Место состава понуждения к действиям сексуального характера в системе преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности

Действующий Уголовный кодекс Республики Казахстан исходит из закрепленной в Конститу­ции страны новой иерархии охраняемых законом общественных отношений, благ и ценностей: лич­ность — общество — государство. Преступления, направленные на причинение вреда отдельным инте­ресам и благам человека, являющегося наивысшей социальной ценностью, как наиболее опасные пося­гательства поставлены законодателем на первое место.

Уголовный кодекс Республики Казахстан в главе 1 «Преступления против личности» устанавли­вает ответственность за изнасилование; насильственные действия сексуального характера; половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста; по­нуждение к действиям сексуального характера; развращение малолетних.

Законодательная регламентация половых преступлений претерпела значительные изменения и характеризуется следующими важнейшими новациями: видоизменен и расширен перечень отягчаю­щих обстоятельств изнасилования; установлена ответственность как за половое сношение, так и за мужеложство или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, причем независимо от половой принадлежности потерпевшего лица; понятие половой зре­лости потерпевшего лица заменено возрастным критерием; в число преступлений включено два но­вых состава: насильственные действия сексуального характера (ст.121 УК Республики Казахстан) и понуждение к действиям сексуального характера (ст.123 УК Республики Казахстан).

Состав понуждения к действиям сексуального характера, давно известный мировой уголовно­правовой практике, введен в уголовное законодательство Казахстана впервые и не случайно вызыва­ет глубокий интерес со стороны исследователей. Следует, однако, отметить, что большинство ученых рассматривают проблемы квалификации указанного преступления. В целях решения стоящей задачи по определению места состава понуждения к действиям сексуального характера в системе половых преступлений используем такой метод научного познания, как системный подход. Сущность данного метода состоит в том, что свойства объекта рассматриваются в тесной взаимосвязи со свойствами его составных частей. В частности, нами будут рассмотрены понятие преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности, общая характеристика данной группы преступлений, классификации половых преступлений.

Преступления против половой свободы и половой неприкосновенности традиционно относятся законодателем к группе преступлений против личности, однако в теории уголовного права они име­нуются по-разному.

В русской дореволюционной литературе их называли «преступлениями против целомудрия», «плотскими преступлениями» [1; 6].

Большинство ученых советского периода именовали данную группу посягательств «половыми преступлениями» (ввиду того, что нарушаются половые интересы потерпевшего) [1;8, 2]. Вместе с тем встречались и другие наименования. Так, А.Н.Игнатов в первых своих работах называл рас­сматриваемые посягательства «преступлениями против нравственности», в скобках указывая «по­ловые преступления» [3; 12].

По мнению П.И. Люблинского, именование половых преступлений преступлениями против нравст­венности «придает понятию нравственности весьма узкий характер и смешивает моральную точку зрения с юридической». Поэтому из-за «неблагозвучия сочетания «половые преступления»» он предлагал на­зывать их «преступлениями в половой сфере или в области половых отношений» [4; 13-15].

Отечественные ученые в настоящее время, наряду с устоявшимся понятием «половые преступ­ления» [5; 152], используют понятие «преступления против половой свободы и половой неприкосно­венности» [6; 4]. В специальной литературе встречаются также понятия «сексуальные преступления» [7;36, 8;9], «преступления в области сексуальных отношений» [9; 87].

Следует отметить, что вопрос о наименовании данной группы преступлений по-разному решал­ся в уголовном законодательстве. Так, в проекте Уголовного кодекса РСФСР 1921 г., разработанном НКЮ, рассматриваемые преступления назывались «преступлениями против половой нравственно­сти». В главе 5 УК РСФСР 1922 г. «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» был выделен раздел «Преступления в области половых отношений». Глава 6 УК РСФСР 1926 г. и глава 3 УК КазССР 1959 г. «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» половые преступления в самостоятельный раздел не выделяли. Вместе с тем, по справед­ливому мнению А.П.Дьяченко, в названии главы о преступлениях против личности неоправданно отсутствовало специальное указание на уголовно-правовую защиту половой свободы и половой не­прикосновенности личности, т.е. на непосредственный объект половых преступлений. Расположение статей, устанавливающих ответственность за половые преступления, вслед за статьями о преступле­ниях против жизни и здоровья и непосредственно перед статьями о преступлениях против личной свободы и достоинства личности свидетельствует, по его мнению, о ценности объекта уголовно­правовой охраны. В целях более точного и полного определения объекта половых преступлений автор предлагал изложить название данной главы УК в следующей редакции «Преступления против жиз­ни, половой свободы и половой неприкосновенности, здоровья, свободы и достоинства личности» [10; 119-121].

В уголовном законодательстве зарубежных государств также встречаются разные наименования рассматриваемых преступлений. Так, в УК Польши эти преступления объединены в главе «Преступ­ления против сексуальной свободы и нравственности», в УК Германии — «Преступные деяния про­тив полового самоопределения». В швейцарском УК аналогичные составы преступлений помещены в раздел «Преступные деяния против половой неприкосновенности», в УК Франции — «О сексуальных агрессиях», в УК Испании — «Преступления против половой свободы». Соответствующая глава УК штата Нью-Йорк называется «Половые посягательства», а глава Титула 18 Свода законов США — «Изнасилование». В Англии уголовная ответственность за подобные преступления установлена За­коном о сексуальных преступлениях.

В современной российской литературе данные преступления называются «преступлениями про­тив половой свободы и половой неприкосновенности личности» [11-13]. Объясняется это тем, что в Уголовном кодексе России указанная группа посягательств обозначена как «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» и выделена в самостоятельную главу.

Действующий Уголовный кодекс Республики Казахстан специального термина, объединяющего рассматриваемую группу посягательств, не содержит. Это связано с общей структурой кодекса, в ко­тором внутри главы отдельные виды преступлений не выделяются специальными подзаголовками. Однако, как известно, в главе 1 УК Республики Казахстан объединены составы лишь тех преступле­ний, которые посягают на жизнь, здоровье, половую свободу и половую неприкосновенность, лич­ную свободу, честь и достоинство человека. Именно по непосредственному объекту все преступле­ния этой главы подразделяются на следующие группы: преступления против жизни; преступления против здоровья; преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье; преступления против поло­вой свободы и половой неприкосновенности; преступления против личной свободы; преступления против чести и достоинства. В связи с этим нам представляется более правильным говорить о «пре­ступлениях против половой свободы и половой неприкосновенности личности». Вместе с тем считаем допустимым использование и термина «половые преступления», учитывая, что в силу правовой тради­ции «этот термин прочно вошел в нашу литературу» [1; 8, 13; 332].

Преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности представляют собой специфическую группу преступлений. Они характеризуются особенностями, получающими отражение в своем научном определении.

Советские ученые, занимавшиеся исследованием рассматриваемых преступлений, давали им следующие определения. Ю.К. Сущенко половыми преступлениями признает «общественно опасные действия объективно сексуального характера, совершаемые субъектом с целью удовлетворения поло­вой потребности своей или другого лица, нарушающие существующий уклад половых отношений общества» [14; 6].

Более широкое определение дает Я.М.Яковлев: «Половые преступления — это предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния, посягающие на половые отношения, присущие сложившемуся в обществе половому укладу, состоящие в умышленном совершении с целью удовле­творения половой потребности субъекта или другого лица сексуальных действий, нарушающих по­ловые интересы потерпевшего или нормальные для этого уклада половые отношения между лицами разного пола» [1; 64].

Н.Игнатов   определяет данные преступления как «общественно опасные деяния, грубо нарушаю­щие установленный в обществе уклад половых отношений и основные принципы половой нравствен­ности, направленные на удовлетворение сексуальных потребностей виновного или других лиц» [2; 8].

По мнению Б.В.Даниэльбека, половые преступления — это «предусмотренные уголовным зако­ном общественно опасные деяния, имеющие сексуальный характер, посягающие на нормальный уклад половых отношений в обществе, совершаемые умышленно для удовлетворения своей или чужой поло­вой потребности» [15; 23].

Н.Сафронов  и Н.М.Свидлов выделяют следующие признаки половых преступлений: это умыш­ленные действия субъекта против охраняемой уголовным законом половой свободы или половой не­прикосновенности его реального или предполагаемого партнера; они могут совершаться лишь в сексу­альной сфере; способом их совершения выступает физическое и психическое принуждение [16; 3].

Анализируя понятие половых преступлений в историческом аспекте, нетрудно заметить, что в качестве обязательных признаков указаны родовой объект (уклад половых отношений), сексуальный и умышленный характер совершаемых действий, цель преступлений (удовлетворение половой потреб­ности своей или другого лица). Вместе с тем, по мнению П.П.Осипова, не все указанные признаки от­ражают существенные особенности, свойственные всем составам данной группы преступлений. Так, определяя половые преступления как «предусмотренные уголовным законом общественно опасные посягательства, заключающиеся в умышленном нарушении половых интересов другого лица путем осуществления или создания реальной возможности осуществления в отношении него самим винов­ным или третьими лицами действий, объективно имеющих сексуальный характер», он отмечает, что «включение сексуальной цели в общее понятие полового преступления и признание ее в этой связи необходимым элементом всех составов половых преступлений является необоснованным» [17; 5-9].

Современные ученые определяют преступления против половой свободы и половой неприкос­новенности как «предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния, грубо нару­шающие сложившийся в обществе уклад сексуальных отношений, путем посягательства на половую свободу взрослых лиц и половую неприкосновенность личности, нормальное физическое и психиче­ское развитие лиц, не достигших 16-летнего или 14-летнего возраста» [5;152, 6;77, 18;88, 19;75]. По­лагаем, что такое определение соответствует сегодняшним реалиям, так как в него включены сле­дующие признаки данной группы преступлений согласно действующему уголовному законодательству.

Родовым объектом половых преступлений является личность. Основными непосредственными объектами данной группы преступлений выступают половая свобода и половая неприкосновенность личности. Дополнительными объектами в отдельных составах могут быть здоровье, честь, достоинство личности, нормальное физическое и нравственное развитие детей и подростков.

Потерпевшими от данных преступлений могут быть как взрослые, так и несовершеннолетние лица, как мужского, так и женского пола.

В объективную сторону всех рассматриваемых преступлений входит совершение субъектом фи­зических или интеллектуальных действий сексуального характера. В одних составах, например, изна­силования, сексуальные действия носят физический характер. В других же составах эти действия являют­ся интеллектуальными (понуждение лица к действиям сексуального характера). В отдельных случаях та­кие действия могут быть как физическими, так и интеллектуальными (развратные действия).

Некоторые из таких действий сами по себе общественно опасными не являются, таковыми их делают способы, которыми они осуществляются (насилие, угроза, понуждение). Другие же сексуаль­ные действия, в частности, совершаемые в отношении несовершеннолетних, общественно опасны во всех случаях, независимо от способа действий виновного.

По конструкции основные составы — формальные. Преступления считаются оконченными при совершении указанных действий. Отдельные квалифицированные виды изнасилования и насильст­венных действий сексуального характера относятся к материальным составам. Для правильной ква­лификации необходимо установление причинной связи между действиями виновных и наступивши­ми последствиями.

Субъектом половых преступлений могут быть вменяемые лица обоего пола, достигшие 16-летнего возраста, субъектом изнасилования и насильственных действий сексуального характера — лица, дос­тигшие 14-летнего возраста. В ряде составов указан специальный исполнитель преступления.

Субъективная сторона преступлений данной группы характеризуется прямым умыслом, мотивы преступлений — в основном сексуальной направленности, но могут быть и другие, например, месть.

Как видно, половые преступления обладают специфическими признаками, и выделение их в отдель­ную группу оправданно. Однако определение понятия половых преступлений, кроме выявления их спе­цифических черт, служит целям установления круга деяний, относимых к данной группе.

Так, само понятие половых преступлений можно рассматривать в широком и узком смысле. В широ­ком смысле, если иметь в виду сексуальную мотивацию, очень многие общественно опасные деяния можно отнести к группе половых преступлений: например, фетишист похищает дамское белье с целью опреде­ленных сексуальных манипуляций [7; 46]. А.Н.Игнатов, П.И.Люблинский, П.П.Осипов, Ш.С.Рашковская к половым преступлениям относят сводничество, содержание притонов разврата и вовлечение несовер­шеннолетних в занятие проституцией [2;18, 4;25, 17;32, 20;22]; В.А.Яхонтов — изготовление и сбыт пор­нографических предметов [21; 19]; А.А.Пионтковский — многоженство и вербовку женщин для занятия проституцией [22; 347]. Как видно, авторы, расширяющие понятие половых преступлений, включают в их число не только преступления против личности, но и преступления против собственности, против об­щественной безопасности и общественного порядка, против нравственности.

