К вопросу о Евразийской языковой личности идеального типа в учебном дискурсе Казахстана

В ХХІ в. настоятельной потребностью в мире становится не просто высшее профессиональное образование, а качественно новое, поскольку изменилась социальная составляющая процесса глоба­лизации. Важными инструментами глобализации являются соблюдение и укрепление минимальных социальных стандартов, активизация социального диалога, толерантность во всех областях сотруд­ничества. По прогнозам европейских аналитиков, изменения на рынке труда, произошедшие под влиянием мирового экономического кризиса, потребуют повышения профессиональной квалифика­ции населения. В связи с этим образовательные системы высокоразвитых государств оперативно и гибко реагируют на происходящие изменения.

Сегодня Казахстан также проводит модернизацию собственного образования в соответствии с Болонским процессом, в том числе и в области иноязычного образования, ибо вхождение в европей­ское образовательное пространство и реализация глобальных государственных планов невозможны без модернизации всей системы иноязычного образования. Основными задачами отечественного высшего образования являются: подготовка специалиста новой фармации, обладающего широкими фундаментальными знаниями, инициативного, способного адаптироваться к меняющимся требовани­ям рынка труда и технологий, владеющего государственным языком, языком межнационального об­щения и английским языком; усиление мотивации всей системы высшего образования на предостав­ление качественных образовательных услуг через демократизацию образовательного процесса; соз­дание объективных условий для развития элитных вузов; укрепление прав студентов на получение качественного образования и т.д. Казахстан встал на путь стабильного экономического роста, и по­этому возросла потребность в высококвалифицированных специалистах, поскольку только образо­ванные и профессионально компетентные молодые люди способны осуществить широкомасштабные реформы в нашей стране и вывести ее на новый виток развития.

Республика Казахстан, как страна, стремящаяся войти в число развитых конкурентоспособных государств, одна из первых на постсоветском пространстве начала принимать активные меры по ре­формированию системы образования и присоединению к Болонскому процессу. Сегодня Казахстан вновь стоит на пороге качественно нового этапа на пути своего поступательного развития, социаль­но-экономического и политического прогресса. В настоящее время создана необходимая законода­тельная база для реформирования отечественного образования с целью улучшения его качества и до­ведения до лучших образцов мирового уровня. Так, при поступлении в вузы страны в 2004 г. апроби­ровано Единое национальное тестирование; c 2008 г. к обязательным четырем предметам добавлены казахский язык для выпускников с русским языком обучения и русский язык для выпускников с ка­захским языком обучения; активно внедряется многоуровневая система профессиональной подготов­ки специалистов — бакалавриат-магистратура-докторантура; интенсивно налаживается международ­ное сотрудничество и т. д. Ежегодно тысячи лучших студентов страны обучаются в ведущих зару­бежных вузах. Президент Казахстана Н.А.Назарбаев в своих ежегодных Посланиях народу Казахста­на не оставляет без внимания сферу образования, профессиональной подготовки специалистов в высших учебных заведениях республики. Именно Президентом выдвинута идея элитарного образо­вания, миссия которого заключается в том, чтобы обеспечить экономическую, социальную и полити­ческую сферы модернизации общества высокопрофессиональными специалистами, способными ре­шать актуальные задачи развития нашей страны на уровне требований XXI в. В целях интегрирова­ния системы образования в мировое академическое сообщество необходимы инновационные подхо­ды, в том числе и в формировании элиты из талантливой и одаренной молодежи самых широких сло­ев общества. Мировой опыт показывает, что инновационные, конкурентоспособные явления в эконо­мике стимулируются и обеспечиваются преимущественно наиболее подготовленными, высокорей­тинговыми, элитными специалистами.

Вхождение Казахстана в мировое экономическое и образовательное пространство, присоедине­ние к Болонскому процессу, реализация государственной программы «Болашак», участие казахстан­ской студенческой элиты в международных конкурсах и олимпиадах предполагают постановку и ре­шение многих проблем в сфере высшего языкового образования. Требования к бакалавру предъявля­ются довольно высокие, и все они имеют прямое отношение к языкам, коммуникативной деятельно­сти, дискурс-культуре, рефлексии и т.д. Как при подготовке специалистов на языковых факультетах, так и специалистов по другим образовательным программам, языки играют сегодня ведущую роль в учебном дискурсе Казахстана и субпространстве социального успеха.

В полиэтническом государстве, каковым является Казахстан, обучение в вузах ведется на двух макроязыках — казахском и русском. В то же время в государственный стандарт высшего образова­ния входит соответственно и изучение русского/казахского языков. Кроме того, во исполнение госу­дарственного проекта «Триединство языков», провозглашенного в республике, каждый специалист должен за период обучения в вузе приобрести коммуникативные компетенции в английском языке, позволяющие ему осуществлять различные виды деятельности в профессионально-академической сфере. На факультетах иностранных языков задача усложняется — специалист должен овладеть вто­рым иностранным языком для академических целей. Совершенно очевидно, что языковая личность современного высококвалифицированного специалиста РК обладает своими специфическими осо­бенностями. Вспомним классическое определение языковой личности, данное Г.И.Богиным: «...языковая личность, т.е. человек, рассматриваемый с точки зрения его готовности производить ре­чевые поступки, создавать и принимать произведения речи» [1; 1]. С учетом языковой ситуации одна из характерных черт евразийской языковой личности идеального типа в полилингвоментальном про­странстве учебного дискурса Казахстана — это ее полиязычие, т.е. активное владение, по меньшей мере, четырьмя языками — родным, казахским, русским, английским, а также другими иностранны­ми языками и языками народов Казахстана. В иерархии языков, которыми в той или иной степени владеет студент в учебном дискурсе Казахстана, каждый язык занимает особое место в формирова­нии евразийской языковой личности идеального типа. В этой связи нам представляется уместным охарактеризовать статус каждого из перечисленных выше языков в учебном дискурсе.

В Законе «Об образовании», принятом в 1999 г., обучающимся гарантирован выбор языка обу­чения. В статье 5 закона сказано, что языковая политика в организации образования осуществляется в соответствии с Конституцией РК и законодательством РК, согласно которым все учебные заведения должны обеспечить знание и развитие казахского языка как государственного, а также изучение рус­ского языка и одного из иностранных языков в соответствии с государственным общеобразователь­ным стандартом уровня образования. Государственная программа функционирования и развития языков на 2001-2010 гг. предусматривала увеличение в вузах и средних специальных учреждениях количества отделений с казахским языком обучения и дисциплин, преподаваемых на казахском язы­ке. Сегодня мы можем констатировать, что эта задача выполняется. При этом следует подчеркнуть, что владение двумя мировыми языками, каковыми являются русский и английский, позволит казах­станским специалистам значительно повысить свою профессиональную и научную мобильность как на постсоветском пространстве, так и за рубежом. Кроме того, Казахстан фактически стал участни­ком Болонского процесса и стремится повысить свою образовательную конкурентоспособность среди ведущих стран мира. Знание государственного, русского и английского, а также других иностранных языков становится сегодня также и фактором личной конкурентоспособности специалиста и его со­циального успеха. Иными словами, лингвистическое многообразие учебного дискурса Казахстана становится своеобразной платформой для становления «открытого» мышления, для приобретения студентами актуального знания и его целевого использования. Справедливо утверждение В.А.Звегинцева: «Язык есть субстрат интеллектуальной деятельности человека. Так же как для физи­ческой жизни человека необходима воздушная атмосфера, так и для духовной жизни человека необхо­дима лингвистическая среда. Это и обусловливает многообразный и многоликий характер воздействия языка на поведение человека» [2; 72]. Овладение коммуникативными компетенциями на нескольких языках вносит существенные изменения в «речевой», «культурный» и, в конечном итоге, профессио­нальный портрет евразийской языковой личности.

В информационном пространстве Казахстана русский и английский (иностранный) языки игра­ют значительную роль. Русский язык, а также английский и другие иностранные языки предоставля­ют доступ к глобальным потокам информации и инноваций как в Интернет-ресурсах, так и в научном дискурсе. Изучение в Казахстане английского языка как реального средства коммуникации и транс­формации знаний становится в настоящее время актуальной научно-теоретической и научно-практической задачей. Сегодня и русский язык приобрел статус мирового языка. Согласно последним данным, русский язык занимает третье место в мире после китайского и английского языков по числу владеющих им. Эксперты отмечают, что русский язык принадлежит к тем языкам, знание которых отвечает интересам практически всех государств. В настоящее время примерно в 80 странах мира русский язык входит в число дисциплин, подлежащих изучению. Создан фонд «Русский мир» для организации по всему миру центров русского языка и культуры. Фондом открыто свыше 20 русских центров в США, Бельгии, Болгарии, Венгрии, Японии, Азербайджане, Армении, Казахстане, Кирги­зии, Таджикистане, Китае, Эстонии и Латвии. Проводятся международные олимпиады по русскому языку среди школьников стран СНГ, для педагогов русскоязычных школ ближнего зарубежья орга­низуются курсы повышения квалификации. В столице Казахстана Астане создан филиал МГУ им. М. Ломоносова. И совершенно очевидно, что «социокультурное развитие евразийского континен­та к началу ХХІ в. все в большей степени предъявляет к человеку требования усиления его языко­вого и культурного потенциала и предоставляет ему возможность выбора языка. При этом наиболее успешными становятся казахско-русские билингвы, которые в контексте казахско-русского билин­гвизма больше уделяют внимания развитию личности в контексте нового государства, где само время требует проявления уважения ко всем народам, проживающим в полилингвальном обществе с сохра­нением традиций, обычаев и культур всех народов. Только при таком подходе толерантного и уважи­тельного отношения к языкам будет воспитываться би- и полилингвальная личность нового формата» [3;81]. Ныне принимается всеми, что в учебном дискурсе Казахстана одной из главных характеристик языковой личности является билингвизм во всем многообразии его типов: родной язык — казахский язык; родной язык — русский язык; русский язык — казахский язык; казахский язык — русский язык. Степень владения и оперирования в учебном дискурсе всеми языками различна и зависит от многих внешних и внутренних факторов. К внешним факторам мы относим наличие и качество ин­формационных носителей на каждом из языков; профессионально-методическую компетенцию про­фессорско-преподавательского состава; региональные особенности и т.д. К внутренним факторам относятся степень владения родным языком и речью и языком обучения; мотивы изучения языков, в том числе и иностранных; способности к изучению иностранных языков; степень сформированности аналитических и логических операций на каждом языке; тезаурус личности и т.д.

В ситуации полиэтнического государства эффективность подготовки современного специалиста в любой сфере деятельности во многом зависит от теоретического обоснования модели языковой личности и научного обоснования ее характерных признаков, а также путей и способов ее формиро­вания. Немаловажно в данном контексте отметить, что «в этом тысячелетии особенно важным стано­вится формирование духовной личности с нравственно-мировоззренческими основами, высоким профессиональным потенциалом, владеющей несколькими языками, и, в первую очередь, казахским, русским и английским» [3; 82]. Мы называем языковую личность студента казахстанских вузов евра­зийской языковой личностью идеального типа. При этом в понятие «евразийский» мы вкладываем смысл «открытый, равноправный, современный, толерантный», а «идеальную» языковую личность понимаем как «отличную, вполне совершенную». Под евразийской языковой личностью идеального типа мы понимаем личность, обладающую языковыми, речевыми и культурными компетенциями при общении, как минимум, на трех языках — государственном, языке межнационального общения и английском. Мы не говорим в данном контексте о таких же компетенциях в родном языке, так как исходим из постулата, что языковая личность данного уровня должна естественно владеть родным языком во всех его стилях и подстилях, речевых жанрах, в устной и письменной форме, обладать вы­сокой культурой общения, не нарушающей полного взаимопонимания.

В этой связи уместно провести параллель между евразийской языковой личностью и языковой личностью объединенной Европы. Как известно, Европейский совет и Европейская Комиссия поста­новили в 1995 г., что каждый ученик в Европе должен знать сегодня два европейских языка. Начиная с 1998 г. все дети в школах Европейского союза должны изучать иностранный язык, как правило, это английский язык. На Лиссабонской встрече в 2000 г. иностранные языки были включены в 5 базовых предметов, подлежащих изучению в школе. Но во многих странах уже сегодня изучают два и более иностранных языка. Так, например, два иностранных языка входят в перечень обязательных школь­ных предметов в Бельгии, Дании, Эстонии, Финляндии, Люксембурге, Швеции, Словении, Словакии, Германии, Латвии и на Кипре. В Европе дети учат иностранные языки, как правило, 3-4 часа в неде­лю. Французский язык учат 33 % всех детей Европы с 5 по 10 классы и 28 — с 11 по 13 класс гимна­зии. Немецкий язык изучается во всех странах-членах Евросоюза, а в выпускных классах — с 11 по 13-20 % учащихся выбирают немецкий язык. Согласно результатам исследований, проведенных из­вестными учеными в области языковой политики в Европе, а также рекомендациям Совета Европы, владение двумя иностранными языками жителем Европы из вопроса де-юре превращается сегодня в ситуацию де-факто. Современная Европа поликультурна и полинациональна, так же как и Казахстан. В одной из ведущих стран Европы Германии самые изучаемые иностранные языки в общественных школах — это английский (в большинстве случаев как первый иностранный язык), латынь, француз­ский, испанский, итальянский, русский, датский, нидерландский. Большинство детей учат англий­ский язык с 5 класса. Сегодня уже в начальной школе и в детском саду изучается английский язык — это инновация для Европы, свидетельство того, что иностранные языки входят в норму современной жизни, современного образования. Второй язык вводится с 6/7 или 9/11 класса. Выпускник гимназии в Европе владеет английским языком настолько, что может свободно общаться на так называемые «туристические» и бытовые темы. Он владеет и вторым иностранным языком. Все больше выпускни­ков гимназий владеют сегодня и третьим иностранным языком. Причем речь идет о выпускниках не только гуманитарного направления. Исследования, проведенные в Германии среди студентов топ-менеджеров, показали, что английским языком владеют 96,5 %, французским — 25,6 %, двумя ино­странными языками — 41,3 %, тремя — 9,6 % и лишь 2,7 % не владеют ни одним иностранным язы­ком. Причем эти данные приводятся по «средним» студентам. Анализ отношения студентов-отличников к иностранным языкам дает другие цифры: английским языком владеют 99,5 %, фран­цузским — 48,2 %, испанским — 23, 6 %, двумя иностранными языками владеют 67,0 %, тремя — 23,1 %. Студенческая элита Германии превосходит отечественную по количеству иностранных язы­ков и качеству владения ими. Система обучения иностранным языкам в Европе поставлена так, что ученик овладевает коммуникативными умениями в гимназии: психологически он более адаптирован к иностранному языку, чем выпускник казахстанской средней школы, поэтому он без труда устанав­ливает социальные контакты с носителями языка. Кроме того, студенты и школьники Евросоюза имеют больше возможностей для практического использования и совершенствования получаемых в учебных заведениях иноязычных навыков — это более масштабный обмен учащимися и студентами между европейскими государствами, сравнительно недорогой туризм.

Формирование евразийской языковой личности идеального типа в высшей школе — это, скорее, не процесс формирования, а процесс ее совершенствования, т.е. продолжения той работы, начало ко­торой положено — или не положено — в средней школе. Сегодня лингвисты с тревогой отмечают низкий уровень языковой компетенции молодежи не только на иностранном языке, но и на родном. Так, В. А.Ремизов пишет по поводу русского языка: «Базарный уровень утверждается как норма» [4; 5]. В.С.Елистратов также приходит к выводу, что «языки странным образом уже сейчас унифици­руются по «словам-паразитам»» [5; 25]. Информационное поле, как на традиционных, так и на элек­тронных носителях, представлено текстами различного уровня языковой и речевой культуры, в том числе и довольно низкой, проявляющейся, главным образом, в использовании «низкой» лексики. Вы­сокий интеллектуальный, творческий и нравственный потенциал евразийской языковой личности идеального типа, владеющей богатым арсеналом языковых средств четырех языков, исключает вла­дение подобным лексиконом. Языковая личность идеального типа способна порождать и воспринимать тексты на нескольких языках с равной степенью успешности. Евразийская языковая личность идеального типа владеет родным языком, она свободно оперирует семантиконом и грамматиконом согласно литературной норме языка, достигает адекватного прагматического успеха в процессе ком­муникации. Языковая личность идеального типа владеет государственным языком настолько, что способна адекватно коммуникативной ситуации общаться с представителями различных социальных групп, использующих данный язык. Евразийская языковая личность идеального типа владеет рус­ским языком настолько, что обладает готовностями и потребностями общения в сфере профессио­нальной и академической деятельности. Наконец, евразийская языковая личность идеального типа владеет коммуникативными компетенциями и готовностями к созданию текстов в устной и письмен­ной формах на английском (другом иностранном) языке. Еще одна отличительная особенность евра­зийской языковой личности идеального типа — это ее поликультурный характер, ибо овладение структурой и речевыми компетенциями какого-либо языка происходит в тесной связи с усвоением лингво- социо-, культурологической и паралингвистической информации этноса, его концептосферы. Евразийская языковая личность идеального типа — это высокообразованная, интеллектуальная лич­ность в ее способности и готовности к созданию и восприятию текстов в устной и письменной форме на родном, государственном, языке межнационального общения и иностранном языке / языках. При­чем каждый следующий иностранный язык еще больше подчеркивает образцовость и евразийский, открытый и толерантный характер данной языковой личности. Языковая личность идеального типа — это носитель нового, евразийского языкового сознания, социальное и речевое поведение которого детерминировано культурами тех языковых сообществ, языками которых она владеет. Евразийская языковая личность идеального типа обладает также и коммуникативной культурой этносов, языками которых она владеет. Евразийская языковая личность национальной не является — она сочетает в себе черты собственной нации, титульной нации, а также русской нации, она интернациональна.

Не вызывает сомнений, что: «вообще языковая личность, взятая в каждом отдельном случае, за­висит не только от меры собственного развития, но и от используемого языка, от множества типов речевых поступков и типов текстов (речевых произведений), которыми оперирует индивид» [1;11]. Евразийская языковая личность образцового типа обладает ярко выраженной субъективностью. Субъективный характер проявляется в выражении собственного «Я» на креативном уровне использо­вания каждого из четырех языков. Субъективность как черта языковой личности предполагает, во-первых, компетентность, во-вторых, ответственность, которые базируются на значительном инфор­мационном поле, рефлексии и коммуникативных умениях языковой личности. Евразийская языковая личность идеального типа свободно владеет казахским, русским и иностранными языками на уровне активного и творческого речемышления для выражения собственного мировоззрения и личностных убеждений, она является символом того, что «... в любом языке можно выразить толерантное отноше­ние ко всему и именно языку толерантности мы учим и учимся, способствуя формированию согласия в обществе» [6; 11]. 

 

Список литературы

1      Богин Г.И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. — Л., 1984. — 31 с.

2      ЗвегинцевВ.А. Теоретическая и прикладная лингвистика. — М.: Просвещение, 1967. — 338 с.

3      Шаймерденова Н.Ж. Русский язык как фактор интеграции в деловом и культурном сотрудничестве представителей диаспор Казахстана // Русский язык как язык межкультурного и делового сотрудничества в полилингвальном контексте Евразии: Материалы II междунар. конгресса / Отв. ред. Н.Ж.Шаймерденова. — Астана, ИД «Сарыарка», 2009. — С. 80-83.

4      Ремизов В.А. Язык мой — враг мой? // Мир образования — образование в мире. — 2006. — № 4. — С. 3-11.

5      Елистратов В. С. Глобализация и национальный язык // Вестник Моск. ун-та. — Сер. 19. — Лингвистика и межкуль­турная коммуникация. — 2006. — № 4. — С. 21-27.

6      Сулейменова Э.Д. Толерантность языка и язык толерантности // Язык и толерантность: Междунар. конф. «Аханов-ские чтения» под эгидой МАПРЯЛ (Материалы докладов и сообщений) / Отв.ред. Э.Д.Сулейменова. — Алматы, 2007. — Т.1. — С. 7-13.

Фамилия автора: Н.С.Жумагулова
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Филология
Яндекс.Метрика