Этнокультурная вариативность семантики фразеологизмов

В современном языкознании взаимная связь языка и культуры не вызывает сомнений. Язык от­ражает культуру, фиксирует ее историю и передает ее ценности от поколения к поколению [1].

С позиций современных антропоцентрических исследований язык является важнейшим знаком принадлежности его носителей к определенному этносу. С одной стороны, язык выступает как глав­ный фактор этнической интеграции, с другой — он же является основным этнодифференцирующим признаком этноса.

Выбор темы нашего исследования обусловлен проблематикой лингвокультурологических иссле­дований, ориентированных на описание этнокультурной составляющей языка. Каждая локальная культура стремится сохранить и развить свою целостность и культурный облик [2], несмотря на то, что человечество становится все более взаимосвязанным и единым.

Все сказанное позволяет говорить о том, что выявление этнокультурной вариативности фразео­логизмов, являющихся объектом нашего рассмотрения, представляется актуальным.

Фразеологизмы привлекают внимание исследователей на протяжении многих лет. Вместе с тем фразеология сравнительно недавно стала самостоятельной лингвистической дисциплиной. Поэтому многие вопросы, связанные с исследованием фразеологических единиц, малоисследованны. Менее других разработаны вопросы об основных особенностях фразеологизмов, о классификации фразеоло­гических единиц и т.д.

Основным этапом в деле изучения фразеологических единиц различных языков явились извест­ные работы академика В. В. Виноградова, которые посвящены русской фразеологии. Классификация фразеологизмов В.В.Виноградова выполнена на семантической основе, в ней учтена близость раз­личных типов фразеологических оборотов к слову.

В.В.Виноградов [3] выделял три типа фразеологических единиц.

1.  Фразеологические сращения, или идиомы, немотивированные единицы, выступающие как эквиваленты слов, например: навострить лыжи, спустя рукава, через пень колоду, вот так клюква, как бы не так и др.

2.   Фразеологические единства — мотивированные единицы с единым целостным значением, возникающим из слияния значений лексических компонентов. Фразеологические единства допускают раздвижение компонентов посредством подменного «упаковочного материала и выступают как потенциальные эквиваленты слов», например: держать камень за пазухой, мелко плавать, первый блин комом, плыть против течения и др. В.В.Виноградов также включает в состав фразеологических единств словесные группы, являющиеся терминами, например: прямая кишка, дом отдыха, карета скорой помощи, борьба за существование и т. п.

3. Фразеологические сочетания — обороты, в которых у одного из компонентов фразеологиче­ски связанное значение, проявляющееся лишь в связи со строго определенным кругом понятий и их словесных обозначений. При этом для такого ограничения, подчеркивал В. В. Виноградов, как будто нет оснований в логической или вещной природе самих обозначаемых предметов, действий, явлений. Эти ограничения создаются присущими данному языку законами связи словесных значений. Подоб­ные сочетания эквивалентами слов не являются, так как у каждого их компонента различные значе­ния, например: страх берет, тоска берет, зависть берет, смех берет и др., но нельзя сказать: радость берет, удовольствие берет и т.п.

Отдавая должное той положительной роли, которую сыграли работы В.В.Виноградова, посвя­щенные фразеологической проблематике, следует отметить, что дальнейшее развитие теории фразео­логии настоятельно требует двигаться вперед и не замыкаться в рамках привычных схем.

К трем типам фразеологических единиц Н.М.Шанский добавил еще один — фразеологические выражения. Под фразеологическими выражениями понимаются устойчивые в своем составе и упот­реблении обороты, которые не только являются семантически членимыми, но и состоят целиком из слов со свободными значением, например: социалистическое соревнование; волков бояться, в лес не ходить; не все то золото, что блестит и т.д. Фразеологические выражения — это только обороты с буквальным значением компонентов. Включение образных пословиц в состав фразеологических вы­ражений нецелесообразно, так как в том случае состав фразеологических выражений будет таким же разнородным, как и состав фразеологических единств [3].

М.Верещагин и В.Костомаров предлагают свою классификацию фразеологизмов [4], опираясь на то, что, во-первых, они отражают национальную культуру нерасчлененно, к о м п л е к с н о, всеми своими элементами, взятыми вместе, идиоматичными значениями. Некоторые фразеологизмы назы­вают также явления прошлого и настоящего нашей страны, которые не имеют прямых аналогов в зарубежных национальных культурах. Например, традиция, согласно которой советские люди в оз­наменование какого-либо общественного события выполняют повышенные обязательства. называет­ся трудовой вахтой (встать на почетную/трудовую вахту, 'нести вахту) и т.д.

Во-вторых, русские фразеологизмы отражают национальную культуру р а с ч л е н е н н ы м и единицами своего состава. Некоторые из таких принадлежат к числу безэквивалентных, например, слово ферт: во фразеологизме ходить фертом 'держать руки в боки, принимать самоуверенную, вызывающую позу' (так в старину называлась буква ф, напоминающая подбоченившегося человека). семи пядей во лбу, лезть на рожон и т.д.

Наконец, в-третьих, фразеологизмы отражают русскую национальную культуру своими прототипами, поскольку генетически свободные словосочетания описывали определенные обычаи, традиции, подробности быта и культуры, исторические события и многое другое. Прототипы фразеологизмов могут, например, рассказать о традиционной русской грамотности: от корки до кор­ки, с красной строки, приложить руку и т.д.

Итак, обширный материал (который здесь, конечно же, не исчерпан) убеждает, что целый ряд фразеологизмов содержит в своей семантике национально-культурный компонент или синхронно, с позиции современного языкового сознания, или диахронно, т.е. только по причине сопряженности с национальной культурой словосочетания-прототипа. Из сказанного вытекает, что фразеологизмы способны сыграть ознакомительно-познавательную роль в практике преподавания русского языка иностранцам, что они объективно могут познакомить изучающих язык с некоторыми сведениями из нашей отечественной истории и культуры.

В.Н. Телия в своей работе «Русская фразеология» дает следующую классификацию фразеологи­ческих единиц [5]:

1)   идиомы (ядро фразеологического состава). To twiddle one's thumbs;

2)   фразеологические сочетания — фразеологизмы с аналитическим типом значения, которые взаимодействуют с единицами лексико-семантической системой языка;

3)   паремии — пословицы, поговорки. Прямое и иносказательное значение. A friend in need is a friend indeed;

4)   речевые штампы. How are you?;

5)   различного рода клише. Rain cats and dogs;

6)   крылатые выражения. Achilles' heel.

Её классификация объединяет два признака: несколькословность (раздельнооформленность) и воспроизводимость.

В другой своей работе «Что такое фразеология?» В.Н.Телия приводит классификацию по харак­теру взаимосвязи фразеологических единиц с данными лексического уровня [6]:

1)   фразеологические обороты, одним членом которых является слово в его свободном употреб­лении, а другим — конституирующее оборот слово в его специфической форме существования. Чре­ватый последствиями;

2)   фразеологические обороты, полностью потерявшие семантические связи их компонентов с элементами лексической системы языка и ставшие своеобразными раздельно оформленными слова­ми. To try one's hand, to take in hand;

3)   фразеологические обороты, представляющие собой «цитирование», т.е. воспроизводимые как чьё-либо или откуда-либо (пословицы, крылатые выражения, литературно-публицистические штам­пы или клише). Forgive and forget. Actions speak louder than words.

Существует множество других классификаций идиом, но, несмотря на их большое число, ни одна из них не охватывает все аспекты рассмотрения фразеологии без исключения. Причины такого неудовлетворительного положения, характеризующегося разрывом между наличием большого количества классификаций самого разного плана и отсутствием достаточно непроти­воречивой классификации фразеологизмов, несмотря на все возрастающую и настоятельную по­требность в ней, имеют вполне объективный характер [5].

Идиоматика в силу своей специфики может рассматриваться как один из источников познания элементов культуры языкового коллектива, «культуры в антропологическом смысле», т.е. комплексы проявлений материальной, социальной и духовной жизни народа или этнической группы в различ­ный период его развития или в соответствии с различными историческими периодами и природными условиями [7]. Механизм образования идиом в различных языках универсален [7], что способствует их классификации. Сложность для классифицирования идиом вызывает то, что понятие национально-культурной специфики фразеологизмов понимается учеными-лингвистами по-разному [8]. Поэтому для того чтобы произвести классификацию фразеологических единиц, необходимо оговорить, что мы включаем в понятие этнокультурная вариативность.

Во-первых, этнокультурная вариативность может наблюдаться в значении так называемых слов-реалий [9] (денотативный компонент значения), т.е. через наличие этнореалий.

Например: небо в овчинку, бить тревогу/в набат, Dutch courage и др..

Во-вторых, национально-культурная специфика может отражаться фразеологизмом в целом [9] (сигни­фикативный компонент значения), т.е. через этновосприятие.

Например: красная суббота, when Queen Anne was alive, куда Макар телят гонял, любить до самой бе­резки, dine with Duke Humphrey, A Daniel come to judgment и др.

В-третьих, этнокультурная вариативность может выражаться через национально-культурную коннота­цию [8] (функциональный компонент значения), т.е. через этнодискурс.

Такой точки зрения придерживается, в частности, В.Н.Телия. Поскольку для идиом характерна образ­ная мотивированность, которая напрямую связана с мировоззрением народа — носителя языка, идиомы в принципе обладают культурно-национальной коннотацией. Таким образом, культурно-специфическими ока­зываются идиомы, содержащие, по мнению В.Н.Телия стереотипные для данного самосознания установки [10], образованные на основе функционирования произведений фольклора и литературы народа.

Например: по щучьему веленью, hawks will not pick hawks' eyes out, есть еще порох в пороховницах, Damn with faint praise и др.

Таким образом, мы делим фразеологизмы, содержащие в своей семантике этнокультурную вариатив­ность, на три группы: «Этнореалии», «Этновосприятие» и «Этнодискурс». Рассмотрим каждую из предложенных нами групп ФЕ.

Маркированность национально-культурной специфики образной семантики фразеологизма часто соз­дается собственно компонентом фразеологической единицы. В таком случае культурная информация может быть представлена в номинативных единицах языка двумя способами: через культурные семы и через куль­турный фон [8].

Культурные семы — способ отображения культуры в лексемах и фразеологизмах, обозначающих идио-этнические реалии. [10]

Культурный фон — характеристика лексем и фразеологизмов, обозначающих явления социальной жизни и исторические события. Этот тип культурной информации, как и первый, локализуется в денотативном компо­ненте значения, однако, в отличие от него, имеет ярко выраженную идеологическую направленность [10].

В группу «Этнореалии» мы включаем:

-   фразеологизмы, содержащие описание исторических событий:

Связь языка с жизнью общества неоспорима. По мере развития общества развивается и язык, обогаща­ясь новыми понятиями. Фразеология быстро реагирует на общественно-политические, социальные и куль­турные преобразования, что позволяет понять особенности жизнедеятельности народа на разных этапах ис­торического развития.

Например: Мамаево побоище, погиб как швед под Полтавой, Kilkenny cats, to send smb. To Coventry и др.

-   фразеологизмы, содержащие исторические реалии:

Исторические реалии — названия присущих только определенным нациям и народам предметов на­циональной культуры, фактов истории, государственных институтов, имена национальных и фольклорных героев, мифологических существ, поэтому рассмотрение их в рамках фразеологии является весьма сущест­венным [4].

Например: табель о рангах, турусы на колесах, Baker's dozen, In a Pickwickian sense и др..

-   фразеологизмы, содержащие описание специфической географической местности: Географические названия, содержащиеся во фразеологии, — прекрасный предмет для лингвостранове-

дения и лингвокультурологии, так как является частью культуры и социального строя данной страны: задол­го до изучения языка-источника иностранец бывает знаком с географическим названием, а через него узнает быт, культуру, нрав этноса, богатство края и др.

Например: Язык до Киева доведет, Москва не сразу строилась, до Москвы не перевешаешь, Perfidious Albion, to pass the Rubicon и др.

-   фразеологизмы, описывающие традиции и обычаи народа:

Различного рода предрассудки и поверья находят свое отражение во фразеологии, характеризуя тем са­мым ту или иную нацию, тот или иной народ. Поскольку народные традиция, обычаи и обряды глубокими корнями уходят в духовную, общественную и социально-экономическую жизнь народа, то во фразеологиз­мах с этнографизмами более конкретно выражаются национальные особенности, характер и склад души того или иного народа.

Например: пристал как банный лист, звонить во все колокола, класть на лопатки, to be one's cup of tea, A storm in a teacup и др..

-   быт, ремесла (фразеологизмы, характеризующие быт и ремесла этноса):

Один из наиболее богатых пластов фразеологии представляют фразеологизмы, описывающие повсе­дневную жизнь человека: его основные занятия, сферы деятельности, инструментарий и т.д.

Реалии быта, ремесла — это слова и словосочетания, называющие объекты, характерные для жизни (быта, ремесел, денежной системы, образования) одного народа и чуждые другому, которые являются носи­телями национального и исторического колорита и не имеют, как правило, точных соответствий (эквивален­тов) в других языках. Каждая бытовая реалия, ремесло оставляют след во фразеологии. Новые профессии дают новые фразеологизмы.

Например: не всякое лыко в строку, бить баклуши, топорная работа, небо в овчинку, загибать салазки, kick the bucket, cooking with gas и др.

-   фразеологизмы, содержащие в своем составе имена собственные:

Фразеология любого народа неразрывно связана с историей, культурой, традициями и литературой на­ции, говорящей на данном языке. Эта связь наиболее четко прослеживается в тех фразеологических едини­цах, в состав которых входит имя собственное.

Во фразеологическом фонде любого языка имеется определенное количество фразеологических единиц с компонентом именем собственным. По подсчетам АИ.Молоткова, несколько особняком в перечне прото­типов фразеологических единиц стоят словосочетания с именем собственным, их немного (около 2 % от об­щего состава фразеологических единиц), но они имеют существенное значение для описания культуры наро­да [4].

Например: по Сеньке и шапка, как Сидорову козу, John Doe, John Barleycorn и др.

Этновосприятие может быть выражено через культурные концепты, к которым относятся имена абст­рактных понятий, в семантике которых сигнификативный аспект преобладает над денотативным: они не имеют вещественной «опоры» во внеязыковой действительности в виде предметных реалий-денотатов. Их понятийное содержание «конструируется» носителями языка исходя из характерной для каждой лингвокуль-турной общности системы ценностей, поэтому культурные концепты проявляют специфику языковой кар­тины мира [10].

К группе «Этновосприятие» мы относим:

-   фразеологизмы, характеризующие символику цвета:

Цвет имеет огромное значение в жизни современного человека. Зачастую от него напрямую зависит настроение, эмоции и даже физическое самочувствие людей. Понятно, почему столь популярны исследова­ния в области цвета у психологов. Однако, рассматривая те или иные аспекты, специалисты зачастую игно­рируют глубинный и исторический и культурный опыт человека, которому свойственно постоянное стрем­ление называть предметы и явления, которые его окружают. Цветовая картина мира не является исключени­ем. Поэтому у лингвистов цветонаименование — одна из самых популярных лексических групп. Языковеды, типологи и этимологи исследовали десятки языков и пришли к выводу, что существует ряд универсальных черт в системе цветообозначения. Кроме того, различные отношения к тому или иному оттенку отражаются в образных выражениях, идиомах и поговорках, существующих в языке. Ведь они аккумулируют социально-историческую, интеллектуальную, эмоциональную информацию конкретно национального характера [4].

Например: красный петух, красная суббота, черный день, to paint the lily, to gild refined gold, Milk and roses и др.

-   фразеологизмы, характеризующие меру протяженности:

Понятие субстанции (предмета, материи) и понятия пространства и времени входят в число главных ка­тегорий бытия. Время и пространство — основные формы существования материи. Нет ничего вне времени и пространства. Наряду с другими понятиями, А.Вежбицкая относит понятия «время» и «пространство» к универсальным человеческим понятиям [11]. Пространственный код неразрывно связан временным. Это обусловливается, очевидно, тем, что окультуривание пространства предшествовало осознанию категории времени. Во-вторых, потому что пространство и время тесно связаны в сознании человека [11].

-   фразеологизмы, характеризующие меру временной протяженности:

Восприятие времени по-разному отражается в разных лингвокультурах, так как в современной цивили­зации прослеживается деление культур на полихронные (акцентируется внимание на общение с людьми, налаживание связей, семью) и монохронные (акцент на задачу, работу с формальными данными, индивиду­альные достижения).

Время представляет собой форму существования материи, с помощью которой человек постигает мир. Именно фразеологизмы навязывают носителям языка особое видение мира, ситуации. Фразеологические единицы возникают для того, чтобы описывать мир, интерпретировать, оценивать и выражать к нему субъ­ективное отношение.

Например: во мгновение ока, во время оно, быльем поросло, when Queen Anne was alive и др.

-   фразеологизмы, характеризующие меру пространственной протяженности: Пространственные представления — представления, в которых находят отражение пространственные

отношения предметов (величина, форма, месторасположение, движение и т.п.). Без сомнения, пространст­венные представления оказывают большое влияние на менталитет народа и, соответственно, находят отра­жение в разговорной речи, к которой принадлежат идиоматические выражения.

Например: у черта на рогах (на куличках), куда Макар телят гонял, They don't carry owls in Athens, The land of Nod и др.

-   фразеологизмы, характеризующие универсалии природы:

Объективно существующая картина мира отражается в языке в первую очередь при помощи слов. Именно они, как принято считать, непосредственно связаны с предметным миром человека. Особую роль в создании языковой картины мира как раз и играют лексемы с предметно-вещественным значением. К тако­вым относятся и многочисленные наименования флоры и фауны. Сам факт наличия или отсутствия опреде­ленных наименований указанного тематического класса информативен с точки зрения картины мира. Кроме того, анализ состава даже эквивалентных фитонимов и зоонимов в разных языках свидетельствует о природ­ных артефактах, об их связях, особенностях и, в конечном счете, отражают специфическое членение этой сферы действительности русскими, в отличие от других народов (англичан).

К тому же сравнительный анализ подобных наименований в других языках (английском) дает основа­ния для вывода о разной степени актуальности одной и той же реалии в сознании разных народов. Это, в свою очередь, определяется не только типичностью, распространенностью денотата, но и отношением к не­му со стороны носителей языка, что детерминировано национальным восприятием окружающего мира, его оценкой, идеологией и понятием о культурных ценностях.

Немаловажно и то, что мироведение и его отражение в языках основываются не только на объективных характеристиках предметов, но и на некоем их «переживании», на эмоциональном отношении к ним. Поэто­му, говоря о картине мира, в создании которой участвуют фитонимы и зоонимы, мы имеем в виду не только буквально понимаемую пейзажную зарисовку, характерную для той или иной природной зоны. Функцио­нальные характеристики фитонимов и зоонимов, контексты их употреблений (фразеология), дополнитель­ные внепонятийные смыслы, возникающие при создании фразеологизмов, их парадигматические связи свидетельствуют о том, что указанные наименования являются важными языковыми элементами построения картины мира на более высоком уровне, отражающем духовный мир людей, наполненный эмоциями, оцен­ками, спецификой взаимоотношений в обществе, широкой гаммой чувств. В этой картине фитонимы и зоо-нимы, как правило, выполняют роль эталонов внешних и внутренних качеств человека, а также национально-патриотических символов, выраженных во фразеологии языка. И эта картина мира оказывается еще более национально-маркированной, чем та, которая отражает объективную действительность.

Итак, языковая картина мира формирует тип отношения человека к окружающему миру: к природе, растениям, животным, самому себе. Она задаёт нормы поведения человека в мире, определяет его отношение к миру. И все это непременно отражается в контексте употребления того или иного фитонима или зоонима — во фразеологизме.

-   фразеологизмы, характеризующие флору:

Например: обобрать как липку, любить до самой березки, дать дуба, as cool as a cucumber, spick and span new и др.

-   фразеологизмы, характеризующие фауну:

Например: медвежий угол, саврас без узды, медведь на ухо наступил, to suck the monkey, Lazy sheep thinks its wool heavy и др.

-   фразеологизмы, характеризующие антропосферу:

Образ человека является одним из основных элементов любой национальной картины мира. Описание языковых оценок его эстетических, эмоциональных, морально-этических представлений о нем, которые за­печатлела в себе фразеология, является важной составляющей лингвистических исследований, которые изу­чают данный фрагмент языковой действительности.

-   фразеологизмы, характеризующие внешний вид человека:

Одним из основных элементов любой национальной культуры является образ человека. Описание язы­ковых оценок внешности человека является важной составляющей лингвистических исследований, которые изучают данный фрагмент языковой действительности.

Например: посмеиваться в бороду, спустя/засучив рукава, заткнуть за пояс, Black as a crow / a raven /

jet / и др.

-   фразеологизмы, характеризующие действия (физические, речевые):

В центре фразеологического значения сам человек, его воззрения на мир. Мир вещей человек сравнива­ет, в первую очередь, с самим собой, проводя аналогии со строением своего тела, с действиями, с качествами, с речевыми особенностями.

Например: показать кузькину мать, лежать на печи, лезть на рожон, сбить с панталыку: бить челом, dine with Duke Humphrey, Dutch bargain, to be at smb.'s beck and call, what will Mrs Grudi say? и др.

-   фразеологизмы, характеризующие свойства лиц (социальные качества, статус, род деятельности, физические качества, характер, интеллектуальные свойства):

Один из наиболее богатых пластов фразеологии представляют фразеологизмы, описывающие повсе­дневную жизнь человека: его статус в обществе, социальное положение, род деятельности, различные харак­теристики и т.п.

Например: и мы не лаптем щи хлебаем, лыка не вяжет (характер действия), голь перекатная, несолоно хлебавши (социальные качества), косая сажень в плечах, кровь с молоком (физические качества), «A white elephant», the Grand Old Man (сокр. G.O.M.), in Dutch (статус), не лыком шит, не дулей делан, тертый калач (характер), to be from Missouri, be the brains behind sth, think outside the box (интеллектуальные свойства) и др.

-            фразеологизмы, характеризующие чувства (отношения, состояния, родственные отношения): Одним из основных элементов любой национальной культуры является образ человека. Описание языко­вых оценок эстетических, эмоциональных, морально-этических представлений о человеке является важной со­ставляющей лингвистических исследований, которые изучают данный фрагмент языковой действительности.

Группа фразеологических единиц, выражающих чувства и эмоции человека, характеризует проявления внутренней эмоциональной жизни человека и отражают их через своеобразное «зеркало человеческих чувств, восприятий и оценок», во-вторых, именно эта группа ФЕ фиксирует базовые эмоции, помогает по­нять, каким образом активизируются, как проявляются и переживаются, какие функции выполняет каждая из них в общении, а именно в речи людей на примере фразеологических единиц. Лингвисты, как и психологи, сравнительно недавно обратились к детальному исследованию проблемы эмоций. Эмоции представляют со­бой субъективные отношения человека, которые выражаются в мимике, пантомиме, интонации и, наконец, в собственно языковых средствах. Всем известно, что сфера эмоций недоступна прямому наблюдению. Язы­ковая фиксация симптоматических реакций и физических состояний, ассоциируемых с той или иной эмо­цией, является основой, на которой в наивной картине мира формируются представления о сущностных характеристиках этой эмоции [12].

Например: кондрашка хватит, смеяться в бороду, несолоно хлебавши, вожжа/ шлея под хвост попала, The green-eyed monster, Balm in Gilead и др.

-   фразеологизмы, характеризующие быт:

Метафорические идиомы, а также многие грамматические идиомы возникли в профессиональной речи. Все виды человеческой деятельности имеют свою лексику, свои специальные термины, проникающие ино­гда, особенно в метафорическом употреблении, в литературный язык. Наша речь не может адекватно пере­дать все неистощимое богатство жизни с ее взаимосвязями, все мысли и чувства, литературный язык, слово­образовательные возможности которого ограничены, всегда готов заимствовать уже имеющийся в обиходе специальный термин, которому можно придать более широкое значение. Идиомы, удачные поговорки, соз­данные людьми, занятыми в различных сферах деятельности и спорта, будучи краткими, разговорными и живыми и отражающие бьющую ключом жизнь, всегда находят применение в выразительной речи. Моряки в плавании, охотники на охоте, крестьяне в поле, повара на кухне — все, кому срочно требовалось отдать приказ, выразить предупреждение, угрозу, упрек, — умели находить яркие сочетания слов, красочные мета­форы, связанные с обстоятельствами своей деятельности. Эти фразы и метафоры, поразившие воображение слушателей, входили в их профессиональный словарь. Впоследствии некоторые из этих выражений получа­ли более широкий смысл, применялись к аналогичным ситуациям в другой среде, часто шутливо, становясь фразеологизмами.

-   фразеологизмы, характеризующие денежную систему:

Например: за длинным рублем, ни гроша/ни копейки/ни алтына за душой, money — the sinews of war, the almighty dollar, A penny saved is a penny earned и др.

-   фразеологизмы, характеризующие ремесла (труд):

Например: дать/отведать березовой каши, всыпать горячих, на одну мерку, выжигать каленым желе­зом, No bees, no honey, no work, no money, То carry coals to Newcastle и др.

-   фразеологизмы, характеризующие продукт деятельности, орудие производства:

Например: филькина грамота, Демьянова уха, Тришкин кафтан, in peck measures, dead as a door-nail и др.

-   фразеологизмы, характеризующие процесс обучения: Например: начать с азов, не знать ни аза, to shirk work, brown study и др.

-   фразеологизмы, характеризующие религию:

Как и каждый народ, англичане и русские трепетно относятся к религии.

Например: Береженого Бог бережет, Глас народа — глас Божий, The vicar of Bray, Не that serves God for money will serve the devil for better wages,

Наличие культурных следов в значении фразеологизмов — факт общепризнанный. Для полноты описа­ния культурной значимости фразеологизмов необходимо выявить в их значении все имплицитные культур­ные смыслы, являющиеся тем звеном, которое служит посредником между языком и культурой, о чем свиде­тельствует та культурная окраска, которую привносят фразеологизмы в дискурсы разных типов [10].

Этнодискурс выражается через коннотацию. Национально-культурная (культурно-историческая) кон­нотация — важнейшее понятие лингвокультурологии [8]. Ее содержание представляет собой соотнесение языковых значений с тем или иным культурным кодом, которым владеют представители определенной лин-гвокультурной общности [10].

Термин «культурная коннотация» характеризует образные языковые знаки. Культура проникает в них через ассоциативно-образные основания их семантики и интерпретируется через выявление связи образов со стереотипами, эталонами, символами, мифологемами, прототипическими ситуациями и другими знаками национальной и общечеловеческой культуры, освоенной лингвокультурной общностью [10].

Интерпретируя фразеологические единицы на основе соотнесения их ассоциативно-образных воспри­ятий со стереотипами, созданными на основе произведений литературы и фольклора, отражающими мента­литет, мы тем самым раскрываем их культурно-национальный смысл и характер, которые и являются содер­жанием национально-культурной коннотации [8].

Коннотативный аспект — это «стилистическая окраска ФЕ, их эмоционально-экспрессивная сторона, то есть отношение носителя языка к внеязыковым сущностям, или усиление эффективности языкового воздей­ствия, лишенного оценочного элемента» [10]. Коннотативный аспект особенно важен для фразеологической семантики, что объясняется двуплановостью семантической структуры всех ФЕ, построенных на образном переосмыслении. Коннотацию можно рассматривать как дополнительную информацию по отношению к сигнификативно-денотативному значению, как совокупность семантических наслоений, включающих в себя оценочный, экспрессивный, эмоциональный и функционально-стилистический компоненты [12], описание и характеристика которых входит в область объектов рассмотрения этнодискурса.

В группу «Этнодискурс» нами отнесены:

-   фразеологизмы, имеющие фольклорное происхождение:

Изучение фразеологизмов, созданных на основе фольклорных произведений, имеет важное общефило­логическое значение. Оно позволяет проследить тесную взаимосвязь между особенностями языка и народно­го творчества, глубже понять традиции и специфику мировоззрения народа.

Например: скоро сказка сказывается, Молочные реки и кисельные берега, по щучьему веленью, hawks will not pick hawks' eyes out, don't count your chicken before they are hatched, -   фразеологизмы, имеющие литературное происхождение:

Богатейшим источником фразеологии была и продолжает оставаться литература.

С точки зрения определения специфичности и неповторимости фразеологии того или иного языка, на которое направлено выявление «своего» и «чужого», необходимо определить «свое и только свое» во фра­зеологии конкретного языка. В русской фразеологии соответственно это собственно русские фразеологизмы, а в английской — собственно английские. Они встречаются только в русском или только в английском язы­ке, за исключением, конечно, их заимствования другими языками. Ярче всего это проявляется в литературе того или иного народа, так как она отражает национально маркированную картину мира этноса и, следова­тельно, во фразеологизмах, образованных на основе литературных произведений.

Например: остаться/оказаться у разбитого корыта (Пушкин), есть еще порох в пороховницах (Го­голь), the last of the Mohicans (Ф.Купер), the grapes of wrath (Дж. Хоу), man Friday (Д.Дефо), the tail wags the dog (Р.Киплинг).

Таким образом, предложенная нами классификация позволяет хотя бы в самых общих чертах проследить, как отражается этнокультурная вариантность в семантике фразеологизмов русского и английско­го языков.

  1. Фразеологические единицы, имеющие в своем компонентном составе национально-культурный ком­понент [1], являются немногочисленными в обоих языках. Этнокультурная вариативность создается наличи­ем специфических для данного народа слов, входящих в состав фразеологических единиц, либо обозначения каких-либо реалий, исторических событий, известных только носителям одной нации или нескольким наци­ям, связанным общностью культуры, а также своеобразные культурно-маркированные топонимы, имена собственные, характерные для какой-то одной страны.
  2. Фразеологизмы в сопоставляемых языках могут иметь одинаковое значение, однако, основываться на разных образах [13], имеющих ярко выраженный национальный характер.
  3. Национальная специфика фразеологизма может отражать историю народа, своеобразные традиции, обычаи, его характер, изначально заложенные в его прототипах, образованных в результате функционирова­ния прецедентных текстов.

В целом фразеологическое значение — феномен исключительно сложный, его нельзя рассматривать как механическую сумму составляющих его компонентов. Семантическую структуру ФЕ можно представить как микросистему, все элементы которой в тесной связи и взаимодействует между собой [14] в микрогруппах «Этнореалии», «Этновосприятие» и «Этнодискурс».

Современное состояние фразеологии все в большей мере определяется развитием тенденции к расши­ренному пониманию, что раздвигает ее границы. Это создает совершенно новую ситуации во фразеологиче­ской науке и выдвигает перед ней новые задачи: выявление этнокультурной вариативности в семантике ФЕ путем сопоставления с единицами другого языка через создание универсальной классификации, позволяю­щей отразить национально-культурную специфику фразеологизмов.

 

Список литературы

1       Кривая Е. Особенности сопоставительного анализа фразеологических единиц // Materialy V Mi^zynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Naukowa przestrzen Europy-2009» Volume 13. Filologiczne nauki: Premyzl. Nauka I studia — S. 83-86.

2       Кривая Е. Роль контекста в актуализации семантики фразеологических единиц // Materialy V mezinarodni vedecko-prakticka conference «Dny vedy — 2009». — Dil 13. Filologicke vedy. Hudba a zivot: Praga. Publishing House «Education and Science» s.r.o — S. 91-95.

3       Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. — М.: Высш. шк., 1985.

4       Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: лингвострановедение в преподавании русского языка как ино­странного. — М.: Рус. яз., 1990. — 246 с.

5       Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. — 288 с.

6       Телия В.Н. Что такое фразеология. — М., 1966.

7       Черданцева Т. Итальянская фразеология и итальянцы. — М.: ЧеРо., 2000 — 304 с.

8      Кривая Е. Культурная коннотация как экспонент культуры в языковом знаке // Язык и ментальность: Междунар. конф. «Ахановские чтения» под эгидой МАПРЯЛ (материалы докладов и сообщений) / Науч. ред. Э.Д.Сулейменова. — Алматы: Қазақ ун-ті, 2009. — Т.1. — С. 288-293.

9      Кривая Е. Лексика и фразеология с точки зрения этнокультурной вариативности // Вестник КазГЮИ. Сер. «Филоло­гические науки». 2. - Астана, 2008. — С. 75-81.

10   Фразеология в контексте культуры / Под ред. В.Н.Телия. — М.: Языки русской культуры, 1989.

11   Корнилов О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. — М.: ЧеРо, 2003. — 349 с.

12   АрсеньеваЕ.Ф. Сопоставительный анализ фразеологических единиц: на материале фразеологических единиц, семан­тически ориентированных на человека в английском и русском языках / Е.Ф.Арсеньева. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1989. — 85 с.

13   Кривая Е. Универсальные и этнически обусловленные компоненты мотивации в русском и английском языках // Ma­terialy V Mi^zynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Strategiczne pytania swiatowej nauki - 2009». Volume 9. Filologiczne nauki. Psicologia I socjologia. Muzyka I zycie.: Premyzl. Nauka I stadia — S. 71-74.

14   Смит Л.П. Фразеология английского языка. — М., 1959.

Фамилия автора: Г.Ю.Аманбаева, Е.В.Кривая
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Филология
Яндекс.Метрика