Новые парадигмы науки о налоге

Дискуссия о сущности налога, развернувшаяся на страницах журнала, монографии, представляются весьма своевременной, несмотря на ее кажущуюся оторванность от текущих экономических проблем. На самом деле выработка реальных подходов к их решению во многом зависит от общей оценки современной экономической ситуации, выбора той конкретной модели перехода к рыночной экономике, которая будет способствовать оздоровлению финансов страны и укреплению налоговых отношений субъектов бюджета. Немаловажным здесь представляется анализ тенденций развития налоговых отношений и экономической мысли о природе налога.

Масштабность и радикальность перемен, происшедших в последнее время во всех сферах социально-экономической жизни, развернувшаяся модернизация экономической жизни общества и изменяющийся стиль самого научного мышления о налоге- все это диктует необходимость поиска нового концептуального аппарата, принципов и методов исследования, сущности налога в том числе и науке о налоге. Поиск новой парадигмы науки о налоге непосредственно связан с выявлением новых принципов обобщения накапливающегося эмпирического материала, совершенствования методов его анализа и разработки более глубоких и широких концепций. К числу последних относится концепция о налоге, возникшая в рамках нового междисциплинарного направления исследований, получившего название синергетики. С ее помощью можно с большей степенью адекватности охарактеризовать сложнейшие процессы о налоговых отношениях, начиная от поведения налогового механизма и кончая функционированием таких социальных институтов, как налоговый менеджмент, наука о налоге, налоговая культура и особенно налогообложение. Надеемся, что контуры новой парадигмы, о которой пишет акад. Л. Абалкин, станут более ясными и отчетливыми, если мы заменим интуитивные формулировки более определенными и точными терминами новой концепции самоорганизации. Здесь необходимо прежде всего взглянуть с этой точки зрения на рыночные отношения и механизмы.

Несмотря на различия и часто противоположность интересов, целей и стремлений участников налоговых отношений, в конце концов устанавливается равновесие между налогоплательщиками и налогополучателями. Такое равновесие имеет, во-первых, относительный, временный характер, так как налоговые платежи продолжают колебаться вокруг некоторого оптимального значения. Во-вторых, оптимальная величина налогов возникает не спонтанно, а путем сознательного решения, желаниями и интересами налогоплательщиков и его получателей. Механизмом, способствующим появлению подобного равновесия решения, или, точнее, оптимального динамического порядка, служит конкуренция. Там, где отсутствуют препятствия для конкуренции или не они незначительны, там налоговые отношения выступают наиболее рельефно.

Эти идеи самоорганизации рыночного механизма в ясной и образной форме выразил еще свыше двух столетий назад А.Смит в своем фундаментальном труде «Исследование о природе и причинах богатства народов». «Каждый отдельный человек,- писал он,- старается употреблять свой капитал так, чтобы продукт его обладал наибольшей стоимостью. Обычно он не имеет в виду содействовать общественной пользе и не сознает, насколько содействует ей. Он имеет в виду лишь собственный интерес, преследует лишь собственную выгоду, причем в этом случае он невидимой рукой направляется к цели, которая не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится служить им» ,- писал он,- старается употреблять свой капитал так, чтобы продукт его обладал наибольшей стоимостью. Обычно он и не имеет в виду содействовать общественной пользе и не сознает, насколько содействует ей. Он имеет в виду лишь собственный интерес, преследуя лишь собственную выгоду, причем в этом случае он невидимой рукой направляется к цели, которая не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится служить им».

Мысль «о природе налога», «принципах налогообложения», 2 налоговом механизме», «о налоговых отношениях», легли в основу классической политической экономии. Предполагалось, что налог в состоянии корректировать и регулировать экономику. Такие представления доминируют не только в сочинениях А. Смита, Д. Рикардо, Д.С.Милля и других классиков, но и приобретают в дальнейшем прочность в странах с развивающейся рыночной экономикой. Впрочем, даже теперь влиятельная монетаристская школа придерживается аналогичного взгляда и выступает за поддержку регулировать экономику рыночными механизмами, в частности, налоговыми.

Как же современные ученые объясняют процесс регулирования экономики и возникновения на нем сознательного порядка, проявляющегося в установлении равновесия между налогоплательщиками и налогополучателями?

Один из первых подходов опирается на наш взгляд на кибернетический принцип отрицательной обратной связи. Возможности такой связи сформулированы биологами, заметившими сходство между функционированием рынка и живого организма. Подобно тому, как живые системы сохраняют состояние устойчивого динамического равновесия, или, по терминологии У. Кэннона, гомеостазиса, так и рынок может осуществлять саморегулирование путем отрицательной обратной связи. Если спрос на товары превышает предложение, то цена на них возрастает. Когда же предложение больше спроса, то цена на них падает. На этом основании высказывались даже мнения, что А.Смит задолго до создателя кибернетики Н.Винера использовал принцип обратной связи в своем «Богатстве народов». «Невидимая рука», которая весьма точно регулирует цены, -писал выдающийся американский биолог и эколог Г.Хардин,- есть несомненно механизм гомеостазиса.. ..На свободном рынке цены в конечном счете регулируются отрицательной обратной связью» .

Однако, вся трудность состоит в том, чтобы объяснить эту связь или порядок в налоговой системе. Почему, преследуя свои собственные интересы, люди часто более действенным образом через налоговые отношения служат интересам общества? Каким образом происходит согласование различных целей и интересов людей на рынке при помощи налоговых отношений? Для ответа на эти вопросы мы должны обратиться к новой концепции самоорганизации, выдвинутой синергетиков. В отличие от кибернетики синергетика стремится выявить пути возникновения самоорганизации не столько в технических система управления, сколько в природных и социально-экономических процессах. Заслуга этой науки состоит прежде всего в том, что она впервые теоретически обосновала и экспериментально доказала, что при наличии строго определенных условий, самоорганизация может происходить в простейших физических и физико- химических системах. Автор самого термина «синергетика» Г.Хакен анализировал эти процессы в работе твердотельного лазера, а бельгийский ученый, русский по происхождению, И.Пригожин исследовал их в химических реакциях. Во многом он опирался в своих выводах на эксперименты российских ученых В.Белоусова и А.Жаботинского. Очевидно, чем сложнее система по своей природе, тем более специфический и трудно предсказуемый характер приобретают в ней самоорганизующиеся процессы. Если для простых гидродинамических, метеорологических, физических, физико-химических систем непременным условием возникновения нового порядка и структуры являются, во-первых, открытый характер системы, то есть обмен веществом и энергией со средой, во-вторых, ее неравновесность и, в-третьих, достаточная удаленность от точки термодинамического равновесия23, то для налоговой системы добавляется целый ряд дополнительных условий, многие из которых остаются еще не исследованными, в частности, природа налога, оптимизация налогообложения, налоговый механизм и взаимосвязь между элементами. По крайней мере роль каждого при этом значительно усиливается и от них нельзя абстрагироваться, как в явлениях неорганической природы.

Важно, однако подчеркнуть, что подход к налогу и его природе с позиций синергетики дает возможность объяснить не только существование, но и генезис, возникновение порядка также в процессах оптимального налогообложения. Но здесь приходится обращаться для описания конкретных процессов к специальным понятиям, методам и концепциям науки о налогообложении.

Попытаемся показать это на примере самоорганизации налогового механизма. Возникновение самоорганизации налогового механизма в открытых системах, к которым принадлежат налоговые отношения, приходятся на тот момент, когда между действиями составляющих их элементов- в данном случае участников налоговой системы- устанавливается определенная когерентность (согласованность).   По   мнению   сторонников   теории   предельной   полезности У.С.Джевонса, К.Менгера, Л.Вальраса, каждый человек при обмене товаров руководствуется прежде всего их субъективной ценностью, которая определяется предельной полезностью этих благ. Хотя при этом он опирается на свою индивидуальную шкалу ценностей и выставляет свои предпочтения по их важности, тем не менее в процессе обмена эти шкалы в результате взаимного влияния координируются, и на этой основе возникают никем заранее не предусмотренная структура и порядок, который в традиционной экономической литературе рассматривается в качестве равновесной, «очищающей» или даже, по выражению А.Смита, естественной цены, а по нашему мнению, реальной величиной налога, поскольку налог как и цена связан с субъективной оценкой товаров, их полезностью. Только цена и полезность товара может обеспечить не только реальную величину поступления налога, но его природу, поскольку истинная природа налога кроется в цене полезного товара. Однако представитель теории предельной полезности Е.Бем-Баверк определяет рыночную цену как равнодействующую сталкивающихся на рынке субъективных оценок товары и той вещи, в которой выражается его цена24. Ф. Хайек в последней своей книге, переведенной на русский язык, характеризует исследования по субъективной революции как «переворот, получивший позднее название» субъективной революции», или революции «предельной полезности», в экономической теории»25 Хотя впоследствии эта теория дополнила классическую концепцию и стала неоклассической моделью экономики. Составной частью цены и полезности, безусловно, являются налоги.

Не приходится сомневаться в том, что понятие субъективной ценности товара, которое характеризует полезность для определенного субъекта-необходимое дополнение к его объективной стоимости, выявляемой в процессе обмена. Поэтому цена и полезность не может не учитывать налоги. Опираясь на понятия и представления теории предельной полезности, можно раскрыть содержание налога, понять, как возникают и формируются налоговые отношения посредством координации и взаимной коррекции шкал ценностей. Важно обратить внимание и на то, что подобная координация возникает за спиной продавцов и покупателей неосознанно, хотя каждый из них действует совершенно сознательно в достижении своей цели. Ясно, что возникновение налога труднее всего объяснить в терминах строгого детерминизма и механической причинности, как это пытались сделать классическая политическая экономия и в особенности автор системы дедуктивной и индуктивной логики Д.С.Милль. Вряд ли можно охарактеризовать эти законы как тенденции, реализующиеся с «железной необходимостью», на чем настаивал К.Маркс. В связи с этим небезынтересно отметить, что Хайек, ссылаясь на Рейга, полагает, что «сам К.Маркс после изучения трудов Джевонса и Менгера, по-видимому, совершенно прекратил дальнейшую работу над проблемой капитала»26. Именно исследование капитала дало возможность понять суть и природу экономический явлений, в частности, налога и в этом большая заслуга К. Маркса.

Ранок как открытая система характеризуется также непрерывным обменом информацией через механизм цен и налога. В то время как неорганические механизмы системы и большая часть органических механизмов систем, взаимодействуют с рыночной средой, обмениваются механизмами и элементы налоговой системы не могут функционировать без обмена информацией. Разумеется, общество в форме производства и трудовой деятельности также осуществляет непрерывную связь при помощи налогов с окружающей средой, но специфическая особенность таких связей в целом заключается прежде всего в налоговом отношении. Налоговые отношения через механизм ценообразования информируют участников налоговых отношений о тех возможностях, которыми они располагают для эффективного применения ограниченных ресурсов, находящихся в их распоряжении. Именно поэтому, например, Хайек рассматривает конкуренцию как процедуру открытия27.

Таким образом, на примере рынка мы могли убедиться в том, как с помощью основных понятий и принципов самоорганизации можно объяснить регулирующую роль «невидимой руки» и тем самым понять, как возникает спонтанный порядок, выражающийся в достижении равновесия между спросом и предложением. Но такие объяснения не раскрывают главного: причины такой устойчивости и эффективности рынка и других общественных институтов, которые формируются в процессе длительного и постепенного развития самого общества. Вот почему нам придется обратить к выяснению связи между самоорганизацией и эволюцией систем.

Открытые системы могут быть самоорганизующими. Самоорганизация-это способность преодолевать внутренние ограничения: способность достичь новых, более устойчивых состояний. Таким образом самоорганизация налогообложения более сложное явление, чем налогостабилизация, так как она связана не просто с приспособлением к изменениям внешней среды, а со способностью преодолевать внутренние ограничения. Происходит эволюция в более жизнеспособные системы налогообложения. Сама организация налоговой системы характерна для всех процессов развития. Для развивающейся системы налогообложения присущи, с одной стороны, оптимальность и устойчивость налогов, а с другой- потеря оптимальности и устойчивости, разрушения одной системы и создание другой оптимальной устойчивой системы налогообложения.

Оптимизация налогообложения как основа эволюции социально-экономического развития. В самом общем виде оптимизация налогообложения, означает соответствие интересов налогоплательщиков и налогополучателей. Потребность всегда опережает объем налоговых поступлений, поэтому оптимизация обычно достигается либо ограничением потребности не налоговых ресурсов, либо увеличением и оптимизацией неналоговых поступлений.

Достижению оптимизации способствует налоговый механизм. В результате колебания налоговой ставки выравнивается объем налогового поступления и потребность в ресурсах от налогового поступления: в точке их пересечения следует устанавливать налоговую ставку и налогооблагаемую базу. Однако при этом оптимизация налогообложения реализуется медленно и постепенно, путем проб и ошибок. В этом смысле оптимизацию налогообложения можно и нужно рассматривать как основу эволюционного процесса, в результате которого происходит отбор качество, признаков, свойств, навыков, умений и других факторов, способствующих лучшей адаптации системы к изменяющимся условиям хозяйствования. То, что оказывается полезным для выживания и развития системы оптимизации налогообложения сохраняется и закрепляется, а все, что препятствует этому, отбрасывается и ликвидируется. Но здесь наблюдаются существенные различия между системами природы налога и системой налогообложения, которые в дальнейшем мы будем для краткости именовать оптимальной. В живой природе приобретенные в ходе приспособления полезные рефлексы не передаются генетически будущим поколениям, в то время как эволюция налоговой системы характеризуется как раз усвоением и использованием навыков и норм поведения, благодаря которым группы, коллективы и сообщества людей оказываются лучше приспособленными к новым системам налогообложения и условиями его оптимизации.

В рыночно ориентированной экономической литературе чрезмерно преувеличивалась роль заранее запланированного и ограниченного сверху управления налоговой системы. Процессы же формирования системы налогообложения квалифицируются как стихийные и потому вносящие дезорганизацию в общество, считается неуместным. А между тем именно из разнообразия целей, мотивов и стремлений налогоплательщиков в ходе эволюции налоговой системы постепенно складывался порядок и основанные на нем социально-экономические закономерности, опираясь на которые налоги действовали более эффективно.

Как объяснить такой, кажущийся на первый взгляд парадокс? Почему разнообразие интересов, целей и мотиваций способствует достижению более устойчивого порядка и эффективной налоговой системы, чем стремление к их нивелированию, достижению однонаправленности и общности? Ответ на этот вопрос следует искать в аспекте постепенного, эволюционного формирования налоговой системы в ходе многовекового процесса проб и ошибок, где каждый шаг к успеху подкреплялся практической целесообразностью, достижением лучших условий функционирования налоговой системы. Этот исторический эволюционный отбор лучших свойств налоговой системы способствовал внедрению и закреплению таких норм поведения и порядок, которые наилучшим образом соответствовали изменившимся условиям жизнедеятельности общества.

Подобные процессы с синергетической точки зрения правомерно рассматривать как самоорганизующиеся, в которых когерентность, т. е. согласование целей и мотиваций происходит не на сознательном и индивидуальном, а на уровне устанавливается ими при функционировании рыночного механизма налогообложения или при соблюдении законодательных норм, а также при других аналогичных действиях, оказывается весьма прочным, ибо он формируется путем отбора и коррекции наиболее жизнеспособного опыта. В этом отношении историческая эволюция налоговой системы подобна эволюции органической, приводящей к росту числа особей, наиболее адаптированной к изменившимся условиям их функционирования (существования). Однако, поскольку организационная эволюция налоговой системы связана с генетическими факторами, она происходит значительно медленней, чем эволюция самой природы налога.

Эволюционный характер возникновения налога и налоговой системы в целом признают многие видные западные ученые. Однако, эволюционный процесс формирования налога и налоговой системы обусловлен параллельно формированием национальных традиций, в частности, языка, морали, культуры, философии и др. Касаясь такого характера взаимосвязи экономических явлений М. Фридмен с самого начала подчеркивал постепенный характер образования рынка и сравнивал его с процессом формирования морали, языка и культуры. Принцип «невидимой руки» и экономической свободы, по его мнению, показывает, как «сложная, организованная, постепенно развивающаяся система может эволюционировать и процветать без всякого центрального управления и как согласие в ней можем быть достигнуто без какого-либо трения»28.

В отличие от Фридмена Хайек прямо связывает социально- историческую эволюцию с самоорганизацией и установлением расширенного спонтанного порядка. Исходя из этого, он пытается опровергнуть идею о взаимопомощи и сотрудничестве, считая, что солидарность и альтруизм присущи лишь людям, живущим небольшими группами и находящимся на стадии дикости. Более того, он считает, что «соблюдение вечных моральных заповедей, таких, как «возлюби ближнего своего как самого себя», должно препятствовать распространению расширенного порядка»29. Несостоятельность такого утверждения заключается, во-первых, в том, что в нем без должного обоснования принципы биологической эволюции переносятся на эволюцию социальную; во-вторых, даже в органическом мире действующая система налогообложения часто дополняется сотрудничеством; в-третьих, социально- историческая эволюция, несомненно, предполагает дополнение налоговой системы сотрудничеством и взаимопомощью. Конечно, эту задачу решает не рынок, а государство с помощью правильно проводимой налоговой политики, направленной прежде всего к социальной защите населения. Что же касается устоявшихся норм и традиций морали, которые, по мнению Хайека, мешают функционированию более совершенной системы налогообложения, то они не препятствуют, а, наоборот, способствуют общественному прогрессу, особенно на современной стадии развития рыночных отношений. Не случайно многие видные представители эволюционного развития выступают против этого, «Фактически успех в борьбе за существование,- заявляет М.Рьюз,- зачастую достигается больше средствами сотрудничества, чем агрессивностью»30.

Эволюционные процессы не исключают, конечно, качественных изменений в социально-экономическом развитии, о которых речь пойдет в дальнейшем. Точно так же самоорганизация, результат которой не осознается участвующими в ней субъектами, не умаляет значения сознательной организации управления налоговой системы. Но здесь мы встречаемся с двумя крайними точками зрения, которые нетрудно обнаружить в существующих экономических литературах о сущности налогов.

Убежденность в достаточности раскрытия сущности налога, начиная с А.Смита, приобрела прочность предрассудка. Такой взгляд был присущ не только классическим принципам налогообложения, но и дальнейшим ее модификациям. Положение коренным образом изменилось после перехода страны к рыночным отношениям, когда объемные показатели экономики снизились почти наполовину. А это неминуемо привело к спаду экономики, невиданному ранее уровню безработицы, резкому снижению жизненного уровня населения.

Но разработанная классическая теория о сущности налога и налоговой системы была не в состоянии не только реализовать радикальные меры по выходу из сложившегося положения, но даже объяснить его причины. Касаясь действия отдельных экономических явлений адекватной налогам Дж. М. Кейнс справедливо заявлял, что постулаты экономической теории не отражают характеристики «экономического общества, в котором мы живем, и поэтому их проповедование сбивает с пути и ведет к роковым последствиям при попытке применить теорию к практической жизни»31. Кейнс и его последователи выдвинули идею макроэкономического регулирования рынка путем проведения соответствующей фискальной и денежно кредитной политики. А это означало, что механизмы рынка и свободного предпринимательства не являются полностью саморегулирующимися. Хотя в последние годы в связи с нарушениями финансового равновесия концепция Кейнса подверглась критике со стороны монетаристов за недооценку роли денег, налога, цены и др. в макроэкономике, тем не менее с методологической точки зрения она представляется более убедительной. В ней. С точки зрения синергетики, формирования теории налога дополняется его организацией, регулированием со стороны государства и его управляющих органов.

С другой стороны, современные концепции монетаристов, сторонников теории рациональных ожиданий (ТРО) и некоторые другие требуют решительного поворота от государственного регулирования к совершенно автономному. Иными словами, здесь налоги можно признать в качестве единственного регулирующего механизма. Глава монетаристской школы М.Фридмен требует даже принятия соответствующего билля об экономической свободе. Не будем обсуждать достоинства и недостатки кейнсианской, монетаристской и иных концепций рыночного регулирования системы налогообложения опираясь на теорию налога. Нас интересует прежде всего их общий подход, их исходные принципы и окончательные выводы. Такой анализ необходим: ведь наука о налоге не может не учитывать общих тенденций философской, социологической и научной мысли в целом. Справедливости ради следует отметить, что прежняя наука о сущности налога составляла часть общего учения о развитии системы налогообложения, которая в дальнейшем превратилась в унифицированную систему в классическом понимании. Несмотря на появление многих новых подходов к сущности налогов и направлений исследования, наука о налоге ставит своей целью по-прежнему раскрытие «наиболее общих, фундаментальных принципов организации экономической жизни общества в их тесном взаимодействии с социально- политическими процессами»32. Понятие организации как родовое является более общим по отношению к сущности налога, точно так же как понятия: оптимизация налогообложения, регулирование налоговой системы. С современной точки зрения, все они опираются на исходное и потому наиболее фундаментальное понятие налога, которое предполагает в качестве непременного условия модернизацию или упорядоченность. Модернизация или упорядоченность, на наш взгляд, возникают из хаоса, беспорядка при наличии определенных условий.

Очевидно, что налоги, как любая социальная система- экономическая, культурная, гуманитарная и т. п.- поскольку в ней действуют сознательные, мыслящие существа, не может развиваться без сознательной организации. В то же время эффективность налоговой системы, ее активность во многом определяются целеустремленностью, мотивацией, интересами действующих в ней участников, благодаря неосознаваемому на индивидуальном уровне взаимодействию которых возникают их взаимосвязи. Таким образом, адекватное функционирование налога и других социально-экономических механизмов в целом требует дополнения к действующей системе налоговых отношений как внутреннего регулятора внешним регулятором, каковым является государство, а действия его органов управления должны контролироваться обществом.

Касаясь этих проблем, В.Леонтьев пишет: «Чтобы дела шли хорошо, нужен ветер, это-заинтересованность. Руль-государственное регулирование. У американской экономики слабый руль. Нельзя делать так, как говорил Рейган: поднимите паруса, пусть их наполнит ветер, и идите в кабину пить коктейли. Я думаю, что более правильно делают японцы. У них, конечно, есть частная инициатива, но и государство играет большую роль, влияя на развитие экономики в лучшем направлении»33.

Следовательно, каким же «ветром» наполнить «налоговые паруса», чтобы реформа в нашей стране сделала успешные сдвиги? Первым и очевидным условием является, конечно, экономическая заинтересованность людей в результатах своего труда. Именно она будет способствовать унификации налоговой системы, а тем самым и повышению производительности общественного труда. Формы подобной унификации могут быть весьма различными, подсказанными самой жизнью. Этим формам должны соответствовать разные виды индивидуализированной собственности (групповой, кооперативной, акционерной и другой негосударственной). Сюда же включается частная собственность. Опора на индивидуализированную собственность, у которой есть подлинный хозяин, будет способствовать не только сохранению и приумножению этой собственности, но явится также мощным стимулом преобразования всей системы налогообложения. Именно поэтому налоговая реформа, как нам кажется, должна начаться прежде всего в отдельных экономических единицах микроэкономики.

Усилия экономистов должны быть направлены на то, чтобы создать децентрализованную систему налоговых отношений, в которой большое число самостоятельных производителей и потребителей в каждой отрасли могли бы конкурировать друг с другом при помощи и воздействии унифицированных элементов налоговой системы.

Только через модернизацию науки о налоге становится возможным сравнительно безболезненный переход к унифицированной системе налогообложения. Чисто монетаристская политика и усиление налогового пресса на производителя в таких условиях могут привести лишь к дезорганизации хозяйства или вообще к непредсказуемым последствиям. Переход к унифицированной налоговой системе требует глубоко продуманного и тщательно взвешенного контроля за этим ходом; в странах с высокоразвитой рыночной экономикой государственное вмешательство ограничивается регулированием уже существующего и работающего налогового механизма, у нас же его предстоит создать. Кроме того, учитывая давние традиции народа, его стремление к общинной жизни, к взаимопомощи и взаимовыручке, необходимо способствовать развитию таких форм деятельности, которые бы содействовали унификации налоговой системы, наиболее полно и гармонично сочетали бы индивидуальные и общие мотивации, стремления и цели определенных групп, коллективов и общества в целом.

В связи с этим исключительное значение приобретает вопрос о сущности налога. В синергетике это означает коллективное поведение элементов налоговой системы в результате их когерентного, согласованного взаимодействия. Строго говоря, о унификации системы без коллективного поведения ее элементов говорить нельзя. Но как всякая система и налоговая система испытывает воздействие внешних факторов. Такое воздействие может ускорить или замедлить развитие данной системы или даже разрушить ее. Применяя этот общий принцип синергетики к налоговой системе, можно сделать вывод, что налоги станут действенно функционировать и развиваться успешно только тогда, когда, с одной стороны, налогоплательщики будут дисциплинированными, с другой, когда воздействие внешнего организующего фактора, в частности государства и его институтов, будет содействовать достижению целей налоговых отношений. Не только налаженная система налоговых отношений, но и процесс его формирования требуют взаимодополнения. В связи с этим представляется, что поиски новой парадигмы науки о налоге непременно должны вестись прежде всего с учетом модернизации организационных структур социально-экономических систем страны.

Термин «парадигма», получивший широкое распространение в методологии науки с «легкой руки» Т. Куна, часто употребляется в самых различных смыслах, что создает ненужную путаницу. Во избежание ее мы будем в дальнейшем понимать под парадигмой фундаментальную теорию, доминирующую в той или иной науке в определенный момент ее развития. Такой парадигмой для классической механики служит теория. сформулированная Ньютоном и усовершенствованная его последователями. для классической политэкономии- теория Смита и Риккардо. Конечно, с развитием науки, в частности, о налоге, появляются более глубокие и общие теории, которые становятся новыми парадигмами, хотя старые парадигмы не отбрасываются совсем, а более четко очерчиваются границы их применения. Распространено также мнение, что новая парадигма, как и более фундаментальная теория вообще, содержит старую в качестве частного, или предельного случая. Поэтому можно сказать, например, что «неоклассическая теория, вобравшая в себя маржинальный анализ, в качестве частного случая предполагает классическую парадигму.

В основе любой парадигмы лежит некоторая общая идея или концепция, находящая свое конкретное выражение, во-первых, в исходных или первоначальных понятиях, во-вторых, в системе основных принципов, законов или достаточно правдоподобных гипотез. Именно эти элементы составляют концептуальное ядро парадигмы, и на их поиски, формулировку и обоснование должны быть направлены усилия теоретиков- экономистов. В настоящее время в экономической литературе высказываются разные подходы к анализу перспектив развития налоговой системы, однако ни одни из них не дает единого, целостного понимания будущих путем развития налоговой системы в соответствии с требованиями экономики. Скорее всего ответ на это вопрос может быть найден путем выявления тех рациональных моментов, которые имеются в каждом подходе и интегрирования их в единой, целостной налоговой системе. Но для такого объединения, или точнее, синтеза, необходимо найти ту основную, руководящую определения о налоге, посредством которой все подходы могут быть связаны в рамках единой парадигмы.

Чтобы подойти к решению данной проблемы, следует прежде всего ответить на кардинальный вопрос: является ли налог функцией экономики, хозяйства или же само хозяйство есть функция налога? Эта серия общих и предварительных вопросов в значительной степени предопределяет собой содержание науки о налоге. Экономический детерминизм, выросший на почве классической политэкономии и механистического научного мировоззрения ХУН-ХУШвв., по сути дела, низводит налоги до уровня вещи, объекта в хозяйственном механизме, лишенного присущей ему активности. Отсюда прямо вытекает постулат о неизменности и вечности налога. Такой стиль мышления, сформировавшийся под влиянием успехов, достигнутых о налоге должен был, по замыслу его творцов, придать налоговой системе такую же точность, ясность и доказательность и тем самым обеспечить прогресс. Однако подобные попытки все чаще вступали в противоречие с реальными фактами экономической и социальной жизни. На этой основе и возникло антипозитивистское направление науки о налоге, которое выступало в форме феноменологической концепции. Все они отрицали механизицизм и жесткий детерминизм в понимании сущности налога, подчеркивали огромное значение уникальности налога в общественных процессах.

Прогресс в системе налогообложения привел к отказу от механистического мировоззрения и к изменению самого стиля естественно научного мышления о налоге. Если раньше мир рассматривался как механизм, то теперь его сравнивают с организмом. Соответственно статистический подход сменяется динамическим, эволюционным, в котором решающую роль играют процессы налогообложения. Вот почему думается, что основой парадигмы мышления о налоге должен стать именно принцип самоорганизации или саморегулирования, который, как было показано выше, позволяет адекватно описать функционирование системы налоговых отношений и роль саморегулирования налога в достижении стабильного порядка, то есть рыночной оптимизации.

Кроме того, подобный подход позволяет понять, что в силу действия множества случайных факторов развитие таких сложных динамических налоговых систем, какими являются экономические, социальные и гуманитарные системы, нельзя предсказать точно и достоверно. Происходящие в налоговой системе процессы, как правило, носят нелинейный характер, и поэтому действие случайных факторов может изменить траекторию развития налоговой системы. Значит, все наши экономические прогнозы могут претендовать лишь на ту или иную степень достоверности, а конструируемые нами модели и сценарии развития имеют только социально экономическое значение, что способствует повышению теории о налоге и налоговой системе на более качественный уровень. Это важно потому, что благодаря этому уровню можно будет обеспечить беспрепятственное построение налогов в доходы бюджетов всех уровней.

Фамилия автора: Зайналов Д.Р. Кучкаров Р.
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика