Опыт семантико-когнитивного моделирования концепта «синий»

Предлагаемое исследование осуществлено в русле семантико-когнитивного направления лин-гвокогнитологии, актуализирующего рассмотрение вопроса о соотношении семантики языка с кон-цептосферой народа, корреляции семантических и когнитивных процессов, изучение концептов через значения номинирующих их языковых единиц [1; 18].

Считается, что концепт в языке чаще всего представлен в слове. Слово может иметь статус име­ни концепта, т.е. языкового знака, в котором объективируется центральная точка концепта и который эксплицирует концептуальное знание. Любая номинация является ключом, открывающим для чело­века концепт как ментальную единицу, предоставляя возможность пользоваться концептом в мысли­тельной деятельности.

Совокупность концептов словарного запаса индивида, как и всего языка в целом, образует кон-цептосферу. Та часть концептосферы, которая получила выражение с помощью языковых знаков, со­вокупность значений, передаваемых знаками данного языка, составляют его семантическое про­странство. Анализ отдельных участков семантического пространства языка позволяет выявить значи­тельную часть содержания отраженных в них концептов, конкретизировать структуры знаний, нахо­дящихся в том или ином секторе концептосферы, получить представление о некоторых особенностях когнитивной деятельности человека [1; 62].

Данное исследование посвящено изучению семантики наименований, объективирующих кон­цепт «синий», с целью построения его словесной семантико-когнитивной модели. В работе реализо­вана методика семантико-когнитивного анализа, разработанная представителями теоретико-лингвистической школы Воронежского университета — З.Д.Поповой и И.А.Стерниным.

На первом этапе исследования, согласно избранной методике, было осуществлено построение номинативного поля рассматриваемого концепта, которое представляет собой совокупность языко­вых средств, вербализующих концепт «синий» и его отдельные признаки. «Чтобы восстановить структуру концепта, надо исследовать весь языковой корпус, в котором репрезентирован концепт (лексические единицы, фразеологию, паремиологический фонд), включая систему устойчивых срав­нений, запечатлевших образы-эталоны, свойственные определенному языку» [2; 9].

В качестве языковых средств, обеспечивающих лингвокогнитивное описание концепта, в данной работе признаны: ключевое слово, объективирующее цветовой концепт и рассматриваемое в качестве имени номинативного поля; системные синонимы номинации-репрезентанта; однокоренные слова, словообразовательно связанные с основными лексическими средствами вербализации концепта; фра­зеологические единицы (фразеосочетания, пословицы, поговорки и афоризмы), включающие имя концепта; устойчивые сравнения с ключевым словом; представленные в лексикографических описа­ниях контекстные употребления — свободные словосочетания, которые номинируют те или иные признаки, характеризующие исследуемый концепт.

Синонимические ряды извлечены из «Словаря русских синонимов и сходных по смыслу выра­жений» Н. Абрамова. Выборка устойчивых сочетаний произведена из «Толкового словаря живого великорусского языка» В.Даля, «Словаря русских пословиц и поговорок» В.П.Жукова, сборника «Рус­ские пословицы и поговорки» (под ред. В.П.Аникина).

Основной задачей описания значений единиц сформированного номинативного поля выступило представление их в виде набора отдельных семантических компонентов, образующих семантическое пространство исследуемого концепта и, следовательно, отражающих его когнитивные признаки.

Анализ лексикографической дефиниции слова-репрезентанта продемонстрировал следующую составляющую семантического пространства концепта «синий»: «имеющий окраску одного из ос­новных цветов спектра — среднего между фиолетовым и зеленым». Ключевым словом может назы­ваться «кожа, приобретшая оттенок этого цвета» (синее от холода лицо, руки, губы и т.д.), «безгра­ничное пространство» (синяя даль).

Производные наименования синева и синь обозначают «участок поверхности или пространство соответствующего цвета» (синева под глазами, бледный до синевы, кубовая синь и т.д.), номинация синька — «красящее вещество» (синька для белья). Слово синеглазый именует «человека с синими глазами» (оттенок кожи лица вследствие злоупотребления алкоголем». Об ассоциативной связи синего цвета с представлениями синеглазая красавица), а синяк — «человека, приобретшего синий об алкоголизме в языковом сознании носителей русского языка свидетельствует фразеологический оборот допиться до синей воды.

В числе дериватов присутствуют глаголы с общим значением «проявление признака»: синеть — «становиться синим; виднеться» (синий от холода, во ржи синеют васильки) и синить — «делать синим, красить в синий цвет» (синить белье).

Системные синонимы ключевой номинации, вошедшие в ядерную зону номинативного поля концепта «синий» (васильковый, индиговый, ультрамариновый, сапфировый, лазуревый, радужно-синий, бирюзовый, небесно-синий), соотносятся с тем или иным соответствующим по цветовому от­тенку объектом действительности. Это цвет воды, неба, радуги, некоторых растений, камней, окраска оперенья птиц и т.д.

Приведенные факты свидетельствуют о вещественности, предметности языкового понятия «цвет». Ведущий принцип номинации оттенков цвета в русском языке основан на связи «предмет> название предмета> имя цвета» [3; 6]. У большинства цветообозначений семантика сформировалась именно на относительной основе, при этом в толковании лексики цвета, как правило, имеется указа­ние на предмет-эталон, который лежал в основе зарождения цветового значения.

Некоторые составляющие семантического пространства исследуемого концепта выявлены путем анализа фразеологических единиц. Так, семы «сухой», «надменный», «холодный», «высокомерный», «обезличивающий», «унифицирующий индивидуальность», «невыразительный», «лишенный привле­кательности» входят в семантическую структуру выражений синий чулок, синий мундир, стрельцы-удальцы в синих мундирах и др.

В некоторых фразеологизмах объективируются такие признаки концепта синий, как «красивый», «богатый», «свидетельствующий о материальном благополучии»: хоть дурен лицом, да в синем каф­тане; у меня хоть кафтан сер, да я за пазухой смел, а у тебя хоть кафтан синь, да люди говорят: его скинь; синь колпак, а сам дурак; у синего армяка казна толста; синя пороху во рту не было и др.

Синий цвет в языковом сознании носителей русского языка связан также со смертью: уж поси­нел (т.е. умер), синий как покойник.

Сравнительно небольшое количество единиц рассматриваемого номинативного поля и особен­ности выявленных семантических признаков объясняются спецификой русской бытовой культуры, в которой синий цвет занимал особое место. Этот цвет у русских наделялся магическими свойствами. Прежде всего, он был связан с водой, которая издревле считалась местом, где таятся злые, враждеб­ные человеку силы. Вода осознавалась как стихия, связанная со смертью и загробным миром. От со­зерцания водной глади возникает чувство рассеянности, растворенности в окружающем мире, ощу­щение полной потери индивидуальности. В русской культуре люди с синими глазами воспринима­лись как обладающие большой магической силой. Черт в русском языке табуистически обозначался словом синец [4; 43].

Полученные семантические данные на следующем этапе работы были подвергнуты когнитивной интерпретации, которая представляет собой «мысленное обобщение на более высоком уровне абст­ракции результатов описания значений языковых единиц, номинирующих концепт, для выявления и словесного формулирования когнитивных признаков, репрезентируемых теми или иными значения­ ми или семантическими компонентами этих языковых единиц, с целью итогового моделирования со­держания концепта» [1; 200].

Когнитивная интерпретация результатов семантического описания единиц номинативного поля, по мнению З.Д.Поповой и И.А.Стернина, является важнейшей процедурой семантико-когнитивного исследования, так как именно на этом этапе с опорой на языковые данные формулируются когнитив­ные признаки, отражающие результаты категоризации того или иного явления объективной действи­тельности.

Семантические компоненты, выделенные в результате анализа номинаций концепта «синий», интерпретировались как его когнитивные дифференциальные признаки, т.е. признаки, осознанные человеком и отображенные в концептуальной структуре как отдельные компоненты содержания.

Затем совпадающие или близкие по содержанию элементы значения обобщались и сводились к когнитивному классификационному признаку, т.е. рассматривались как единый компонент содер­жания концепта, отражающий тот или иной аспект, параметр категоризации исследуемого цвета и объединяющий в его концептуальной структуре однородные дифференциальные когнитивные при­знаки.

Когнитивные признаки «цвет воды», «неба», «радуги», «растений», «камней» обобщены диффе­ренциальным признаком «объекты неживой природы, имеющие оттенок синего цвета», а признаки «цвет кожи», «глаз» и «окраска оперенья птиц» объединены формулировкой «объекты живой приро­ды данного цвета». Выделенные когнитивные признаки упорядочены в единую структуру классифи­кационным признаком «объекты природы соответствующего цвета». Когнитивные дифференциаль­ные признаки «одежда синего цвета» и «красящее вещество» конкретизируют классификационный признак «предметы данного цвета, созданные в процессе жизнедеятельности человека».

Классификатором «результат действия» обобщены значения «становиться синим» и «делать си­ним, красить в синий цвет», интегральным признаком «оказываемое воздействие» объединены такие когнитивные составляющие, как «обезличивающий» и «унифицирующий индивидуальность».

В структуре исследуемого концепта выявлен классификационный когнитивный признак «про­странственная характеристика», объединяющий дифференциальные признаки «участок поверхности синего цвета», «пространство соответствующего цвета» и «безграничность».

Когнитивные признаки «красивый», «сухой», «невыразительный» и «лишенный привлекатель­ности» составляют «эстетическую оценку» концепта «синий»; признаки «надменный», «холодный», «высокомерный» конкретизируют его «поведенческие особенности»; когнитивные компоненты «бо­гатый» и «символизирующий материальное благополучие» интерпретируются как «прагматические характеристики» исследуемого концепта.

Осуществленная когнитивная интерпретация позволила выявить когнитивные признаки, кото­рые формируют концепт «синий» как ментальную единицу.

Следующим этапом исследования выступила верификация полученных данных путем обраще­ния к носителям русского языка, так как выявленные рефлексивным методом компоненты семанти­ческого пространства, репрезентирующие когнитивные признаки концепта, нуждаются в проверке на соответствие современному состоянию языкового сознания.

Важность верификации семантических данных связана с тем, что необходимо определить, на ка­ком уровне существует в концептосфере тот или иной концепт — бытийном или рефлексивном. Кон­цепт может присутствовать в национальной концептосфере, но не использоваться народом в практиче­ском поведении. При верификации это обстоятельство наглядно проявляется — рефлексивные концеп­ты демонстрируют низкую согласованность ответов респондентов, низкую яркость большинства ког­нитивных признаков либо яркость преимущественно оценочных или ложных признаков [1; 195].

Верификация семантики языковых средств, вербализующих концепт «синий», осуществлена ме­тодом свободного ассоциативного эксперимента.

Ассоциативный эксперимент — способ изучения психологически реальных концептов и их при­знаков, основанный на выявлении вербальных ассоциаций респондентов. В ходе ассоциативного экс­перимента при восприятии слова-стимула в сознании носителя языка активизируется сложная, мно­гоуровневая структура, отражающая образное представление о предмете или явлении, прототип предмета, соответствующий сценарий и связи в ментальном лексиконе. Этот метод позволяет устано­вить связь между значением слова и его смысловым содержанием, которая возникает в процессе при­обретения человеком опыта в рамках данной культуры [5].

В проведенном экспериментальном исследовании приняли участие 100 русскоязычных инфор­мантов — 57 женщин и 43 мужчины. Средняя возрастная группа представлена респондентами в воз­расте 20-40 лет (79 человек), возраст старшей группы — 41-60 лет (19 человек). В числе опрошенных студенты и абитуриенты Карагандинского государственного университета, профессиональные спорт­смены, проходившие курсы повышения квалификации в СДЮШОР № 3 г. Сарани, медицинские ра­ботники поликлиник г. Сарани. Эксперимент осуществлялся в групповой форме, с участием 25 ин­формантов за один сеанс. Период проведения эксперимента — 2010 г.

В процессе эксперимента респондентам предлагалось ответить на номинацию-стимул (цвето-обозначение «синий») первыми пятью актуализировавшимися словами.

Ассоциаты, полученные в результате экспериментального исследования и ранжированные по числу информантов, которые их выделили, образуют ассоциативное поле концепта «синий» (500 ре­акций): море (73), небо (70), глаза (53), иней (19), холодный (19), паста (19), пакет (16), бездон­ность (13), вода (13), платок (13), алкоголик (13), кофта (13), джинсы (10), бумага (10), костюм (7), синька (7), краска (7), флаг (7), школьная форма (6), слива (6), надменный (5), охранник (5), убий­ца (5), космос (5), зима (5), соленый (5), спокойный (4), дельфин (4), халат (4), гематома (4), слан­цы (3), мяч (3), тетрадь (3), вечер (3), вены (3), сила (3), усталость (2), некрасивый (2), мрачный (2), красота (2), ракета (2), безликий (2), худой (2), стюардесса (2), сапфир (1), перчатки (1), власт­ный (1), обои (1), брезент (1), почтовый ящик (1), консервативный (1), птичка (1), автомобиль (1), звезда (1), туман (1), фартук (1), кафель (1), журнал (1), Снегурочка (1), полицейский (1), школь­ник (1), носки (1), парта (1), умиротворяет (1), обморожение (1), роскошный (1), интересный (1), пугающий (1), ужасный (1), шикарный (1).

Единицы ассоциативного поля были подвергнуты прямой когнитивной интерпретации. Полу­ченные вербальные реакции рассматривались как языковые репрезентации отдельных когнитивных признаков, образующих содержание концепта, и обобщались в классификационный признак на осно­ве близости семантического содержания.

Атрибуция некоторых ассоциатов вызвала необходимость дополнительной верификации связи стимула и реакции у информантов. Перед респондентами ставилась задача объяснить, на чем основан тот или иной ответ. Пояснений потребовали следующие реакции: убийца, охранник, стюардесса, Снегурочка, полицейский, школьник, сила, усталость, худой, надменный, властный, соленый.

Ответы опрошенных свидетельствуют о том, что слово убийца связано в языковом сознании со стимулом «синий» на основе предания о человеке по прозвищу «синяя борода»; реакции охранник, стюардесса, Снегурочка, полицейский, школьник имеют метонимическую основу — люди в форме синего цвета; лексема худой объясняет синеватый оттенок кожи людей с недостаточным весом, соле­ный — вкус морской воды, имеющей синий цвет; реакция усталость обусловлена появлением синих кругов под глазами вследствие упадка сил; ассоциаты надменный, властный, сила характеризуют пове­дение и качества людей в униформе — полицейских, сотрудников войск специального назначения и пр.

В результате когнитивной интерпретации слова-реакции море (73), небо (70), иней (19), во­да (13), слива (6), сапфир (1), звезда (1), туман (1) обобщены дифференциальным признаком «объек­ты неживой природы, имеющие оттенок синего цвета» (актуализировали 184 респондента), а ассо-циаты глаза (53), алкоголик (13), дельфин (4), вены (3), худой (2), птичка (1) объединены формули­ровкой «объекты живой природы данного цвета» (всего 76 реакций). Выделенные дифференциальные когнитивные признаки составляют классификационный признак «объекты природы соответствующе­го цвета» (260).

Когнитивные признаки паста (19), пакет (16), платок (13), кофта (13), джинсы (10), бума­га (10), костюм (7), синька (7), краска (7), флаг (7), школьная форма (6), халат (4), мяч (3), тетрадь (3), сланцы (3), ракета (2), перчатки (1), обои (1), брезент (1), почтовый ящик (1), носки (1), парта (1), фартук (1), кафель (1), журнал (1), автомобиль (1) конкретизируют классификационный признак «предметы синего цвета, созданные в процессе жизнедеятельности человека» (140 репрезентаций).

Когнитивный признак холодный (19) выражает «тактильные представления»; признаки бездон­ность (13), космос (5) объединены классификатором «пространственная характеристика» (18 реак­ций); признаки спокойный (4), мрачный (2), безликий (2), умиротворяет (1), консервативный (1), пу­гающий (1) — классификационным признаком «оказываемое воздействие» (11 репрезентаций); при­знаки охранник (5), стюардесса (2), Снегурочка (1), полицейский (1), школьник (1) — интегральным признаком «профессиональная принадлежность» (10 объективаций); когнитивные признаки красо­та (2), некрасивый (2), ужасный (1), шикарный (1), роскошный (1), интересный (1) обобщены клас­сификационным признаком «эстетическая оценка» (8 реакций); когнитивные признаки зима (5), вечер (3) — интегральным признаком «темпоральные характеристики: время года, время суток» (8 верба­лизаций); признаки надменный (5), властный (1) — классификационным признаком «особенности поведения» (6 реакций); признаки гематома (4), обморожение (1) — интегральным признаком «ре­зультат действия» (5 ассоциатов); признак соленый (5) объективирует «вкусовые характеристики»; признаки сила (3), усталость (2) репрезентируют «физические качества» (5 ответов). Ассоциат убий­ца (5), вербализующий представления о мифологическом персонаже, обозначен одноименным клас­сификатором.

В ряде случаев отнесение словесных реакций к тому или иному классификационному признаку не является безоговорочным в силу их семантического объема. Например, ассоциат гематома может выступить как репрезентацией когнитивного признака «результат действия» (появляется вследствие сильного удара), так и объективацией признака «пространство» («ограниченное тканями скопление крови») и др. Субъективный характер когнитивной интерпретации некоторых ассоциативных данных—   неизбежная погрешность процедуры смыслового обобщения [1; 268].

Когнитивный признак «символ богатства», выявленный в ходе анализа номинативного поля концепта «синий», не нашел подтверждения в эксперименте, следовательно, он коммуникативно не­релевантен, т.е. является несущественным для сознания народа на современном этапе. Данный при­знак отнесем к когнитивной периферии, оформляя в словесной модели концепта без индекса частот­ности.

Заключительным этапом предпринятого исследования явилось моделирование концепта «си­ний». На основе полученных ранее результатов когнитивной интерпретации содержание названного концепта представлено в виде определенной структуры.

В первую очередь, согласно принятой методике, рассмотрим макроструктуру концепта «синий», атрибутировав выявленные когнитивные признаки образному, информационному компонентам и ин­терпретационному полю и установив их соотношение в концептуальной структуре.

Образное содержание исследуемого концепта соединяет перцептивный образ, отражающий чув­ственные представления людей о синем цвете, и когнитивный образ, отражающий уподобление дан­ного цвета качествам людей, с ним соприкасающихся.

Перцептивный образ концепта «синий» включает в себя: «зрительный образ» (400 — 80 %) — море (73), небо (70), глаза (53), иней (19), вода (13), алкоголик (13), паста (19), пакет (16), пла­ток (13), кофта (13), джинсы (10), бумага (10), костюм (7), синька (7), краска (7), флаг (7), фор­ма (6), слива (6), халат (4), дельфин (4), вены (3), мяч (3), тетрадь (3), сланцы (3), ракета (2), худой (2), птичка (1), сапфир (1), звезда (1), туман (1), перчатки (1), обои (1), брезент (1), почтовый ящик (1), носки (1), парта (1), фартук (1), кафель (1), журнал (1), автомобиль (1), «тактильный образ» (19—   3,8 %) — холодный; «вкусовой образ» (5 — 1 %) — соленый.

Признак холодный, рассматриваемый как компонент «тактильного образа», может одновременно быть включен в «когнитивный образ» в силу полисемии номинации-репрезентанта.

В качестве «когнитивных образов» интерпретированы метонимические характеристики денотата исследуемого концепта: «поведенческие характеристики» (6 — 1,2 %) — надменный (5), власт­ный (1), «физические качества» (5 — 1 %) — сила (3), усталость (2).

Как видим, среди перцептивных образов преобладают зрительные. Языковой материал, который был получен в ходе проведенного экспериментального исследования, свидетельствует о наличии предметов-эталонов, названных частотными ассоциативными реакциями: море (73) и небо (70). Ука­занные образы следует рассматривать как факт концептосферы народа, как образы стандартизован­ные, обработанные и закрепленные национальным сознанием.

Яркость перцептивного (84,8 %) и когнитивного образов (2,2 %) не совпадает.

Информационное содержание исследуемого концепта образуется когнитивным признаком «имеющий окраску одного из основных цветов спектра — среднего между фиолетовым и зелёным, темно-голубой».

Интерпретационное поле цветового концепта включает в себя когнитивные компоненты, харак­теризующие отношение народа к синему цвету и различные выводные знания о признаках и функ­ционировании данного цветового явления.

В оценочную зону (1,6 %) интерпретационного поля концепта «синий» вошел когнитивный при­знак «эстетическая оценка» — синий цвет, с одной стороны, красивый (красота (2), шикарный (1), роскошный (1), интересный (1)), с другой — лишен привлекательности (некрасивый (2), ужас­ный (1)). Мифологическая зона (1 %) представлена «мифологическими персонажами» (убийца, т.е. синяя борода (5), синец). Энциклопедическая зона (8,2 %) включает признаки «профессиональная принадлежность» — работники в униформе синего цвета (охранник (5), стюардесса (2), Снегуроч­ка (1), полицейский (1), школьник (1)); «результат действия» — кожа человека может приобрести си­ний оттенок вследствие удара или переохлаждения (гематома (4), обморожение (1)); «характеристи­ка пространства» — необозримые пространства представляются в синем цвете (бездонность (13), космос (5), синяя даль); «темпоральные характеристики» — в определенное время года (зима (5)) и время суток (вечер (3)) окружающие предметы видятся синими. В утилитарную зону (2,2 %) вошли «прагматические характеристики» исследуемого концепта — синий цвет, с одной стороны, оказывает благоприятное воздействие на человека (спокойный (4), умиротворяет (1)), с другой — отрицательно влияет на людей (пугающий (1), мрачный (2)), унифицирует индивидуальность (безликий (2), консер­вативный (1), синий чулок). В социально-культурную зону вошло представление о синем цвете как «символе материального благополучия» (у синего армяка казна толста).

Анализ показал, что интерпретационное поле исследуемого концепта содержит противоречивые характеристики: синий цвет концептуализируется как красивый и некрасивый, успокаивающий и пу­гающий и т.д., что связано с субъективно-личностным восприятием явлений окружающего мира.

Теперь представим категориальную структуру концепта «синий» в виде иерархии когнитивных классификационных признаков, образуемой в соответствии с их актуальностью для концептуализа­ции: «объекты природы (живой и неживой), имеющие соответствующий цвет» (260 — 52 %); «пред­меты синего цвета, созданные в процессе жизнедеятельности человека» (140 — 28 %); «тактильные характеристики» (19 — 3,8 %); «пространственные характеристики» (18 — 3,6 %); «оказываемое воз­действие» (11 — 2,2 %); «профессиональная принадлежность» (10 — 2 %); «эстетическая оценка» (8 — 1,6 %); «темпоральные характеристики» (8 — 1,6 %); «особенности поведения» (6 — 1,2 %); «результат действия» (5 — 1 %); «мифологические характеристики» (5 — 1 %), «физические качест­ва» (5 — 1 %); «вкусовой образ» (5 — 1 %), «символ материального благополучия».

Итогом моделирования концепта «синий» явилось словесное представление его содержания и организации в виде полевой структуры. Выявленные дифференциальные когнитивные признаки от­несены к ядру, ближней, дальней и крайней периферии концепта в соответствии с критерием яркости.

В ядерную зону концепта «синий» вошли компоненты море (73), небо (70), глаза (53). Ближнюю периферию образовали когнитивные признаки иней (19), холодный (19), паста (19), пакет (16), без­донность (13), вода (13), платок (13), алкоголик (13), кофта (13). К дальней периферии отнесены джинсы (10), бумага (10), костюм (7), синька (7), краска (7), флаг (7), школьная форма (6), слива (6), надменный (5), охранник (5), убийца (5), космос (5), зима (5), соленый (5), спокойный (4), дельфин (4), халат (4), гематома (4), сланцы (3), мяч (3), тетрадь (3), вечер (3), вены (3), сила (3), усталость (2), некрасивый (2), мрачный (2), красота (2), ракета (2), безликий (2), худой (2), стюардесса (2). Край­няя периферия представлена признаками сапфир (1), перчатки (1), властный (1), обои (1), бре­зент (1), почтовый ящик (1), консервативность (1), птичка (1), автомобиль (1), звезда (1), ту­ман (1), фартук (1), кафель (1), журнал (1), Снегурочка (1), полицейский (1), школьник (1), носки (1), парта (1), умиротворяет (1), обморожение (1), роскошный (1), интересный (1), пугающий (1), ужас­ный (1), шикарный (1).

Сформированная полевая структура демонстрирует, что ядерная зона концепта «синий» включа­ет образные компоненты. Ближняя и дальняя периферия исследуемого концепта представлена как компонентами образного содержания, так и элементами интерпретационного поля, как оценочными, так и рациональными характеристиками. Больших разрывов в яркости ближней и дальней периферии нет, что свидетельствует о когнитивной релевантности данного концепта.

Таким образом, полученная гипотетическая модель концепта «синий» свидетельствует, что его когнитивная структура содержит информацию о собственно цветовом признаке, имеет объемный об­разный компонент и разнообразные интерпретационные признаки. Результаты исследования позво­ляют констатировать комплексное, всестороннее отражение исследуемого концепта мышлением но­сителей русского языка.

Представленное словесное описание концепта «синий» выступает в качестве опытной исследо­вательской модели и является лишь некоторым приближением к цветовому концепту как ментальной единице. 

 

Список литературы

1   Попова З.Д., Стернин И.А. Когнитивная лингвистика. — М.: АСТ: Восток-Запад, 2010. — 314 с.

2    Попова З.Д., Стернин И.А. и др. Введение в когнитивную лингвистику: Учеб. пособие. — Кемерово: ИПК «Графика», 2004. — 210 с.

3    Садыкова И.В. Обозначение красного цвета в русском языке в историко-этимологическом аспекте: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Томск: Том. гос. ун-т, 2006. — 21 с. 

4    Василевич А.П., Кузнецова С.Н., Мищенко С.С. Цвет и названия цвета в русском языке. — М.: КомКнига, 2007. — 216 с.

5    Горошко Е.И. Интегративная модель свободного ассоциативного эксперимента. — М.-Харьков: Ра-Каравелла, 2001. —320 с.

Фамилия автора: Е.М.Антонова , А.Н.Галяутдинова
Год: 2012
Город: Караганда
Категория: Филология
Яндекс.Метрика