Государственная и политическая деятельность Турара Рыскулова в Казахстане в 20-30-е годы ХХ века

Турар Рыскулов представлял ту часть казахской демократической интеллигенции, которая вос­приняла идеи и лозунги большевиков о равенстве, свободе, строительстве нового бесклассового об­щества, где не будет ни бедных, ни богатых. Вследствие этого он оказался в лагере противников буржуазной автономии «Алаш-Орда». Однако анализ его государственно-политической деятельности свидетельствует о том, что он, как и его соратники, желал процветания своей Родины и пытался до­биться для ее народа реального суверенитета и независимости.

Турар Рыскулов родился в 1894 г. в семье простого кочевника, уроженца Верненского уезда Джетысуйской, ныне Алматинской, области. Долгое время его семья была вынуждена скрываться в других волостях из-за кровной мести родственников волостного управителя С.Учкемпирова, кото­рого застрелил отец Турара, не выдержав издевательств и преследований [1; 21].

Скрываясь от преследований, Турар Рыскулов под вымышленной фамилией Киргизбаев окончил трехгодичную русско-казахскую школу. Позже он успешно завершил обучение в Пишпекской сель­скохозяйственной школе. Он стал свидетелем жестокого подавления восстания 1916 г., в разгар кото­рого его арестовали в г. Мерке, но, за отсутствием доказательств, отпустили. Мечтой Рыскулова было поступить в Ташкентский учительский институт. В стенах института в г. Ташкенте Т.Рыскулов сбли­зился с организацией социал-демократов — большевиков. Вместе со своими товарищами Рыскулов создает «Революционный союз киргизской молодежи», члены которого ставили своей задачей борьбу с местным аппаратом Временного правительства. В сентябре 1917 г. Турар Рыскулов вступает в ряды большевистской партии [2; 9].

После победы коммунистов в Туркестане Рыскулов, уже как грамотный и идейный революцио­нер из числа национальной интеллигенции, приобретает большую известность. Население его знало как прекрасного оратора, просто и доступно умеющего объяснить сложные вещи, происходящие в их жизни. Естественно, с такой хорошей репутацией и способностями при Советской власти его ожида­ла прекрасная карьера. В январе 1920 г. он был избран председателем Центрального исполнительного комитета Туркестана. До этого он проводил крупные мероприятия Советского правительства в ре­гионе. Например, под его руководством работала Центральная комиссия по борьбе с голодом, благо­даря чему сотни тысяч наших соотечественников были спасены от голодной смерти. Он выступил ярым борцом с шовинизмом, имевшем место в органах большевистской партии и Советах Туркеста­на, но в то же время принимал активное участие в борьбе с басмачеством и в 1919 г. входил в Чрез­вычайную Комиссию. В результате карательных экспедиций большевиков пострадало ни в чем не повинное население Туркестана. В 30-е годы Рыскулов пишет, что он не случайно примкнул к боль­шевистской партии, и не случайно проводил твердую большевистскую линию — «...это диктовалось моим социальным происхождением и ненавистью к классовым врагам» [3; 85].

Турар Рыскулов, анализируя февральские события 1917 г. и деятельность казахской интеллиген­ции во главе с А.Н.Букейхановым по построению казахской государственности, писал, что казахская националистическая интеллигенция, выступая под лозунгом защиты общенациональных интересов казахской нации, фактически защищала интересы казахской имущей верхушки, интересы широких масс ей были чужды. По его мнению, именно поэтому националистическая интеллигенция так рьяно поддерживает Временное правительство Керенского, популяризирует идеи Учредительного собра­ния, проводит различные «шумливые» всеказахские съезды по обсуждению казахской автономии в составе буржуазно-демократической России [2; 151].

Для истинного марксиста Т.Рыскулова был неприемлем буржуазно-демократический вариант развития не только Казахстана, но и России, и соответственно казахская автономия «Алаш-Орда», которую предлагали казахские интеллигенты, представлялась ему прототипом старой власти, где бу­дут господствовать богачи и аристократы. Т.Рыскулов на все политические явления смотрел с клас­совых позиций, т.е. в полной мере разделял большевистские воззрения.

Большевики, после ликвидации очагов «белого движения» и автономий — «Алаш-Орды» и «Ко- кандской автономии», стали наводить «порядок» в Туркестанском крае. Советская власть в Туркеста­не, как известно, установилась в 1918 г., когда образовалась Туркестанская АССР, поэтому в 1920 г. перед советским правительством встала задача четкого определения правового статуса республики в рамках РСФСР.

В Директиве ЦК ВКП (б) от 8 марта 1920 г. Туркестану давался такой же небольшой масштаб свобод, которые имели другие автономные республики РСФСР.

В этот период появились альтернативные варианты будущего развития Туркестанского края. Представители национальной демократической интеллигенции, например, Мустафа Чокаев, предла­гали создать Тюркскую державу, куда бы вошли все тюркские этносы, населявшие постимперскую Россию. Эти идеи стали именоваться «пантюркскими» и жестоко преследовались Советской властью.

Казахское население Семиреченской и Сырдарьинской областей, тяготевшее к Казахстану, вы­ступало за раздел Туркестанского края на самостоятельные национальные автономные республики, с возможностью присоединения к Казахской Автономной республике.

Турар Рыскулов предложил свой проект создания Тюркской Советской республики. В частно­сти, он писал, что Туркестан является страной тюркских народностей, и предлагал Туркестанскую республику считать национальной Советской республикой, где самоопределяющимся коренным на­родом считается тюркский народ [3; 162].

Проект Рыскулова в целом соответствовал предложенной Центральным Комитетом партии мо­дели национально-территориальной автономии в составе Российской Федерации, в то же время в ней были свои особенности. В первом пункте Проекта, в частности, говорилось о том, что Туркестан, со­стоящий из пяти областей, следует считать страной Тюркских народностей — казахов, узбеков, туркмен и т.д., включая и этнос нетюркского происхождения — таджиков, а остальное население представлять пришлым. Во втором пункте Проекта предлагалось: «Туркестанскую республику счи­тать национальной Советской республикой, где самоопределяющимся коренным народом считается тюркский народ». Т.Рыскулов предлагал переименовать Туркестанскую АССР в Тюркскую Совет­скую республику, а Компартию Туркестана, соответственно, — в Компартию тюркских народов. По мнению Рыскулова, такое название республики и партии точнее отразит национальный состав насе­ления Туркестана [2; 24, 25].

Предложенный Т.Рыскуловым и его соратниками проект демонстрировал желание представите­лей национальной демократической интеллигенции поднять статус своего края, расширить полномо­чия правительства будущей автономии и, что немаловажно, обязать органы Советской власти счи­таться с интересами коренных жителей. Именно поэтому коренные народы — тюрки — официально признавались в Проекте государственно-образующим этносом.

Данный проект был вынесен на обсуждение V Конференции Компартии Туркестана в январе 1920 г. Первоначально конференция одобрила «рыскуловский» проект. Однако позже, 22 февраля 1920 г., на повторном обсуждении, этот проект Турккомиссией был отклонен. Т.Рыскулов во главе делегации ответственных работников Туркестанского ЦИКа выезжает в Москву. Он предоставляет в ЦК РКП (б) сначала докладную записку, а затем доклад с предложением переименовать Туркестан­скую автономную республику и ее Коммунистическую партию. В это же время Рыскулов лично встречается с Лениным, с которым, по всей видимости, состоялась доверительная беседа о сложив­шемся в крае положении дел. Однако предложенный Центральному Комитету проект был вновь от­клонен. После возвращения из Москвы Т.Рыскулов и его соратники по работе в Мусульманском бю­ро Компартии Туркестана подали в отставку. 18 июля 1920 г. на заседании Крайкома партии Турке­стана Рыскулов сложил с себя обязанности члена Крайкома и Председателя Туркестанского ЦИКа [2; 30].

Почему же проект Рыскулова не был принят партийным руководством тогдашней России? На наш взгляд, дело заключалось в том, что Ленин и его соратники расценили эту инициативу на­циональных меньшинств как основу будущего сепаратизма, угрожающего целостности страны. Лю­бые переустройства в большевистском государстве без санкции РКП (б) были неприемлемы. Вопро­сы политического устройства рассматривались только в Политбюро, возглавляемом Лениным.

В то же время ЦК партии не мог не реагировать на сложную ситуацию в крае. Официальные вы­сказывания таких руководителей республики, как Т.Рыскулова, Н.Ходжаева и других, не могли игно­рироваться, и обязывали РКП (б) принять меры для их разрешения.

Поэтому обращение Т.Рыскулова и делегации ответственных работников Туркестанского ЦИКа в Центральный Комитет вызвало к жизни Постановление ЦК РКП (б) от 29 июня 1920 г. «Об основ­ных задачах РКП (б) в Туркестане». Данный документ регламентировал следующие мероприятия:

-    изъять у переселенцев киргизских районов самовольно захваченные земли; эти земли передать в фонд наделения землей киргизских хозяйств;

-    обеспечить землей безземельных дехкан, а кочевые хозяйства обеспечить не только кочевьями, но и пашнями;

-    разбить все кулацкие организации, обезоружить кулаков и лишить их возможности влиять на местные органы власти;

-    выслать из Туркестана всех бывших чинов полиции, жандармерии, охранки и тех чиновников, функционирование которых в Туркестане неприемлемо;

-    в порядке перераспределения партийных сил откомандировать в распоряжение ЦК РКП (б) всех туркестанских коммунистов, проявивших склонность к великодержавному шовинизму;

-    уравнять в продовольственном отношении местное гражданское население с русскими [3; 166, 167].

Турар Рыскулов был вынужден уйти в отставку в силу того, что требовал расширения прав на­циональных автономных республик, что было отвергнуто центральными властями. Деятельность Рыскулова и его сподвижников была определена как «националистический уклон», «пантюркизм» в партии, практически это означало попасть под репрессии. Однако в этот период ещё существовала возможность плюралистических воззрений, и такого рода отклонения от курса партии не исключали дальнейшего пребывания в её рядах. Т.Рыскулов вновь вернулся к активной деятельности. Он был вызван в Москву и 24 августа 1920 г. назначен вторым заместителем Наркома по делам национально­стей РСФСР [3; 174].

После ухода в отставку Т.Рыскулова Турккомиссия приняла постановление о роспуске Крайкома КП Туркестана и образовании Временного ЦК КП Туркестана. Одновременно было принято решение и об обновлении состава Турккомиссии. В новый состав Турккомиссии решением Политбюро ЦК РКП (б) были включены следующие партийные деятели: Г.Я. Сокольников, Г.И.Бокий, Я.С.Суриц, Я.Х.Петерс и Г.И.Сафаров. Глава государства В.И. Ленин, который с беспокойством следил за ситуа­цией в Туркестане, поручил Оргбюро ЦК РКП (б) в спешном порядке направить новую Турккомис- сию в г. Ташкент [3; 170].

Следует иметь в виду, что казахская интеллигенция, к которой относился и Т.Рыскулов, строила Советскую власть в Казахстане, основываясь на большевистских идеях, и старалась представить но­вый режим простому народу в выгодном для себя свете. Они пропагандировали большевизм как освобождение не только от ига «белого» царя, но и от господства капиталистов, буржуазии и баев. Большевистские лидеры позиционировались как вожди, создавались их иконографические образы, даже находилось оправдание карательным мерам в отношении простого населения со стороны ком­мунистов.

Турар Рыскулов в статье «Ленин — знамя, объединяющее два мира», написанной им после смерти Ленина, отмечал, что величайшей заслугой лидера партии большевиков было то, что он повел угнетенные массы Востока на борьбу за свое освобождение и приобщил их к пролетарской револю­ции. Он стал вождем и пророком угнетенного Востока вместе с созданной им партией [2; 41].

Позже, под давлением власти, Рыскулов признаёт свои ошибки, за которые был обвинен как на­ционалист, объясняя свою позицию по данному вопросу так: «Встав у руководства Туркреспубликой (я был тогда председателем ТурЦИКа), мы увлеклись «национальными лозунгами», недооценивали национальные задачи, боролись за насаждение в аппаратах своих национальных чиновников и т.п.» [4; 146].

В период крупномасштабных строек большое значение имела транспортная связь строящихся промышленных регионов Казахстана между собой и с предприятиями России. В этих целях стало

 

осуществляться строительство железнодорожных линий. Турар Рыскулов, в тот период являясь за­местителем председателя Совнаркома РСФСР, возглавил Комитет содействия Турксибу.

В.М.Устинов пишет: «По существу Турксиб является своеобразным памятником казаху Рыскулову, претворившему в жизнь идеи русских ученых о строительстве дороги.» [3; 316].

Как отмечал Т.Рыскулов, железнодорожная магистраль, соединяя Сибирь со Средней Азией, обеспечит снабжение Средней Азии дешевым хлебом из Сибири, Казахстана и Киргизии, и тем са­мым благоприятно повлияет на развитие хлопководства в Средней Азии. Одновременно с этим доро­га откроет большие перспективы для развития хозяйства районов, тяготеющих к ней, расширяя за их счет сырьевую базу нашей промышленности, создавая нормальное экономическое взаимодействие между этими районами, соединяемыми железной дорогой [2; 170].

Безусловно, экономические расчеты Турара Рыскулова были верны. После окончания строитель­ства железной дороги в 1930 г. экономическое развитие Казахстана и республик Средней Азии полу­чило мощный импульс. Однако Сибирская железнодорожная магистраль усилила, прежде всего, сырьевое значение республик Средней Азии и Казахстана для российской промышленности.

Рыскулов был патриотом своего народа, искренне желал ему добра, изнутри знал его проблемы и чаяния. Уже в годы Советской власти, находясь на высоких должностях в большевистской партии и правительстве, он, несмотря на угрозу собственной карьере и личной безопасности, неоднократно выступал в защиту интересов коренного населения с трибун съездов и конференций.

Особо следует отметить гражданское мужество Турара Рыскулова, который, будучи заместите­лем председателя СНК РСФСР, в письмах и докладных записках старался обратить внимание Цен­трального партийного руководства и Сталина на трагедию, разыгравшуюся в Казахстане в период коллективизации. Например, в докладной записке Сталину от 29 сентября 1932 г. он раскрывает си­туацию, сложившуюся в животноводческой отрасли Казахстана. В другом письме, датированном мартом 1933 г., он приводит факты гибели сотен тысяч своих соотечественников в различных рай­онах Казахстана [5; 213].

Такие доклады заставили большевистское руководство принять экстренные меры по ликвидации последствий голода в Казахстане.

Изложенная выше историко-правовая проблема свидетельствует о том, что не примкнувшая к буржуазным демократам часть казахской передовой интеллигенции восприняла идеи социализма и содействовала большевикам в строительстве Советской власти в Степном крае. Одним из ярких ее представителей был Турар Рыскулов, искренне веривший в идеи социалистической справедливости и строительства будущего коммунистического общества. Однако, встретившись с произволом одно­партийной власти, при отсутствии элементарных прав и политических свобод, он продолжал защи­щать интересы народа от усиливающейся партийной диктатуры. Турар Рыскулов сам стал жертвой этой тоталитарной власти — в числе других крупных советских государственных деятелей Казахста­на в 1938 г. попал под волну жестоких репрессий.

Казахская советская интеллигенция, работавшая в органах государственной власти, сделала многое для развития своего родного края, создавая основу для сегодняшней независимости и сувере­нитета нашей республики.

References

1       Ustinov V.M. Serving to people (Party and State activity of Ryskulov). — Alma-Ata: Kazakhstan, 1984 — 231 р.

2      Ryskulov T.R. Selected works. — Alma-Ata: Kazakhstan, 1984 — 259 р.

3       Ustinov V.M. Turar Ryskulov: Outline of political biography. — Almaty: Kazakhstan, 1996 — 462 р.

4                Ossipov V.P. Looking into the 20es-30es (From the history of political development of Communistic Party in Kazakhstan).—  Alma-Ata: Kazakhstan, 1991 — 187 р.

5      Abylkhozhin Zh.B., Kozybayev M.K., Tatimov M.B. New facts about collectivization in Kazakhstan // History of Kazakhstan: white spots / comp. by Zh.B.Abylkhozhin. — Alma-Ata: Kazakhstan, 1991. — 348 р.

Фамилия автора: Г. З. Кожахметов Р.Б.Ботагарин
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика