Алтайский регион как эталонная биосферно-культурная территория Евразии

Алтай (или «Большой Алтай», как его часто называют) является эталонным регионом Евразии, ибо символически представляет собой все внутриконтинентальное пространство Старого Света, взятое в миниатюре. На современном научном языке правомерно сказать, что Алтай - это фрактальное подобие Евразии, где отдельная часть обладает всеми свойствами, которые присущи системе в целом. Отсюда естественно предположить, что и общие закономерности развития евразийского пространства должны в той или иной форме проявляться на территории Большого Алтая и, соответственно, учитываться в деятельности как органов государственной власти, так и простых его жителей.

Прежде всего подчеркну известный факт: «флагоподобное» широтное расположение ландшафтно-климатических зон Евразии (тундра - лес - степь - пустыня) характерно и для Алтайского региона, где на весьма ограниченном участке земной поверхности присутствуют все эти зоны, но только развернутые в вертикальном направлении, учитывая горный рельеф Алтая. Ландшафтное разнообразие во многом определяет исключительное биологическое разнообразие региона, имеющее всемирную ценность, а также возможность комплексного и устойчивого ведения здесь хозяйственной деятельности. Так, Алтайский регион с его горами и ледниками, старовозрастными лесами и элитными черноземами, чистыми озерами и реками играет важнейшую роль в стабилизации климата и обеспечении устойчивой хозяйственной деятельности миллионов людей на огромных пространствах Южной Сибири и Центральной Азии. Эти стабилизирующие функции во многом связаны с сохраненным потенциалом биоразнообразия и ареалами девственной природы. В сущности, Алтай - это огромная естественная фабрика по воспроизводству жизни на нашей планете. Такие функции территорий начинают все больше цениться мировым сообществом, учитывая новую глобальную проблему изменения климата и нарастание процессов опустынивания по всему земному шару.

Землетрясение в Японии, спровоцировавшее гигантское цунами и катастрофу на атомной станции в Фукусиме, резко повысило также значимость внутренних континентальных районов Земли с устойчивыми ландшафтами и продуктивной биотой. Особую значимость приобретает также пространственная протяженность территории, позволяющая странам сгладить ущербы от локальных катастрофических процессов за счет сохранения стабильности других участков земной поверхности. В этом плане совместное сбережение континентально протяженного Алтая -это совместный вклад в нашу общую биосферную стабильность и устойчивое социально-экономическое будущее.

Однако уникальное биосферное разнообразие и геоэкономическая стабильность Алтая соседствует с суровостью климата, а континентальность и удаленность от морей увеличивают издержки производства. В свое время классики евразийства, отталкиваясь от эконом-географического наследия Д.И. Менделеева, установили важную закономерность ведения эффективной хозяйственной деятельности на территории Евразии: в сложных ландшафтно-климатических условиях мощный хозяйственный потенциал одной ее территории в той или иной сфере должен использоваться во благо соседних территорий, а собственные дефициты и потребности, в свою очередь, компенсироваться за счет потенциала соседних хозяйствующих субъектов. Иными словами, доминирующим экономическим фактором в хозяйственных взаимоотношениях между субъектами евразийского сотрудничества должна быть кооперация и взаимная поддержка, а не конкуренция и получение односторонних преимуществ. Не только скупой, но и эгоист платит дважды.

Соответственно, создание таможенного союза между Казахстаном, Россией и Белоруссией - это не только очень важный шаг к взаимоподополнительности экономик евразийских государств, но и путь к формированию единого континентального рынка, о необходимости которого говорил выдающийся евразийский мыслитель П.Н. Савицкий1. Без приоритета континентальных стран в торговле друг с другом, считал он, им будет крайне сложно по одиночке экономически (да и политически!) противостоять «океаническим» (западным) государствам, которые имеют целый ряд объективных конкурентных преимуществ: дешевизна морских перевозок по сравнению с континентальными, компактность территорий, мягкий климат, контроль над финансовыми потоками и стратегическими экономическими решениями в мире. Нетрудно заметить, что это требование преимущественной евразийской экономической интеграции, повышающей и нашу общую, и индивидуальную конкурентоспособность, - совершенно естественно преломляется и конкретизируется на уровне трансграничного сотрудничества в нашем Алтайском регионе, где имеется тенденция и к территориально-производственной кооперации, и к созданию алтайского сегмента единого континентального рынка. Естественно, здесь особенно важно проведение принципа взаимного учета интересов и добровольности участия в интеграционных процессах.

Но Алтай - это не только репрезентативная ландшафтная и хозяйственная территория Евразии, но и мощнейший евразийский этнический котел, в горниле которого выплавлялись и творчески взаимодействовали друг с другом ключевые этносы евразийского континента. Так, с Алтаем в той или иной форме связан этногенез тюрков и угро-финнов, славян и монголов, палеоазиатских народов Севера и корейцев. На Алтае сегодня ищут свою историческую прародину венгры и японцы, турки и даже тайцы. Через Алтай двигались с Запада на Восток предки индоевропейских племен и русские первопроходцы; с Востока на Запад - гуннские, тюркские и монгольские племена; с севера на юг -предки нынешних корейцев; с юга на север - предки современных хантов и мансов, якутов и, как все больше подтверждается, североамериканских индейцев.

Материальными свидетельствами эталонного этнического характера Алтая, лежащего на скрещении древних религиозных, политических и торговых путей Евразии, служат находки в курганах Укока и Береля (скифо-сакская культура) - древнейшие образцы китайского шелка и шелка дикого индийского шелкопряда, греческие монеты и классические персидские ворсовые ковры, аналогов которым в мире больше нигде не найдено. Антропологический же тип людей, обнаруженных в скифо-сакских могилах, как нельзя лучше символизирует идею органического срастания разных этносов и разных культур на Алтае, ибо в них встречаются и типично индоевропейские, и типично азиатские типажи, а также промежуточные антропологические типы, что позволяет разным современным этносам (алтайцам, казахам, тувинцам, русским и тем же корейцам) видеть в них своих отдаленных предков.

В 18-20-м веках по своей и, увы, не по своей воле на Алтай пришли и достаточно органично в нем укоренились такие некоренные народы, как поляки и украинцы, немцы и татары, эстонцы и мордва. Многообразие ландшафтов того же Алтайского края позволило разным этносам выбрать привычную для них хозяйственно-экологическую нишу, тем самым подтверждая справедливость общеевразийского принципа расселения этносов, сформулированного Л.Н. Гумилевым. Он гласит, что многообразие ландшафтов Евразии дает право каждому народу на определенный образ жизни2. Так, русские крестьяне-переселенцы, приходя на территорию нашего Алтайского края, выбирали привычные для себя речные долины, украинцы - степные водоразделы; мордва - таежные территории. При всех сложных и трагических зигзагах совместной истории алтайских народов здесь не исчез ни один автохтонный и пришлый этнос.

Если же внимательно присмотреться к этнической структуре всех регионов Большого Алтая, то можно сделать совершенно четкий вывод: он является сегодня мирным собором различных народов, разительно контрастирующим с другими полиэтническими горными регионами Земли, раздираемыми конфликтами. Этническая вражда разъедает сегодня Балканы и Кавказ, Гиндукуш и Памир, Тибет и Гималаи. На этом фоне при всех очень непростых этнических процессах, происходящих в нашем регионе, Алтай пока остается местом этнической стабильности и центром притяжения многих других народов Евразии и даже Америки, едущих сюда в поисках своих исторических и духовных корней.

Что касается конфессиональной ситуации на Алтае в прошлом и настоящем, то и она не имеет аналогов в мире. Он и здесь - эталонен. На весьма ограниченном пространстве земной поверхности уже в течение нескольких столетий мирно сосуществуют все ключевые религии Евразии: буддизм, ислам, христианство, даосизм, а также тенгрианство и шаманские культы. И, думается, одним из главных объектов благоговения и религиозного поклонения во все исторические времена был сам Большой Алтай - Каан-Алтай по выражению алтайцев - с такими природными святынями, как гора Белуха, реки Катунь и Иртыш, Берельская и Усть-Уймонская долины. Совместная защита своих культурных и природных святынь от технократического варварства и хищнической капиталистической   эксплуатации   -   важная   линия консолидации евразийских народов, где, конечно, особую роль призваны сыграть высокие технологии в области нетрадиционной энергетики, сельского хозяйства, рачительного использования водных, минеральных и возобновляемых природных ресурсов.

Таким образом, Алтай и с точки зрения своего уникального пограничного положения между четырьмя крупнейшими государствами Евразии, ее ключевыми этносами и религиями - есть вся Евразия в миниатюре. Те же русские, приходя на Алтай, не только активно вступали в межэтнические браки, но и осваивали новые хозяйственные навыки, например, мараловодство и сезонное отгонное скотоводство. Старообрядцы активно использовали в своем народном творчестве элементы казахского и алтайского орнаментов, крестили детей в Катуни и поклонялись, как и коренные жители, Святой горе Белухе. Алтайцы и казахи, в свою очередь, от русских получили свою письменность, усвоили навыки домостроительства и многих ремесел. Иными словами, через приграничье различные страны и народы должны не столько друг от друга отмежевываться, сколько друг в друга взаимно прорастать, вовсе не утрачивая при этом свою религиозную или этническую идентичность, а лишь по-новому огранивая кристалл собственной культуры. Алтай в этом смысле - уникальное место взаимной огранки национальных культур. Именно на границе, находясь отнюдь не только в военном, но и в хозяйственно-бытовом, и в культурном, и в личностном взаимодействии с представителями других народов, было особенно важно проявлять этническую и религиозную терпимость, открытость, любознательность, духовную подвижность и навыки межкультурной коммуникации. Здесь мы сталкиваемся с примерами подлинного синтеза культур. Так, крупный исследователь Южной Сибири Н.М. Ядринцев в работе «Раскольничьи общины на границе Китая» пишет: «Не менее русские подверглись инородческому влиянию, например, в Западной Сибири, на границе киргизской степи, где казаки мало того, что перешли местами к скотоводству, но заимствуют у киргизов одежду, обычаи и язык. Нравы эти проникают даже в среду офицерского сословия. Иногда офицеры являются в города совершенно окиргизившиеся. Крестьянство на Бухтарме и южной границе Сибири также усваивает азиатскую одежду»3.

Понятно, что эти традиции обмена и взаимообогащения культур не должны остаться только фактами истории. Они должны активно прирастать в настоящем. Особый вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между алтайскими народами призвана внести молодежь. Она и более динамична, и более открыта инновациям, и лишена многих предрассудков старшего поколения. С другой стороны, ей придется вернуться   ко   многим   ценным   накоплениям   прошлого.   Без этого продуктивного совмещения традиции и новации, пафоса сохранения прошлого и устремленности в будущее вряд ли стоит ожидать нового -свободного и равноправного - объединения народов Евразии.

Это евразийское объединение народов не направлено на конфронтацию с другими странами и регионами Земли, в чем часто и несправедливо упрекают евразийство, а призвано стать ядром какого-то нового общемирового объединения, переступающего узкие границы культурно-географических миров, наций, религий и, конечно, экономического эгоизма и идейных предрассудков.

И одним из самых наглядных и прекрасных природных символов этого будущего единения племен и культур является, без сомнения, священный горный массив Табын-Богдо-Ола (или Таван-Богд - «пять священных вершин»), расположенный на самой границе четырех великих государств Евразии - Монголии, Казахстана, Китая и России. Сберечь его и окружающие природные святыни - те же плоскогорье Укок, гору Белуху, озера Маркаколь и Канас, реки Ховд, Бухтарма и Катунь для наших потомков - это насущнейшая задача ныне живущего поколения людей. Эти места священны и для алтайцев, и для казахов, и для монголов, и для русских, и для китайцев. Именно в этом направлении планируется расширять номинацию ЮНЕСКО «Золотые горы Алтая», созданную в 1998 году. Объединение вокруг общих святынь ради их почитания и защиты - самое прочное и жизненное единение людей, преодолевающее ложные земные границы и межи.

Фамилия автора: Иванов А.В.
Год: 2011
Категория: География
Яндекс.Метрика