В узком смысле в число половых преступлений, по мнению М.Д.Шаргородского, Б.В.Даниэль- бека, Ю.К.Сущенко, могут быть включены лишь преступления, предусмотренные главой УК «Преступления против личности». Действующий Уголовный кодекс Республики Казахстан в гла­ве 1 устанавливает ответственность за изнасилование; насильственные действия сексуального харак­тера; половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста; понуждение к действиям сексуального характера; развращение малолетних. В настоящей работе понятие преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности мы рассмат­риваем в таком аспекте.

Для исследования половых преступлений немаловажное значение имеет их классификация. Необ­ходимость классификации преступлений обусловлена потребностью в их систематизации, упорядоче­нии, определении места каждого отдельного состава преступления в их системе. Отметим, что под классификацией понимается систематизация знаний о предметах, явлениях, процессах, облегчающая их изучение, познание закономерностей, определяющих их развитие и изменение [23; 60].

Предусмотренные в уголовном законе преступления против половой свободы и половой непри­косновенности в юридической литературе классифицируются по различным основаниям. Выбор осно­вания (критерия) классификации зависит от теоретических и практических целей, стоящих перед иссле­дователями. Вместе с тем есть общие правила, которых следует придерживаться: в основу классифика­ции должен быть положен существенный признак изучаемого явления, помогающий отразить наибо­лее важные свойства и связи классифицируемого объекта и его составляющих, отвлекаясь от ряда несущественных признаков.

По мнению большинства ученых, в основе классификации половых преступлений лежит непо­средственный объект посягательства. Так, А.Н.Игнатов, Ш.С.Рашковская, А.А.Пионтковский, М.Д.Шаргородский, Н.Д.Дурманов, предлагали использовать трехчленную систему (с некоторыми вариантами): 1) посягательства на половую свободу зрелых в половом отношении лиц (преступления против половой свободы взрослых лиц) — изнасилование совершеннолетней женщины, понуждение женщины к вступлению в половую связь; 2) посягательства на нормальное половое развитие несо­вершеннолетних (преступления, посягающие на половую неприкосновенность несовершеннолетних и лиц, не достигших половой зрелости) — изнасилование несовершеннолетней, мужеложство с несо­вершеннолетним, половая связь с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, развращение малолетних; 3) посягательства на существующий социальный уклад половых отношений (иные преступ­ления; посягательства на основные принципы социалистической половой морали, исключающие прояв­ления разврата в любых формах) — мужеложство [2;18, 20;59, 24;98-103, 25;95, 26; 183].

Я.М.Яковлев, также классифицируя половые преступления в зависимости от непосредственного объекта, выделяет четыре их группы:

  • преступления против половой свободы — изнасилование совершеннолетней женщины, понуж­дение женщины к половому сношению, мужеложство с применением насилия;
  • преступления против половой неприкосновенности взрослых лиц — изнасилование совершен­нолетней женщины с использованием ее беспомощного состояния;
  • преступления против половой неприкосновенности и нормального полового развития и поло­вого воспитания детей и подростков — изнасилование несовершеннолетней, мужеложство в отношении несовершеннолетнего, половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилет­него возраста, развращение лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста;
  • преступления, посягающие на нормальные половые отношения между мужчиной и женщиной,
  • добровольное мужеложство между совершеннолетними мужчинами [1; 77-78]. На наш взгляд, название последней группы преступлений не соответствует ее содержанию. Поскольку под мужеложством понимаются сексуальные действия только между мужчинами, выделение в системе половых преступлений данной группы представляется необоснованным.

Более детальную классификацию рассматриваемых преступлений предлагает П.И.Люблинский:

1)   преступления, связанные с нарушением установленных форм брака; 2) преступления против поло­вой неприкосновенности отдельных лиц; 3) преступления, нарушающие здоровое половое развитие детства и юношества; 4) преступления, связанные с половыми извращениями; 5) преследование прости­туции; 6) преступления, содействующие чужому разврату; 7) ограничение половых отношений, продик­тованное евгеническими мотивами [4; 27]. Однако, как отмечалось, автор считает половыми не толь­ко преступления против личности, но и другие посягательства. К тому же не все указанные им деяния являются уголовно наказуемыми.

Следует отметить, что вопрос о системе половых преступлений находил отражение и в уголов­ном законодательстве. Выше отмечалось, что УК РСФСР 1922 г., выделив в главе «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» раздел «Преступления в области половых отношений», исходил из обоснованности включения в него посягательств, связанных и не связанных с удовлетворением сексуальных потребностей самим виновным [14; 136].

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. базировался на тех же принципах построения системы рас­сматриваемых преступлений.

Уголовный кодекс Казахской ССР 1959 г. отнес сводничество с корыстной целью и содержание притонов разврата к деяниям, предусмотренным главой «Преступления против общественной безо­пасности, общественного порядка и здоровья населения». Состав вербовки женщин для занятия прости­туцией был декриминализирован.

Что касается решения вопроса о системе половых преступлений, в советской литературе их чаще всего подразделяли на три группы:

а) посягательства на половую свободу взрослых;

б) посягательст­ва на половую неприкосновенность несовершеннолетних и лиц, не достигших половой зрелости;

в) иные половые преступления [27; 119].

Действующий Уголовный кодекс Республики Казахстан по сравнению с ранее действовавшими уголовными законами является более удачным, что отмечается многими учеными. И не только в смыс­ле четкости, последовательности, полноты описания основных и квалифицированных признаков каж­дого состава преступления против половой свободы и половой неприкосновенности, но и с точки зре­ния использованных законодателем принципов конструирования всей системы такого рода деяний.

По мнению современных исследователей, действующее уголовное законодательство позволяет выделить несколько разновидностей преступлений против половой свободы и половой неприкосно­венности личности в зависимости от следующих признаков:

  • возраст потерпевшего лица — в зависимости от указанного признака законодатель различает половые преступления в отношении совершеннолетних лиц (лиц, достигших 18-летнего воз­раста) — ч.1 ст.120 УК; ч.1 ст.121 УК; ст.123 УК; заведомо несовершеннолетних лиц — п.«д» ч.2 ст.120 УК; п.«д» ч.2 ст.121 УК; заведомо не достигших 16-летнего возраста — ст.122 УК; заведомо не достигших 14-летнего возраста — п.«в» ч.3 ст.120 УК; п.«в» ч.3 ст.121 УК; ст.124 УК Республики Казахстан;
  • способ совершения преступления, в связи с чем преступления против половой неприкосновен­ности и половой свободы делятся на две группы: насильственные посягательства (изнасилова­ние, насильственные действия сексуального характера; понуждение к действиям сексуального характера) и ненасильственные преступления (половое сношение и иные действия сексуально­го характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста; развращение малолетних);
  • характер сексуальных действий (половое сношение, мужеложство, лесбиянство, иные действия сексуального характера);
  • последствия преступных действий — ч.ч.2 и 3 ст.ст.120 и 121 УК наступление определенных последствий рассматривают в качестве квалифицирующих признаков (заражение венерическим заболеванием, ВИЧ-инфекцией, причинение тяжкого вреда здоровью и др.);
  • пол потерпевшего, в зависимости от которого все половые преступления можно разделить на гомогенные и гетерогенные. Только действия, предусмотренные ст. 120 УК (изнасилование), являются исключительно гетерогенными, все остальные — и гетеро-, и гомогенными, поскольку закон регламентирует ответственность за сексуальные действия против лиц как мужского, так и женского пола.

Наряду с названными признаками указываются и другие, которые, однако, неспецифичны имен­но для половых преступлений. Это, например, их мотивы, состояние психического здоровья виновно­го, наличие и степень родства и знакомства между виновным и потерпевшим и т.п. [7; 45-46].

Однако, на наш взгляд, в качестве отправного, системообразующего признака нужно выделять способ совершения преступления, в связи с чем рассматриваемые нами преступления делятся на две группы: насильственные посягательства и ненасильственные преступления. Российские ученые также разделяют преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности аналогич­ным образом — на две группы, однако обозначают эти группы как преступления против половой свободы и половой неприкосновенности, совершаемые путем насилия, и преступления в половой сфере, грубо нарушающие нормы морали по отношению к несовершеннолетним и малолетним [12;39, 28;93-94]. Как видно, несмотря на использование одной классификационной схемы, предлагаемое решение неприемлемо в силу своей неверной методологии. В нем нарушено одно из главных требований — единство признака, в соответствии с которым осуществляется группировка явлений. В одном случае им выступает способ совершения преступления, в другом — объект по­сягательства.

Действительно, объект посягательства определяет степень общественной опасности деяния, однако важное значение при классификации половых преступлений имеет и способ совершения преступного посягательства.

Объект преступления традиционно выступает теоретической основой для построения системы Особенной части уголовного закона. Большинство ученых исходят из того, что система Особенной части должна быть приведена в соответствие с трехчленной классификацией объектов преступления. Как указывается в литературе, трехстепенное деление объекта преступления — «общий объект — родовой объект — непосредственный объект» соответствует трехстепенному делению — «Особенная часть — глава Особенной части — состав преступления» [29; 290].

Однако, по справедливому мнению Л.Л.Кругликова, в настоящее время с помощью категории «объект преступления» разрешаются не три указанные выше задачи, а заметно больше: во-первых, конструирование и описание конкретных видов деяний; во-вторых, деление всей имеющейся сово­купности составов на большие группы и конструирование на этой основе глав; в-третьих, расположе­ние глав в определенной последовательности относительно друг друга; в-четвертых, деление боль­ших групп (глав) на малые подгруппы (подвиды); в-пятых, расположение малых групп относительно друг друга; в-шестых, определение внутри малых групп места каждого из составов, порядка их опи­сания [30; 41-42].

Не углубляясь в проблемы, возникающие перед законодателем при разрешении обозначенных задач, отметим, что, на наш взгляд, наибольшей сложностью является распределение преступлений внутри группы в определенной последовательности.

Анализ норм Уголовного кодекса Республики Казахстан показывает, что в действующем уго­ловном законодательстве строгой компоновки норм внутри глав не осуществляется. Преступления против половой свободы и половой неприкосновенности, как самостоятельная группа преступлений против личности, обособлены (ст.ст.120-124 УК), в то же время отмечается некоторое расхождение между научной классификацией половых преступлений и системой уголовного закона. Так, ответст­венность за понуждение к действиям сексуального характера предусмотрена ст. 123 УК Республики Казахстан, которая расположена после нормы об ответственности за половое сношение и иные дей­ствия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст.122 УК Республики Ка­захстан). Как видно, в данном случае в процессе кодификации четко не выявлена значимость непо­средственного объекта посягательства, нарушена архитектоника, которая должна быть присуща Осо­бенной части УК.

Рассматриваемое нами преступление — понуждение к действиям сексуального характера — по­сягает на половую свободу личности путем использования шантажа, угрозы уничтожением, повреж­дением или изъятием имущества либо материальной или иной зависимости потерпевшего лица с целью заставить вступить в сексуальные отношения с виновным лицом. Общественная опасность понуждения заключается не только в преследуемой виновным цели, но и в характере средств, кото­рые он применяет (шантаж, угрозы). В соответствии с указанной выше классификацией половых пре­ступлений состав понуждения к действиям сексуального характера входит в группу насильственных преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности. В связи с изложен­ным, полагаем, что данный состав преступления должен быть расположен после составов «Изнасило­вание» и «Насильственные действия сексуального характера», как это было рекомендовано в Мо­дельном Уголовном кодексе для государств-участников СНГ.

Указанное компактное расположение внутри главы норм одной группы преступлений будет со­действовать большей упорядоченности законодательного материала, раскрывать общность преступ­лений, облегчать отыскание места отдельных норм в системе уголовно-правовых предписаний, позво­лит проводить специальные мероприятия по борьбе с конкретной группой преступлений.

В целом проведенный анализ действующего Уголовного кодекса позволяет не только уяснить систему преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности, но и сде­лать следующий важный вывод: уголовное законодательство в этой части существенно изменилось, усовершенствовалось, что отражает стремление государства сделать более безопасными условия су­ществования человека. Конструирование состава понуждения к действиям сексуального характера явилось закономерным итогом развития уголовного законодательства об ответственности за половые преступления, отвечающим потребностям практики правоприменения и соответствующим взглядам представителей различных отраслей знаний. Закрепленный законодателем подход является несо­мненным шагом вперед в развитии уголовного законодательства Республики Казахстан в части обес­печения охраны половой свободы и половой неприкосновенности личности.

 

Список литературы

  1. Яковлев Я.М. Половые преступления. — Душанбе: Изд-во «Ирфон», 1969. — 234 с.
  2. ИгнатовА.Н. Квалификация половых преступлений. — М.: Юрид. лит., 1974. — 255 с.
  3. Игнатов А.Н. Ответственность за преступления против нравственности. — М.: Юрид. лит., 1966. — 207 с.
  4. Люблинский П.И. Преступления в области половых отношений. — М.; Л. Френкель, 1925. — 244 с.
  5. Уголовное право Республики Казахстан. Особенная часть: Курс лекций / Под общ. ред. И.Ш.Борчашвили: В 2 кн. — Кн. 1. — Алматы: Жеті жарғы, 2006. — 656 с.
  6. Рахметов С.М., Турецкий Н.Н. Преступления против личности. Учеб. пособие. — Алматы; Жеті жарғы, 2004. — 176 с.
  7. Антонян Ю.М., Ткаченко А.А., Шостакович Б.К. Криминальная сексология. — М.: Спарк, 1999. — 464 с.
  8. МишотаВ.А. Предупреждение сексуальных преступлений против несовершеннолетних в семье: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М.: Всерос. науч.-исслед. ин-т, 2000. — 24 с.
  9. Уголовное право России. Часть Особенная: Учеб. для вузов / Отв. Ред. Л.Л.Кругликов. — М.: Бек, 1999. — 546 с.
  10. Дьяченко А.П. Определение объектов некоторых половых преступлений // Задачи и средства уголовно-правовой охра­ны социалистических общественных отношений. Сб. науч. тр. — М.: Юрид. лит., 1983. — С. 119-121.
  11. Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. — Екатеринбург: Гуманит. ун-т, 2000. — 268 с.
  12. Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. Б.В.Яцеленко — М.: Щит-М, 2004. — 272 с.
  13. Уголовное право России. Части Общая и Особенная / Под ред. А.И.Рарога. — М.: Проспект, 2007. — 704 с.
  14. Сущенко Ю.К. Ответственность за половые преступления против несовершеннолетних по советскому уголовному пра­ву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов: СЮИ, 1967. — 18 с.
  15. Даниэльбек Б.В. Половые извращения и уголовная ответственность. — Волгоград: Изд-во ВСШ МВД СССР, 1972. — 127 с.
  16. Сафронов В.Н., Свидлов Н.М. Вопросы квалификации половых преступлений. — Волгоград: Изд-во ВСШ МВД СССР, 1984. — 38 с.
  17. Осипов П.П. Половые преступления (Общее понятие, социальная сущность и система составов): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1967. — 18 с.
  18. Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. М.П.Журавлева и С.И.Никулина. — М.: Норма, 1998. — 443 с.
  19. Уголовное право Казахстана. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.И.Рогова, С.М.Рахметова. — Алматы: ТОО «Баспа», 2001. — 536 с.
  20. Рашковская Ш.С. Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности // Советское уголовное пра­во. Часть Особенная: В 13 вып. / Под общ. ред. А.Н.Васильева. — Вып. 4. — М.: Юрлитиздат, 1959. — 263 с.
  21. Яхонтов В.А. Предупреждение половых преступлений несовершеннолетних. — Львов: Львовская ССШМ МООП УССР, 1966. — 167 с.
  22. Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права: Особенная часть. — Т. 1. — М.: Госюриздат, 1955. — 800 с.
  23. Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву (теоретические проблемы). — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. — 239 с.
  24. ПионтковскийА.А. Уголовное право. Особенная часть. Преступления против личности. — М.: Госиздат, 1938. — 189 с.
  25. ШаргородскийМ.Д. Ответственность за преступления против личности. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1953. — 108 с.
  26. Советское уголовное право: Особенная часть / Под ред. В.Д.Меньшагина и др. — М.: Изд-во МГУ, 1971. — 464 с.
  27. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов. — М.: Норма, 1997. — 852 с.
  28. Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н.Кудрявцева, А.В.Наумова. — М.: Юристъ, 1997. — 496 с.
  29. Курс советского уголовного права: Часть Особенная / Отв. ред. Н.А.Беляев: В 5 т. — Т.1. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. — 558 с.
  30. Кругликов Л.Л., Спиридонова О.Е. Юридические конструкции и символы в уголовном праве. — СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2005. — 336 с.
Фамилия автора: Калгужинова А.М.
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика