Экстралингвистические факторы усвоения второго языка

Особый социокультурный контекст, создаваемый полиэтнической культурой и поли-лингвальным социумом Казахстана, своеобразием менталитета и интересов каждого этноса, несо­мненно, должен учитываться как важный экстралингвистический фактор, влияющий на процесс фор­мирования вторичной языковой личности.

В настоящее время языковая ситуация в республике характеризуется полиэтническим многооб­разием при биэтнической структуре населения: преобладающими в социально-коммуникативной системе являются носители русского и казахского языков. Социолингвистический аспект проблемы усвоения второго языка предполагает исследование особенностей формирования двуязычной лично­сти в зависимости, с одной стороны, от языковой ситуации в обществе и, прежде всего, от статуса изучаемого языка, уровня его востребованности, степени функциональной значимости в разных сфе­рах общественной жизни; с другой — от языкового окружения индивида, а также таких характери­стик, как уровень, характер и приоритеты мотивов усвоения, что непременно связано с анализом влияния на овладение вторым языком таких факторов, как пол, возраст, образование, общественный статус.

В рамках социолингвистики осуществляются исследования, посвященные изучению влияния со­циально-демографических факторов на решение проблем двуязычия и многоязычия. В работах казах­станских лингвистов получили достаточно подробное освещение различные аспекты казахско-русского двуязычия. Б. Хасанулы исследованы основные сферы и закономерности функционирова­ния казахского и русского языков, проблема родного языка в условиях современной языковой ситуа­ции, предложен принцип регионального подхода к решению задачи развития функций государствен­ного и региональных (национальных) языков. Социолингвистический анализ использования русского языка в различных слоях казахского населения осуществлен в работах М.М. Копыленко и С.Т. Саиной. В работах Э.Д. Сулейменовой с позиций контрастивной лингвистики рассматриваются проблемы двуязычия, основные тенденции развития казахского и русского языков, ставится вопрос о когнитивном, креативном и педагогическом аспектах развития и существования личности во втором языке; исследуются особенности существующей языковой ситуации и политики языкового Ренессан­са в Казахстане. Проблема интерференции на различных уровнях получила освещение в работах М.М. Копыленко и З.К. Ахметжановой, М.К. Исаева, М.Т. Тезекбаева, К.М. Байбулсиновой, в кол­лективной монографии «Интерференция в русской речи казахов» и др. Явление кодового переключе­ния казахов-билингвов в зависимости от сферы общения исследуется в работе Г.С. Суюновой. Влия­ние двуязычия на интеллектуальное, этнопсихологическое и этнокультурное развитие личности под­робно исследовано на примере детей-билингвов и монолингвов школьного возраста в работе Г. Д. Алдабергеновой.

Для языкового планирования также важны социолингвистические исследования особенностей функционирования казахского и русского языков как в отдельных регионах, так и закономерностей развития двуязычия в пределах определенной микросоциальной общности.

Работы, посвященные рассмотренным аспектам проблемы двуязычия, позволяют лучше пред­ставить объективную картину языковой ситуации в стране, что, в свою очередь, является опреде­ляющим фактором развития двуязычной личности, способствующим процессу овладения вторым языком и полнокровной реализации коммуникативных потребностей билингва в разных сферах об­щения или же тормозящим его.

Придание казахскому языку статуса государственного направлено на положительные изменения языковой ситуации в стране — достижение реального двуязычия, восстановление статуса казахского языка во всех общественно значимых сферах. Исследователи отмечают положительные тенденции в современной языковой ситуации республики: заметный сдвиг в овладении государственным языком у русского населения [1]; начало формирования нового типа двуязычия — русско-казахского, кото­рое уже выходит за рамки учебно-аудиторного билингвизма: наличие русско-казахского билингвизма в разговорно-бытовой сфере и начало формирования русско-казахского билингвизма в сфере офици­ально-делового общения [2].

Исследование вопросов формирования русско-казахского двуязычия в условиях становления су­веренного государства связано с всесторонним и разноаспектным изучением и осмыслением пробле­мы овладения государственным языком гражданами республики, родным языком которых является русский язык. В связи с этим особенно актуальным представляется исследование социолингвистиче­ских факторов, влияющих на изучение и употребление казахского языка как второго русскоязычным населением.

По данным социологических исследований по-прежнему на фоне массового казахско-русского двуязычия (74,8 %), которое не может быть коммуникативным противовесом в единой коммуника­тивной среде русско-казахскому двуязычию (14,9 %), четверть казахского населения, не владеющая литературной формой родного языка, ограничивается при общении разговорной или просторечной формой [3; 70]; в вузах обучается на казахском языке 32,2, на русском — 67,8 % студентов [3; 73]. Согласно статистике лишь 42 % изданной в 1998 г. литературы вышло на казахском языке. В пользо­вании СМИ и литературой у казахстанцев наблюдается доминирование русского языка, а у казахов — казахско-русского двуязычия. В целом исследователи отмечают, что, несмотря на наметившиеся положительные тенденции в расширении функций и сфер использования государственного языка, статусное планирование казахского языка как государственного продолжает опережать его корпусное строительство.

Для языковой ситуации Казахстана в целом характерна тенденция к двуязычию и многоязычию: владеющие одним языком составляют 46,2 %, двумя и более языками — 53,8 %. Однако эти показа­тели в разрезе доминирующих этносов — казахского и русского — обратно пропорциональны: каза­хи — 25,2 и 74,8 %, русские — 83,9 и 16,1 % соответственно [4; 46]. Эти данные красноречиво свиде­тельствуют об актуальности и социальной значимости проблемы усвоения казахского языка как вто­рого.

Осмысление проблемы овладения государственным языком гражданами республики, родным языком которых является русский язык, сопряжено с исследованием целого комплекса аспектов фор­мирования билингвальной личности и тех факторов, которые оказывают сильное влияние на данный процесс. В связи с этим особенно актуальным представляется исследование социолингвистических факторов, влияющих на изучение и употребление казахского языка как второго русскоязычным насе­лением. Как отмечает Э.Д. Сулейменова, «устранение казахского языка на длительное время из сфе­ры обучения, использование русского языка как средства внутриэтнического общения частью казах­ского населения, вытеснение казахского языка из сферы публичного и делового общения и др. свиде­тельствуют о том, что провозглашенная официальной языковой политикой паритетная основа функ­ционирования языков на практике обернулась снижением функциональных возможностей казахского языка. Все это в немалой степени способствовало тому, что определенная часть («деэтнизированная») 2-3 поколений казахов совсем не знает казахского языка, или владеет креолизированной формой ка­захского языка, не получившей пока лингвистического описания, или владеет разговорной формой и не владеет литературной формой казахского языка» [5; 188]. Отсюда следует, что у определенной части этнических казахов произошла смена языка: русский язык стал доминировать почти во всех сферах их социально-коммуникативной деятельности, что привело к превращению казахского языка по уровню языковой компетенции во второй язык, функционально дополняющий доминирующий[6; 44].

Одним из путей решения проблемы развития функций государственного и региональных (на­циональных) языков ученые видят в разработке этого вопроса с точки зрения регионального развития языков [4; 114]. Исследуя проблемы одноязычия, двуязычия и многоязычия на примере северного региона, Б. Хасанулы убедительно доказывает, что развитие государственного и региональных язы­ков в условиях глобализации целесообразно рассматривать в разрезе отдельных регионов — южного, западного, северного, восточного, центрального. Региональный подход позволит, учитывая сформи­ровавшуюся в регионе языковую ситуацию, факторы, влияющие на ее изменение, решить рассматри­ваемую проблему в масштабах республики.

Как отмечает Б. Хасанулы, языковая ситуация северного региона (г. Астана, Акмолинская, Кус-танайская, Павлодарская и Северо-Казахстанская области) характеризуется рядом особенностей по таким показателям, как знание языка своей национальности, одноязычие, двуязычие и многоязычие.

Знание языка своей национальности по республике составляет 90,2 %, а по региону — 82,4 %, одноязычие — 46,2 и 55,3 % соответственно, двуязычие и многоязычие — 53,8 и 43,8 % соответст­венно, знание государственного языка — 64,4 и 43,3 % соответственно. Подробно проанализировав рассматриваемые явления отдельно по областям и в сравнении с общереспубликанскими показателя­ми, ученый выявляет следующую закономерность: доля одноязычия прямо пропорциональна доле русского населения в этническом составе региона, и наоборот, с уменьшением доли русских в этни­ческом составе увеличиваются показатели двуязычия и многоязычия. Выявленная закономерность проявляется по всем отмеченным характеристикам языковой ситуации и позволяет рассматривать области региона в следующем порядке (с уменьшением доли русского населения уменьшаются пока­затели одноязычия, увеличиваются показатели многоязычия и знания языка своей национальности и государственного языка): Северо-Казахстанская, Кустанайская, Карагандинская, Акмолинская, Пав­лодарская, г. Астана [4; 38-39].

Рассмотренные особенности языковой ситуации северного региона позволяют лучше понять проблемы, связанные с усвоением казахского языка как второго, и свидетельствуют о необходимости дифференцированного подхода к ее решению, с учетом регионального аспекта.

Выявление и описание экстралингвистических факторов, влияющих на усвоение и использова­ние казахского языка как второго, в нашем исследовании связано с опытом и результатами языкового планирования в сфере образования и государственной службы.

В нашей работе анализируются результаты анкетирования, проведенного среди студентов вузов Астаны и Павлодара и госслужащих, изучавших государственный язык на специальных языковых курсах в этих городах.

Студенты — наиболее социально активная часть населения, потенциальные работники различ­ных сфер экономики, науки и культуры. Государственные служащие — проводники государственной политики во всех структурах государственных органов в различных сферах деятельности. Именно от владения и использования ими государственного языка зависит дальнейшее укрепление позиций ка­захского языка, расширение сфер его использования, повышение жизнеспособности и функциональ­ной полноценности. Выбор указанных сфер обусловлен тем, что именно в системе образования, где казахский язык изучается на всех уровнях, а также в сфере государственной службы, где в настоящее время наблюдается активизация деятельности курсов казахского языка, можно осуществить указан­ную выше задачу.

Ниже приводятся результаты исследования, в ходе которого были собраны данные анкетирова­ния студентов 1-2 курсов ЕНУ им. Л.Н. Гумилева и государственных служащих, изучавших казах­ский язык на языковых курсах.

Основной целью исследования явилось изучение реальной языковой ситуации в сфере образова­ния и государственной службы, выявление зависимости процесса усвоения и употребления государ­ственного языка от социально-психологических и демографических факторов и условий. Для дости­жения поставленной цели предусматривалось решение следующих задач:

1)   самооценка индивидом степени владения казахским, русским и иностранными языками;

2)   выявление факторов, влияющих на уровень владения и использования казахского языка среди студентов и госслужащих;

3)   определение роли и места казахского, русского и других языков в социально-коммуни­кативной системе казахстанского общества;

4)   анализ характера социальных предпочтений взрослого населения в выборе языка образования и воспитания для детей (с целью определения степени востребованности казахского языка в системе образования);

5)   изучение характера использования казахского, русского, других языков в различных сферах жизни;

6)   анализ отношения респондентов к государственному языку;

7)   исследование мотивации изучения казахского языка;

8)   определение стратегических установок к изучению и использованию казахского языка;

9)  выявление проблем, с которыми сопряжен процесс изучения казахского языка.
В качестве рабочих выдвинут ряд гипотез:

  1. Желание сохранить язык соотносится с этнокультурной самоидентификацией.
  2. Факторы доминирующего языка в дообразовательный период, использования языка в сфере семейных отношений влияют на сохранение и уровень владения родным языком.
  3. Среди некоренного этноса одной из основных является инструментальная мотивация изучения государственного языка.
  4. Демографические и социально-психологические факторы соотносятся с уровнем владения и сферами употребления казахского языка.

Специфика экстралингвистических факторов, влияющих на процесс усвоения казахского языка как второго, представлена в результатах исследования.

Осуществлена сравнительная характеристика уровня владения государственным языком и иностранными языками студентами и госслужащими:

а)  владеющих родным языком среди студентов-казахов намного больше, чем среди госслужащих
(55 и 31 % соответственно);

б)  среди респондентов-русских уровень владения казахским языком у студентов оказался выше,
нежели у госслужащих (12,5 % студентов отметили свободное владение государственным языком,
25 % выбрали ответ «понимаю и могу с трудом объясняться», ни один из госслужащих не считает
свой уровень владения хорошим, а 52 % совсем не владеют языком); анализ владения иностранными
языками свидетельствует об их достаточно высокой востребованности и неплохом владении, особен-
но в студенческой среде;

в)  проанализированы показатели владения государственным языком в различных возрастных
группах госслужащих разных национальностей: у респондентов-казахов выбор ответа «понимаю и
могу с трудом объясняться» высок в группах «В» (31-45 лет) и «С» (46 лет и старше) по сравнению с
группой «А» (18-30 лет) — 35,7 %, однако хорошее владение языком отметили 28,6 % респондентов
из группы «А», 33,3 % — из группы «С» и лишь 16,7 % — из группы «В»; среди представителей дру-
гих национальностей лишь 33,3 % выбрали данный ответ. Остальные либо констатировали незнание
государственного языка, либо его использование исключительно со словарем.

  1. Установлено, что казахский язык как второй изучается также частью коренного этноса: в ка­честве языка, доминировавшего до поступления в школу, эти респонденты указали русский язык (73,3 %), казахский язык (10,8 %), использование с детства двух языков (15 %).
  2. Выявлена корреляционная связь между языком до поступления в школу, а также уровнем вла­дения и интенсивностью использования в сфере семейно-бытовых отношений. Анализ характеристи­ки использования родного языка по признаку интенсивности в сфере семейных отношений среди респондентов, говоривших до поступления в школу на казахском языке (1), на казахском и русском языках (2), на русском языке (3), позволил обнаружить следующие особенности:

1 гр. — «всегда» — 33,3, «часто» — 58,3, «иногда» — 8,3 %;

2  гр. — «всегда» — 30, «часто» — 50, «иногда» — 20 %;

3  гр. — «всегда» — 8,3, «часто» — 31,25, «иногда» — 43,7 %.

Интересно также, что респонденты-русские, указавшие высокое владение государственным язы­ком, также отмечают использование казахского языка в семье.

Установлены наметившиеся тенденции к расширению сфер и частотности использования государственного языка. По активному использованию казахского языка, среди студентов-казахов определяемому по формуле «всегда» и «часто», наблюдаются следующие особенности: в семье: 20 % — «всегда», 40 % — «часто»; просмотр телепередач: 15,5 % — «всегда», 38 % — «часто»; в учебе, при чтении литературы: 17,8 % — «часто»; в сфере торговли и в транспорте: 11 % — «часто».

Среди студентов других национальностей активное использование государственного языка от­мечено лишь у представителей национальных меньшинств: 50 % опрошенных указали на употребле­ние его в учебном процессе. Пассивное использование казахского языка в сфере торговли и при про­смотре телепередач отметили 50 % респондентов-русских и 44 % респондентов других национально­стей, 25 % респондентов-русских и 33,3 % респондентов других национальностей соответственно. В целом областями наиболее активного использования государственного языка являются сфера семей­ных отношений — 46 %, использование СМИ — 40 %, сфера образования, учебы — 18 %. В транс­порте и сфере торговли наблюдается пассивное использование государственного языка (ответ «ино­гда» зафиксировали 10 % опрошенных).

Определена зависимость между активным использованием казахского языка и возрастом гос­служащих: чем старше респондент, тем выше процент активного употребления языка.

  1. Описаны предпочтения респондентов в выборе языка образования и воспитания детей: среди госслужащих преобладает выбор казахского (41,4 % респондентов-казахов) и русского (66,6 % рес­пондентов-русских) в качестве языков образования и воспитания детей, а среди студентов — казах­ского (31,1 % респондентов-казахов); казахского, русского и английского (26 % респондентов-казахов и 25 % респондентов-русских).
  2. Установлена иерархия основных побудительных причин изучения государственного языка, определяющих мотивацию усвоения у студентов (А) и госслужащих (Б):

А) «считаю своим гражданским долгом» (97,8 % респондентов-казахов, 75 % респондентов-русских и 75 % респондентов других национальностей); «связываю свое будущее с Казахстаном» (64,4 % респондентов-казахов, 37,5 % респондентов-русских, 66,6 % респондентов других нацио­нальностей); «необходимо для служебной карьеры» (57,8 % респондентов-казахов, 50 % респонден­тов-русских и 66,6 % респондентов других национальностей);

Б) «считаю своим гражданским долгом» (96,5 % респондентов-казахов, 57 % респондентов-русских, 60 % респондентов других национальностей); «связываю свое будущее с Казахстаном» (24,1 % респондентов-казахов, 33,3 % респондентов-русских, 40 % респондентов других националь­ностей), «необходимо для служебной карьеры» (23,8 % респондентов-русских, 40 % респондентов других национальностей); «знание государственного языка престижно» (33,3 % респондентов-русских и 40 % респондентов других национальностей).

Выявлены конкретные практические цели, которых хотели бы достичь студенты и госслужа­щие, изучающие казахский язык:

а) уметь оформлять официально-деловые документы — 72,6 и 65 % соответственно;

б) спрашивать и сообщать информацию — 58 и 33,3 %;

в)  принимать участие в беседе — 56,4 и 38,3 %;

г)  понимать новости по телевидению и радио — 56,4 и 46,7 %;

д) понимать коллег по работе — 54,8 и 33,3 %;

е)  понимать официально-деловые выступления — 54 и 43,3 %;

ж)  читать книги и газеты — 53,2 и 36,7 %).

Определены трудности и проблемы объективного и субъективного характера, влияющие на усвоение казахского языка как второго у студентов (А) и госслужащих (Б):

А) респонденты-казахи: отсутствие языковой среды - 53,3 %; г) отсутствие качественных учеб­ников и методических пособий — 46,7 %; а) отсутствие времени — 28,9 %; в) отсутствие квалифици­рованных преподавателей — 22,2 %; ж) отсутствие информации о курсах — 15,5 %; з) незаинтересо­ванность со стороны руководства — 11,1 %; и) трудности, связанные с усвоением иной языковой

 

системы — 11,1 %; д) отсутствие желания — 6,7 %; е) отсутствие способностей — 6,7 %. Данные студентов-неказахов отличаются по степени важности проблем:

респонденты-русские:                           респонденты других национальностей:

а) 62,5;                                                        г) 55,5;

б) 37,5;                                                        а), и) 44,4;
д) 25;                                                           б) 22,2;

в) ; г); ж) 12,5 %;                                       в); з) 11,1 %;

Б) анализ проблем, влияющих на изучение казахского языка госслужащими, подтвердил, что для них одной из основных преград на пути к усвоению языка является отсутствие времени, на что указа­ли 65 % опрошенных, 16,7 % — отмечают отсутствие языковой среды и недостаточность качествен­ных учебников и учебных пособий. На отсутствие способностей указали 11,6 % опрошенных, на от­сутствие желания — лишь 3,3 %, причем последний ответ зафиксирован только среди лиц возрастной группы от 18 до 30 лет. Трудности, связанные с усвоением иной языковой системы как проблемы при изучении казахского языка, указали 33,3 % респондентов-неказахов.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что при изучении казахского языка студентами и госслужащими необходим дифференцированный подход, в зависимости от всех указанных выше мо­ментов. Анализ проведенного анкетирования подтверждает правомерность выдвинутых гипотез и может явиться основой для определения стратегий обучения с максимальным учетом всех факторов, влияющих на усвоение государственного языка гражданами, изучающими казахский язык как второй.

Анализ результатов анкетирования позволяет утверждать, что экстралингвистические факторы (языковая ситуация, сферы использования языков, их престижность и востребованность в обществе и др.) влияют на процесс усвоения второго языка, повышая или понижая его мотивацию: наличие язы­ковой среды в коммуникативно-значимых сферах стимулирует и активизирует речевую практику инофонов, тем самым создавая дополнительную мотивацию изучения неродного языка, в то время как отсутствие необходимости знать и использовать язык для полноценного общения в иноязычной среде отрицательно сказывается на процессе обучения второму языку.

Таким образом, формирование двуязычной личности тесно связано с особенностями языковой ситуации, языкового состояния в обществе, поэтому «при исследовании любого аспекта проблемы языковых контактов необходимо учитывать диалектику соотношения языка и речи, языка и мышле­ния, языка и общества» [7; 5]. Результаты исследования позволили определить, что взаимообуслов­ленность факторов, связанных с когнитивным, социолингвистическим, психолингвистическим и лин-гводидактическим аспектами билингвализации личности, при усвоении второго языка в формализо­ванных условиях (обучении второму языку) становится особенно актуальной и значимой. 

Список литературы

  1. Хасанов Б.Х. Русский язык в Казахстане: на платформе языкового суверенитета // Русский язык в социокультурном пространстве XXI в.: Материалы междунар. конф. — Алматы, 2001. — С. 222.
  2. Ахметжанова З.К. О языковой ситуации в Казахстане // Русский язык в социокультурном пространстве XXI в.: Мате­риалы междунар. конф. — Алматы, 2001. — С. 221.
  3. Сулейменова Э.Д., Смагулова Ж.С. Языковая ситуация и языковое планирование в Казахстане / Под общ. ред. Э.Д.Сулейменовой. — Алматы: Қазақ ун-ті, 2005. — 344 с.
  4. Хасанұлы Б. Аймақ тілдері мен мемлекеттік тіл қызметін арттырудың егемендік тұғырнамасы: эдіснама мен мониторинг мэселелері. — Қостанай, 2002. — 61-б.
  5. Сулейменова Э.Д. Казахский и русский языки: основы контрастивной лингвистики. — Алматы: Демеу, 1996. — 207 с.
  6. Сулейменова Э.Д., Шаймерденова Н.Ж., Смагулова Ж.С., Аканова ДХ. Словарь социолингвистических терминов. — 2-е изд. — Алматы: Қазақ ун-ті, 2007. — 330 с.
  7. Исаев М.К. Лингво-контрастивное исследование речевой деятельности в условиях искусственного двуязычия (экспериментально-фонетическое исследование на материале английского и казахского языков): Автореф. дис... д-ра филол. наук: 10.02.19. — М., 1992. — 50 с.
Фамилия автора: Агманова А.Е.
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Филология
Яндекс.Метрика