Перспективы снижения негативного воздействия угольной промышленности на экологию Карагандинской области

Анализ экологической обстановки в Карагандинской области

Формированию неблагоприятной экологической обстановки в Карагандинской области способствовала спонтанная индустриализация региона. Она была вызвана эвакуацией в Караганду в годы Великой Отечественной войны многих промышленных предприятий страны. За ней последовала интенсивная эксплуатация природных богатств региона, и прежде всего огромных запасов каменного угля, руд черных и цветных металлов. В итоге в очень короткие сроки возможности самовосстановления окружающей природной среды и природных ресурсов области были исчерпаны.

Сегодня доля Карагандинской области в республиканском валовом региональном продукте составляет 9,3 % (3 место среди областей), по данному показателю мы входим в группу лидеров наряду с г. Алматы (16,1 %) и Атырауской областью (12,8 %).

Доля промышленной продукции области в республиканском объеме составляет 10 %, мы по данному показателю занимаем 3 место среди регионов республики. Пятое место занимает наша область по объему инвестиций в основной капитал. При среднереспубликанском показателе фиксированной безработицы 1,3 % в нашей области этот показатель составляет 0,9 %.

На современном этапе развития экономики области, когда появились прогрессивные тенденции стабилизации и экономического роста, нет проблемы более актуальной, чем решение вопросов, связанных с существующей экологической обстановкой. В настоящее время основное загрязнение воздушной среды области приходится на выбросы от стационарных источников загрязнения, которые составляют свыше миллиона тонн в год. Наиболее загрязненную воздушную среду от стационарных источников имеют города: Темиртау (350,0 тыс. т в год), Балхаш (449,4 тыс. т в год), Жезказган (145,0 тыс. т в год), Караганда (63,1 тыс. т в год).

Основными предприятиями, оказывающими вредное влияние на состояние окружающей среды области, являются предприятия АО «Миттал Стил Темиртау», ТОО «Казахмыс», а также предприятия энергетики и сельского хозяйства. Свою долю в загрязнение атмосферы городов и населенных пунктов вносят выбросы из передвижных источников. Так, только выбросы от автотранспорта составляют около 100 тыс. т в год.

Общий годовой водный ресурс области составляет около 3,4 млрд. куб.м., забор воды в настоящее время — до 1,6 млрд. куб.м/год. Объем оборотного и последовательно-повторного водоснабжения — это около 45 % от забора свежей воды. Водными источниками области являются река Нура с основными притоками Шерубай-Нура и Сокыр, река Сарысу с притоками Кара-Кенгир и Жезды, канал Иртыш-Караганда, река Ишим, оз.Балхаш.

Техногенное воздействие на поверхностные водоемы региона привело к повышенному содержанию в воде различных загрязняющих веществ, таких как  аммонийный азот, нефтепродукты, нитриты, органические вещества и другие. По степени загрязнения водные объекты области относятся к классам от слабо до умеренно загрязненных вод. В последние годы снизился объем недостаточно очищенных сточных вод, поступающих в поверхностные водоемы. Вместе с тем имеется ряд объектов, где необходимо безотлагательно решать вопросы строительства, реконструкции и расширения целого ряда очистных сооружений.

Земельный фонд Карагандинской области составляет около 43 млн. га. В результате горных подработок, сброса минерализованных шахтных вод на рельеф местности, строительства линейных сооружений, нарушений в технологии складирования промышленных и бытовых отходов, неправильного хранения и применения ядохимикатов происходят нарушение и деградация земель. Площадь нарушенных земель составляет порядка 45 тыс. га, в том числе отработанных — около 13 тыс. га. Темпы же рекультивации по отношению к имеющимся площадям отработанных нарушенных земель продолжают оставаться недостаточными.

На сегодняшний день в накопителях Карагандинской области, занимающих площадь свыше 12 тыс. га., накоплено промышленных отходов свыше 5 млрд. т. В основном накопители отходов представлены породными отвалами угольной и горнодобывающей промышленности, хвостохранилищами обогатительных фабрик и отвалами шлаков черной и цветной металлургии, золонакопителями предприятий теплоэнергетики.

Карагандинская область по силе воздействия на окружающую среду является уникальной. Ни одна область Республики Казахстан не испытывает такой техногенной нагрузки, трех полигонов — двух ракетных (Байконур и Сары-Шаган г. Приозерска) и Семипалатинского ядерного. Влияние первых двух полигонов связано с падением на территорию нашей области отделяющихся частей ракет и их фрагментов, загрязнением земель ракетным топливом и его компонентами; Семипалатинский ядерный полигон определяет сложность радиационной обстановки в области.

Очень остро в республике стоит проблема изучения влияния деятельности комплекса «Байконур» на окружающую среду и здоровье населения. Проблемы нашей области связаны с тем, что на ее территории находятся штатные районы падения отделяющихся частей ракетоносителей, а также с возможными аварийными падениями РН (о чем свидетельствуют две аварии 1999 г., произошедшие при запуске РН «Протон»). На момент аварий РН «Протон» в Республике Казахстан практически полностью отсутствовала методологическая, лабораторно-аналитическая и экспресс-аналитическая база по определению компонента ракетного топлива — гептила и его производных.

В целом неудовлетворительная экологическая ситуация является закономерным результатом действия ряда объективных факторов, которые, как это ни парадоксально, являются конкурентными преимуществами нашей области. Главные из них — это региональное разделение труда и размещение производительных сил в соответствии с имеющимся ресурсным потенциалом. Другими словами, экологические проблемы Карагандинской области — это, в основном, обратная сторона медали ее экономических достижений и географического положения, в первую очередь развития угледобывающей и тяжелых отраслей промышленности, а также урбанизации, связанной с этими процессами.

Выход из сложившейся ситуации очевиден — дальнейшее устойчивое развитие области связано с решением задач сохранения окружающей среды, повышения экологической безопасности региона.

Влияние угольной отрасли на экологическую ситуацию в области

В представленной работе нами будут рассмотрены вопрос влияния на экологическую ситуацию и меры по снижению негативного воздействия на окружающую среду только угольной промышленности. Почему? Дело в том, что угольная отрасль является ведущей отраслью промышленности. В последние годы она развивается достаточно динамично. А Карагандинский угольный бассейн является опорным в экономике современного Казахстана.

На шахтах бассейна приоритетно добываются угли коксующихся марок, которые соответствуют самым высоким требованиям при производстве доменного кокса: минимальное содержание серы и фосфора, низкая зольность, высокая теплотворная способность, свойства, обеспечивающие прочность готовому продукту (коксу). Угли энергетических марок добываются в ограниченных объемах и используются в основном на коммунально-бытовые нужды. Весь объем добываемых углей коксующихся марок перерабатывается на обогатительных фабриках, и конечный товарный продукт — концентрат соответствует самым высоким требованиям коксохимических и металлургических производств.

В 80-х–начале 90-х годов ХХ столетия в развитие угольной отрасли были вложены значительные средства. Только в предприятия Карагандинского угольного бассейна за период 1985–1990 гг. было произведено капитальных вложений около 939 млн. руб., в том числе на поддержание мощностей — около 280 млн. руб. Недостатки схем вскрытия новых горизонтов привели к усложнению схем подземного транспорта, увеличению стоимости поддержания большого числа стволов и шурфов, пройденных до вышележащих горизонтов, а также примыкающих к ним выработок значительной протяженности. Вследствие этого снизилась эффективность использования главных вскрывающих выработок. Обеспеченность шахт вскрытыми и подготовительными запасами составила в среднем 10–12 лет. Наиболее перспективными по обеспеченности вскрытыми запасами, а следовательно, по срокам эксплуатации, на начало 90-х годов были шахты: «Сокурская» (юго-восточный блок и IV горизонт) — срок эксплуатации до 2005 г.; «Актасская» (IV горизонт) — до 2000 г.; им. Кузембаева (поле № 125/126) — до 2005 г.; «Кировская» (III горизонт) — до 2005 г.; им. Ленина (нижняя группа и нижний блок) — до 2007 г.; им. Байжанова (VI горизонт) — до 2007 г.; «Тентекская» (северный блок пластов Д11-Д6, нижний блок пласта Т1) — до 2009 г.; им. 50-летия СССР, ныне им. Кузембаева (IV горизонт) — до 2010 г.; «Шахтинская» (уклонное поле) — до 2009 г. К началу приватизации на некоторых шахтах не были полностью завершены работы по капитальному строительству. Шахты бассейна на начало проведения рыночных реформ имели годовую производственную мощность более 48 млн. т, т.е.до проведения рыночных реформ шахтный фонд бассейна имел значительный потенциал1.

В начале 90-х годов, после перехода угледобывающей промышленности Казахстана в условия рыночной экономики, существенно изменился характер инфраструктуры предприятий. Для обеспечения жизнедеятельности шахт Карагандинского бассейна были проведены радикальные организационно-управленческие и производственно-технологические механизмы адаптации. В частности, Правительство Республики Казахстан приняло ряд мер по реструктуризации шахтного фонда с целью сохранения минимально необходимого его потенциала для обеспечения прежде всего внутренней потребности в угольной продукции.

В ходе реструктуризации шахты Карагандинского бассейна прошли два этапа своего существования и развития. Первый этап (1991–1996 гг.) — период спада производства и всех технико-экономических показателей; объем добычи снизился с 36 до 10,2 млн. т, а производительность труда рабочего по добыче — с 62,8 до 38,8 т/мес. Шахты бассейна, не имея государственной поддержки и дотации, были вынуждены полностью прекратить работы по вскрытию новых горизонтов, совершенствованию вентиляционно-подъемных комплексов, обновлению технологического оборудования и других работ. В этот период многие малорентабельные и неперспективные шахты — «Северная», «Майкудукская», «Топарская», «Степная» и «Дубовская» — были ликвидированы2.

Второй этап начался с передачи 15 шахт в собственность АО «Испат-Кармет» (сейчас АО «Миттал Стил Темиртау») с середины 1996 г. При этом основными направлениями их развития стали:

  • -      реструктуризация Угольного департамента (УД) АО «Миттал Стил Темиртау»;
  • -      внедрение прогрессивных способов управления газовыделением и напряженно-деформированным состоянием массива;
  • -      концентрация горных работ;
  • -      комплексная разработка углегазовых месторождений, в первую очередь на основе утилизации шахтного метана.

Реконструкция шахт была направлена на концентрацию финансовых и материально-технических средств по наиболее перспективным участкам развития, снижение управленческих расходов за счет объединения ряда шахт между собой, повышение личной заинтересованности отдельных исполнителей (смены, бригады).

Основные требования, предъявляемые к предприятиям УД АО «Миттал Стил Темиртау», стали более конкретными и были предельно ясны:

  • -      повышение производительности труда;
  • -      снижение себестоимости;
  • -      повышение конкурентоспособности продукции.

В целях повышения управляемости производством, контроля за использованием средств вся финансовая деятельность угольного департамента стала регламентироваться месячными бизнес-планами.

Вместе с тем наработанная в период самостоятельности предприятий схема финансовых взаимоотношений внутри угольного департамента осталась без изменений. Каждая шахта в пределах запланированных в бизнес-плане на месяц средств самостоятельно решает, как их использовать. Приобретение материалов, оборудования, получение услуг вспомогательных и обслуживающих предприятий производится строго на сумму запланированных средств в бизнес-плане каждой шахты. Перерасход затрат исключается.

Планирование объема добычи, ценообразование, реализация угля и угольной продукции, инвестиционная политика являются компетенцией Главного управления Угольного департамента, которое определяет стратегию производственной деятельности и пути повышения экономической эффективности добычи угля3.

За последние 10 лет (1996–2005 гг.) шахты Карагандинского бассейна подвергались многочисленным реорганизациям, укрупнению, ликвидации и стабилизации. При этом достигаемая интенсификация угледобычи позволяла закрыть шахты, выработавшие свой технологический ресурс, дальнейшая эксплуатация которых требовала дополнительных капиталовложений, а их эффективность, вследствие сложных горно-геологических условий, была бы отрицательной. Эти проработки были частично реализованы: произошло объединение некоторых смежных шахт, закрыты шахты, явно не представлявшие экономического интереса для новых собственников. За основу при объединении шахт в единое угледобывающее предприятие — Угольный департамент АО «Миттал Стил Темиртау» — были приняты следующие критерии: перспектива развития горных работ, количество вскрытых запасов, не требующих значительных капиталовложений, качественные характеристики углей. В настоящее время среднегодовые темпы прироста добычи угля составляют более 9 %, нагрузки на очистный забой — до 11 %.

Таким образом, на сегодняшний день в Карагандинском бассейне действуют 8 шахт УД АО «Миттал Стил Темиртау»: им. Ленина, «Казахстанская», «Тентекская», «Шахтинская», «Абайская» в Шерубай-Нуринском и Тентекском угольных районах, а также шахты «Саранская», им. Кузембаева, им. Костенко на Саранском и Промышленном участках. Кроме того, в результате приватизации несколько шахт бассейна, не вошедшие в состав УД АО «Миттал Стил Темиртау», перешли в частную собственность. Среди них шахты им. Горбачева, «Кировская», им. Байжанова, «Долинская». Совокупная проектная мощность их составляет 7,5 млн. т, промышленные запасы — около 100 млн. т. Вследствие высокой зольности углей (37–39 %), а также отнесения к труднообогатимым их использование может найти применение в качестве сырья для энергетики. Но для этого необходим комплекс мер по снижению себестоимости их добычи.

Следовательно, в результате ликвидации, объединения, реструктуризации, приватизации и прочих мероприятий из 26 шахт Карагандинского бассейна проектной мощностью около 50 млн. т в год, имевших лучшие технико-экономические показатели, осталось 12.

По проведенному авторами статьи1 анализу увеличение потребности в энергетическом сырье для интенсификации промышленного производства Республики Казахстан в течение 2005–2010 гг. составило: в углях марки К на энергетику и капитально-бытовые нужды — 14,5 млн. т (непокрытая потребность достигнет величины 11 млн. т); в угле для коксования — 19 млн. т (непокрытая потребность — 3,3 млн. т); в энергетических углях на внешнем рынке — 2,4 млн. т в год, в угле для коксования и угольного концентрата — около 1 млн. т. Значит, в прогнозируемой перспективе можно ожидать безусловную тенденцию к росту добычи угля. Такие амбициозные планы, по мнению специалистов, подкреплены ажиотажным спросом на уголь на внешнем рынке и решениями по сокращению экспорта своей продукции ведущих угледобывающих стран, таких как Китай и Соединенные Штаты Америки.

Но добыча угля сопровождается многоплановым негативным воздействием угледобывающего и перерабатывающего комплекса на окружающую среду и в конечном счете приводит к:

  • -      нарушению естественных ландшафтов, гидрогеологического режима поверхностных и подземных вод;
  • -      загрязнению продуктами эрозии горных пород водосборных площадей рек;
  • -      химическому загрязнению поверхностных и подземных вод;
  • -      загрязнению воздушного бассейна выбросами вредных веществ и пылением отвалов;
  • -      уничтожению почвенного и растительного покровов на значительных территориях;
  • -      замещению сельскохозяйственных земель породными отвалами, гидроотвалами, шламохранилищами.

Техногенные последствия от ведения горных работ распространяются на прилегающие территории, существенно превышающие земельные и горные отводы угледобывающих предприятий. При этом разрушение геологической среды носит необратимый характер, так как изменяются физико-механические свойства массивов со всеми вытекающими из этого последствиями, при этом значительная часть нарушенных горными работами массивов находится в густонаселенных районах области.

Одним из наиболее значимых факторов техногенного воздействия угольной отрасли является нарушение земной поверхности. Загрязнение различных категорий земель и окружающей среды связано с размещением отходов, образующихся в процессе производственной деятельности шахт и разрезов бассейна. Особую озабоченность вызывает проблема восстановления нарушенных земель закрытых шахт. Программы рекультивации на полях закрытых шахт не выполняются.

Ведение горных работ оказывает значительное техногенное воздействие на водные объекты, что создает проблемы с обеспечением населения питьевой водой нормативного качества и в достаточном количестве. В области на долю угольной отрасли приходится значительная часть сброса загрязненных сточных вод. В результате имеет место существенное негативное воздействие как на гидрохимический, так и на гидрологический режимы водных объектов. Шахтные воды имеют концентрации вредных веществ, превышающие в 2–89 раз предельно допустимые, низкую прозрачность; содержание взвешенных веществ может достигать нескольких десятков и сотен г/дм3. Загрязнение водоемов происходит не только за счет шахтных и карьерных вод, но и при смывании поверхностных загрязнений с территорий шахт, разрезов, углеобогатительных фабрик и отвалов сухой породы.

Горные работы приводят к образованию депрессионных воронок. Это приводит к высыханию колодцев, водозаборных скважин, иссяканию родников, ручьев и небольших речек. Огромное воздействие на качество подземных вод оказывает процесс ликвидации горнодобывающих предприятий. После затопления шахт выработанное пространство превращается в источник постоянного загрязнения (в воде увеличивается содержание железа, марганца и даже сероводорода), отмечается существенное увеличение минерализации подземных вод.

В Карагандинском бассейне пласты Д6, Д9, Д10, Т1, К7, К10, К12, отнесенные к угрожающим, или опасным, по внезапным выбросам угля и газа, имеют высокую природную газоносность. В настоящее время доля добычи угля из выбросоопасных пластов в бассейне составляет около 30 % и в дальнейшем будет возрастать. Все шахты, разрабатывающие эти пласты, отнесены к сверхкатегорийным по газу. Это приводит к значительным затратам по созданию безопасных условий ведения горных работ.

Необходимо особо отметить, что специфической экологической проблемой Карагандинской области является загрязнение атмосферы выбросами газа метана. Содержание газа метана в угольных пластах Карагандинского бассейна составляет около одного триллиона куб. метров. Ежегодно в атмосферу выбрасывается несколько сотен миллионов куб. метров газа метана.

Для угольной промышленности характерным является также большой объем выбросов пыли в атмосферу. Источниками выбросов пыли являются взрывные работы, сдувание пыли с отвалов и при погрузке угля. Так, пылегазовое облако от взрывных работ распространяется на расстояние свыше 10 км, а сдуваемая с отвалов горных пород и на погрузочных пунктах пыль — до 2,5 км. В связи с этим примыкающие к источникам загрязнения территории испытывают пылевую техногенную нагрузку — от «умеренно опасной» до «высокоопасной».

Ведение горных работ приводит к деградации биоценозов. Основные элементы биосферы — почвенный и растительный покровы — подвергаются деструктивному воздействию при открытой добыче, технология которой неизбежно приводит к полному разрушению почвы и растительности, обитающей на ней. Установлено, что негативное влияние добычи угля на лесные экосистемы проявляется в радиусе до 5 км от границ ведения открытых горных работ. Интенсивная угледобыча обостряет санитарно-эпидемиологическую обстановку и ведет к ухудшению здоровья населения.

Показатели здоровья работников угольной отрасли значительно хуже сложившихся средних областных показателей. Так, смертность в трудоспособном возрасте в угольных городах на 15–20 % выше. Временная нетрудоспособность выше в 2 раза, а травматизм — в 2–2,5 раза.

Негативное воздействие предприятий угольной отрасли на экологию области усугубляется проблемами недостаточного государственного регулирования охраны окружающей среды и использования природных ресурсов. Существующий экономический механизм природопользования не обеспечивает стимулирования природоохранной деятельности хозяйствующих субъектов. Предприятиям выгоднее платить за негативное воздействие на окружающую среду, чем вкладывать значительно бльшие суммы в реконструкцию и модернизацию производства в целях его экологизации. Отсутствует реальная система льгот для организаций-природопользователей, реализующих меры по обеспечению экологической безопасности своего производства. Продекларирован, но практически не выполняется принцип компенсации вреда, нанесенного здоровью человека и окружающей среде. Не развиты такие экономические инструменты, как экологическое страхование, введение акцизов на производство экологически опасной продукции. Медленными темпами внедряются в практику природоохранной деятельности предприятий эффективный производственный экологический контроль, экологическая сертификация производства с учетом требований международных стандартов в сфере управления охраны окружающей среды.

Направления снижения экологической нагрузки на окружающую среду в сфере угольного производства

Понимая значимость решения экологических вопросов для населения Карагандинской области, общественные организации, ученые, экономисты, экологи промышленных предприятий постоянно проводят работу по обеспечению экологической безопасности, улучшению качества природной среды. Так, 27 декабря 2001 г. XV сессией Карагандинского областного Маслихата была принята Программа «Оздоровление экологической обстановки Карагандинской области на 2002–2005 годы»4.

В Программу вошли следующие разделы:

  • -      охрана атмосферного воздуха;
  • -      охрана водных ресурсов;
  • -      охрана и рациональное использование земельных ресурсов, размещение, использование и минимизация отходов производства;
  • -      охрана здоровья населения;
  • -      совершенствование форм и методов природоохранной деятельности.

В Программе была сделана попытка охвата практически всего спектра региональных экологических проблем, связанных как с деятельностью отдельных предприятий области, так и носящих глобальный характер. В нее также вошли проблемы, которые не имеют в настоящее время конкретного практического и технического решения, но находящиеся на стадии рассмотрения и принятия организационных, правовых мер и требующие своего безотлагательного решения. Особенно это касается деятельности военно-испытательных полигонов.

Однако несмотря на принимаемые меры экологическая ситуация в области остается напряженной. Пока природа «держится», но каковы последствия дальнейшего наращивания объемов добычи — однозначного ответа сегодня нет. Безусловно ясно одно: без достоверного экологического прогноза развивать угольную отрасль мы не имеем морального права. Поэтому пока необходимо стабилизировать добычу угля на экологически безопасном уровне. Но никто сегодня не может точно сказать, каков рубеж добычи угля, за который нельзя перешагнуть. Ведь в ведущих угледобывающих странах добывают миллиард и более тонн угля в год.

Кроме того, все прекрасно понимают, что объем добычи сам по себе критерием экологической безопасности не является. Добывать можно по-разному: в различных районах, действующими и новыми предприятиями, различными технологиями, с применением современных систем природозащитных мероприятий, рекультивации, утилизации парниковых газов и т.д. Поэтому главная задача сегодня заключается даже не в определении минимальных и максимальных объемов добычи, а в уменьшении воздействия работников угольных предприятий на среду обитания, с учетом перспектив развития угольной отрасли.

Встает вопрос: какой же комплекс мер нужно предпринять, чтобы снизить экологическую нагрузку на окружающую среду в сфере угольного производства?

Во-первых, следует дать оценку экологической емкости природной среды Карагандинской области, что позволит не только определить возможный уровень добычи угля в структуре производительных сил области, но и предусмотреть эффективные меры компенсации антропогенных воздействий.

  • Во-вторых, нужно добиваться улучшения экологической ситуации в зонах влияния закрываемых шахт. Для этого необходимо:
  • -      повысить эффективность экологического мониторинга за счет совершенствования его организации и проведения;
  • -      продолжить создание системы наблюдательных скважин и режимные наблюдения за состоянием подземных вод;
  • -      изучить необходимость строительства новых и расширения существующих водоотливных комплексов в связи с возможными перетоками воды закрываемых шахт в действующие;
  • -      обеспечить питьевой водой жителей населенных пунктов, источники водоснабжения которых загрязнены шахтными водами;
  • -      ускорить строительство очистных сооружений на шахтах, осуществляющих сброс в водные объекты кислых и железосодержащих шахтных вод;
  • -      предусмотреть меры по защите земной поверхности от подтопления в случаях остановки водоотливов на ликвидируемых шахтах.

Особо хотелось бы подчеркнуть необходимость создания системы мониторинга экологической безопасности в зоне ликвидации шахт Карагандинского бассейна, которая обусловливается:

  • -      масштабом закрытия и, как следствие, обострением экологических и социально-экономических проблем в угледобывающих муниципальных и региональных образованиях;
  • -      существенным нарушением природной среды при одновременном влиянии действующих и закрываемых шахт, а также накопленным за годы их функционирования негативным влиянием на природно-техногенную среду;
  • -      зависимостью интенсивности проявления экологических негативных явлений от параметров геологических структур и протекающих в них процессов, которые не охватывают существующие государственные экологические службы (техногенная тектоника, пробужденные геодинамические зоны, процессы сдвижений, просадок, газовыделений и подтопление земной поверхности в зонах ведения горных работ);
  • -      повышенным вниманием государственных органов и общества к проблемам экологии и защиты окружающей среды.

Учитывая потребность в координации деятельности в области технических и экологических работ, надо организовать Центр мониторинга производственной и экологической безопасности в зонах ликвидации шахт бассейна. В общем виде структурная схема функционирования отраслевой системы мониторинга производственной и экологической безопасности может быть представлена как на рисунке 1.

Значит, для решения обозначенного круга видов деятельности необходима определенная организационная структура отраслевого Центра мониторинга экологической безопасности, достаточный и квалифицированный состав специалистов. При этом производственная служба должна осуществлять методическое и организационно-техническое руководство комплексом мониторинговых видов деятельности в зоне ликвидации шахт; участвовать в разработке проектов и их экспертизе; обосновывать необходимость и приоритетность выполнения практических мер по нейтрализации и предотвращению экологических осложнений.

Экономическая служба должна планировать финансово-хозяйственную деятельность Центра, отчитываться за использование финансовых средств, обосновывать потребность в финансовых и материально-технических ресурсах для оперативного осуществления природоохранных мероприятий, направленных на предотвращение  негативных экологических процессов.

Информационно-аналитическая служба должна обеспечивать анализ, комплексную оценку и обобщение результатов наблюдений за состоянием окружающей среды; формировать и вести дифференцированный по видам мониторинга банк данных по источникам экологической опасности; составлять прогноз экологических последствий.

В-третьих, надо обеспечить коренное изменение отношения собственников к проблемам экологии. Собственник должен быть не только социально, но и экологически ответственным. Стабилизация (и даже сокращение негативного воздействия на окружающую среду) должна стать обязательным условием наращивания добычи на действующих предприятиях. Такие технические решения в мире уже наработаны и реально внедряются.

Необходимо также широкое привлечение угольных компаний к переработке углей и отходов угольной промышленности, без чего невозможно решение вопросов развития углехимии и экологических проблем угольной отрасли.

В качестве основного направления работ по эффективному снижению негативного воздействия на природную среду целесообразно создание эколого-технологических процессов, взаимосвязанных не только с основной технологией добычи угля, но и с потреблением электрической и тепловой энергии. Такие процессы, дополняя друг друга, позволят эффективно использовать природные ресурсы, создавать и применять безотходные и энергосберегающие технологии с учетом нужд энергоснабжения угольного предприятия и его инфраструктуры.

В целом руководствуясь основными принципами экологизации угольного производства на базе энергосберегающих природоохранных и безотходных технологий, можно предложить объектную модель управления природоохранной деятельностью угольного предприятия (рис. 2).

Информационная картина эколого-энергетического состояния предприятия строится после проведения энергетического и экологического аудита. По результатам выясняются все «узкие» места, разрабатываются программы энергосберегающих и природоохранных мероприятий, принимаются меры по внедрению энергоэффективных проектов с минимальными сроками окупаемости капитальных вложений. На этом же этапе выявляются места размещения узлов контроля эколого-энергетических параметров хозяйственной деятельности предприятия для последующего внедрения систем учета энергоресурсов и экологического мониторинга.

Основными объектами модели управления природоохранной деятельностью угольного предприятия являются: во-первых, объекты энергообеспечения, включающие в себя подстанции, сети электроснабжения, котельные и компрессорные установки; во-вторых, технологические объекты основного производства (водоотливные, вентиляторные и подъемные установки, подземный транспорт, горный машинный комплекс); в-третьих, объекты вспомогательного производства (административно-хозяйственный комплекс, объекты отгрузки и складирования угля и породы, отгрузки готовой продукции и т.д.).

 

Основные принципы управления природоохранной деятельностью угольного предприятия, заложенные в модель, следующие: чем меньше предприятием расходуется топливно-энергетических ресурсов (ТЭР) на единицу продукции, выше качество используемых ТЭР, меньше образуется отходов производства, тем ниже уровень вредных выбросов и сбросов, нарушений и изъятия земель, меньше расходов на установку и эксплуатацию природоохранного оборудования, выше экологическая безопасность горного производства. Реализация этих принципов имеет и экономический аспект, поскольку эффективное использование ТЭР, в том числе вторичных ресурсов, и минимизация экологических платежей за счет внедрения природоохранных технологий значительно снижают издержки основного производства на природоохранную деятельность, делая его прибыльным, а это одна из главных целей реструктуризации отрасли. Другая главная цель реструктуризации — создание интенсивного горного производства, что требует дополнительной (и дешевой) энергии.

Для получения дополнительной энергии в модели предусмотрены объекты утилизации вторичных энергетических ресурсов (ВЭР), обладающих определенным тепловым потенциалом, а также использование попутного газа метана. К источникам таких ВЭР относятся дымовые газы котельных, оборотная вода компрессорных установок, шахтная вентиляционная струя, шахтные воды. Кроме того, могут быть использованы кинетическая энергия шахтной вентиляционной струи и химическая энергия шахтного метана. Для получения высокоэффективного топлива предназначены объекты улучшения качества угля, т.е. его обогащения, брикетирования, а также создания водоугольного топлива.

Экологические блоки объектов снижения вредного воздействия на окружающую среду, показанные в модели, включают в себя разнообразное природоохранное оборудование на заключительном этапе экологизации (очистка и нейтрализация вредных выбросов и сбросов).

Рассмотренная объектная модель управления природоохранной деятельностью угольного предприятия является, по сути, обобщением результатов исследований как в области энергосбережения, так и экологии горного производства5,6.

В-четвертых, желательно обратить особое внимание на снижение отрицательного воздействия действующих предприятий угольной отрасли на окружающую среду. В этой связи необходимо осуществление комплекса мероприятий, обеспечивающих:

  • -      совершенствование экономического механизма регулирования природопользования с учетом наиболее полного отражения затрат на возмещение ущерба окружающей среде;
  • -      создание отраслевого экологического фонда на основе существующей законодательной и нормативной базы;
  • -      льготное кредитование экологических программ;
  • -      совершенствование системы экологического мониторинга для получения непрерывной и полной информации о состоянии окружающей среды, позволяющей оценивать их последствия, обосновывать принимаемые решения и вырабатывать предложения по корректировке мер;
  • -      формирование комплексной программы развития производства для каждого предприятия, обеспечивающей рациональное и безопасное природопользование;
  • -      снижение сброса загрязненных сточных вод за счет повышения качества их очистки, широкое использование очищенной воды на технологические нужды предприятий.

Реализация данного комплекса мероприятий позволит снизить экологическую нагрузку на окружающую среду в сфере угольного производства, будет способствовать ее сохранению, бережному отношению к природным ресурсам, улучшению условий проживания населения в угледобывающих регионах страны.

 

 

Список литературы

     1.   Сагинов А.С., Дрижд Н.А., Шулятьева Л.И. Эффективность использования и проблемы развития шахтного фонда Карагандинского бассейна // Горный журнал Казахстана. — 2004. — № 5. — С. 5–7.

     2.   Алиев С.Б. Реструктуризация угольной промышленности Казахстана // Уголь. — 2001. — № 9. — С. 41–44.

     3.   Презент Г.М. Состояние и перспективы развития Карагандинского угольного бассейна // Уголь. — 1998. — № 6. — С. 10–15.

     4.   Программа «Оздоровление экологической обстановки Карагандинской области на 2002–2005гг.» // Материалы XV сессии Карагандинского областного Маслихата от 27 декабря 2001 года. — Караганда, 2001. — С. 84.

     5.   Климов С.Л., Закиров Д.Г. Энергосбережение и проблемы экологической безопасности в угольной промышленности России. — М.: Изд-во Академии горных наук, 2001. — С. 271.

     6.   Закиров Д.Г. Модель управления природоохранной деятельностью угольных предприятий на базе комплексного использования энергосберегающих и природоохранных технологий // Уголь. — 2001. — № 7. — С. 61–63. 

Фамилия автора: Р.С.Каренов
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика