Философские трактаты Аль-Фараби

По тематике философские исследования Фараби охватывают почти все отрасли средневековой науки. В совокупности их можно назвать энциклопедией знаний того времени. Как показывает содер­жание отдельных трактатов, Фараби больше всего интересовался теоретической стороной различных наук, их философским смыслом. Рассматривая даже отдельные конкретные науки той или иной науч­ной дисциплины, он подходил к ним не как эмпирик, а как теоретик, философ.

Достижения греческой естественно-научной мысли и общественно-философских идей в услови­ях господства религиозной ортодоксии явились важным источником просвещения и распространения светских знаний. Прогрессивные люди средневековья хорошо понимали значение греческой мудрос­ти для освобождения от тисков религиозной догматики, для свободы мышления и поэтому уделяли большое внимание пропаганде её достижений и использованию их в целях разработки и развития пе­редовых идей. В этом чрезвычайно важном деле виднейшую роль сыграл Фараби.

Свою деятельность по пропаганде греческой философской мысли Фараби осуществлял двумя способами: во-первых писал комментарии к крупным сочинениям древнегреческих мыслителей и естествоиспытателей, стремясь сделать их доступными и понятными читателям, объясняя трудные места, зачастую излагая их своими словами; во вторых, посвятил специальные работы анализу и рас­крытию общего содержания и направления отдельных важных сочинений греческих мыслителей. Те сочинения, к которым философ предпослал свои комментарии, весьма ярко характеризуют его науч­ные интересы.

Фараби написал комментарии почти ко всем сочинениям Аристотеля: «Первая аналитика», «Вторая аналитика», «Об истолковании», «Топика», «Категории» — по логике; к таким естественно­научным трудам, как «Этика», «Риторика», «Поэтика», «Метафизика», «Софистика» и др. Помимо этого, он предпослал комментарии к «Алмагесту» Птолемея, «О душе» Александра Афродезийского, к отдельным главам «Геометрии» Евклида, «Изагоге» Порфирия и др.

В описываемый период были известны три вида комментариев:

а)  большой комментарий, где по каждым главам и разделам комментируемого произведения отдельно приводятся цитаты — высказывания автора, а затем даётся объяснение к ним.

б)  средний комментарий, где цитируются только первые слова текста каждого параграфа комментируемого сочинения, а остальные — объясняются.

в)  малый комментарий — парафраза или анализ комментируемого произведения, где комментатор говорит от своего собственного имени. Он излагает учение комментируемого философа, прибавляя что-либо или опуская, приводя из других трактатов то, что может пополнить данную мысль, уста­навливая порядок по своему выбору.

Парафразы отражают не только тематику и общее содержание рассматриваемого сочинения, но и мысли, воззрения, идеи самого автора, избравшего данное сочинение. Очевидно, парафразы пресле­довали две цели: во-первых, просветительную — ознакомить читателей с произведениями древнегре­ческой естественно-научной и философской мысли; во вторых, они служили лучшим средством для выражения прогрессивных идей самого комментатора.

Парафразы Фараби к произведениям Аристотеля не только способствовали широкому распро­странению идей великого Стагирита, но и в пределах тематики его произведений давали богатый ма­териал для изучения общественно-философских воззрений самого Абу-Насра. Эти парафразы отра­жают как отношение Фараби к Аристотелю, так и его отношение к различным философским пробле­мам.

Составление комментариев к произведениям греческих философов и написание различных сочи­нений о них — это лишь первый этап научной деятельности Фараби, отражавший определённую ста­дию развития его философских интересов. Большая часть трудов Фараби — это оригинальные как по тематике, так и по содержанию сочинения, результат самостоятельного исследования по актуальным проблемам средневековой социально-культурной мысли. Появление их, на наш взгляд, связано со вторым этапом его деятельности, с периодом его научной зрелости, расцвета творческой самосто­ятельности и исследовательских способностей.

По содержанию произведения Абу-Насра Фараби можно разделить на следующие группы:

  • -    трактаты по общефилософским проблемам, т.е. посвященные общим свойствам, законам и раз­личным категориям;
  • -    трактаты, посвященные философским аспектам познавательной деятельности человека, т.е. о формах, ступенях и способах познания;
  • -   трактаты о началах, предмете, содержании и тематике философии и различных конкретных на­- трактаты, посвященные изучению количественных, пространственных и объёмных отношений материи, т. е. арифметика, геометрия, астрономия, музыка;
  • -    трактаты, рассматривающие различные свойства материи и её виды, свойства неорганической природы, животных и человеческого организма, т.е. работы по естественным наукам: физике, химии, оптике, медицине, биологии и др;
  • -    трактаты по лингвистике, поэтике, риторике, каллиграфии;
  • -    трактаты, посвященные общественно-политической жизни, особенностям социального строя, вопросам государственного управления, нравственности и её категориям, проблемам воспита­ния, т. е. работы по государствоведению, политике, этике, педагогике, и др.

Не имея возможности перечислить названия всех работ, написанных философом, и их освеще­ние, следует раскрыть основные положения его философских взглядов.

Научные взгляды аль-Фараби охватывают почти все философские проблемы средневековья: уче­ние о бытии, вопросы материи и её развития, свойства неорганического и органического мира, соот­ношение физического и психического, проблемы познавательной деятельности человека, формы и ступени познания; учение о логическом мышлении, связи мысли и речи, вопрос о разуме и его роли в общественной деятельности человека и т.п. Вопросы бытия, его структуры и категорий особенно по­дробно излагаются им в трактатах «Существа вопросов», «Трактат о различиях», «О началах суще­ствования акциденции и тел».

Согласно Фараби, бытие состоит из шести ступеней, которые одновременно являются основами всего существующего и связаны друг с другом отношениями причины и следствия. Первая ступень — первопричина (ас-сабаб-ал-аввал), вторая ступеньвторая причина (ас-сабаб-ас-сони), третья ступень — третья причина, деятельный разум (ал акл ал-фаол), четвёртая ступеньчетвёртая при­чина, душа (ан нафс), пятая ступень — форма (ас-сурат), шестая ступень — материя (ал-модда).

Всё, что существует, и всё, что нам известно в этом мире, исходит из этих шести основ (начал), причём всё существующее, в том числе и эти начала, по своему характеру, принципам и возможнос­тям разделяются на два вида. К первому принадлежат вещи, из сущности которых не вытекает с необ­ходимостью их существование. Вещи этого вида называются «возможно сущими» (вужуди мумкин). К другому виду относятся вещи, из сущности которых всегда и необходимо вытекает их существова­ние. Вещи этого вида называются «необходимо сущими» (вужуди вожиб), т.е. существующими сами по себе.

Первопричина — это бог. Только ему присуща единственность, тогда как остальным пяти нача­лам — множественность. Второй причиной, образующейся из первой, является бытие небесных тел, которые по своей природе отличаются от тел земных. Третью ступень, или начало, составляет некий абстрактный космический разум, функция которого заключается в заботе о разумном животном и стремлении довести его до степени совершенства.

Четвёртая, пятая и шестая причины непосредственно связаны с реальными земными предмета­ми, с материальными вещами. В философской системе Фараби основное внимание уделяется рас­смотрению этих трёх последних ступеней бытия. Именно в изложении их раскрываются содержание и сущность естественно-научных и философских идей философа — всё то ценное и положительное, что им было достигнуто.

Фараби ограничивает власть бога путём отстранения его от вмешательства в природу. Это даёт мыслителю широкую возможность для рассмотрения изменений и развития природы по своим есте­ственным законам, для утверждения идей о господстве в природе причинно-следственных отноше­ний, утверждения свободы воли и возможности достижения счастья человеком в земной жизни.

Самое главное заключается в том, что в результате подобного рассмотрения Фараби делает мате­риалистический в своей основе вывод о вечности мира, природы и неисчезаемости материи. Он пи­шет: оно, «необходимо сущее» есть причина бытия всех вещей в том смысле, что оно наделяет их вечным существованием и вообще отрешает их от несуществования.

В своём учении о бытии Фараби находится под некоторым влиянием эманационной теории нео­платонизма, внешне и структурно воспроизведя учение о ступенях возникновения бытия. Но цель, преследуемая им, совершенно иная. Если для неоплатонизма материя является гранью затухания бо­жественного излучения, тьмой, мраком, исчезновением, смертью, то Фараби утверждает и раскрыва­ет богатство материи. Для него материя, природа есть носитель жизни, вечности, благодаря ей возни­кают науки. В пантеистической системе мыслителя, как и его последователей — Ибн Сины, Ибн Рушда и других, функции бога значительно ограничиваются, а права природы соответственно возрас­тают. Если у Платона — основателя неоплатонизма материя пассивна, инертна, то у Фараби она ак­тивна, сама создаёт свои формы. Материальным телам присущи закономерности изменения, движе­ния, обновления.

Фараби уделяет большое внимание взаимоотношениям и взаимосвязи формы и материи. Форма, в его представлении, — это единство фигуры, структуры и других количественных определений, а материя — это то, из чего состоят вещи, т. е. сущность, основание. В разделе «О материи и форме» из «Трактата о взглядах жителей добродетельного города» философ пишет, что всякая вещь, предмет состоит из двух начал — материи «хаюла» и формы «сурат». Форма существует благодаря материи, а материя является субстратом для форм. Формы не существуют сами по себе. Для своего существова­ния они нуждаются в субстрате. Их субстратом является материя1.

Одной из наиболее интересных сторон философской системы Фараби является его учение о по­знании, которому он уделяет внимание в работах: «Философские вопросы и ответы на них», «Сущ­ность мудрости», «Комментарии», «О началах существования форм и акциденций» и др. В этих тру­дах освещаются вопросы возникновения человеческого знания, его отношение к реальности, позна­ние объективной действительности, степень познаваемости мира, формы и виды познания. При рас­смотрении проблемы познания учёный исходит из естественно-научных достижений своей эпохи и использует свои знания в области медицины, физиологии, математики, астрономии, филологии и др. наук. Проблему познания он рассматривает как часть общей задачи выяснения сущности человека.

Проблема познания в философской системе Фараби вытекает из его общего учения о человеке и связана с рассмотрением человека как существа, отдалённого от природы, как субъекта по отноше­нию к природе — объекту. Во взаимоотношениях с окружающей природой человек выступает как познающий субъект, а природа — как объект познания. В вопросе о познаваемости природы философ утверждает, что человек все свои знания получает извне, в процессе познания окружающих его явле­ний. Для этого он наделён множеством средств и способностей: ощущениями, памятью, представле­нием и самое главное — разумом.

В своих философских работах, особенно в «Трактате о взглядах жителей добродетельного горо­да» и «Основы мудрости», Фараби выдвигает интересные положения о развитии и характерных осо­бенностях душевных сил «т.е. психики» человека. Он пишет, что у человека при его рождении возни­кает питательная сила, с помощью которой он питается. После этого у него появляется осязательная сила, посредством чего он ощущает тепло, холод и т.п. Потом возникает та сила, посредством кото­рой он ощущает запах, после этого появляется сила, посредством которой он ощущает цвет, свет и всё видимое. Вместе с возникновением чувствительных сил возникает у него и та сила, которая вле­чет его к тому, что он ощущает, или удаляет его от него и благодаря этому у него появляются симпа­тия или антипатия к ощущаемым вещам. После этого у него появляется другая сила, посредством ко­торой он сохраняет образы ощущаемых им вещей, после того, как эти вещи ушли из поля деятельнос­ти чувств. Это есть воображающая сила, и она выполняет функцию комбинирования воспринятых об­разов. Часть данных комбинаций бывает правдивой, часть — ложной. Эти вообразительные комбина­ции привлекают его, «человека», к тому, что он воображает. После этого у человека возникает разум­ная сила, посредством которой он мыслит разумно и абстрактно, отличает прекрасное от безобразно­го, приобретает знание, искусство и науку и увлекается тем, что он разумеет.

Это единство организма и централизованное управление обеспечивают взаимность между всеми душевными силами человека, в частности, между отражением посредством ощущений, т.е. чувствен­ным познанием, и познанием посредством говорящей силы, т.е. рациональным познанием. Душевные силы человека возникают как естественное свойство человеческого тела с момента его рождения. Они не существуют в готовом виде и не привносятся в человеческий организм извне2.

В связи с усилением рационализма в духовной жизни общества проблема разума в философии эпохи средневековья приобретает исключительно важное значение и подвергается всесторонней раз­работке. Эта проблема, в решении которой, с одной стороны, нашли своё отражение ценные идеи о характере человеческого познания, а с другой — сказалось значительное влияние мистики, выражала специфичный для прогрессивной средневековой философии вопрос о двойственности истины — фи­лософской и религиозной. Вопросы разработки теории разума освещаются в трудах Фараби «Граж­данская политика», «Существа вопросов», «О значении разума» («маани ал — акл»).

Мыслитель рассматривает проблему разума в двух аспектах: с точки зрения действия разумной силы как естественного свойства каждого человека и с точки зрения общего процесса углубления ра­зумного познания как свойства человека в целом. Определив разумную силу как естественное и не­отъемлемое свойство человека, философ разделяет её теоретическую (назарийя) и практическую (амалийя). При помощи теоретической разумной силы человек овладевает наукой. Практическая же разумная сила такая, при помощи которой человек изучает то, что он сам может совершить и при его власти. Практическая разумная сила в свою очередь делится на профессиональную и мыслительную. При помощи профессиональной силы человек овладевает искусствами и ремёслами, при помощи мыслительной — размышляет и рассуждает о том, что следует и чего не следует делать. Это деление относится к характеристике различных частей разумной силы в том виде, в каком она составляет естество человека. Но в то же время для оценки совершенствования разумного познания, углубления в сущность его Фараби отдельно рассматривает теоретический (или умозрительный) разум, не име­ющий формы и являющийся нематериальным.

Для того чтобы показать преимущество разума и научного метода познания перед религиозной догматикой, необходимо было прежде всего поднять их авторитет до уровня столь громадного в эпо­ху средневековья авторитета религии, божественной истины. Требовалось возвысить человеческий разум до уровня мирового, придав божественную окраску. И таким способом разум и научное позна­ние были поставлены рядом и даже возвышены над догматикой как религиозно-мистическим позна­нием бога, а наука, философия — над религией, теологией. Отсюда весьма популярный в средневеко­вой философии вопрос о двойственности истин — религиозной и философской, отражавшей процесс отделения философии от религии.

Учение Фараби о познании было направлено на возвеличивание роли науки, на отделение фило­софии от религии, оно служило делу изучения природы и способствовало развитию научных методов познания. Философ придаёт огромное значение разуму, возвышает его над слепой верой и догмати­кой; рационализм пронизывает все стороны философской системы. Философия, цель которой являет­ся достижение истины, постигается на основе высоких умственных способностей, которые подразу­мевают и обеспечиваются изучением логики. Весьма интересны в данном случае ход мыслей и аргу­ментации Фараби. Философия (говорю я) постигается только при хорошем здравомыслии, а хорошее здравомыслие достигается только при (такой) потенции ума, которая должна наличествовать у нас до этого времени. А потенция ума возникает тогда, когда у нас имеется такая способность, посредством которой мы об истине судим как о достоверной и убеждаемся в ней; посредством которой мы судим о ложном, что оно действительно ложно, и избегаем его, судим о ложном, подобно истине, и не заб­луждаемся относительно него и судим о том, что истинно само по себе, но сходно с ложным, и не заблуждаемся и не обманываем относительно этого. Искусство, посредством которого мы приобрета­ем эту способность, называется искусством логики3.

Проблема логики занимает одно из важных мест в философской системе Фараби. Логика, требу­ющая строгой последовательности и доказательности мысли, в глазах сторонников научного позна­ния являлась лучшим методом отыскания и обоснования истины и была противопоставлена религиоз­но-догматическому методу ортодоксального ислама.

Фараби одним из первых в средневековой арабоязычной философии последовательно разработал вопросы логики, благодаря чему он приобрёл широкую известность на средневековом Ближнем и Среднем Востоке не только как первый, но и как крупнейший учёный-логик. Современники почти­тельно именовали его «ал — муаллими ас — сони» — «вторым учителем», а также «мантикий» — «логичный».

Значительные достижения Фараби в области логики неоднократно отмечались исследователями его творчества. Так, автор XIII в. аль-Кифти указывал, что Фараби «комментировал книги по логике, объяснял неясное в них, выявлял их смысл, вскрывал скрытое. При этом он обращал внимание на то, что оставил неразрешенным аль-Кинди в искусстве анализа и обучения наукам»... Аль-Кифти подчёркивал, что Фараби написал ряд работ по логике и достиг в ней высшего совершенства.

В разработке логики учёный исходит из богатого античного наследия, особенно из логических сочинений Аристотеля, к которым предпослал подробные комментарии. Его комментарии к «Органо­ну» Аристотеля были широко известны на Востоке и в средневековой Европе. Популярность коммен­тариев Фараби объсняется тем, что он всесторонне и досконально знал все логические сочинения Аристотеля, прекрасно представлял общую схему его логических учений, последовательность изло­жения и значение всех их составных частей, сумел определить конкретное место и значимость каждо­го исследования этого великого мыслителя древности. Кроме того, он расширил и дополнил обшую логическую систему, круг знаний по логике, привлекая и другие труды Аристотеля.

Из числа работ философа, непосредственно посвященных вопросам логики, следует назвать «Введение в логику», «Вводный трактат в логику», «Изагога», изложение и комментарии ко всем шести книгам «Органона» Аристотеля. Ряд вопросов по логике излагается также в: «Ихсо ал — улум», О происхождении наук», «Философские вопросы и ответы на них». Изучая и комментируя ло­гические труды Аристотеля, Фараби использовал его творческое наследие в качестве исходного мо­мента. На основе его наследия он создал свою логическую систему, в отдельных случаях исправляя и дополняя Аристотеля, при необходимости и критикуя его.

В трактовке Фараби логика выступает как орудие познания вещей, средство достижения истины, как научный метод, необходимый для всех отраслей знания. «Искусство логики, — указывает Фараби в «Вводном трактате по логике», — когда оно применяется в тех или иных частях философии, суть инструмент, посредством которого добывают достоверное знание всего того, что охватывает теорети­ческое и практическое искусство». Нет более пути к подлиной достоверности в чём-либо, к знанию чего-либо без искусства логики.

Не менее ценным является высказывание Фараби о специфических особенностях логики и грам­матики. Трактовку им основных свойств и сущностей языковых выражений, речи и мышления под­тверждают положения современной науки и свидетельствуют о глубине его идей и научном подходе к изучаемым явлениям. Он указывает, что с логикой имеет общность грамматика, но в то же время различествует, ибо грамматика даёт правила для языковых выражений, присущих лишь языку данно­го народа, в то время как логика даёт правила для языковых выражений, общих для всех языков. Эта же мысль в более четкой форме выражена в «Ихсо ал — улум»: Грамматика каждого языка рассмат­ривает то, что характерно для языка данного народа и что в нём есть общего для данного языка и для другого языка, но не потому, что оно общее, а потому, что оно особо присуще именно их языку.

Логика Фараби является одной из наиболее разработанных частей его философской системы. Подобно Аристотелю в древнегреческой философии, он первым на средневековом «мусульманском» Востоке дал наиболее подробное и систематическое описание форм и принципов логического мыш­ления. Многие логические положения Фараби сохранили своё значение до настоящего времени, ибо вообще в области формальной логики, в области описания основных естественных принципов и форм мышления со времён Аристотеля произошло мало изменений.

 

Список литературы

  1. Аль-Фараби. Трактат о взглядах жителей добродеятельного города // Философские трактаты. - Алма-Ата, 1970. -С. 237.
  2. Там же. - С. 265.
  3. Аль-Фараби. Указание пути к счастью // Социально-этические трактаты. - Алма-Ата, 1973. - С. 35.36.
Фамилия автора: У.О.Макаш
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика