Фактические основания возобновления приостановленного предварительного расследования

После приостановления предварительного расследования задачи уголовного процесса решаются иными способами и средствами. Следователь (дознаватель и др.) должен направлять запросы, осу­ществлять взаимодействие, производить розыскные, а часть органов дознания — и оперативно­розыскные меры, чтобы устранить обстоятельства, послужившие фактическим основанием для при­остановления предварительного расследования. Следственные действия по приостановленному уго­ловному делу производить нельзя.

Если возникла необходимость производства следственного действия или отпали фактические основания (обязательные условия) приостановления производства по уголовному делу, выносится мотивированное постановление о возобновлении предварительного следствия (дознания). И только после этого, либо в случае отмены постановления о приостановлении предварительного следствия и возобновлении предварительного следствия руководителем следственного органа, постановления о приостановлении дознания и возобновлении дознания — прокурором или начальником подразделе­ния дознания — можно будет производить любые следственные действия и продолжать предвари­тельное расследование в общем порядке.

Таким образом звучат основные правила, составляющие институт фактических оснований возоб­новления предварительного расследования, урегулированные ст. 211 УПК РФ. Что же это за основания, наличие которых позволяет следователю (руководителю следственной группы, дознавателю) вынести постановление о возобновлении предварительного расследования и возбудить перед руководителем следственного органа (прокурором) ходатайство об установлении срока дополнительного предвари­тельного следствия (дознания)? Первое основание сформулировано так: «после того, как» «отпали», т.е. «утратили силу» [1; 409], «основания» «приостановления» предварительного расследования.

В нашем случае под «основаниями» понимаются фактические, а не юридические основания. Исчерпывающий перечень таковых перечислен в ч. 1 ст. 208 УПК РФ. Так, предварительное рас­следование приостанавливается:

а) в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ).

б) в случае, если подозреваемый или обвиняемый скрылся от органов предварительного рассле­дования и суда (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ);

в) когда по иным причинам не установлено место нахождения подозреваемого или обвиняемого (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ);

г) когда место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возмож­ность его участия в уголовном деле отсутствует (п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ);

д) в случае временного тяжелого заболевания подозреваемого или обвиняемого, удостоверенного медицинским заключением, которое препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях (п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ).

О первом фактическом основании можно говорить только тогда, когда преступление считается нераскрытым, т.е., несмотря на принятые меры, установить лицо, его совершившее, не представилось возможным. Таковое отпадает сразу же после того, как будут собраны достаточные доказательства для привлечения лица в качестве обвиняемого.

Во втором случае, если подозреваемый или обвиняемый скрылся, то течение сроков давности привлечения его к уголовной ответственности приостанавливается, в третьем, — если его местона­хождение не установлено, — не приостанавливается, т.е. по истечении срока давности, указанного в ст. 78 УК РФ, некоторые уголовные дела могут быть даже прекращены. Однако и в том и в другом случае отпадение рассматриваемых фактических оснований приостановления предварительного рас­следования знаменуется установлением местонахождения подозреваемого или обвиняемого и воз­можностью проведения с его участием следственных действий.

Если же место нахождения обвиняемого известно, но по тем или иным причинам производство процессуальных действий с его участием невозможно, предварительное расследование может быть возобновлено для собирания доказательств, которые позволят вынести новое постановление о приоста­новлении такового по одному из других фактических оснований. Если следователь (руководитель след­ственной группы, дознаватель) после возобновления предварительного расследования, в связи с от­падением предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ фактических оснований приостановления пред­варительного расследования, станет располагать доказательствами того, что реальная возможность участия обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе отсутствует, он вправе вынести поста­новление о приостановлении предварительного расследования по п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ. Когда же будет установлено, что обвиняемый (подозреваемый), место пребывания которого известно, страдает опре­деленным заболеванием, которое носит временный характер, удостоверено медицинским заключением (заключением проведенной в соответствии со ст. 196 УПК РФ судебно-психиатрической экспертизы, если речь идет о психическом заболевании), не дает возможности обвиняемому (подозреваемому) принимать участие в проведении следственных (процессуальных) действий, и к тому же возникло после совершения лицом преступления, должно быть вынесено постановление о приостановлении предварительного расследования по п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Однако и названные фактические основания приостановления предварительного расследования в течение какого-то времени могут отпасть. Тогда у следователя (руководителя следственной группы, дознавателя) появятся основания возобновления и такого предварительного расследования. Одним из таковых может стать появление возможности участия подозреваемого или обвиняемого в производ­стве по уголовному делу. К примеру, когда он прибыл из заграницы, где ранее проживал и откуда не хотел являться по вызову российского органа предварительного расследования.

Фактическим основанием возобновления приостановленного по п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ пред­варительного расследования может стать доказательство того, что психическое заболевание обви­няемого (подозреваемого) не носит временного характера и делает невозможным назначение ему на­казания или исполнение такового. В этом случае предварительное расследование возобновляется и осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера.

Если в течение промежутка времени, когда предварительное расследование было приостановле­но по п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, выяснится, что состояние здоровья обвиняемого (подозреваемого) улучшилось либо он полностью выздоровел и появилась возможность его участия в проведении следственных (процессуальных) действий, производство по уголовному делу также возобновляется, и дополнительное предварительное расследование осуществляется в общем порядке.

Вполне можно представить ситуацию, когда по приостановленному уголовному делу появятся сведения, согласно которым медицинское заключение, удостоверяющее наличие у обвиняемого (по­дозреваемого) временного тяжелого заболевания, которое препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях, было подложным (незаконно вынесенным), и (или) психическое расстройство имелось у обвиняемого (подозреваемого) до совершения преступления, и есть необхо­димость проверки последнего на вменяемость при совершении общественно опасного деяния. Это тоже фактические основания возобновления предварительного расследования.

Однако нам представляется, что это не те фактические основания, о которых идет речь в ч. 1 ст. 211 УПК РФ, а несколько иные. Они указывают не на отпадение оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 208 УПК РФ, а на незаконность вынесенного следователем (руководителем следственной группы, дознавателем) постановления о приостановлении предварительного расследования. В этом случае сам следователь (руководитель следственной группы, дознаватель) не вправе принять реше­ние о возобновлении предварительного расследования, так как оно предполагает необходимость од­новременной отмены постановления о приостановлении предварительного расследования. В этом случае в действие должны вступать правила ч. 2 ст. 211 или ч. 3.1. ст. 223 УПК РФ. Такое постанов­ление следователя (руководителя следственной группы) вправе отменить руководитель следственно­го органа, а постановление дознавателя — прокурор (п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ) либо начальник под­разделения дознания (п. 3 ч. 1 ст. 40.1 УПК РФ). Именно ими одновременно с отменой постановления следователя (руководителя следственной группы, дознавателя) принимается решение о возобновле­нии предварительного следствия (дознания).

Самостоятельным фактическим основанием возобновления предварительного расследования п. 2 ч. 1 ст. 211 УПК РФ называет «необходимость производства следственных действий, которые могут быть осуществлены без участия подозреваемого, обвиняемого».

Необходимость производства следственного действия имеет место при наличии фактических и юридических оснований производства такового, а равно при внутреннем убеждении следователя (дознавателя и др.) в надобности, потребности [1; 80] и возможности его осуществления. При произ­водстве следственного действия не должны быть нарушены обязательные условия его реализации. Причем следует иметь в виду, что одних лишь перечисленных выше обстоятельств недостаточно, чтобы констатировать наличие той «необходимости», о которой речь идет в п. 2 ч. 1 комментируемой статьи. Дополнительным условием такой «необходимости» является существенная значимость для решения задач, стоящих перед предварительным расследованием, производства данного конкретного следственного действия и возможности его производства без участия в оном обвиняемого (подозре­ваемого).

В пункте 2 ч. 1 ст. 211 УПК РФ законодатель ведет речь лишь о следственных, а не о любых процессуальных действиях. Причем под следственными действиями, необходимость производства которых позволяет вынести законное постановление о возобновлении предварительного расследова­ния, здесь понимается группа уголовно-процессуальных действий органа предварительного рассле­дования, являющихся основными средствами установления обстоятельств, имеющих значение для дела и характеризующихся детальной самостоятельной процедурой производства (за основу взято определение А.А.Чувилева и Т.Н.Добровольской [2; 33-35]).

В пункте 2 ч. 1 ст. 211 УПК РФ говорится о возникновении необходимости производства «след­ственных действий, которые могут быть осуществлены без участия подозреваемого, обвиняемого». Следовательно, тогда в случае возникновения потребности в производстве одного следственного действия, к примеру, контроля и записи переговоров супруги обвиняемого (подозреваемого) в це­лях установления места нахождения последнего, нельзя возобновить предварительное расследова­ние? И второй вопрос: в производстве скольких следственных действий должна возникнуть необхо­димость, чтобы появились фактические основания приостановления предварительного расследова­ния?

Прямого ответа на поставленные вопросы законодатель не дает. Между тем мы бы рекомендова­ли отказаться от буквального толкования использованной законодателем в п. 2 ч. 1 ст. 211 УПК РФ формулировки. По нашему мнению, возникновения необходимости производства хотя бы одного следственного действия, которое может быть осуществлено без участия подозреваемого, обвиняемо­го, достаточно для того, чтобы возобновить предварительное расследование.

По крайней мере, к такому выводу приводит сравнительный анализ ч. 3 ст. 209 и п. 2 ч. 1 ст. 211 УПК РФ. В части 3 ст. 209 УПК РФ закреплен запрет производства «следственных действий» после приостановления предварительного расследования. Ни у кого же в связи с этим не возникнет мнения, согласно которому одно следственное действие по приостановленному уголовному делу производить можно, а несколько нельзя.

Данный запрет касается всех и каждого следственного действия, несмотря на то, что в ч. 3 ст. 209 УПК РФ речь идет не о следственном действии, а о следственных действиях. Точно так же следует подходить и к толкованию п. 2 ч. 1 ст. 211 УПК РФ. Несмотря на то, что в названном пункте законо­датель употребил множественное число термина «следственное действие», для того чтобы по ранее приостановленному уголовному делу появилась законная возможность производства, пусть даже и одного следственного действия, предварительное расследование следует возобновить. Без возобнов­ления такового следователь (дознаватель и др.) не вправе производить по делу ни одного следствен­ного действия. И если следственное действие все же было произведено, результаты такого действия в соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК РФ не будут иметь юридической силы.

Но вернемся к анализу формулировки п. 2 ч. 1 ст. 211 УПК РФ. Здесь речь идет не о любых следственных действиях, а лишь о тех, «которые могут быть осуществлены без участия подозревае­мого, обвиняемого». В этой связи сразу поясним, что весь круг следственных действий можно под­разделить на те, которые:

  • -   нельзя произвести без участия обвиняемого (подозреваемого);
  • -   можно произвести как с участием обвиняемого (подозреваемого), так и без такового, без поте­ри уголовно-процессуальной значимости результатов;
  • -   нельзя произвести с участием обвиняемого (подозреваемого).

К числу следственных действий, о которых идет речь в п. 2 ч. 1 ст. 211 УПК РФ, мы относим две последние из названных групп следственных действий.

Причем под участием обвиняемого (подозреваемого) в следственном действии нами понимается, по крайней мере, его присутствие при каждом осуществляемом следователем (дознавателем и др.) действии, которые в своей совокупности составляют более крупное процессуальное действие, име­нуемое следственным. Например, если обвиняемый (подозреваемый) участвует в осмотре, он вправе в процессе этого следственного действия наблюдать за совершением всех и каждого телодвижения следователя (дознавателя и др.), непосредственно осматривать все изымаемые при осмотре предметы (документы), а также место их обнаружения, делать по поводу произведенных действий подлежащие занесению в протокол заявления и (или) замечания, требовать дополнения протокола следственного действия и внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола осмотра.

Осталось охарактеризовать понятия «подозреваемый» и «обвиняемый», использованные законо­дателем как в п. 2 ч. 1, так и в ч. 3 комментируемой статьи.

Исходя из редакции ч. 1 ст. 46 УПК РФ подозреваемым лицо может стать только после возбуж­дения уголовного дела. Перечень лиц, которые обладают правовым статусом подозреваемого, исчер­пывающий:

  1. 1)  лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ;
  2. 2)  лицо, которое задержано в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ;
  3. 3)  лицо, к которому применена мера пресечения, до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ;
  4. 4)   лицо, которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установлен­ном ст. 223.1 УПК РФ.

При наличии одного из указанных выше юридических фактов в уголовном процессе появляется подозреваемый. Не считается с точки зрения уголовно-процессуального закона подозреваемым лицо, в отношении которого имеются показания о совершении им преступления, лицо, которое в соответ­ствии с положениями ст. 51 Конституции РФ вправе отказаться от дачи показаний, и даже лицо, в отношении которого мера пресечения до предъявления обвинения избрана, но в связи с неустановле- нием его места нахождения или по другим причинам, пока еще не применена. Указанные субъекты уголовного процесса, к примеру, при допросе выступают в ином качестве, хотя при определенных обстоятельствах и могут подвергаться допросу в порядке, предусмотренном для получения показаний от подозреваемого.

И еще один интересный момент, касающийся понятия «подозреваемый», использованного зако­нодателем при формулировании положений ст. 211 УПК РФ. Как было только что отмечено, исходя из редакции п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ подозреваемым не является лицо, не подпадающее под признаки п. 1, 2 или 4 ч. 1 той же статьи закона, в отношении которого до предъявления обвинения в соответ­ствии со ст. 100 УПК РФ избрана, но не применена, к примеру, в связи с его бегством, мера пресече­ния. Итак, мера пресечения в отношении конкретного человека избрана, а он узнал об этом и скрылся от органов предварительного расследования. Следовательно, в такой ситуации ему не нужно сооб­щать о возобновлении предварительного расследования, как это требует делать ч. 3 ст. 211 УПК РФ в отношении подозреваемого? Не нужно. Потому что пока в деле нет подозреваемого или обвиняемого предварительное расследование не может быть приостановлено по основаниям, предусмотренным п.п. 2-4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ. Если же предварительное следствие (дознание) не было приостановлено, то и возобновлено оно быть не может.

Когда же предварительное расследование приостановлено по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, то в деле нет ни подозреваемого, ни обвиняемого. Соответственно таковые не могут быть уведомлены о возобновлении предварительного расследования.

Несколько иной субъект обвиняемый. Обвиняемым лицо становится сразу после подписания уполномоченным на то должностным лицом (следователем, дознавателем и т.п.) законного и обосно­ванного постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, либо после утверждения началь­ником органа дознания обвинительного акта. По делам частного обвинения, когда по заявлению не проводилось досудебного производства, лицо, в отношении которого подана жалоба, становится обви­няемым (подсудимым) с момента констатации наличия в распоряжении мирового судьи оснований для назначения судебного заседания (ч.ч. 3, 4 ст. 319 УПК РФ), а также после соединения встречного за­явления с первоначальным (ч. 3 ст. 321 УПК РФ).

Обвиняемыми они становятся вне зависимости от того, известно им о вынесении такого поста­новления (обвинительного акта, констатации наличия оснований для назначения судебного заседания и др.) или нет.

Это общая характеристика понятий «подозреваемый» и «обвиняемый». Но правовые положения, закрепленные в ст. 211 УПК РФ, касаются не всех и не каждого из них. Причем, если предваритель­ное расследование приостановлено в отношении, к примеру, подозреваемого, то и возобновляется оно в отношении того же субъекта уголовного процесса. Не может быть такого, что постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого было вынесено в то время, когда предварительное расследо­вание было приостановлено. Если к тому имелись фактические основания до приостановления пред­варительного расследования, то сначала следовало вынести постановление о привлечении лица в ка­честве обвиняемого, а после этого — постановление о приостановлении предварительного расследо­вания, к примеру, в связи с тем, что обвиняемый скрылся от органов предварительного расследования.

Итак, подозреваемым, о котором упоминается в ст. 211 УПК РФ, при тех или иных обстоятельст­вах может быть любое лицо, о котором идет речь в ч. 1 ст. 46 УПК РФ. Таковым вполне может стать и человек, который был задержан в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ или же к которому приме­нена мера пресечения в виде заключения под стражей, до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ, если он, например, скрылся из места его содержания под стражей. А вот обвиняе­мый, правового статуса которого касаются положения комментируемой статьи, — это лишь тот, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Остальные раз­новидности обвиняемых существуют вне предварительного расследования, приостановлению кото­рого посвящена ст. 211 УПК РФ.

Переходим к анализу следующей части комментируемой статьи. Она посвящена правомочию руководителя следственного органа. Здесь, в частности, отмечается, что «приостановленное предва­рительное следствие может быть возобновлено также на основании постановления руководителя следственного органа в связи с отменой соответствующего постановления следователя».

Как мы уже отмечали выше, это правовое положение касается не только предварительного следст­вия. Предварительное расследование в форме дознания может быть возобновлено на основании поста­новления прокурора или начальника подразделения дознания, по крайней мере, в связи с отменой соответствующего постановления дознавателя.

Большинство использованных законодателем при формулировании ч. 2 ст. 211 УПК РФ катего­рий мы уже охарактеризовали. Для более четкого уяснения смысла заложенных в анализируемое пра­вовое положение идей нам осталось выяснить, прежде всего, кто такой «руководитель следственного органа»?

Отвечая на поставленный вопрос, следует заметить, что исходя из содержания ч. 5 ст. 39 УПК РФ, руководитель следственного органа — это Председатель Следственного комитета при прокура­туре РФ, руководитель Главного следственного управления Следственного комитета при прокурату­ре РФ, руководитель следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту Российской Федерации, следственного отдела Следственного комитета при прокуратуре РФ по району, городу, заместитель указанного руководителя либо руководитель следственного органа такого федерального органа исполнительной власти, коим является Министерство внутренних дел РФ, Федеральная служба безопасности РФ и Федеральная служба РФ по контролю за оборотом нар­котиков, территориального органа одного из указанных ведомств по субъекту Российской Федера­ции, району, городу, его заместитель, либо иной руководитель следственного органа, действующий в пределах своей компетенции.

В то же время полномочиями руководителя следственного органа не располагает руководитель следственной или следственно-оперативной группы, которая является одним (а не несколькими) орга­ном предварительного расследования. Такой руководитель согласно закону не наделен полномочиями руководителя следственного органа, несмотря на то, что и он в определенной степени занимается контролем над деятельностью входящих в такое организационное образование следователей. Этот субъект уголовного процесса обычно обладает статусом руководителя следственной группы.

Часть 2 ст. 211 УПК РФ наделяет руководителя следственного органа правом возобновления предварительного следствия лишь «в связи с отменой соответствующего постановления следовате­ля», т.е. тогда, когда имеются фактические основания признания незаконным и (или) необоснован­ным постановления следователя (руководителя следственной группы) о приостановлении предвари­тельного следствия.

В этой связи возникает вопрос: вправе ли руководитель следственного органа от своего имени принять решение о возобновлении приостановленного предварительного следствия по основаниям ч. 1, а не ч. 2 ст. 211 УПК РФ, т.е. не в связи с отменой постановления следователя (руководителя следствен­ной группы)? Ответ на данный вопрос неоднозначен.

Во-первых, как мы уже выяснили, термин «следователь», употребленный законодателем при формулировании положений ст. 211 УПК РФ, подлежит расширительному толкованию. В этой связи напомним, что статусом следователя может обладать и сам руководитель следственного органа. Когда он лично вынес постановление о приостановлении предварительного следствия по находящемуся в его производстве уголовному делу, он вправе и возобновить по нему предварительное расследование по основаниям, перечисленным в ч. 1 ст. 211 УПК РФ. В то же время в этом случае он не вправе возоб­новить предварительное следствие по такому уголовному делу «в связи с отменой» собственного по­становления о приостановлении предварительного расследования. Его постановление может быть отменено лишь вышестоящим руководителем следственного органа (п. 7 ч. 1 ст. 39 УПК РФ). Послед­ний в такой ситуации и будет тем руководителем следственного органа, о котором идет речь в ч. 2 ст. 211 УПК РФ.

Во-вторых, руководитель следственного органа в любое время имеет право принять уголовное дело к своему производству (п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК РФ). Когда им принято к своему производству уго­ловное дело, предварительное следствие по которому ранее было приостановлено следователем (ру­ководителем следственной группы), он пользуется как правами, закрепленными в ч. 1, так и в ч. 2 ст. 211 УПК РФ. Иначе говоря, при наличии к тому фактических оснований он может возобновить пред­варительное следствие как по законно (обоснованно) приостановленному производству по делу, так и в связи с отменой соответствующего постановления следователя (руководителя следственной группы).

И, наконец, в-третьих, согласно п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ руководитель следственного органа вправе проверять материалы уголовного дела, находящегося в производстве следователя (руководи­теля следственной группы), а п. 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ предоставляет ему право возвращать уголов­ное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования. Данное и некоторые иные полномочия руководителя следственного органа позволяют нам заявить, что послед­ний, обнаружив в ходе проверки материалов уголовного дела одно из фактических оснований, пере­численных в ч. 1 ст. 211 УПК РФ, вправе принять решение о возобновлении предварительного рас­следования и возвратить уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве допол­нительного расследования. Хотя, мы согласны, что наличие у руководителя следственного органа данного третьего процессуального полномочия спорно.

Почему же мы, несмотря на спорность указанной идеи, посчитали не только возможным, но и необходимым поместить ее в свой комментарий к настоящей статье закона? Да потому, что нам пред­ставляется незаконным возвращение уголовного дела следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования, когда само предварительное расследование приостановлено. Или мы должны «лишить» руководителя следственного органа возможности принимать искомое решение при обнаружении к тому фактических оснований. Либо встать на нашу позицию и «позволить» руководи­телю следственного органа принимать решение о возобновлении предварительного следствия по осно­ваниям, предусмотренным ч. 1 ст. 211 УПК РФ, по уголовному делу, которое находится в производстве подчиненного ему следователя (руководителя следственного органа), в случае возникновения необ­ходимости воспользоваться правом, предусмотренным п. 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ.

 

Список литературы

  1. Ожегов С.И. Словарь русского языка: 57 000 слов / Под ред. Н.Ю.Шведовой. — 18-е изд., стереотип. — М.: Рус. яз., 1986. — 797 с.
  2. Чувилев А.А. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по Особенной части. Учеб.-метод. материал / А.А.Чувилев, Т.Н. Добровольская. — М.: МВШМ МВД СССР, 1986. — 110 с.
Фамилия автора: Рыжаков А.П.
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика