебных заведений ожидают, что они сами будут зарабатывать все большую часть нужных им средств. А значит, они все больше должны думать как предприниматели и все меньше — как образовательные учебные заведения [2, 40].

Так, затраты на высшее образование в 2000-2002 гг. в Казахстане от общих затрат на образова­ние составляли 13,1 %, в Украине — 34, Азербайджане — 5,8, Таджикистане — 12,1. Среди развитых стран доля расходов на высшее образование составляла соответственно в Норвегии — 27,5 %, в США —   25,2, Японии — 14,9 [3, 92].

По нашему мнению, имеет место тенденция увеличения государственных расходов на сферу об­разования, и высшее образование в частности, как в абсолютном, так и в относительном выражении, о  чем говорилось выше. Но наряду с этим возрастает роль негосударственного (частного) сектора, который получил широкое развитие в Казахстане, в связи с чем увеличивается доля негосударствен­ных источников в финансировании высшего образования. Государственные расходы не просто по­крывают затраты, а становятся адресными и приобретают форму инвестиций.

Данная тенденция является общемировой и показывает активное развитие негосударственного высшего образования. Так, доля негосударственных институтов в таких странах, как Чили, Малайзия, Бразилия, Япония, Грузия, Филиппины составляет 81 % и более, в таких странах, как Венгрия, Румы­ния, США, Португалия, Польша — более 54 %. Доля негосударственных университетов в таких стра­нах, как Япония, Чили, США, Уругвай, составляет 73 % и более [4, 8].

Увеличение доли вузов (в том числе негосударственных), и рост их количества в странах Европы также подтверждает тенденцию диверсификации источников финансирования вузов. Например, в Австрии с 2000-2003 гг. количество вузов выросло с 44 до 77, или на 75 %, в Германии с 2000­ -2003   гг. количество вузов выросло с 352 до 556, или на 57 %, и т.д. [4, 9].

Как утверждает Дж. Ф.Лопп (президент ГУСИ — глобальной университетской сети по иннова­циям), мировое образование находится на перекрестке. С одной стороны, современное экономиче­ское развитие ориентировано на так называемое общество знаний, а странам, равно как и индивидам, надо входить в него с высококачественным высшим образованием. С другой стороны, большинство государств и обществ в мире не имеют достаточного финансового ресурса, чтобы обеспечить такое образование. Выход — в опережающих темпах развития негосударственного образования, правомер­но считает он [4, 7].

Таким образом в одних странах мира финансирование вузов является полностью государствен­ным, в других — с привлечением негосударственных источников. И соответственно соотношение доли государственных и негосударственных источников в финансирования варьируется.

Как известно, государственное финансирование высшего образования в развитых странах мира осуществляется по трем основным направлениям: предоставление финансовых ресурсов вузам на те­кущую деятельность и капитальные затраты, финансирование научных исследований и финансовая помощь студентам [5, 96].

Примечателен опыт Канады, где с 1972 г. согласно федеральному Плану накоплений на образо­вание (Registered Education Savings Plan) средства, поступающие на специальные именные счета, а также образующийся со временем доход освобождаются от уплаты налогов. В 2002 г. максимальный размер ежегодного взноса составлял 4 тыс. долл., а общая сумма не подлежащих налогообложению сбережений — 42 тыс. канадских долларов. С 1998 г. Оттава ввела дополнительные льготы для нако­плений на образование: к сумме, положенной на специальный сберегательный счет, из федерального бюджета поступает 20 %-ная добавка. Её максимальный размер — 400 канадских долл. в год, а всего на одного ребенка можно дополнительно получить 7,2 тыс. канадских долл. Кроме того, теперь целе­вые сбережения разрешено использовать не только для оплаты учебы в колледжах и университетах, но и в различных профессионально-технических школах. В случае если получатель средств со специ­ального счета принимает решение не продолжать учебу после окончания средней школы, накоплен­ные суммы могут использовать его учащиеся братья и сестры в возрасте от 18 лет до 21 года. Средст­ва также могут быть переведены на другой льготный сберегательный счет — пенсионный. При пере­воде «образовательных» сбережений в наличность льготы утрачиваются, и с накопленной суммы придется заплатить налоги [5, 99-100].

Опыт Канады, по нашему мнению, вполне может быть использован в Казахстане. По примеру жилищных строительных сбережений можно внедрить систему образовательных сбережений и также предусмотреть государственную ежегодную премию на каждый счет, дополнительное кредитование на сумму недостающих средств. Преимущества от этой системы: расширение доступности высшего образования для всех слоев населения, снижение инфляционного давления на экономику за счет от­влечения денежных средств из оборота.

Главный «вызов», с которым столкнулось высшее образование, состоит в том, что спрос на высшее образование во всем мире растет более быстрыми темпами, чем возможности государств вы­делять адекватные бюджетные средства для удовлетворительного развития этой сферы [6, 127]. Так или иначе, плата за обучение, взимаемая с обучаемых или их родителей, является следствием прихо­да в систему высшего образования рыночных отношений и является, по сути, неизбежной.

В 1997 г. плата за обучение была введена в высшем образовании Китая (в 1999 г. ее доля в бюд­жете высшей школы составила почти 13 %), в Великобритании обучение стало платным в 1998 г.; в Австрии — в 2001 г. Только в редких странах, к числу которых относятся Швеция и Финляндия, взи­мание платы за получение высшего образования запрещено конституцией [7, 6].

Также наметилась тенденция разделения финансирования вузов по направлениям. Например, учебная деятельность — финансируется за счет обучающихся, научно-исследовательская деятель­ность — финансируется государством на этапах разработки, где присутствуют высокие риски, на этапах внедрения за счет частных источников или на паритетных началах с государственными источ­никами. Например, высшее образование во Франции бесплатное, на практике бесплатно только само обучение (так как зарплату преподавателям платит государство), а за все, что сопровождает учебный процесс, студент платит сам. Сюда входят пользование инфраструктурой студенческого городка, про­живание и питание в общежитии.

В качестве положительного примера политики распределения расходов обычно приводится опыт англоговорящих стран — США, Великобритании и Австралии, где университеты, имея дополнитель­ный источник финансовых поступлений в виде платы за обучение, используют эти средства для при­влечения высококвалифицированных и высокооплачиваемых преподавателей, приобретения современ­ного оборудования и развития университетской инфраструктуры, а также для привлечения талантли­вых студентов, в том числе с помощью создания специального стипендиального фонда [8, 120].

Опыт Франции и других стран, когда одну из значительных статей расходов — заработную пла­ту — государство финансирует самостоятельно, не в полной мере применим в Казахстане, так как у нас осуществляется финансирование субъекта образовательного процесса, т.е. студента, через систе­му государственных образовательных грантов и гарантирования образовательных кредитов или из негосударственных источников.

Распределение затрат в системе высшего образования, т.е. переложение на плечи студентов и их родителей основного бремени по финансированию высшего образования, которое до последнего времени несло государство, приобретает общемировую тенденцию [8, 120].

Также в качестве положительного примера интересен опыт Российской федерации (РФ). Мини­стерство образования РФ разработало методику расчета показателя стоимости реализации профес­сиональной образовательной программы вуза и филиала (показатель экономической устойчивости). Расчет, выполненный по этой методике, установил, что годовая стоимость обучения в расчете на од­ного студента находится в пределах:

— для гуманитарно-социальных и педагогических специальностей — от 12 000 до 24 000 рублей;

— для экономических и математико-информационных — от 13 200 до 26 000 рублей;

— для естественно-научных и медико-биологических — от 20 800 до 40 000 рублей;

— для технических специальностей — от 24 000 до 48 000 рублей [9].

Следует заметить, что данная методика расчета стоимости реализации профессиональной обра­зовательной программы вуза и филиала является приказом Министерства образования. Учитывая это, можно сделать вывод, что и в Казахстане данный опыт может быть применим. Хотя он имеет основ­ной недостаток — чрезмерное вмешательство государства в вопросы ценообразования сферы высше­го образования. Но в то же время позитивным моментом данного приказа является то, что государст­во в лице Министерства образования признало и законодательно отразило имеющиеся тенденции. Например, для технических специальностей границы годовой стоимости обучения в расчете на одно­го студента находятся в пределах, превышающих стоимость обучения по другим специальностям. Это подтверждает, что технические специальности являются наиболее фондоемкими и требуют больших вложений для укрепления материально-технической базы.

Также нельзя обойти вниманием переход РФ в порядке эксперимента на финансирование от­дельных учреждений высшего профессионального образования и использование государственных именных финансовых обязательств (ГИФО) как альтернативу чисто государственному финансирова­нию. Представляется, что внедрение этой схемы финансирования стало следствием снижения бюд­жетного финансирования и соответственно привлечения средств самих обучающихся.

Данная схема финансирования, по нашему мнению, имеет следующие положительные стороны:

1)  создает предпосылки софинансирования высшего образования;

2)  стимулирует конкуренцию среди вузов;

3)  развивает и расширяет систему платного высшего образования;

4)  увеличивает количество абитуриентов, получающих в той или иной мере бюджетные средства;

5)  дисциплинирует вузы в отношении распоряжения полученными денежными средствами;

6)   позволяет государству отслеживать конъюнктуру расценок образовательных услуг высшего образования;

7)  позволяет снижать бюджетные расходы за счет привлечения внебюджетных источников.

К недостаткам данной схемы можно отнести следующие:

1)      неприятие этой схемы населением (как ущемляющей ее права);

2)   установление нормы — наличие не менее 50 % студентов, зачисленных в вуз, обучение кото­рых осуществляется за счет средств, распределяемых на основе финансовых обязательств, без доплаты со стороны государства;

3)   установление относительно невысокой стоимости ГИФО, что так или иначе приводит к обя­зательной доплате со стороны обучающихся.

В целом использование государственных образовательных грантов в Казахстане схоже с мо­делью финансирования с помощью ГИФО в РФ.

Стоимость государственного образовательного гранта определяется как средняя стоимость под­готовки студента по определенной специальности по республике.

Привлечение дополнительных источников финансирования вузов может осуществляться еще в процессе обучения студента через поддержание связи с базами профессиональной практики и далее через систему трудоустройства. То есть к финансированию подключаются потенциальные работода­тели, заинтересованные в определенных студентах (как правило, выпускных курсов), берущие на се­бя определенные обязательства по оплате их обучения или отдельные расходы, связанные с прожи­ванием, приобретением учебной литературы, зарубежными стажировками. Взаимоотношения между вузом, предприятием и студентом осуществляются на договорной основе.

Участие предприятий в финансировании образования наглядно показывает, что механизм фи­нансирования — это не просто схема ассигнования ресурсов. Это важный канал двусторонних ком­муникаций между предприятиями и организациями, предоставляющими финансирование, и учебны­ми заведениями. Такая система привлечения средств позволяет не только обеспечить вузы дополни­тельными финансовыми ресурсами, но и выстроить более эффективную модель стипендиального обеспечения из внебюджетных источников [10, 9].

Список литературы

  1. Крихельс С. Выгоды от высшего образования // Экономика образования. — 2006. — № 1. — С. 123-125.
  2. Альтбах Ф. Высшее образование и WTO: безумие глобализации // Alma-mater. — 2001. — № 6. — С. 39-42.
  3. Чуланова З. Человеческий капитал в глобальной экономике // Казахстан в глобальных процессах. — 2005. — № 4. —С. 81-97.
  4. ЗадорожнюкИ.Е. Перекресток на пути России к обществу знаний // Экономика образования. — 2006. — № 4. — С. 4-19.
  5. Немова Л А. КАНАДА: политика государства в сфере образования // США-КАНАДА. Экономика. Политика. Культура. 2006. — № 9. — С. 82-103.
  6. Салмин Дж., Хауптман А. Инновации в распределении общественных фондов // Экономика образования. — 2006. — № 4. — С. 127-130.
  7. Яндхиала Г.Б. Тилак. Глобальные тенденции и финансирование высшего образования //Alma-mater. — 2001. — № 6. — С. 5-7.
  8. Салерно К. Распределение затрат в высшем образовании: экономическая опасность для развивающихся стран // Эконо­мика образования. — 2006. — № 4. — С. 120-123.
  9. Письмо Министерства образования РФ от 19 ноября 2001 года № 24-51-99 ин/10 «О введении показателя экономиче­ской устойчивости образовательного учреждения при его лицензировании и аккредитации».
  10. Куприянова ЛМ. О финансировании подготовки специалистов с высшим образованием // Экономика образования. — 2006. — № 1. — С. 5-12.
Фамилия автора: К.К.Нигметов
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика