Национальная безопасность: психологические и криминалистические аспекты

Эффективным средством обеспечения национальной безопасности является системное и ком­плексное решение государственно-правовых задач, направленных на развитие общественно­политических, социально-экономических отношений, на охрану прав и свобод граждан. Защита прав человека выступает, в известном смысле, гарантией национальной безопасности любого государства.

«Понятие «национальная безопасность», имея глубокие исторические корни, находится в посто­янном видоизменении и по своей сущности может быть отождествлено с основной характеристикой жизнеобеспечения человека, аспекты рассмотрения которого имеют диапазон от физиологического его состояния до социального» [1]. Для жизнедеятельности человека, гражданина необходимо обес­печение политической, общественной, военной, экономической, экологической безопасности, обу­словленной решением задач совершенствования законодательной системы любого государства путем имплементации норм международного права в национальное законодательство на основе соблюдения национальных интересов. Законодательное регулирование на международном уровне нормативно­правовых отношений создает благоприятные условия для единой правоприменительной деятельно­сти, касающейся обеспечения национальной безопасности государства, включающего задачи органи­зационного, коммуникативного и удостоверительного характера в ходе реализации внутренней и внешней политики государства.

Законодательное регулирование правоприменительной деятельности в ходе межгосударствен­ных отношений по обеспечению национальной безопасности является эффективным средством по реализации международного сотрудничества. Обеспечение национальной безопасности невоз­можно без участия мирового сообщества, без системного, комплексного регулирования общественно­политических, внешнеэкономических отношений государств, определяющих основу национальной безопасности.

Итак, основой обеспечения национальной безопасности государства являются правовые средст­ва регулирования общественно-политических, социально-экономических отношений, как на между­народном, так и на внутригосударственном уровне, с учетом интересов государств, направленных на взаимовыгодное сотрудничество во всех сферах деятельности. Национальные интересы развитых государств обусловлены выполнением функций обеспечения суверенитета, политической стабильно­сти, общественно-экономического развития, формирования гражданского общества и правового го­сударства, социально-психологического климата нетерпимости к насилию, агрессии, враждебности, уважения к общечеловеческим ценностям.

Решение указанных задач выполняет обеспечивающую функцию национальной безопасности во всех сферах деятельности: общественно-политической, внешнеэкономической, социально­экономической, культурной. Угрозу национальной безопасности составляют криминальные посяга­тельства на устои правового государства и гражданского общества, на экономическую, политиче­скую, экологическую, военную безопасность, кризисные явления, события, оказывающие психологи­ческое воздействие на людей и общество, которые являются объективно-субъективным фактором причинно-следственного механизма формирования социально-психологического климата общества, человека.

Кризис — это напряженное, неожиданное событие, которое вызывает эмоциональное потрясе­ние у людей, столкнувшихся с ним. Во время кризиса часто возникают ситуации, когда для человека или групп людей обыкновенные методы преодоления проблем являются неэффективными. В резуль­тате этого поведение людей может, создавать опасность для их здоровья. Когда кризис приобретает значительные по величине размеры, лишает возможности общаться или касается значительного ко­личества людей (обыкновенно более 10), это называется бедствием. Бедствие может быть вызвано человеком, группой людей или же природой. Причина бедствия — это только один из факторов, ко­торый влияет и оказывает воздействие на людей. Природные бедствия, такие как наводнение, пожар или землетрясение, часто воспринимаются как «природная стихия» или как неизбежность.

Потерпевшие от природных бедствий испытывают меньшую необходимость выражать свой гнев, упреки или враждебность, чем те, которые стали жертвами бедствий техногенного характера, например, террористического акта, самолетной катастрофы или гражданских беспорядков, где чело­веческий фактор является причиной формирования психотравмирующей ситуации. Факторами пси­хотравмирующей ситуации являются: вид угрозы, интенсивность и величина; продолжительность; количество событий, протекающих одновременно; наличие недавних травматичных событий; плохое состояние здоровья; наличие предшествующего психоза; отсутствие социальной сети для оказания поддержки, а также эффективных средств для преодоления трудностей; способ восприятия угрозы; скорость распространения событий; установка жертвы и остальных по отношению к потерпевшим [2; 427].

Интенсивность события, как и его быстрое наступление, вызывает у потерпевших состояния стресса и угрозы. Инцидент, который охватывает более обширную область, обыкновенно более тра­гичен по сравнению с изолированным событием. Личное знакомство с погибшими и ранеными при­чиняет значительно большее страдание, чем знание факта происшедшего события (фатальные случаи и жертвы землетрясения в Мексико Сити, террористические акты в Нью-Йорке). Количество событий и их продолжильность могут вызвать также дополнительное эмоциональное потрясение у жертв. Лю­ди без опыта борьбы с данным бедствием или другим чрезвычайным событием, как и те, у которых не выработана подходящая стратегия борьбы для преодоления трудностей, бывают в большей степе­ни травмированы, чем человек опытный, верящий в свои возможности. Часто установка жертвы, на­личие поддержки семьи и друзей, так же как и ее оптимистичное внутреннее состояние, могут повли­ять на степень воздействия события на жертву. Другими факторами, оказывающими влияние на си­туацию, на определение степени воздействия на субъекта кризисных проявлений, являются возраст, возможности для бегства, поддержка друзей и семьи или же профессиональная помощь [2; 456].

Итак, на основе анализа психологических проявлений взаимодействия кризисных событий, яв­лений и эмоционально-волевого состояния человека как субъекта взаимодействия показаны факторы объективно-субъективного характера, оказывающие воздействие на формирование и развитие при­чинно-следственных отношений обеспечения безопасности человека. Взаимообусловленность ука­занных факторов, оказывающих воздействие на решение задач обеспечения национальной безопас­ности путем создания благоприятных условий, способствует определению стратегических методов оказания противодействия кризисным явлениям, событиям путем формирования профилактических средств предоотвращения наступления нездорового климата в обществе и государстве.

Для обеспечения национальной безопасности государств рассмотрим этапы кризиса, указываю­щие на условия и обстоятельства поэтапного решения этих задач, раскрывающие пути и средства оказания противодействия кризисным событиям. Большинство кризисов, как и чрезвычайные собы­тия, такие как террористические атаки, инциденты с большим количеством жертв и гражданские бес­порядки, претерпевают различные этапы развития. Этапы эти — предкризис, кризис, пост-кризис.

1  Предкризисный период представляет собой сумму всех событий, которые формируются до на­чала кризиса. Этот период включает в себя этап предупреждения, когда существует возможность приложить максимум усилий для устранения фактического наступления события, и этап тревоги, ха­рактеризующийся усиленной деятельностью с целью устранения, задержки или смягчения кризиса.

2  Кризисный период начинается, когда воздействие произошло. Он характеризуется беспокойст­вом, шоком, страхом, дезорганизованностью, насилием и иногда паникой. Во время этого этапа кри­зиса люди лучше осознают свои потери и начинают реорганизовываться и помогать друг другу. Большинство экстренных вмешательств осуществляется на этапе кризиса. Характерная дезорганиза­ция кризисного состояния увеличивает трудности по обеспечению неотложной медицинской помо­щи, подвергает риску эффективное решение кризиса, а специалисты групп (экипажей) по оказанию экстренной помощи сами становятся уязвимыми вследствие разрушительного напряжения.

3  Посткризисный период — это период времени, когда фактический кризис завершен и делаются усилия для восстановления и преодоления последствий. Посткризисная фаза — самая длительная из всех фаз. Не удивительно, что люди в течение значительного периода (от одного года до трех) лет нуждаются в эмоциональном восстановлении, несмотря на то, что физические раны и потери уже за­лечиваются в конечном периоде кризисной или в начальном периоде посткризисной фазы.

Поэтапное рассмотрение воздействующей силы кризисных явлений и событий выявляет психо­логические последствия, причиненные бедствиями. Интенсивные симптомы могут возникнуть в те­чение минуты после воздействия события и включают в себя эмоциональный шок, состояния беспо­мощности и изолированности, связанные с чувством неадекватности и незащищенности. Большинст­во жертв бедствий становятся беспомощными, ожесточенными, испуганными и неспокойными. Так­же присутствуют преобладающее чувство незащищенности перед будущим развитием событий, от­рицание и тревога. Замедленные реакции появляются сразу после того, как кризис утих, могут поя­виться и на более поздних этапах кризисного периода, особенно, если инцидент воздействует более продолжительный период времени. Признаки и симптомы замедленной реакции характеризуются развитием дезориентации, инертностью, потерей эмоционального контроля, сильной усталостью, скованностью мышления, пассивностью и сильным чувством беспокойства. У таких людей обычным является повторное переживание события путем ретроспекции и мысленных образов. Часто встре­чаемыми явлениями в течение нескольких дней и недель после катастрофы становятся нарушения сна, кошмары, навязчивые мысли о событии, депрессия, гнев, неполноценный труд, недостаточная концентрация, нехватка сосредоточенности и чувство вины. Условия исключительной опасности, на­пример, террористические действия, заложничество и непреодолимое чувство угрозы жизни, могут вызвать у большинства людей значительное продолжительное расстройство физического и психиче­ского здоровья.

Анализ психологических проявлений эмоционально-волевой сферы личности способствует вы­делению личностной модели потерпевших от кризисных явлений и событий, оказывающей воздейст­вие на поведенческие механизмы в межличностной ситуации взаимодействия, отражающиеся на опре­делении путей и средств обеспечения национальной безопасности путем формирования действенных механизмов создания социально-психологического климата в обществе. Социально-психологический климат, являясь источником формирования гражданского общества, способного противостоять вся­ким проявлениям, посягающим на национальные интересы государства, является одним из эффек­тивных средств обеспечения национальной безопасности государства посредством защиты и развития общественно-политических, социально-экономических отношений.

Личностная модель потерпевших раскрывает психологическое состояние, определившее сле­дующие группы: ошеломленные произошедшим, или находящиеся в состоянии шока, истеричные и реагирующие нормально.

Первая группа людей, около 50 %, которые попадают в подобные ситуации, реагируют нормаль­но. Другими словами, это люди, способные относиться к случившемуся адекватно и контролировать поведение. Они, без всякого сомнения, расстроены, но не выглядят дезорганизованными или поте­рявшими контроль над собой.

Вторая группа, приблизительно одна четверть всех людей — жертв инцидента, — ошеломлен­ные произошедшим, или находящиеся в состоянии шока. Они показывают очевидные признаки шока, такие как обильное потовыделение, помутневший, безжизненный взгляд, расширенные зрачки глаз. Люди этой группы не активны, не общительны и очевидно растревожены и дезориентированы. Они могут вести себя так, что создают дополнительный риск для их безопасности; зачастую медленно реагируют или вовсе не реагируют на происходящее вокруг.

Последняя, основная группа жертв состоит из истеричных людей. Представители этой группы характеризуются острым психомоторным возбуждением, некоординированными хаотичными движе­ниями. Люди куда-то бегут, кричат, т.е. проявляют общее неконтролируемое поведение. Очевидно, что они очень растревожены инцидентом, не способны думать ясно в критичной ситуации, а их пове­дение может только приблизить опасность. Однако их поведение, независимо от того, что неконтро­лируемо, не является психотичным, если только у человека нет в наличии серьезного расстройства мысли, иллюзий, заблуждений и галлюцинаций [3].

Как эффективное средство обеспечения национальной безопасности государства, личностная модель потерпевших, как субъектов взаимодействия с условиями и обстоятельствами кризисных яв­лений и событий, определяет стратегические и тактические методы и способы борьбы с преступ­ностью, посягающие на национальные интересы государства, в первую очередь на защиту и охрану прав и свобод граждан для обеспечения безопасности личности — главнейшего компонента нацио­нальной и международной безопасности.

«Обеспечение безопасности личности в связи с появлением новых опасностей и угроз ее жиз­ненно важным интересам имманентно предполагает поиск новых подходов к политике обеспечения глобальной и национальной безопасности. Эти подходы в центр внимания должны ставить, видимо, уже не предотвращение мировой войны, вероятность которой, конечно же, не исключается, а исклю­чение совокупности менее масштабных военных конфликтов, причиняющих значительный ущерб жизни и здоровью людей, и широкие политические и социально-экономические процессы, прямо или косвенно влияющие на жизненно важные интересы людей. Современные подходы к обеспечению безопасности в меньшей степени ориентированы на военно-политические процессы в мире, но в то же время акцентируются на проблемах, связанных с глобализацией политики и экономики, поставка­ми энергоресурсов, региональной политической нестабильностью, преступностью, терроризмом, коррупцией, незаконным оборотом наркотиков, деградацией среды обитания человека, распростра­нением гибельных для человека эпидемий и болезней» [4].

Итак, обеспечение безопасности личности нами рассматривается в качестве определяющего структурного элемента, раскрывающего содержательную основу национальной безопасности, т.е. национальная безопасность определяется, в первую очередь, как безопасность личности. Психологи констатируют, что «личность, проявляясь в деятельности, является ее причиной, но, формируясь в деятельности, она ее следствие. Деятельность как проявление личности — ее следствие, а как фак­тор ее формирования — причина» [5; 143]. Взаимообусловленность личности и деятельности прояв­лениями причинно-следственных отношений отражается на методах и способах обеспечения нацио­нальной безопасности путем оказания противодействия преступности, организованной преступности, посягающими на все сферы деятельности, затрагивающие интересы государства, общества и лично­сти. Проблемы безопасности касаются различных сфер, жизнедеятельности — экономических, эколо­гических, этнических, религиозных, политических.

Современное состояние преступности обусловлено следующими факторами:

  1. Преступность становится все более коррумпированной, и эта тендеция носит мировой харак­тер («отмывание» денег без лоббирования в коридоре власти невозможно).
  2. Преступность во всем мире приобрела организованный характер, который осуществляется на­сильственным путем.
  3. Опасность идет и из «пятого измерения» — киберпреступности.
  4. Существует насильственный традиционный подход при разрешении конфликтов между людьми в сфере быта.
  5. Увеличилось число лиц с психическими отклонениями, религиозной направленностью, не способных предвидеть последствия своих действий, которые зачастую приводят к суицидным случаям.
  6. Организованная преступность взрослых оказывает большое влияние на подростковую пре­ступность, так как взрослый изначально выступает для ребенка примером для подражания.

Последние десять лет наблюдается резкий рост сексуальной преступности. Увеличилось число случаев сексуального насилия над несовершеннолетними, в интернете распространяются фильмы среди педофилов. Появилась и новая криминальная субкультура. У несовершеннолетних проявляется агрессия как компенсаторный механизм, основанный на переживании о своей беспомощности, о сво­ем самоутверждении [6].

Указанные факторы формирования и развития преступности, анализ их объективно­субъективных факторов способствуют познанию причинно-следственных отношений, пространст­венно-временных факторов события преступления в ходе поисковой деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступной деятельности. Оказание противодействия преступно­сти, в том числе организованной, связано с исследованием объективно-субъективных факторов фор­мирования и развития причинно-следственной обусловленности, раскрывающей источники форми­рования и развития организованной транснациональной преступности. Установление источников формирования и развития причинно-следственной обусловленности события преступления, органи­зованных форм проявлений, носящих транснациональный характер, связано с исследованием и по­знанием общественно-экономической формации государства, с исследованием социально­психологических факторов, природно-климатических причин, условий техногенного характера, не­посредственно оказывающих влияние на развитие условий и обстоятельств преступной деятельности.

То есть поисково-познавательная деятельность субъектов доказывания направлена на получение информации о характере преступления путем выявления криминалистически значимых признаков, которыми являются окружающая среда, объективно-субъективные условия которой являются детер­минантами формирования и развития субъектно-субъектных, объектно-объектных, субъектно­объектных отношений в механизме преступной деятельности. Исследование объективно­субъективных факторов организованной транснациональной преступности способствует получению информации для выдвижения следственных, оперативно-розыскных версий при организации процес­са раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, для разработки стратегических и так­тических средств и способов установления обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Итак, к условиям и обстоятельствам формирования и развития организованной транснациональ­ной преступности относятся пространственно-временные факторы: регион, страна, область, отдален­ность и т.д., условия техногенного характера, природно-климатические условия, социально­психологический климат общества, личности, развитие межгосударственных экономических отно­шений в сфере банковской деятельности, таможенного сотрудничества, налоговых обязательств (т.е. вся сфера жизнеобеспечения государства), которые являются криминалистически значимыми при­знаками для познания характера преступной деятельности, для определения эффективных методов, способов и средств решения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных задач в ходе раскрытия, расследования преступлений. На основе изложенного выше в качестве криминалистически значимого признака можно выделить обстановку совершения, сокрытия преступлений. «Изучение обстановки, на наш взгляд, предполагает выяснение следующих вопросов:

  1. анализ нормативно-правового регулирования правоотношений в определенной сфере хозяйст­венной деятельности (кредитно-банковской, страховой, инвестиционной, внешнеэкономической, на рынке ценных бумаг, в сфере приватизации и др.), в том числе пробелов и противоречий в дейст­вующем законодательстве;
  2. анализ социально-экономической ситуации в определенной сфере хозяйственной деятельно­сти, отрасли, регионе и в стране в целом;
  3. анализ негативных явлений в экономической жизни страны, сложившейся криминогенной си­туации;
  4. анализ обстановки на предприятиях, являющихся деловыми партнерами данной коммерческой структуры;
  5. оценка морально-психологического климата в коллективе данной организации, конкретные условия жизни и деятельности коллектива в целом, а также участков, структурных подразделений и отдельных сотрудников» [7; 149].

Обстановка преступления, выявляя причинно-следственные отношения формирования и разви­тия события преступления, информирует о методах, способах собирания, исследования и закрепле­ния доказательств, раскрывает условия и обстоятельства механизма преступной деятельности, опре­деляя характерные признаки совершения, сокрытия преступлений, признаки оказания противодейст­вия расследованию. В обстановке преступной деятельности отражается направленность личности, которая способствует установлению мотива и цели преступления. То есть установление субъектив­ной направленности обусловлено исследованием закономерных процессов объективно­субъективного характера, отражающихся в механизме преступной деятельности формированием и развитием направленности умысла на совершение конкретного преступления.

В механизме преступной деятельности отражается мотивационная направленность, проявляемая в окружающей среде формированием мотива и цели преступления. Например, террористическая дея­тельность обусловлена политической мотивацией, направленной на совершение насильственных ме­тодов достижения цели, исходя из религиозных убеждений, корыстно-насильственной направленно­сти и т.д. Политическая мотивация отличает терроризм от общей (криминальной) и организованной преступности. Чтобы могла сформироваться террористическая организация, необходимы, как мини­мум, три условия:

-    доступ к деньгам, оружию и взрывчатым веществам;

-    военные знания и возможность обучения членов террористической организации;

-    надежные укрытия, что предполагает наличие государств, которые поддерживают террористов на своей территории и используют их для политических и военных целей [6].

Итак, терроризм, как явление социального характера, являясь угрозой существованию человече­ства, посягает на национальную безопасность государства, поэтому обеспечивающая функция безо­пасности должна носить характер оказания противодействия организованной транснациональной преступности как преступным явлениям, а не только как уголовным деяниям. Организованная транс­национальная преступность является одной из самых серьезных в мире угроз, поэтому и предупреж­дение является первоочередной задачей государств и ООН. Деятельность ООН построена на основе объединения международных организаций, специализированных учреждений, ресурсов государств для совместной борьбы с транснациональной, особенно, с экономической преступностью. В эко­номической сфере развиваются также преступления международного характера, такие как контра­банда, фальшивомонетничество, отмывание средств, полученных преступным путем.

«Механизм отмывания преступных доходов обусловлен использованием финансовых учрежде­ний, в первую очередь банков, осуществляющих банковские операции, используемые лицами, зани­мающимися легализацией преступного дохода, и лицами, способствующими им в этих преступных деяниях. Использование банковских операций под видом законных для отмывания преступных дохо­дов является как способом совершения, так и способом сокрытия преступлений, условия и обстоя­тельства которых отражаются в банковских записях об операциях со счетами — приходные ордера, расходные ордера, сводки расходов и доходов; в банковских записях об операциях, не связанных со счетами, — это ссуды, акции, векселя, платежные поручения, банковские сейфы, займы, собствен­но следы экономических и налоговых преступлений; в документах бухгалтерского учёта; в финансо­вой и налоговой отчётности, которые создают ложные представления о хозяйственной деятельности и её фактических результатах» [8; 78]. Механизм отмывания денег связан с процессами размещения, расслоения и интеграции, т.е. обусловлен типовой моделью легализации «грязных денег»: введение грязных денег в легальный оборот, отделение «грязных» денег от источника их происхождения и ис­пользование «отмытых» денег (слияние капиталов).

Итак, в процессе отмывания денег вовлекаются все структуры финансово-экономических, бан­ковско-кредитных отношений, обеспечивающих экономическую безопасность государства, которые используются преступниками для осуществления преступной деятельности. Финансово­экономическая, банковско-кредитная сферы в механизме преступной деятельности отражаются усло­виями и обстоятельствами криминальной ситуации, информируя о причинно-следственных отноше­ниях формирования и развития криминальных действий, направленных на легализацию преступных доходов. Выявление нарушений в этих сферах деятельности, целевая направленность которых связа­на с обеспечением экономической безопасности, законодательное их регулирование, как внутри госу­дарства, так и на международном уровне, с учетом национальных интересов, является одним из эффек­тивных средств оказания противодействия экономической преступности. Борьба с экономическими преступлениями международного характера является действенным механизмом обеспечения эконо­мической безопасности. В свою очередь, экономическая безопасность — одно из приоритетных на­правлений обеспечения национальной безопасности.

Борьба с экономической преступностью, носящей организованный и транснациональный харак­тер, невозможна без криминалистического обеспечения, раскрывающего средства и способы выявле­ния, исследования условий и обстоятельств причинно-следственных, пространственно-временных отношений, способы и методы собирания информационной базы для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Криминалистическим средством оказания противодействия органи­зованной транснациональной преступности, в том числе и экономической, является разработка мето­дики раскрытия, расследования и предупреждения преступлений — экономических, направленных против общественной безопасности, государственного и общественного строя, на основе системного анализа всех механизмов, воздействующих на процесс формирования и развития преступной дея­тельности. Эффективной разработке криминалистической методики способствуют анализ зарубежно­го опыта работы правоохранительных органов в борьбе с терроризмом, отмыванием незаконных до­ходов, наркобизнесом и другими преступлениями, посягающими на национальную безопасность, взаимодействие с международными организациями, ведущими борьбу с преступностью на междуна­родном уровне, законодательная база регулирования международных отношений в сфере уголовного судопроизводства.

Итак, международное сотрудничество государств в сфере уголовного судопроизводства является одним из действенных механизмов обеспечения национальной безопасности. Будучи средством обеспечения национальной безопасности, международное сотрудничество является эффективной формой взаимодействия правоохранительных органов на международном уровне, определяющее за­дачи решения стратегических и тактических задач в ходе оказания противодействия организованной и транснациональной преступности.

References

1       Vassiliev A.I. Security System: Constitutional — legal analysis. Dissertation for the degree of Doctor of Laws. — St. Peters­burg, 1999. — 340 p. dissercat.com/content/sistema-natsionalnoi-bezopasnosti-rossiiskoi-federatsii-konstitutsionno- pravovoi-analiz#ixzz2Jid6hZPV

2       Ganchevski B.G. Psychology of criminal behavior. — Sofia: Publishing House of the Academy of the Interior Ministry of Bulgaria. — Sofia, 2011. — 365 p.

3       Ganchevski B.G. Police Psychology (theoretical aspects). — Sofia: Sviat Nauka, 2000. — 186 p.

4       Korostelev D. V. Human security in a globalized world: problems and solutions. Dissertation for the degree of candidate of sciences. — Moscow. — 176 p. dissercat.com/content/sistema-natsionalnoi-bezopasnosti-rossiiskoi-federatsii- konstitutsionno-pravovoi-analiz#ixzz2Jid6hZPV

5      Platonov K.K. Structure and development of the personality. — Moscow: Nauka. 1986. — 255 p.

6       Ganchevsky B.G. Terrorizm: psychological analysis. — Sofia, 2010. — 286 p.

7       Organized crime: Course of lectures — SPB.: St. Petersburg, 2002. — 368 р.

8       Sembekova B.R. Establishment of circumstances of the crimes connected with legalization of the criminal income. Messenger HAG RIGHT № 4(68)/2012 Series. — P. 77-83.

Фамилия автора: Б.К.Ганчевски, Б.Р.Сембекова
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика