Декларация о государственном суверенитете — новая эпоха в конституционном развитии Казахстана

Одной из насущных задач, стоящих перед наукой конституционного права, является осмысление путей становления независимой государственности Республики Казахстан. И если проанализировать этапы развития казахстанского конституционализма и конституционного законодательства, то стано­вится ясно, насколько эпохально важным для обретения истинной независимости были нормативно­правовые акты начала 90-х годов прошлого столетия. Обзор конституционного законодательства де­лает понятным тот качественный скачок, прорыв, который был совершен с момента принятия Вер­ховным Советом 25 октября 1990 г. Декларации «О государственном суверенитете Казахской ССР» [1]. Исследуя материалы по ее принятию и саму Декларацию, несомненно, приходишь к выводу, что реалии общественно-политической жизни гораздо фантастичнее тех замыслов, у истоков которых стоит указанная выше Декларация.

С момента провозглашения государственного суверенитета Республики Казахстан начинается новый этап конституционной эволюции нашего государства. Его можно охарактеризовать как совре­менный этап. Принятие Декларации «О государственном суверенитете Казахской ССР» 25 октября 1990 г. явилось вехой в становлении независимого и самостоятельного государства.

В начале 90-х годов мало кто предполагал, что распад Союза ССР начнет с катастрофической скоростью перерастать в его развал. В первое время существовала еще реальная возможность созда­ния нового Союза Республик вместо старого, советского, но она не была реализована. Отчаянные по­пытки заключения Союзного договора, предпринятые Центром, особенно во второй половине 1990 г. и в течение 1991 г., не принесли желаемых результатов. Казахстан, в отличие от ряда других союзных республик, меньше всего стремился к «отделению» и был готов войти в новое содружество респуб­лик на основе Союзного договора [2; 7].

Позиция Казахстана была определенной. Она сводилась к тому, что Казахская ССР как суверен­ное государство должна войти в Союз суверенных государств, образуемый на основе Союзного дого­вора. Этот Союз виделся как конфедеративное сообщество с единым центром, ограниченным в ос­новном объединительными функциями. Наша республика не спешила с принятием Декларации о го­сударственном суверенитете, заняв выжидательную позицию. Политическая ситуация в СССР и РСФСР стремительно развивалась в пользу центробежных сил, и уже к последней четверти 1990 г. почти всеми союзными республиками были приняты декларации о государственном суверенитете. Некоторые из них успели объявить себя независимыми.

Этот период объективно был подготовлен кризисом как института национально­государственного устройства, так и самих национально-государственных отношений. Союзное руко­водство закрывало глаза на то, что федерация, построенная по национальному принципу, да еще с весьма условными границами компактного проживания отдельных национальностей, — проблемное и взрывоопасное образование, требующее особой политической деликатности и гибкости. Хотя об этом постоянно напоминала мировая практика развития государственности, гораздо спокойней было произносить ничего не значащие речи о дружбе народов и о нерушимости Союза, чем решать труд­ные межнациональные проблемы и утрясать разногласия.

Помимо этого, кризисному состоянию национально-государственных отношений способствова­ли чрезмерный централизм в управлении, многолетнее недостаточное внимание союзных органов к интересам экономического и социального развития республик, к рациональному использованию их природных ресурсов, факты неуважения к национальной культуре, языку и обычаям. Жесткая реак­ция союзных властей на любой, порой даже мелкий всплеск национальных чувств только еще больше загоняла их в подполье, и таким путем создавался эффект постоянно тлеющего торфяного болота [3; 42-50].

Кроме того, необходимо отметить создание нормативно-правовой базы для формирования но­вых суверенных государств. В 1990 г. Верховным Советом СССР был принят пакет фундаменталь­ных актов в области федеративного устройства. Этими актами были Законы: «О разграничении пол­номочий между Союзом ССР и субъектами федерации» [4], «О порядке решения вопросов, связан­ных с выходом союзной республики из СССР» [5], «О языках народов СССР» [6], «Об основах эко­номических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик» [7]. Помимо этого, осуществля­лось оперативное регулирование предельно обострившейся национальной ситуации в стране, принима­лись меры по укреплению гарантий прав и безопасности граждан различных национальностей (Зако­ны «Об экономической самостоятельности Литовской ССР и Эстонской ССР», «Об усилении от­ветственности за посягательства на национальное равноправие граждан и насильственное нару­шение единства Союза ССР», «О свободном национальном развитии граждан СССР, проживающих за пределами своих национально-государственных образований или не имеющих их на территории СССР») [8]. Наряду с чисто нормативными актами Верховный Совет принял важный политико­правовой документ — Декларацию о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав [9].

Наша республика приняла Декларацию о государственном суверенитете в числе последних, поэтому была возможность учесть положительный и негативный опыт других республик и наиболее рациональ­ное из их деклараций, подойти более вдумчиво, с меньшими эмоциональными потерями к своему историческому решению. Следует учесть, что раньше в Советском Союзе не было практики приня­тия аналогичного политического документа.

В связи с принятием Декларации прошли бурные дискуссии союзных республик. Особенно ост­рый характер дискуссия приняла в Верховном Совете, где велось обсуждение Декларации. Об атмо­сфере, царившей там в тот период, можно судить хотя бы по тому факту, что на свет появился аль­тернативный вариант декларации, предложенный депутатской группой «Демократический Казахстан». Для Казахстана, только начавшего свой многотрудный путь от тоталитарного коммунистического прошлого к цивилизованному миру с его ценностями демократии, прав и свобод человека, рыночных отношений, это был прорыв, показатель зрелости и гражданского самосознания общества.

Вторая сессия Верховного Совета Республики, открывшаяся 15 октября 1990 г., начала свою ра­боту с обсуждения двух проектов Декларации «О государственном суверенитете Казахской ССР», которое имело положительный резонанс. Оно не только обнажило позиции отдельных групп депута­тов и их политические ориентации, но и оказало определенное влияние на позиции «центристов», колеблющихся и неопределившихся депутатов. Верховным Советом 16 октября была создана комис­сия по обобщению предложений и замечаний и доработке проекта Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР, которую возглавил академик С.Зиманов. 25 октября 1990 г. итоги рабо­ты комиссии были доложены на сессии Верховного Совета. После шестичасового постатейного об­суждения, без существенных изменений, одобренная большинством членов комиссии Декларация была принята. День принятия Декларации «О государственном суверенитете Казахской ССР» — 25 октября 1990 г. — позже был объявлен Днем Республики — государственным праздником Казахста­на.

Представляется, что следует уяснить значение Декларации и ее место среди других законода­тельных актов. В ней зафиксированы принципиальные положения, определяющие судьбу и статус республики, объем и пределы верховенства власти в сферах экономики, культуры, законодательства и территориального пространства. О приоритетности декларации среди других государственных актов свидетельствует заключительная часть: «Декларация является основой для заключения Союз­ного договора, разработки новой Конституции Казахской ССР, законодательных актов, реализующих статус республики как суверенного государства» (ст. 16). Г.Сапаргалиев верно отмечает, что она бы­ла не просто «декларацией намерений», а имела нормативный правовой характер [10; 153].

В Декларации впервые провозглашалось, что Казахская ССР является суверенным государством, которое добровольно объединяется с другими республиками в СССР и строит взаимоотношения с ними на договорной основе. В Конституции 1937 г. говорилось, что Казахская ССР добровольно объ­единилась с другими равноправными республиками в СССР. А в Конституции Казахской ССР 1978 г. лишь в преамбуле отмечалось, что Казахская ССР — равноправная республика в составе СССР. В Декларации провозглашалась не только суверенность Казахстана, но и конституционная идея о необ­ходимости договора между союзными республиками.

Особенностью этой Декларации стало, прежде всего, определение в ней основных направлений дальнейшего становления казахстанской государственности. В Декларации было заявлено о нацио­нальной государственности: «Казахская ССР принимает меры по защите, охране и укреплению на­циональной государственности» (ст. 2). В ней утверждалось, что возрождение и развитие казахской нации и других национальностей, проживающих в Казахстане, являются одними из важнейших задач государственности Казахской ССР. Разумеется, понятия «национальная государственность» и «госу­дарственность Казахской ССР» не синонимы. Эти понятия — отражение двух подходов к характеру государственности в Казахстане. В их основе лежало различное понимание права на политическое са­моопределение в условиях многонационального Казахстана. Как увидим в дальнейшем, вначале был конституирован первый подход, а в Конституции Республики Казахстан 1995 г. — второй.

Один из основных идейных руководителей и непосредственный разработчик Декларации акаде­мик С.Зиманов подчеркивал, что в рамках освоения общечеловеческих ценностей выделялась среди других задача осознания республикой ответственности за судьбу казахской нации, необходимость проявления государственной заботы о возрождении и развитии ее самобытной культуры и языка. Это вытекало из сути исторического факта самоопределения казахского народа и образования националь­ной государственности, что исходило из того, что Республика Казахстан является единственным в мире эпицентром проживания казахского народа, и только в этом регионе решается его судьба.

Впервые за многие годы существования Казахстана Декларация объявила, что территория Ка­захской ССР является неделимой и неприкосновенной, и это находит свое выражение в том, что тер­ритория Казахской ССР не может быть использована без ее согласия (ст. 3 Декларации). Главным признаком независимости государства является его суверенитет. В Декларации единственным носи­телем суверенитета признан народ Казахстана, который является также единственным источником государственной власти в республике (ст. 4).

Впервые в Декларации отсутствует классовый подход к определению социальной основы госу­дарства. Понятия «рабочие», «крестьяне», «интеллигенция», содержавшиеся в ст. 1 (п. 19) Конститу­ции Казахской ССР, исключены из норм конституционных законов. Таким образом, народ провозгла­шался единственным носителем суверенитета и источником государственной власти. Это положение в дальнейшем было закреплено в обеих Конституциях Республики Казахстан.

Основу суверенитета любого государства составляет собственность, поэтому Декларация признала исключительной собственностью республики все национальное богатство, имеющееся на территории, к коим отнесены земля и ее недра, воды, воздушное пространство, растительный и животный мир, культурные и исторические ценности народа, экономический и научно-технический потенциал (ст. 9), также закреплялось «право Казахской ССР на свою долю в общесоюзном имуществе соответственно вкладу республики, в том числе в алмазном, валютном фондах и золотом запасе». Таким образом, экономика Казахстана в основном обособлялась от экономики СССР и переставала быть составной частью единого народнохозяйственного комплекса Союза.

Впервые Декларация закрепила верховенство государственной власти Казахской ССР, которая обладает самостоятельностью и полнотой внутри республики, а также независима во внешних сно­шениях (ст. 6). В то же время Декларация еще ограничивала самостоятельность внешних сношений республики рамками Союзного договора. Вся Декларация в целом посвящена становлению основ ка­захской государственности, и необходимо отметить, что развитию процесса независимости способство­вало прямое закрепление главных направлений деятельности Казахской ССР. Декларация установила, что Казахская ССР самостоятельно решает все вопросы, связанные с политическим и национально­культурным строительством в республике, ее административно-территориальным устройством, опре­деляет структуру и компетенцию органов государственной власти и управлений, а также символы республики.

Конституционными новациями, внесенными Декларацией, стали определенные элементы госу­дарственного строительства. Прежде всего это закрепление принципа разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. Согласно ст. 7 Декларации было провозгла­шено, что государственная власть в республике осуществляется по принципу ее разделения на законо­дательную, исполнительную и судебную.

Законодательная власть осуществляется Верховным Советом Казахской ССР. Президент являет­ся Главой республики и обладает высшей распорядительно-исполнительной властью.

Высшая судебная власть принадлежит Верховному Суду Казахской ССР. Впервые Декларация определила верховенство Конституции и законов республики на территории Казахской ССР, за исклю­чением вопросов, добровольно делегированных ею Союзу. Кроме того, за республикой закреплялось право приостанавливать на своей территории действие законов и других актов высших органов Сою­за, нарушающих суверенные права и конституцию республики (ст. 8).

Формирование суверенного Государства невозможно без самостоятельной финансово­кредитной, налоговой и таможенной систем. Декларация закрепила возможность образования Госу­дарственного национального банка и тем самым поставила вопрос о самостоятельном формировании государственного бюджета республики.

Кроме того, Декларация конституировала, что Казахская ССР обладает правом на собственные внутренние войска, органы государственной безопасности и внутренних дел, подчиненные и подкон­трольные Верховному Совету и Президенту Казахской ССР.

Декларацией республика признана самостоятельным субъектом международных отношений, ко­торая определяет свою внешнюю политику, участвует в деятельности международных организаций. Ранее же по Конституции СССР и Конституции Казахской ССР 1978 г. Казахстан не был самостоятель­ным субъектом международных отношений. Хотя в Казахской ССР имелось Министерство иностран­ных дел, Казахстан самостоятельно не выходил на международную арену, не заключал международ­ных договоров. В соответствии со ст. 28 Конституции Казахской ССР во внешнеполитической дея­тельности республика руководствовалась целями, задачами и принципами внешней политики, определенными Конституцией СССР. Декларация закрепляла, что республика строит экономиче­ские и торговые связи с зарубежными государствами на основе взаимовыгодных договоров, с соблю­дением принципов добровольности и равноправия и самостоятельного решения вопросов внешнеэко­номической деятельности, хотя по вполне известным объективным причинам в Декларации еще ог­раничивалась самостоятельность республики рамками Союзного договора. Однако становление госу­дарственности в республике и темпы дальнейшего обустройства зависели не только от внутренних процессов, но и от реалий внешнеполитической жизни, многих факторов, обусловивших распад бывшего Советского Союза, в составе которого находился Казахстан.

Через всю Декларацию красной нитью проходила идея необходимости утвердить человека, не­зависимо от его национальной принадлежности и убеждений, как полновластную и свободную личность и на этой основе добиться консолидации и укрепления дружбы народов, проживающих на территории республики. Эту высокую цель нельзя было достичь в условиях замкнутости и изоля­ционизма, поэтому подчеркивались значения норм Всеобщей декларации прав человека, а также права нации на свободное самоопределение, зафиксированные в Международной хартии о граж­данских и политических правах, принятых соответственно в 1948 и 1966 гг. Организацией Объеди­ненных Наций [11]. В Декларации гарантированы права и свободы граждан, предусмотренные Кон­ституцией СССР и Конституцией Казахской ССР, безотносительно к их национальной и партийной принадлежности, происхождению, социальному и имущественному положению, полу и вероиспо­веданию, роду занятий, месту жительства. В то же время устанавливалось, что посягательство на гражданское и национальное равноправие карается по закону. Впервые был введен самостоятель­ный институт гражданства республики и самостоятельного регулирования миграционных процес­сов внутри страны, в то же время каждому гражданину гарантировалось право на сохранение граж­данства СССР (ст. 5).

Заложившая фундамент для функционирования гражданского общества в Казахстане: Деклара­ция гарантировала:

  • равные правовые возможности участвовать в государственной и общественной жизни общественным, политическим и религиозным организациям, массовым движениям, действующим в рамках Конституции Казахской ССР;
  • защиту и обеспечение многообразия и равенства форм собственности (ст. 9);
  • правовое равенство и равные возможности во всех сферах общественной жизни всем представителям наций и народностей, проживающим в Казахской ССР, за пределами своих национально-государственных и автономных образований или не имеющим их на территории Союза (ст. 12).

Представляет интерес ст. 1 Декларации, в которой впервые в конституционной доктрине Казахстана закладываются принципы экологической безопасности. Обеспечение народу экологической безопасно­сти происходит путем запрета:

  • строительства и прекращения функционирования на территории республики любых предприятий, учреждений, организаций, других объектов, являющихся источником экологической опасности;
  • испытания на территории республики ядерного оружия, строительства и функционирования испытательных полигонов для иных видов оружия массового уничтожения (химического, бактериологического, биологического и др.). Полагаем, что тем самым была заложена концепция, вменяющая в обязанность государства защищать окружающую среду.

Так, в дальнейшем в Конституции Республики Казахстан 1995 г. закреплено право граждан на благоприятную окружающую среду. Тем самым мы приближаемся к наиболее цивилизованным стра­нам, где конституционная доктрина определяет государственную цель — защита природной среды обитания человека и сохранение ее для будущих поколений.

В Декларацию были заложены основополагающие принципы, в корне менявшие систему сло­жившихся политических и экономических взаимоотношений Казахстана с Центром, республиками и остальным миром [12; 54]. В Декларации, наряду с подтверждением намерений республики войти на равноправной договорной основе в Союз Суверенных Республик, были впервые установлены три принципиальные для состояния конституционализма в Казахстане государственно-правовые нормы:

  • о верховенстве Конституции и законов республики на территории Казахской ССР;
  • об исключительной собственности Казахской ССР, составляющей основу ее суверенитета;
  • о праве Казахской ССР «выступать самостоятельным субъектом международных отношений, определять внешнюю политику в своих интересах...».

Декларация положила начало конституционным преобразованиям, заложила основы государст­венности республики и явилась своего рода трамплином для дальнейших реформ не только эволюцион­ного, но и революционного значения.

Необходимо согласиться с точкой зрения К.А.Жиренчина и К.К.Айтхожина о том, что только с принятием Декларации «О государственном суверенитете Казахской ССР» Верховным Советом Рес­публики от 25 октября 1990 г. было положено начало принципиально важному процессу создания в Казахстане нового конституционного строя, заложившего основные параметры независимого госу­дарства на исконно казахской земле [13; 94]. Декларация стала первым в отечественной истории ак­том конституционного значения, который определил статус Казахской Республики как самостоятель­ное, суверенное государство.

Становление государственности в республике, темпы дальнейшего обустройства страны зависе­ли не только от внутренних процессов, но (в большей степени) и от реалий внешнеполитической жизни, многих факторов, обусловивших распад бывшего Советского Союза, в составе которого нахо­дился Казахстан.

Декларация стала переломным моментом в формально-юридическом оформлении новой госу­дарственности Казахстана. В ней были определены основные направления дальнейшего становления казахстанской государственности:

  • территория Казахстана признана неделимой и неприкосновенной, и она не может быть ис­пользована без ее согласия (ст. 3);
  • единственным носителем суверенитета признан народ Казахстана, который и обладает всей полнотой государственной власти в республике (ст. 4). В основе суверенитета лежит исключи­тельная собственность на все национальное богатство, имеющееся на территории Казахстана (ст. 9);
  • признано верховенство государственной власти Казахской ССР, обладающей самостоятельностью и полнотой внутри республики и независимостью во внешних сношениях (ст. 6);
  • определено верховенство Конституции и законов республики на территории Казахской ССР (ст. 8);
  • поставлен вопрос о праве образовать Государственный национальный банк, самостоятельную налоговую и таможенную систему (ст. 10).

После принятия Декларации о государственном суверенитете встал вопрос о необходимости воплощения его идей в реалии конституционного строительства Казахстана. И практически госу­дарственное реформирование в этот период шло прежде всего путем внесения изменений и дополне­ний в старую Конституцию 1978 г.

Более чем за год до провозглашения независимости в Казахстане были приняты акты конститу­ционного характера, которые приостановили действие основных норм Конституции СССР и положи­ли начало самостоятельному, независимому развитию. Был принят ряд законов, которые внесли су­щественные изменения в Конституцию Казахской ССР 1978 г. Прежде всего это Закон Казахской ССР «О совершенствовании структуры государственной власти и управления в Казахской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Казахской ССР» [14] от 20 ноября 1990 г.

Путем внесения дополнений в Конституцию легитимировался статус Президента Республики Казахстан. Устанавливалось, что Президент Казахской ССР является главой высшей исполнительной и распорядительной власти Казахской Советской Социалистической Республики. Учреждалась долж­ность Вице-президента Казахской ССР, который избирался Верховным Советом Казахской ССР по представлению Президента Казахской ССР (ст. 2). Согласно ст. 3 Закона «О совершенствовании структуры государственной власти и управления» Совет Министров Казахской ССР преобразовывал­ся в Кабинет Министров Казахской ССР, который формировался Президентом Казахской ССР. При­чем вводился пост Премьер-министра Кабинета Министров Казахской ССР (ст. 5). Премьер-министр и состав Кабинета Министров Казахской ССР утверждались Верховным Советом Казахской ССР по представлению Президента Казахской ССР.

Вместо упраздненного Президентского Совета был образован консультативно-совещательный орган при Президенте Казахской ССР — Совет Республики (ст. 9). В его состав входили по должности Вице-президент Казахской ССР, Премьер-министр Кабинета Министров Казахской ССР, председатели областных и Алма-Атинского городского Советов народных депутатов, а также другие лица, назна­чаемые Президентом Казахской ССР.

Конституция была дополнена положением о том, что Казахская ССР участвует в решении вопросов, отнесенных к ведению СССР, во всех его высших органах власти: на Съезде народных депутатов СССР, в Верховном Совете ССР, Президиуме Верховного Совета СССР, Совете Федера­ции, Президентском Совете СССР, Правительстве СССР и других органах Союза ССР. Эти измене­ния конституционного законодательства явились еще одним шагом в части расширения суверенных прав Казахской ССР.

Важное конституционное значение имел Закон «О местном самоуправлении и местных Советах народных депутатов Казахской ССР» от 15 февраля 1991 г., в соответствии с которым были внесены существенные изменения в Конституцию Казахской ССР 1978 г. [15]. Впервые давались понятия ме­стного самоуправления, его системы. Этот вопрос имел важное значение и был решен по-разному в Конституциях 1993 и 1995 гг. Закон включал в систему местного самоуправления местные Сове­ты народных депутатов, органы территориального общественного самоуправления, а также мест­ные референдумы, собрания (сходы), конференции граждан и действовал, по существу, до их роспуска.

Кроме того, за 1991 г., до декабря месяца, в Конституцию Казахской ССР были внесены измене­ния и дополнения еще три раза: Законом Казахской ССР «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Казахской ССР» от 20 июня 1991 г. [16], Законом Казахской ССР «О внесении изменений в Закон Казахской ССР «О совершенствовании структуры государственной власти и управления в Казахской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Казахской ССР» и Конституцию (Основной Закон) Казахской ССР» от 25 июня 1991 г. [17] и Законом Казахской ССР «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Ка­захской ССР» от 25 августа 1991 г. [18].

Изменениями Конституции Казахской ССР от 25 августа 1991 г. исключались положения о ру­ководящей роли КПСС. В новой редакции ст. 6 Конституции Казахской ССР нет никакого упомина­ния о КПСС. На то время принятие подобного решения было делом непростым, тем не менее депута­ты (в своем большинстве официально будучи еще членами КПСС) не оставляют в Конституции даже косвенного намека на привилегированное положение Коммунистической партии и ставят все обще­ственные объединения в равное положение перед законом. Согласно второй части этой статьи не до­пускается создания новых и деятельности существующих первичных организаций общественных объединений, преследующих политические цели, в органах государственной власти и управления, прокуратуры, государственной безопасности, внутренних дел, юстиции, государственного арбит­ража, судах и таможне Казахской ССР.

25 августа 1991 г., после совершения попытки неконституционным путем сместить с поста Пре­зидента СССР М.Горбачева, внесением изменений и дополнений в Конституцию Казахстана на Пре­зидента было возложено осуществление руководства расположенными на территории Казахстана всеми внутренними войсками (ст. 71); предоставлено право при необходимости назначать и освобож­дать от должности первых руководителей расположенных на территории Казахстана организаций, предприятий союзного подчинения (ст. 114/3 п. 8), а также приостанавливать исполнение решений союзных органов, если они противоречат законам и актам высшей исполнительной власти.

Был конституционно учрежден возглавляемый Президентом Совет безопасности Казахской ССР. На Совет безопасности, согласно ст. 114/3 п. 9-1, возлагалась выработка рекомендаций по обес­печению соблюдения прав и свобод граждан на территории республики, Конституции и законов Ка­захской ССР; охране суверенитета, территориальной целостности республики, государственной, эко­номической и экологической безопасности; формированию правовой политики и координации пра­воохранительной деятельности; реализации политики в области обороны; организации деятельности государственных органов в случаях чрезвычайных ситуаций.

Введены дополнительные гарантии для Президента страны в случае прекращения мандата при невозможности осуществления полномочий «по иным причинам». В этом случае «невозможность осуществления Президентом республики» своих обязанностей (например, по состоянию здоровья) устанавливалась решением Верховного Совета.

Впервые на конституционном уровне была закреплена высшая юридическая сила Конституции Казахской ССР. Статья 172 Конституции Казахской ССР претерпела изменения, и теперь все законы и иные акты государственных органов должны издаваться на основе и в соответствии с Конституцией Казахской ССР. Любые акты, противоречащие нормам Конституции Казахской ССР, Конституции СССР, признаются недействительными и не подлежат исполнению государственными органами, общественными объединениями, должностными лицами и гражданами.

Необходимость легитимации государственной власти остро встала в Казахстане вследствие августовских событий 1991 г. в России.

1 декабря 1991 г. состоялись общенародные прямые выборы Президента. Кандидатура Н.А.Назарбаева была выдвинута депутатами Верховного Совета, рядом общественных объединений, поддержана трудовыми коллективами и гражданами. Президент Казахской ССР был избран подав­ляющим большинством: за него отдали голоса 98, 78 процента из 8 788 726 принявших участие в го­лосовании избирателей [19].

На наш взгляд, этот период конституционной эволюции Казахстана логически завершается приня­тием Верховным Советом 10 декабря 1991 г. Закона Казахской ССР «Об изменении наименования Ка­захской Советской Социалистической Республики» [20] (ст. 48-50), которым она была переименова­на в Республику Казахстан. Верховный Совет в преамбуле закона отмечает, что данное решение было продиктовано стремлением многонационального народа республики к построению демократическо­го, независимого, миролюбивого, правового государства, основанного на принципах самоопределе­ния, незыблемости прав и свобод человека, политическом, экономическом и идеологическом много­образии общества.

«Значение этого закона в том, — писал Г.С.Сапаргалиев, — что с наименования республики бы­ла снята классовая основа государственной организации». Другое значение этого закона состоит в признании политического самоопределения всего народа.

Несомненно, что на принятие этого закона повлияли события, происходившие в Белоруссии, когда 8 декабря 1991 г. в правительственной резиденции «Вискули» под Минском руководителями трех республик было подписано Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ), в котором констатировалось, что «Союз ССР как субъект международного права и как геопо­литическая реальность прекращает свое существование» [21; 477-480]. Тем самым фактически за­вершилась конституционная эволюция Казахстана в составе Советского Союза, и именно эти события венчают распад СССР. 21 декабря 1991 г. в Алма-Ате была подписана Декларация (11-ю бывшими рес­публиками СССР) о целях и принципах СНГ. СССР как геополитическое пространство и субъект между­народного права действительно прекратил свое существование. Равноправными учредителями Минской «инициативы» трех стали еще восемь суверенных республик [22].

 

Список литературы

1                Декларация Казахской ССР «О государственном суверенитете Казахской ССР» от 25 октября 1990 г. // Ведомости Верховного Совета Казахской ССР. — 1990. — № 44. — С. 408.

2         Назарбаев Н.А. На пороге ХХІ века. — Алматы: Өнер, 1996. — С. 7.

3         См.: Лукьянов А.И. Переворот мнимый и настоящий. — М.: Изд-во «Прогресс-Академия», 1993. — С. 42-50.

4               Закон СССР «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации» // Ведомости Съезда на­родных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. — 1990. — № 15. — С. 252.

5               Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» // Ведомости Съез­да народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. — 1990. — № 16. — С. 270.

6         Закон СССР «О языках народов СССР» // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР.— 1990. — № 19. — С. 327.

7               Закон СССР «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик» // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. — 1990. — № 19. — С. 329.

8         Ведомости Съезда Народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. — 1990. — № 15. — С. 352; — № 16. — С. 370. — № 19. — С. 327, 329; 1989. — № 35. — С. 490; 1990. — № 15. — С. 347; — № 19. — С. 331.

9         Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. — 1989. — № 23. — С. 449.

10            Сапаргалиев Г. Становление конституционного строя Республики Казахстан. 1990-1996: Сб. ст. — Алматы: Жеті жаргы, 1997. — С. 153.

11            Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ас­самблеи ООН от 16 декабря 1966 года // Издано Программой развития ООН в рамках совместной инициативы с Министер­ством иностранных дел РК. — Алматы, 2002.

12        Абдильдин С. Парламент Казахстана: от Союза к государственности. — Алматы: Казахстан, 1993. — С. 54.

13        Жиренчин К.А., Айтхожин К.К. Суверенитет Республики Казахстан: проблемы теории и практики // Заң жэне заман. — 2001. — № 2. — С. 94.

14        Ведомости Верховного Совета Казахской ССР. — 1990. — № 47. — С. 431.

15            Закон Казахской ССР «О местном самоуправлении и местных Советах народных депутатов Казахской ССР» от 15 февраля 1991 г. // Ведомости Верховного Совета Казахской ССР. — 1991. — № 9. — С. 120.

16        Ведомости Верховного Совета Казахской ССР. — 1991. — № 26. — С. 340.

17        Ведомости Верховного Совета Казахской ССР. — 1991. — № 27. — С. 357.

18        Ведомости Верховного Совета Казахской ССР. — 1991. — № 33-35. — С. 428.

19             См.: Об итогах выборов Президента Казахской ССР. Сообщение Центральной избирательной комиссии по выборам Президента Казахской ССР // Казахстанская правда. — 1991. — 7 дек.

20         Ведомости Верховного Совета Казахской ССР. — 1991. — № 48-50. — С. 585.

21         Государство Российское: власть и общество: Сб. док. — М., 1996. — С. 477-480.

22             См.: Протокол к Соглашению о создании Содружества Независимых Государств, подписанный 8 декабря 1991 г. в Минске Республикой Беларусь, Российской Федерацией (РСФСР), Украиной // Известия. — 1991. — 24 дек.

Фамилия автора: С.К.Амандыкова
Год: 2011
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика