Приоритеты структурных преобразований в условиях рынка

Преобразовательные процессы, направленные на формирование рыночных отношений, обусловили обострение многих проблем, как унаследованных от планово-распределительной системы и, к сожалению, не разрешенных в ходе реформирования, так и созданных в образовавшейся неустойчивой хозяйственной среде. Их заданностъ структурными диспропорциями отечественной экономики не вызывает сомнения.

И разрушение воспроизводственного процесса на отдельные слабосвязанные звенья, и разрыв устойчивых хозяйственных связей, и усложнившиеся платежные взаимоотношения субъектов хозяйствования, и нарастающие проблемы во внешнеторговой деятельности, и обострение региональных аспектов развития, и инвестиционный кризис, и многие другие явления разрешимы не отдельными мерами в определенных секторах хозяйств, а осуществлением последовательной, целенаправленной политики. Рассматривая последнюю как системные действия правительства, направленные на перераспределение ресурсного потенциала страны, рационализацию пропорций между ведущими факторами роста для создания, развития и качественного обновления условий экономического развития, необходимо выработать национальные приоритеты структурных преобразований, логику их постепенного изменения, механизмы регулирования экономических процессов.

Нацеленная на решение многих проблем отечественной экономики, структурная перестройка должна быть соотнесена с тенденциями и закономерностями мирового развития, что станет условием эффективного участия республики в международном разделении труда не на устаревших торгово-посреднических принципах, а на преобладающих в современном всемирном хозяйстве воспроизводственных процессах, обеспечивающих полноценный доступ к формированию и перераспределению мирового дохода.

Техническая, технологическая, структурная отсталость переходных экономик от развитых стран препятствует формированию позитивных внешних импульсов, стимулирующих прогрессивные тенденции в структуризации производства. Мировое сообщество в условиях интенсивно и параллельно развивающихся интеграционных процессов и многообразных форм соперничества, конкуренции жестко ограничивает участие в мирохозяйственных процессах независимых государств, допуская их лишь к определенным сегментам, нишам мирового рынка, препятствуя повышению их конкурентоспособности до уровня, адекватного развитым хозяйственным системам.

Допуская в определенной степени ускоренное развитие национальных хозяйств, обеспечивая формирование своеобразной «зоны преемственности», насаждение постиндустриализма в других странах и трансплантацию соответствующих ему систем, мировое сообщество, с одной стороны, расширяет свой потенциал, с другой — создает дополнительную нагрузку формированием новых конкурентных сил, обусловливающих определенные сдвиги в структуре международного разделения труда, перераспределение экономического потенциала, изменения в кооперационных связях, уровне специализации, требующих адаптивности развитых экономик к этим процессам, а зачастую и не­опротекционизма для защиты от новых, чрезмерно напористых соперников в постиндустриальных регионах.

Так, в новых постиндустриальных зонах («белые карлики» в ATP) стратегической целью являлось наращивание, а затем сохранение дистанции по уровням развития в рамках различных цивилизационных моделей. На практике это выразилось, в частности, в принятом с 1989 г. в США решении исключить дальневосточную четверку из числа стран, пользующихся льготами в соответствии с учрежденной ранее генеральной системой преференций. Южная Корея стала второй после Японии страной по числу условий, ограничивающих ее доступ к американскому рынку на так называемой взаимной основе. Вместе с Тайванем она подверглась давлению, вынудившему повысить курсы своих валют по отношению к доллару для снижения конкурентоспособности местного экспорта и уменьшения позитивного сальдо их торгового баланса с США. Стремление защитить свои экономики особенно усилилось со стороны развитых стран после мирового финансового кризиса 1997–1998 гг.

Так, в отечественной экономике транснациональный капитал, избирательно вобрав в себя в качестве определенных технологических звеньев некоторые производства, фактически отсек их от национального воспроизводственного процесса. Такие традиционные отрасли, как нефтедобыча, черная и цветная металлургия, особенно после осуществления приватизационных процессов, активно включились в микрохозяйственные процессы. Компании, контролирующие эти производства, стали субъектами мирового рынка. Их устойчивое состояние в этом качестве представляется достаточно стабильным и долгосрочным.

По отношению же к некоторым производствам на мировом рынке применяются жесткие протекционистские меры. Уже несколько лет осуществляется антидемпинговое расследование поставок урана из Казахстана в США. С 1992 г. республика могла импортировать природный уран на американский рынок лишь при соблюдении определенных условий, не давших возможности развернуть продажу этой продукции. В 1996 г. Казахстан начал экспортировать в США порошок диоксида урана для изготовления топливных таблеток, но в 1997 г. в одностороннем порядке Департамент коммерции перестал выполнять и это обязательство. Таким образом, этот рынок оказался полностью потерянным.

Многочисленными препятствиями ресурсным потокам становятся неприобщенная гибкая система ценообразования, длительное сохранение тенденции к спаду в ряде отраслей и производств, монополизм экономических структур, специфика приватизационных процессов, неразвитость фондового рынка, платежный кризис и некоторые другие явления, носящие незавершенный, переходный характер.

В результате непоследовательной экономической политики, отсутствия четко определенных приоритетов, ограниченности инвестиционных источников структурные преобразования оказались чрезмерно затянувшимися, что усложняет их осуществление. В настоящее время им препятствуют:

-  нестабильная хозяйственная среда, в которой наряду с устойчивым ростом в ограниченном числе экспортоориентированных производств сохраняется кризисный потенциал в других секторах экономики;

-  разрушающаяся целостность воспроизводственного процесса, обусловленная отсечением финансового сектора от реальной экономики, а в структуре последней — институциональными преобразованиями, обеспечившими активное привлечение иностранных инвесторов к определенным сферам экономики республики;

-  чрезмерная открытость национальной экономики, повысившая ее уязвимость от конъюнктуры мирового рынка, от кризисных процессов, возникающих в его определенных сегментах;

-  усилившиеся структурные и территориальные диспропорции отечественной экономики, обусловленные логикой рыночных преобразований;

-  ослабление государственных функций регулирования экономики при несформировавшихся рыночных механизмах;

-  отсталая техническая и технологическая производственная база.

Структурным преобразованиям препятствует и глубоко укоренившийся в отечественной экономике отраслевой принцип хозяйствования, породивший ведомственность, разобщенность, противоречивость интересов различных секторов и сегментов хозяйства. Межотраслевые барьеры, своевременно преодоленные рыночным механизмом, обеспечивающим динамичное перемещение ресурсов, капитала, технических идей и т.д., «диффузное» сращивание различных сфер, мобильное приспособление общественного производства к меняющемуся спросу в переходной экономике с ее отраслевой структуризацией в полной мере сохраняются, что неизбежно сдерживает процессы диверсификации, передачу структурных импульсов по технологическим и воспроизводственным цепочкам.

Эта система членения различных сфер деятельности с приоритетностью ведомственных интересов, лоббированием определенных сегментов, огромным аппаратом координирующих органов, разрастающихся в связи со стремлением создания дополнительных уровней управленческой иерархии, должна постепенно трансформироваться в качественно иную структуризацию, соответствующую современному уровню производительных сил с адекватным и эффективным регулирующим механизмом, перерастающим отраслевые пределы и обеспечивающим их комплексное развитие.

В целом в переходной экономике регулирующие функции государства должны отличаться особой гибкостью, маневренностью, соответствием трендовым сигналам рынка. Только при этом условии, по мнению К.Оппенлендера, могут быть выработаны критерии поддержки программ и действий хозяйствующих субъектов («политика стабилизации ожиданий»), достигнута свобода маневра в вопросе сокращения или увеличения продолжительности структурных сдвигов («политика структурной динамики») и создана соответствующая инфраструктура для намечаемых инноваций («политика потенциальной динамики»).

В стремлении снизить деструктивное воздействие мировой конъюнктуры на внутренние хозяйственные процессы транзитные экономики подчиняются традиционному стереотипу — развитию импортозамещающих производств, установлению протекционистских барьеров, ограничивающих воздействие на внутренний рынок экзогенных факторов. К отраслям, приоритетным для начальной фазы импортозамещения, относятся, как правило, производства легкой промышленности — текстильная, кожевенная, обувная, мебельная и некоторые другие, а также пищевая промышленность. Многие страны на этой стадии осуществлением аграрных реформ создавали условия для подъема сельского хозяйства, что обеспечивало сырьевой базой потребительский сектор, запищало продовольственную независимость страны. Для всех этих производств, как считает А.Эльянов, характерны простые трудоинтенсивные технологии, индифферентные к объемам производства, не требующие сложной системы смежных производств по выпуску исходных и вспомогательных материалов.

По мере осуществления импортозамещающей индустриализации ее дальнейшее развитие становится проблематичным. Быстро насытив внутренние рынки, обеспечив восстановление экономического, ресурсного потенциала, компенсацию снижающихся экспортных доходов и сокращающегося промышленного производства, приоритетные для начальной фазы импортозамещения, достигнув максимальных для внутреннего рынка объемов, способны к переключению общественного спроса на продукцию промежуточного и инвестиционного характера, необходимую для потребительского сектора. Однако их расширение ограничено ресурсными, инвестиционными возможностями, емкостью рынка, что, по мнению А.Эльянова, придает иллюзорный характер промышленному росту.

Раздробленный по множеству товаров и услуг внутренний рынок, множество малоэффективных промышленных структур, функционирующих со значительной недогрузкой производственных мощностей, выпускающих низкокачественную неконкурентоспособную продукцию, — все это результат жестких протекционистских барьеров, установленных для поддержки местной промышленности.

В переходной экономике неравномерность развития отдельных отраслей и производств, значительно усилившаяся ввиду разноскоростной и разнонаправленной динамики, заданной преобразовательными процессами, и отсутствие системности в формировании экономической политики приобрели глубокую диспропорциональность. Национальные экономики в результате масштабного кризиса оказались отброшенными на несколько десятилетий назад, утратив значительные объемы ресурсного, инвестиционного, научно-технического, экономического потенциалов, вследствие чего проблема индустриализации и реиндустриализации особенно обострилась.

Попытки реализовать экспортоориентированную модель на начальном этапе переходного периода (кстати, еще в административном хозяйстве внешняя торговля рассматривалась как значимый фактор преодоления отсталости определенных секторов экономики, способ компенсации недостающих звеньев в национальной системе воспроизводства, однако при отсутствии внутренней структурной политики торговый обмен с развитыми странами создавал нежелательные обратные связи, не способствовал росту эффективности хозяйства) последовательным снятием ограничений на внешнеэкономическую деятельность для хозяйствующих субъектов, отменой государственной монополии на ее осуществление инициировали глубокие деструктивные процессы: «утяжеление» отраслевой структуры, территориальные диспропорции, потерю возможности повышения конкурентоспособности отечественной продукции на мировых рынках, разъединение воспроизводственных процессов, снижение доли наукоемкого производства и др. Одновременно был подорван потенциал импортозамещения.

То есть в полной мере проявились негативные результаты поспешного, неподготовленного вступления экономики в мирохозяйственные процессы с присущей им жесткой конкуренцией, избирательностью ресурсных, инвестиционных потоков, собственными механизмами регулирования хозяйственных процессов, обусловившие так называемые «ловушки неэквивалентного обмена», проявившиеся в ряде развивающихся стран в виде воспроизводства традиционных структур экономики. О степени открытости экономики республики свидетельствуют достигнутая в 2004 г. 80-процентная доля внешней торговли, в два раза уменьшившийся с начала развития кризисных процессов ВВП.

Позитивный эффект внешней торговли проявится только при условии одновременного осуществления структурных преобразований. Их отсутствие неизбежно стимулирует растущие потребности в качественных ресурсах, что обусловливает увеличение нагрузки на минерально-сырьевой сектор, в отраслях которого концентрируется возрастающая часть замещающих воздействий, принимающих компенсационный характер. Получает развитие своеобразный импорт ради экспорта. При этом импортируется сложная высокотехнологичная продукция, а экспортируется сырье с низкой степенью переработки.

Экономики, представленные на мировом рынке в основном сырьевой продукцией, реализуют достаточно устаревший (со времен промышленной революции) подход к международной конкуренции, обоснованный еще теорией сравнительных преимуществ о наличии последних в отраслях, использующих имеющиеся в изобилии факторы. Однако, как отмечает М.Портер, эта теория, сыгравшая свою роль в структуризации экономики и внешней торговли и получившая развитие в обосновании государственного регулирования процесса усиления факторных преимуществ (снижение процентных ставок, меры по сдерживанию заработной платы, девальвация с целью получить выигрыш в цене по сравнению с аналогичным импортным товаром, специальные субсидии, амортизационные скидки и финансирование экспорта отдельных секторов), в современных условиях не отражает реальных процессов.

В мировой экономике зависимость стран от наличия факторов резко снизилась, значимость же технологий, дающих возможность обходить «узкие места», вызванные нехваткой тех или иных факторов, напротив, возросла. Между тем для некоторых стран сохраняется преимущество отраслей, опирающихся на природные ресурсы из-за сравнительной легкости входа в них, и они, как отмечает М.Портер, становятся ловушкой для слаборазвитых стран. Экспорт их увязан со стоимостью факторов, а конкурентность — с ценой, что создает постоянную угрозу потери конкурентного преимущества.

В отечественной экономике в полной мере проявился результат подобной тенденции: «парализованная» экономическая структура, экспорт потенциальных темпов роста в обмен на темпы инфляции, «всасывание» развитыми экономиками национального богатства догоняющих стран. По мнению исследователей, развитие сырьевых отраслей в интересах наращивания экспорта не может быть высокодинамичным, и при соответствующем сдвиге структуры хозяйства присущие им низкие темпы обусловят и общие темпы экономического роста.

К сожалению, ни в планово-распределительной экономике, ни в период рыночной трансформации задача эффективной интеграции в международное разделение труда не ставилась. Краткосрочные цели подменяют стратегические, функции потребления преобладают над созданием факторных условий долгосрочного роста. В результате развитие национальной экономики подчиняется процессам, протекающим за ее пределами, что повышает ее уязвимость, угрожает экономической безопасности. Преодоление этой тенденции, а также технологической и социально-экономической отсталости со всеми негативными последствиями, как свидетельствует опыт догоняющих стран, предполагает активное участие в международном разделении труда, нацеленность на освоение динамичных и перспективных его сегментов.

Исследователи отмечают, что в современных условиях промышленная политика государства, по сути, трансформируется в политику подъема его мирохозяйственной конкурентоспособности. Условия, в которых отечественной экономике предстоит вступать в мирохозяйственные процессы, существенно отличаются от периода «прорыва» первого и второго поколений НИС, которым удалось встроиться в мировой рынок, экспортируя простейшие товары и услуги. Подобные рыночные сегменты достаточно насыщены, конкуренция на них не ослабевает. Современное мировое хозяйство характеризуется как высокоинтегрированное, глобализируемое сообщество индустриальных, постиндустриальных, информационных экономик:

-  с жестко определенными сегментами, нишами мирового воспроизводственного процесса;

-  с высоким уровнем международной кооперации, развивающейся преимущественно на внутриотраслевой основе;

-  с устойчивыми барьерами для аутсайдеров мирового рынка;

-  с динамично развивающимися наукоемкими производствами, обладающими «моторными» функциями по отношению к остальным секторам экономик;

-  с высокоразвитой инфраструктурой, динамично структурируемой в соответствии с усложняющимися потребностями хозяйственных систем.

К сожалению, этой высокоразвитой и высокоорганизованной системе отечественная экономика в состоянии предложить лишь крайне ограниченный перечень сырьевых, минеральных ресурсов, черных и цветных металлов, отобранных из относительно емкой номенклатуры экспортной продукции дорыночного периода (в 1992 г. она включала 290 наименований, республика торговала с 80 странами мира).

Структурное реформирование должно опираться как на ресурсный и рыночный потенциалы по каждому приоритетному производству, так и на возможности кооперирования с другими производителями, тщательно обоснованные и рассчитанные перспективы специализации, прогнозы продвижения соответствующей продукции на внешние рынки. О реальности такого продвижения тех или иных видов продукции (не обязательно высокого уровня готовности — в мировом товарообороте активно участвуют промежуточная продукция, детали, комплектующие изделия и т.п.) свидетельствуют некоторые тенденции мирового хозяйства, сохраняющиеся в условиях его динамичного развития:

-  неравномерность динамики его различных сегментов, наличие наряду с высокоразвитыми технологичными отраслями индустриальных и доиндустриальных производств, что создает возможность заполнения догоняющими странами некоторых ниш в международном разделении труда;

-  стремление лидирующих стран переложить определенные функции на менее развитые экономики, что дает последним возможность с учетом, естественно, национальных интересов, поднять уровень некоторых производств, расширить экспортный потенциал;

-  динамично растущая как сектор мировой экономики сфера услуг, имеющая много незаполненных ниш и разный уровень конкурентоспособности;

-  участие в мирохозяйственных процессах стран разного уровня развития, обладающих неодинаковым внешнеторговым потенциалом, в том числе по технико-экономическому уровню аналогичных догоняющим странам, что позволяет им стать потенциальными партнерами в торговых взаимоотношениях.

Для включения в международный экономический обмен догоняющим странам необходима, прежде всего, реальная оценка возможностей своих экономик, достоверный прогноз тенденций, складывающихся на мировых рынках, анализ импортных потребностей субъектов мировой торговли и особенно развивающихся стран, многие из которых обладают растущим потенциалом мирохозяйственного общения, диверсифицированными и расширяющимися сегментами рынка.

Особую роль в структурной политике занимает выбор приоритетных направлений развития. Этой проблеме, носящей не только экономический, но и политический характер, придается исключительное значение в развитых странах. Ее разработка и реализация — прерогатива государственных органов управления экономикой, привлекающих многочисленные специализированные институты, экспертов и научные организации. Важнейшая роль принадлежит исследованию тенденций и закономерностей развития мировой экономики, возможностей реализации национальных интересов.

Рассуждения о целях структурных преобразований в отечественной экономике, их приоритетах, последовательности, инструментах неизбежно затрагивают проблему состояния и перспектив развития нынешнего экспортного сектора. Гипертрофированность топливно-сырьевых производств, со всеми присущими ему негативными проявлениями, обусловлена особой ролью этого комплекса в нестабильных условиях переходного периода в качестве фактора сбалансированности внутреннего рынка (экспортные доходы обеспечивают закупки по импорту), важнейшего налогоплательщика, потребителя продукции некоторых отечественных производств (машиностроение, металлургия и др.) и поставщика — для других (нефтеперерабатывающее, нефтехимическое производства, электроэнергия, металлургия). Учитывая сохраняющуюся обособленность этого сектора, его, вопреки ожиданиям, ограничительное мультипликативное воздействие на хозяйственную среду, следует, сохраняя потенциал, сдерживать его разрастание (за счет повышения платы за добычу и использование сырья, предоставление лицензий на добычу, квотирования экспорта и т.д.). Постепенно освобождая экспортные производства от многочисленных льгот, в том числе по налогообложению, необходимо усиливать их долю в доходах бюджета. Особое внимание должно уделяться контролю над инвестиционными обязательствами управляющих компаний или новых собственников, осуществлению ими процессов реконструкции, модернизации, обновления технической базы, технологических процессов.

Важную роль призваны выполнить меры по материально-техническому обеспечению экспортеров отечественной продукцией. Целенаправленное сокращение объемов индустриального импорта нефтегазовыми и горно-металлургическими комплексами, переориентация их потребностей на внутренний рынок обеспечат наращивание производства на машиностроительных предприятиях республики. Так, компания «Самсунг» 70 млн. долл., предназначенных для закупки за рубежом материалов, запчастей, оборудования, комплектующих, готова затратить на внутреннем рынке. Подобная переориентация намечается во всех национальных компаниях. По «Миттал Стил Темиртау» и «Казахмысу» объем импортозамещения может достичь 100 млн. долл. «Казахстан темир жолы» разрабатывает программу размещения заказов у казахстанских производителей на 3,3–3,9 млрд. т в год.

Таким образом, сохраняя потенциал традиционного экспорта, необходимо постепенно расширять индустриальную базу экономики как импортозамещением, так и последовательным расширением номенклатуры экспорта, нахождением оптимального их сочетания по каждому конкретному производству, отдельной отрасли.

В отношении импортозамещающих производств, где в связи с защитными действиями ограничиваются рыночные силы, проявляется определенный субъективизм, препятствующий стимулирующему воздействию конкуренции, необходима разработка динамической, эволюционизирующей системы приоритетов, предполагающая их последовательный временной сдвиг по мере создания необходимых предпосылок для последующих действий. Поддержка должна оказываться не отраслям и отдельным производствам, а достаточно узким хозяйствующим звеньям, концентрация ресурсов в которых, а также результативность косвенных мер воздействия достаточно эффективны. Кстати, по мнению некоторых экономистов, такая выборочная поддержка имеет негативное проявление в связи с неизбежным разрывом технологических процессов, усиливающим внутриотраслевые диспропорции. Она достаточно ограничена и в условиях стимулирования научно-технических нововведений в экономике.

Инновационным процессам, создающим, развертывающим и кардинально изменяющим ресурсный, производственный и социально-организационный потенциал современного общества, принадлежит ключевая роль в его структурных преобразованиях. Сдвиги в общественном разделении труда, динамике его элементов, соотношениях различных видов деятельности определяются, прежде всего, под воздействием нововведений в технологиях и продуктах, результирующих многообразие факторов современной экономики.

В отечественной экономике происходящее нарастание структурных диспропорций, тенденция к примитивизации хозяйственных структур сопровождаются резким снижением затрат на научные исследования, игнорированием закономерностей структуризации, отражающих растущую значимость наукоемких отраслей и производств.

В настоящее время, по данным выборочного обследования Агентства РК по статистике, из 2146 предприятий основных отраслей экономики республики лишь 16,5 % планируют перепрофилирование производства на выпуск новых или усовершенствованных видов продукции, у 83,1 — отсутствует стремление к изменению традиционного ассортимента. Обусловленность этих процессов тяжелым финансовым состоянием не вызывает сомнения: 52,6 % предприятий не имеют финансовых средств, 41,7 — ссылаются на неплатежеспособность заказчиков, 21,1 — на высокие кредитные ставки, 10,5 — на невозможность реализации в связи со снижающимся спросом на продукцию.

Отсутствие совместных скоординированных действий основных звеньев инновационного процесса — отраслевых научных учреждений, крупных подразделений НИОКР, учреждений образования, производств инвестиционного комплекса — проявляется в торможении импульсов к обновлению технологий, производственных процессов, ассортимента продукции.

Отторгаемый административным хозяйствованием, требующий особого механизма «внедрения» в производство, подчиняющийся исключительно «командной власти управляющего органа» НТП в рыночной экономике является имманентно присущим фактором развития производительных сил, стимулирующим, динамизирующим, обновляющим формирование и использование ресурсного потенциала, качественное совершенствование производства. Его позитивная роль на всех стадиях воспроизводственного процесса проявляется в гибком изменении пропорций в связи с перетоками ресурсов, новыми комбинациями факторов.

Об уровне развития рыночных отношений в переходной экономике можно судить по степени вызревания инновационных стимулов в производстве, формирования предпринимательских функций в экономике, к которым относятся не просто действия и процессы, ориентированные на финансовые результаты, а качественно иные явления, обусловленные изменением факторных соотношений в производстве, трансформирующих траектории развития, выводящие экономику на новый уровень равновесия.

Многие факторы, в том числе присущие НИОКР неопределенность, рисковость, а также унаследованные от административного хозяйствования такие стереотипы, как имитационный характер технического прогресса со свойственными ему торможением, запаздыванием, расточительным использованием ресурсов, подчинением командам сверху, ориентированием не на перспективы, а на преодоление «узких» мест в воспроизводственных процессах или обеспечение традиционных социально-экономических приоритетов, неизбежно снизят ожидаемую результативность. Представляется, что в условиях незавершенности общесистемных действий по восстановлению индустриального потенциала, формирования необходимых условий для развития инвестиционных процессов, недостаточного овладения косвенными рычагами регулирования инновационные процессы не получат необходимых импульсов.

Необходима безотлагательная разработка комплексной программы научно-технического развития страны, сопряженной по всем направлениям, условиям, факторам, ресурсному потенциалу, кадровому обеспечению с промышленной, структурной политикой, определяющей последовательность и содержание преобразовательных процессов в ближайшие годы и на перспективу. Очередность развития инновационных процессов должна определяться реальным состоянием экономики. Опыт многих стран свидетельствует о встроенности этих процессов в реализуемые стратегии индустриального развития. Так, страны, опиравшиеся на импортозамещение, прежде всего стимулировали НИОКР в отраслях этого сектора с переходом к экспортоориентированной модели, и даже сам переход к ней проявлялся в переключении инновационных импульсов в производства, встраивающиеся в мирохозяйственные процессы.

В отечественной экономике, в связи со значительным запаздыванием структурных преобразований, импортозамещение осуществляется одновременно с сохранением экспортной ориентации определенных секторов, что особенно усиливает значимость инноваций в технологических процессах, в ресурсосбережении. Кстати, исследователи, отмечая утрату в современных производствах отраслевой направленности расширяющихся секторов, подчеркивают особую роль технологической составляющей экономической политики, реализуемой прежде всего процессами импортозамещения. Аккумуляция нововведений на этой стадии позволяет активизировать внешнеторговое сальдо за счет более высокой конкурентоспособности экспортируемых товаров, что обусловливает приток в страну капитала; возрастание спроса дает импульс к увеличению эффекта от произведенных капитальных вложений.

Передачей инновационных импульсов в технологических процессах осуществляется проникновение элементов нового технологического уклада во все звенья экономической структуры, а значит, и сближение разных укладов, формирование условий для перехода к более высокому технико-технологическому уровню производства, что создает потенциал устойчивого роста и, кстати, свидетельствует о переходе от традиционного селективного подхода структурного реформирования к качественно иному — концептуальному, означающему не выборочную поддержку определенных отраслей и производств, а сосредоточение усилий на разрешении ключевых проблем экономики.

Таким образом, в рыночной экономике структурные преобразования в условиях ограниченности инвестиционных ресурсов, сохранения кризисных процессов в определенных звеньях воспроизводственного процесса должны обеспечиваться многообразными мерами и инструментами, нацеленными на изменение направленности ресурсных потоков, создание импульсов к развитию инновационных процессов, развитие кооперационных процессов. Важнейшим условием действенности структурных преобразований должна стать разработка концепции промышленной политики, включающей стратегию и тактику структуризации, гибкую систему приоритетов, прогноз альтернативных вариантов развития, механизмы осуществления структурных сдвигов, многообразные инструменты их регулирования.

При разработке механизмов структурной политики необходимо опираться на следующие подходы:

-  во-первых, нестабильная хозяйственная среда переходного периода предопределяет сложность и неоднородность системы регулирования, отличающейся от механизмов зрелой рыночной среды отсутствием автоматических «стабилизаторов», инструментов саморегулирования. Незавершенный характер преобразовательных процессов объективно обусловливает возрастание экономических функций государства, определяющего ориентиры развития, последовательность реформирования, создающего правовую среду деятельности хозяйствующих субъектов, инфраструктуру рыночных процессов;

-  во-вторых, структурные преобразования результативны только на основе общесистемных мер восстановления экономики, при опережении последних они способны усилить структурные диспропорции;

-  в-третьих, необходимо преодолеть традиционное отраслевое членение индустриального потенциала, препятствующего формированию современных тенденций структуризации. Представляется своевременным осуществление перехода от традиционной селективной модели промышленной политики к решению ключевых проблем конкретных этапов развития хозяйства, позволяющих осуществлять комплексные, взаимосвязанные, системные преобразования.

Механизм структуризации как система взаимообусловленных, сопряженных действий или мер, формирующих направленность потоков ресурсов, капиталов, инноваций с учетом многообразных внутренних и внешних факторов воздействия на хозяйственную среду, неизбежно эволюционизирует по мере усложнения структурной организации экономики. Государственные инструменты регулирования вытесняются рыночными, расширяются инвестиционные источники роста, повышается устойчивость хозяйственных процессов. Но независимо от степени зрелости рыночной экономики условиями осуществления структурных преобразований являются:

-  высокий уровень инвестиционной активности, требующий многообразных мер по регулированию денежных потоков, кредитных ресурсов, высокой сопряженности финансовой сферы и реальных хозяйственных процессов, аккумуляции сбережений в банковской системе и др.;

-  рост производственного потенциала, благоприятные макроэкономические условия, наличие основных институтов рыночной экономики;

-  благоприятные условия для развития конкуренции, активная антимонопольная политика.

Таким образом, эффективная структурная политика, обеспечивающая преодоление отраслевых, территориальных, воспроизводственных диспропорций (которые носят в отечественной экономике долгосрочный, инерционный характер, поддерживают кризисные процессы в определенных секторах хозяйства, препятствуют полноценному участию республики в мирохозяйственных процессах), опирающаяся на складывающиеся в мировой экономике тенденции, является важнейшим условием экономического роста.

Фамилия автора: У.С.Алимбетов, Г.П.Петренко, Е.Е.Капаров, Г.П.Мухаметгалиева, Т.Т.Толеубаев
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика