Криминалистическая характеристика оказания противодействия расследованию

Оптимизация процесса раскрытия, расследования и предупреждения преступлений обусловлена исследованием методов, способов оказания противодействия расследованию, определением условий и обстоятельств формирования и развития конфликта в механизме преступной деятельности. То есть оказание противодействия расследованию нами рассматривается как деятельность, направленная на применение незаконных средств и способов воспрепятствования установлению объективной истины в уголовном судопроизводстве. Механизм оказания противодействия расследованию обусловлен условия­ми и обстоятельствами формирования и развития конфликта, исследование которого способствует уста­новлению источника оказания противодействия, раскрывающего их причинно-следственную обуслов­ленность. А.Я. Анцупов и А.И. Шипилов к числу объективных причин конфликтов относят обстоятель­ства социального взаимодействия субъектов, которые привели к столкновению их интересов, мнений, установок [1; 213-214]. Объективно-субъективные причины конфликта обнаруживаются условиями и обстоятельствами криминальной ситуации, обусловливая механизм преступной деятельности свой­ствами индивидуально-личностного характера, направленными на уровне установки, потребностного состояния субъекта на осуществление преступной деятельности. То есть конфликт — динамический процесс проявления внутренних противоречий, создающих условия для формирования и развития конфликтной ситуации.

Р.С. Белкин определяет конфликт как «столкновение противоположно направленных, несовме­стимых друг с другом тенденций в сознании отдельного индивида в многочисленных взаимодействи­ях или отношениях, связанное с острыми эмоциональными переживаниями; сложное социально­психологическое явление, один из крайних способов разрешения значительных противоречий, возни­кающих в процессе взаимодействия людей» [2; 37].

Как сложное социально-психологическое явление, как один из крайних способов разрешения значительных противоречий конфликт обнаруживается способом поведения субъекта преступной деятельности. Рассматривая факт совершения преступления как результат конфликта субъекта, нам представляется верным рассматривать конфликт как определяющую основу механизма преступной деятельности, являющегося информационно-познавательным средством установления причинно­следственной обусловленности события преступления.

Конфликт, являясь информационно-познавательным средством установления причинно­следственной обусловленности события преступления, обнаруживает систему доминирующих отно­шений, выражаемых индивидуально-личностными свойствами в мотивообразовании, целеобразова- нии, регулятивными особенностями субъекта. Р.С. Белкин подчеркивает, что «в основе каждого пре­ступления лежит конфликт правонарушителя с законом, с интересом общества и государства. Вос­становление попранного права начинается с раскрытия и расследования преступления, в ходе которо­го конфликт с законом может приобрести форму конфликта со следователем — лицом, призванным установить истину» [3; 80]. Эту мысль продолжает О.Я. Баев: «Разновидностью, формой уголовно­правового конфликта является облечение его в уголовно-процессуальные отношения, возникающие между государством и лицом, совершившим преступление» [4; 57]. Также через призму конфликта рассматривается проведение допроса Г.Г. Доспуловым: «Причиной конфликта в процессе допроса, как правило, оказываются несовпадения систем нравственных ориентаций общества и личности — свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, а источником конфликта — стремление до­прашиваемого помешать следователю в достижении цели допроса» [5; 10]. А.Р. Ратинов отмечает возможность конфликта следователя с недобросовестным обвиняемым, но который может быть и не­виновным, указывая на наличие следственной ошибки [6; 30].

То есть источником формирования и развития конфликта является стремление и желание субъ­екта преступной деятельности и других заинтересованных людей к оказанию противодействия в ходе установления истины, в свою очередь источником оказания противодействия является конфликт. При исследовании механизмов оказания противодействия в первую очередь необходимо раскрыть усло­вия и обстоятельства формирования и развития конфликта, обусловленные субъективным отношени­ем к ситуации взаимодействующих субъектов. На основании изложенного можно констатировать, что взаимодействие конфликта и противодействия можно рассматривать как причину и средство. Оказание противодействия как средство обеспечивает достижение цели субъектами, стремящимися воспрепятствовать установлению истины.

Интересна мысль Б.Б. Нургалиева: «Противодействие является средством, направленным на воспрепятствование выполнению задач предварительного расследования и установлению объектив­ной истины по уголовному процессу, а также на воспрепятствование вовлечению следов преступле­ния в сферу уголовного судопроизводства и последующего их использования в качестве судебных доказательств. В качестве общих задач противодействия автором выделяются: 1) сокрытие информа­ции о событии преступления; 2) сокрытие информации о виновности конкретного лица в совершении преступления и его соучастниках; 3) сокрытие информации о носителях доказательственной инфор­мации; 4) создание неблагоприятных условий для деятельности правоохранительных органов в их стремлении самостоятельно добыть доказательственную базу; 5) дискредитация добытых доказа­тельств; 6) оказание психологического, физического воздействия на свидетелей, потерпевшего (в не­которых случаях — на подозреваемого и обвиняемого), следователя. Решение указанных задач реа­лизуется посредством сокрытия, являющегося одним из способов оказания противодействия рассле­дованию». в качестве классификационной системы видов противодействия Б.Б. Нургалиев выделяет дачу ложных показаний [7; 8]. Дачу ложных показаний можно отнести к одному из способов сокры­тия преступления. «Сокрытие преступления как форма противодействия — это действия, направлен­ные на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки, фальсифика­ции следов преступления и преступника либо их носителей или путем комбинирования этих приемов. Воспрепятствование заключается (в активной или пассивной форме человеческих поведенческих ак­тов) в недопущении включения соответствующей доказательственной информации в сферу уголов­ного судопроизводства, ее использования в процессе расследования уголовного дела» [8; 217].

Осуществление противодействия обусловлено действиями по сокрытию преступления, меха­низм которых детерминирован направленностью на воспрепятствование расследованию, заключаю­щееся в недопущении включения соответствующей доказательственной информации в сферу уголов­ного судопроизводства, ее использования в процессе расследования уголовного дела. Это отмечали А.Ф. Лубин и С.Ю. Журавлев [9; 345]. Сокрытие преступления как форма совершения преступления обусловлено целевой направленностью субъекта на осуществление действий (бездействия), обеспе­чивающих уклонение от ответственности.

Одним из основных способов оказания противодействия расследованию является сокрытие пре­ступления, определяемое системой действий, направленной на воспрепятствование осуществлению деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. В связи с этим сокры­тие преступления является деятельностью, направленной на оказание противодействия деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. То есть сокрытие является содержа­тельной основой оказания противодействия познавательно-поисковой деятельности субъектов дока­зывания, в связи с чем систематизация способов сокрытия как видов оказания противодействия в теоретических исследованиях ученых-криминалистов способствует решению криминалистических задач, в частности, определяет методы познания события преступления, методы выявления факторов криминогенного, конфликтного характера, устанавливает целевую направленность субъекта.

Установление целевой направленности субъекта отражается показателем намерения субъекта на оказание противодействия посредством сокрытия или совершения преступления посредством сокры­тия. То есть классификационная основа сокрытия, направленного на оказание противодействия или на совершение преступления, определяемая целевой направленностью, раскрывается способом поведения субъекта преступной деятельности. Способ поведения субъекта преступной деятельности отражает опе­рациональные механизмы действий (бездействия), стилевые особенности субъекта в конфликте, опреде­ляющие выбор способов сокрытия, которые способствуют прогнозированию развития действий, приемов, операций при достижении цели.

Противодействие, обусловленное целевой направленностью, имеет свои закономерности. О за­кономерностях, присущих противодействию, отмечено К.Е. Исхаковым: «Знание этих закономерно­стей позволяет разрабатывать приёмы и методы преодоления различных форм противоправной дея­тельности, а также применять их на практике. Поэтому важно систематизировать сведения о про­тиводействии, дать классификацию противодействия, позволяющую более полно охарактеризовать сложный процесс противодействия» [10; 17].

Закономерности противодействия, в зависимости от поставленной цели, мотива субъекта, направленных на решение конкретной задачи, от использования определенных средств сокрытия, отражающиеся условиями и обстоятельствами этапов расследования, определяют методику преодо­ления противодействия в ходе расследования преступлений. Исходя из закономерных процессов формирования и развития противодействия как средства, направленного на сокрытие, способы кото­рых определяются условиями и обстоятельствами взаимодействия участников конфликта, есть осно­вания для выделения в следственной ситуации ситуации противодействия. «В ситуации противодей­ствия обоснованно выделяются признаки:

а)  информационный — степень осведомленности следователя о преступлении и лице, его со­вершившем, осведомленность лиц, противодействующих следствию, о том, какие доказательства могли быть обнаружены, о планах и намерениях противодействия;

б) психологический — отражает особенности психологических качеств следователя и проходя­щих по делу лиц, особенности их взаимодействия друг с другом;

в)  процессуальный — «процессуальное состояние» производства по делу;

г)  тактический — своеобразие тактической обстановки;

д) организационно-технический — материально-технические, организационные ресурсы и воз­можности следователя» [10; 13].

Являясь разновидностью следственной ситуации, ситуация противодействия — модельная осно­ва для познавательно-поисковой деятельности субъектов доказывания, так как определяет условия и обстоятельства следственной ситуации причинно-следственной связью формирования и развития конфликта, обусловленного объективно-субъективными факторами, выявляющими источники разви­тия, характер и природу противодействия. Установление природы и характера противодействия на основе исследования условий и обстоятельств формирования конфликта, определяющих стилевые особенности поведения субъектов в процессе конфликтного взаимодействия, выражая устойчивую форму взаимодействия субъекта с окружающей средой, раскрывает механизм оказания противо­действия расследованию. Именно типичные проявления механизма противодействия определенными формами конфликтного взаимодействия с субъектом относительно предмета посягательства, объекта противодействия составляют модельную основу для прогнозирования развития конфликта, определе­ния объективно-субъективных факторов ситуации конфликта, раскрытия тактики и стратегии пове­дения в процессе дальнейшего взаимодействия как с субъектами доказывания, так и с другими участ­никами уголовного процесса. Кроме того, ситуация противодействия является определяющей осно­вой для алгоритмизации следственных, оперативно-розыскных мероприятий. «Одним из наиболее эффективных способов содержательного исследования сложных объектов является построение и ана­лиз их динамической структуры. Полагаем, что целесообразно дифференцировать общую динамиче­скую структуру на два основных блока: формирование ситуации противодействия и преодоление оказываемого противодействия.

Представляется, что наиболее полно и адекватно первый блок динамической структуры ситуа­ции противодействия — процесс ее формирования и осознания — отражает следующая четырех­этапная модель:

1 этап — поиск и обнаружение информации;

2  этап — осознание противостоящими сторонами реальной ситуации, сложившейся по рассмат­риваемому делу;

3  этап — обнаружение специфической (зоны неизвестности) неопределенности;

4  этап — диалектическое соединение конфликтного характера ситуации и недостатка знаний о планах и намерениях противодействующей стороны.

Второй блок динамической структуры ситуации противодействия состоит из следующих этапов, отражающих логико-психологическую и практическую деятельность следователя, непосредственно направленную на преодоление противодействия соперничающей стороны и достижение стоящих пе­ред ним целей:

1     этап — разработка и выбор общей линии поведения;

2      этап — проникновение в конкретные планы и намерения противодействующего субъекта;

3     этап — маскировка собственных планов и введение противодействующей стороны в заблуж­дение относительно своих предстоящих действий;

4     этап — разработка конкретной тактики процессуальных, оперативно-розыскных и иных дей­ствий и комплексов и подсистем в рамках ранее избранной стратегии» [10; 13-14]. Условия противо­действия, обусловленные конфликтным взаимодействием, направленным на сокрытие, определяют способ поведения субъекта, оказывающего воспрепятствование реальными механизмами выполнения действий (бездействия), выбором условий и обстоятельств совершения, сокрытия преступлений, по­становкой задачи, выявляющие личностную активность в достижении цели, в мотивообразовании. Установленная активность субъекта в мотивообразующей системе, отражаемая в ситуации противодей­ствия, определяет субъективное отношение к результату, к наступившим последствиям, к объекту, к предмету, тем самым информируя о доминантности, индивидуальности, избирательности субъекта в ситуации противодействия.

Анализ всех этих закономерностей, обусловленных условиями и обстоятельствами противодей­ствия, раскрывает возможности для определения эффективного способа поведения субъекта доказы­вания, исходя из реальных и конкретных фактов конфликтных ситуаций. То есть установление при­чинно-следственной обусловленности противодействия в процессе раскрытия, расследования и пре­дупреждения преступлений определяет логическую последовательность и психологическую основу оказания противодействия, тем самым раскрывая субъекта, оказывающего противодействие, опреде­ляя объект, предмет, выявляя причину и целевую направленность. Указанные механизмы проявления условий и обстоятельств противодействия расследованию создают предпосылки для прогноза, для программирования действий, алгоритмизации следственно-оперативных мероприятий, определения тактических форм взаимодействия следственно-оперативных работников как между собой, так и с общественностью, контрольно-ревизионными органами. Условия противодействия отражаются при­чинно-следственными обстоятельствами, определяющими характер расследования, состояние рас­следования при исследовании доказательств, в ходе установления объективной истины в уголовном судопроизводстве. Способы исследования доказательств определяются условиями и обстоятельства­ми противодействия, влияющими и на их тактическое обеспечение. Тактика следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при преодолении противодействия эффективно обеспечивается решением организационных задач, установлением психологического контакта, оказанием психологи­ческого воздействия на участников уголовного процесса с использованием метода наблюдения, ме­тода рефлексивного управления.

Методико-тактическое обеспечение производства следственных действий и оперативно­розыскных мероприятий способствует получению достоверной, полной и объективной информации от любого лица, оказывающего противодействие, выявляя формы и способы противодействия в ходе конфликтного взаимодействия. Применение тактического арсенала при проведении следственных действий обусловлено их системностью использования, благоприятно влияющих на ход преодоления противостояния. В связи с этим заслуживает внимания разработанная система тактических приемов, направленных не преодоление противодействия:

-   при производстве следственного осмотра;

-   при производстве допроса;

-    при производстве других следственных действий [10; 18-21].

Системное исследование тактических приемов, следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий способствует комплексному исследованию характера и природы противодействия при осуществлении деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений.

Характер и природа противодействия обусловлены проявляющимися свойствами признаков противодействия, которые отмечает в диссертационном исследовании Б. Б. Нургалиев. К основным свойствам признаков противодействия он относит:

а)  неожиданность возникновения препятствий на пути следствия в тех случаях, когда их не должно быть;

б) неединичность и систематичность появления этих препятствий;

в) однотипность препятствий либо их однонаправленность;

г) причинно-следственная связь признака противодействия с видом этого противодействия;

д)  относительная предполагаемость (прогнозирование) возникновения противодействия [7; 12]. То есть признаки противодействия проявляются закономерными процессами отражения их свойств, условиями и обстоятельствами оказания противодействия, поэтому исследование обстоятельств следственной ситуации в динамичном ее развитии, с использованием эффективных методов обеспе­чения их выявления, раскрытия, оптимизирует процесс доказывания.

Оптимизация процесса доказывания обусловлена определением способов исследования, собира­ния, фиксации доказательственной информации. На результативность их обеспечения воздействуют субъективные возможности субъектов доказывания. От субъективных возможностей субъектов дока­зывания зависит и результативность принятия и реализации решений, так как деятельность субъектов доказывания обусловлена решением мыслительных задач, связанных с правильной квалификацией преступления, с избранием меры наказания, меры пресечения, с разработкой тактических и стратеги­ческих средств, создающих оптимальные условия для определения методов преодоления противо­действия субъектами доказывания. «Для преодоления противодействия раскрываются возможные варианты решений следователя:

Обстоятельства допускают первоочередное решение задач по обнаружению, собиранию и исполь­зованию доказательств. Но вместе с тем необходимо учитывать возможность противодействия со сто­роны заинтересованных лиц и быть готовым к нему в самое ближайшее время.

Обстоятельства требуют одновременных действий по обнаружению, собиранию и использо­ванию доказательств и преодолению противодействия.

Обстоятельства таковы, что необходимость преодоления противодействия требует незамедли­тельного решения. Недооценка данного обстоятельства может привести к необратимым последстви­ям — утрате имеющихся и неполучению новых доказательств.

В случае, когда от следователя требуется принятие решения по одновременным действиям, возможна одна их двух типичных ситуаций:

  • необходимость принятия решения о преодолении противодействия возникает в ходе следствен­ного действия или оперативного мероприятия;
  • решение необходимо принимать до начала следственного действия или оперативного меро­приятия, но выполнение последних должно быть незамедлительным» [10; 15].

В процессе доказывания в условиях оказания противодействия важную роль играет своевре­менное принятие тактического решения по рациональному и эффективному сочетанию оперативно­розыскных мероприятий и следственных действий, т.е. организация взаимодействия следственно­оперативных работников. В криминалистической литературе выделяют тактическую форму взаи­модействия следственно-оперативных работников как тактическую операцию. Тактические опера­ции являются:

1) совокупностью тактических средств, через которые реализуются методы расследования.;

2)   средством реализации взаимодействия следствия с органом дознания, государственными учре­ждениями и организациями, отдельными гражданами, необходимость в котором возникает при решении в ходе расследования задач;

3)   организационным и тактическим средством ликвидации противодействия со стороны право­нарушителей;

4)  средством алгоритмизации процесса расследования преступлений;

5)   средством реализации тактических приемов, требующих совокупности действий следователя и представителей других органов, организаций [11; 43]. А.В. Дулов допускал, помимо тактических операций, и существование тактических комбинаций, замечая, что «под этим термином следует по­нимать разновидность тактической операции, где используется совокупность следственных действий (иногда с привлечением оперативных действий), направленных на реализацию отдельного тактического приема [11; 45]. С.И. Цветков также различал понятия тактической операции и тактической комбинации. Под тактической комбинацией он понимал комплекс тактических приемов в рамках одного следственного действия [12; 111]. Этой же точки зрения придерживается и В.И. Комиссаров, включающий теоретические основы тактических операций в криминалистическую методику, а основы тактических комбинаций — в криминалистическую тактику [13; 108, 109].

Наиболее детальную классификацию тактических операций предложил Л.Я. Драпкин. Он диф­ференцировал их по следующим основаниям:

1)   по характеру промежуточных задач, разрешаемых тактической операцией: устанавливающие основные обстоятельства по делу; устанавливающие вспомогательные обстоятельства;

2)   по характеру следственных ситуаций, в которых проводятся тактические операции: проводи­мые в простых следственных ситуациях; проводимые в сложных следственных ситуациях...;

3)     по содержанию: неоднородные, включающие в свой состав следственные, оперативно­розыскные, иные действия..; однородные, в состав которых входят только следственные действия;

4)   по отношению к этапам уголовного дела: сквозные, проводимые на протяжении нескольких этапов расследования; локальные, осуществляемые на одном из этапов расследования;

5)    по организационной структуре: проводимые работниками, объединенными во временное структурно-организационное звено (следственная бригада, следственно-оперативная группа и т.д.).

Р. С. Белкин, предложивший термин «тактическая комбинация», классифицировал комбинации как простые и сложные. Под первыми он понимал «систему тактических приемов в рамках одного следственного действия, под вторыми — систему следственных, оперативно-розыскных, розыскных и иных действий и мероприятий в рамках конкретного акта расследования. Среди сложных тактиче­ских комбинаций он выделил специфическую их разновидность, которую назвал оперативно­тактической комбинацией» [14; 146].

Анализ точек зрения ученых-криминалистов показывает значимость применения комплекса следственных и оперативно-розыскных мероприятий в процессе доказывания, в определении спосо­бов собирания, исследования, фиксации доказательств. На основании изложенного важной является разработка рекомендаций по установлению комплекса, системы следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в рамках конкретных частных криминалистических методик расследования отдельных видов преступлений. Н.Л. Гранат считает, что под методикой расследова­ния преступлений можно понимать наиболее целесообразно организованную систему тактических, технических, оперативно-розыскных и организационных приемов и средств, рекомендуемых крими­налистикой для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений [15; 80].

Сочетание следственных и оперативно-розыскных мероприятий называют компонентом такти­ческого решения [16; 10]. Следственные и оперативно-розыскные мероприятия являются компонен­том тактического решения в силу того, что выполняют обеспечивающую функцию сбора криминали­стической информации при раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений. Поэтому в процессе исследования механизма преступной деятельности оценка следственной ситуации осу­ществляется благодаря эффективному применению алгоритма следственных и оперативно­розыскных мероприятий для установления объективной истины в уголовном судопроизводстве. Сов­местное проведение следственно-оперативно-розыскных мероприятий зависит от принятия субъек­тами тактического решения по их использованию для решения уголовно-правовых и уголовно­процессуальных задач в процессе исследования, фиксации доказательств. Принятие тактического решения обусловлено взаимодействием следственных органов и органов дознания, осуществляющих предварительное расследование по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. На основе и посредством указанных организационно-познавательных средств обеспечения информации доказательственного характера принимаются и реализуются решения, направленные на установление объективной истины в уголовном судопроизводстве.

Взаимообусловленность следственных и оперативно-розыскных мероприятий, их взаимодопол­няющую роль раскрыл А.Р. Белкин. При возбуждении дела по оперативным данным содержание и результаты проведенных оперативных мер определяют характер и тактику первоначальных след­ственных действий, при помощи которых осуществляется реализация оперативных данных.

Оперативно-розыскные меры служат средством создания условий для проведения конкретных следственных действий. Эта форма сочетания может носить и обратный характер, когда следственное действие проводится с целью создания оптимальных условий для принятия тех или иных оперативно­розыскных мер. Оперативно-розыскные меры проводятся в целях снижения тактического риска при проведении следственных действий и служат целям отвлечения внимания от следственных действий, конспирирования их результатов. Оперативно-розыскные меры выполняют функцию компонента тактической (сложной) комбинации [17; 173].

Таким образом, показатель принятия тактического решения заключается, прежде всего, в опреде­лении комплекса следственных и оперативно-розыскных мероприятий в условиях оказания противо­действия, составляющих основу методики раскрытия, расследования и предупреждения отдельного вида или группы преступлений. «Реализовываемое при раскрытии, расследовании преступлений взаи­модействие между следователем и сотрудниками, осуществляющими оперативно-розыскную деятель­ность, должно строиться на принципах осуществления совместных действий, обеспечивающих непре­рывный и постоянный обмен информацией под процессуальным руководством следователя, без вмеша­тельства в деятельность субъектов взаимодействия, при строгом соблюдении требований действующе­го законодательства для создания наиболее благоприятных условий достижения основных целей уго­ловного судопроизводства» [18; 11]. При определении раскрываются роли и значения следственных и оперативно-розыскных мероприятий в процессе доказывания вопросы обеспечения методов расследо­вания конкретных видов, групп преступлений, эффективных ситуациях противодействия.

Ситуация противодействия обусловлена обстоятельствами неопределенности, когда решения в условиях тактического риска необходимо принимать оперативно, своевременно. «Возникновение риска в ходе расследования преступлений следует признать неизбежным, поскольку его существование опре­деляет синтаксическая неопределенность, которая и обусловливает множество возможных исходов (ре­зультатов) выбранного следователем действия или комплекса действий» [19; 22-23]. Условия и обстоя­тельства противодействия определяются факторами объективно-субъективного характера, выражаемы­ми тактическим риском. В силу этого одним из составляющих обстоятельств противодействия являют­ся условия тактического риска, определяющие все направления организационно-поисковой деятель­ности субъектов доказывания.

Список литературы

  1. Анцупов А.Я., ШипиловА.И. Конфликтология. — М.: Юнити, 1999. — 551 с.
  2. Белкин Р.С. Криминалистика. Краткая энциклопедия. — М.: Большая Рос. энцикл., 1993. — 250 c.
  3. Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. — Т. 3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. — М.: Юрид. лит., 1997. — 480 с.
  4. Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. — Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1981. — 130 c.
  5. ДоспуловГ.Г. Психология допроса на предварительном следствии. — М.: Юрид. лит., 1976 — 142 c.
  6. РатиновА.Р. Судебная психология. — М.: Юрид. лит., 1967. — 150 c.
  7. Нургалиев Б.Б. Тактические основы изобличения лиц, противодействующих расследованию преступлений путем дачи ложных показаний: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Караганда, 2006. — 23 с.
  8. Белкин Р.С. Криминалистические проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. — М.: Юрид. лит., 1988.— 303 с.
  9. Лубин А.Ф., Журавлев С.Ю. Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. — Н-Новгород: Про­гресс, 1995. — 225 c.
  10. Исхаков К.Е. Проблемы преодоления противодействия расследованию путем использования тактических приемов: Авто- реф. дис. . канд. юрид. наук. — Караганда, 2004. — 27 с.
  11. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. — Минск: Вышэйш. шк., 1979. — 127 с.
  12. Криминалистика (актуальные проблемы). — М.: Юрид. лит., 1988. — 255 с.
  13. Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. — Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 1987. — 156 с.
  14. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. — М.: Юрид. лит., 1968. — 245 с.
  15. Гранат Н.Л. Первоначальные следственные действия и их роль в методике расследования // Методика расследования преступлений. — М.: Изд-во МГУ, 1976. — 175 с.
  16. КопыловИ.А. Следственная ситуация и тактическое решение. — Волгоград: Волгоград. высш. шк. милиции, 1988. — 137 с.
  17. Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. — М.: Изд-во «НОРМА», 2007. — 527 с.
  18. Пакирдинов Н.М. Использование оперативно-розыскной информации при расследовании преступлений: уголовно­процессуальные и криминалистические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Караганда, 2008. — 27 с.
  19. Жиренчин А.К. Тактический риск при расследовании преступлений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Караганда, 2007. — 24 с.
Фамилия автора: Сембекова Б.Р.
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика