Международно-правовые аспекты становления казахстанско-китайской государственной границы

Из всех признаков государства (население, государственные символы, суверенная власть) важ­нейшим является территория. Прежде всего она служит средой обитания населения данного государ­ства, пространством, в котором население осуществляет свою производственную, биологическую де­ятельность в целях поддержания и продолжения жизни. В семитомном «Курсе международного пра­ва» отмечается, что «с древних времен различные компоненты территории использовались народами для получения тех или иных благ. Первоначально это касалось территорий, на которых расселялись народы и образовывались государства»1. По мере истощения благ на уже занятой территории и вслед­ствие роста численности населения начинались войны за захват, раздел и передел территорий. Из всей войн, которые были на земном шаре за несколько тысячелетий существования человечества, основная масса войн велась за территории. Постепенно в мире стали предприниматься попытки огра­ничения права государств на войну и создание целой системы международно-правовых норм, регули­рующих отношения государств по поводу территорий.

Самым реальным и простым способом урегулировать территориальные отношения и предотвра­тить разногласия в будущем стало установление границ сначала между обычными средами обитания группы индивидов, а затем и между образованными ими политическими организациями — государ­ствами. Как отмечает М.А.Сарсембаев: «Территория является достоянием коренного населения, из­древле проживающего в пределах данной географической среды. В ходе исторического развития че­ловеческого общества выработалось понятие вначале этнической, затем национальной территории, которую можно определить как часть земного пространства, населенного той или иной народностью, нацией, народом. Эта этническая, национальная группа людей на своей национальной территории об­разует государства, и эта территория становится государственной»2. Таким образом, создание госу­дарства и отделение его территории границами является закономерным следствием реализации права наций на самоопределение. Из десяти основополагающих принципов современного международного права первые четыре логически как бы вытекают следующий из предыдущего, и следующий является обязательным условием реализации предыдущего, а все десять в целом обеспечивают необходимые условия существования государства. Так, государство возникает в результате реализации принципа права наций на самоопределение; все вновь созданные государства и уже существующие являются суверенными и равными, независимо от величины территории и численности населения; для нор­мального существования государства его территория должна быть целостной, а границы — неприкос­новенными. Из десяти основных принципов международного права два связаны с территорией и гра­ницами.

Становление границ любого государства, как и становление самого государства, является очень длительным процессом. Как показывает практика почти всех стран мира, даже у государств, насчиты­вающих многовековую историю существования, и в наши дни остаются неурегулированными вопро­сы территориального разграничения. Времена великих географических открытий новых территорий прошли. В XXI в. открыты и поделены между государствами уже все пригодные для проживания че­ловека территории. В современных условиях государства стараются не совершать заметных террито­риальных изменений. Производятся только небольшие выравнивания или оптимизация границ.

Территория образованного в XV в. Казахского ханства, как и территория многих других госу­дарств того времени, имела, в основном, естественные границы, которые были, скорее, естественны­ми и труднопроходимыми преградами в виде лесов, рек, пустынь, болот, гор. Один из крупнейших сторонников теории естественного права Гуго Гроций писал в начале XVII в., что «для размежевания владений соседних государств нет ничего удобнее труднопреодолимых рубежей. Реже встречается, что границы государства устанавливаются с помощью искусственной линии разграничения»3. В позд­нее средневековье сформировалась теория естественных границ, сторонники которой утверждали, что государства должны отделяться друг от друга естественными природными преградами — горны­ми хребтами, пустынями, морями и др., и если у государства отсутствуют такие границы, оно вправе расширять свою территорию, вплоть до достижения таких преград. Таким образом, теория междуна­родного права в средние века обосновывала право государств на войну и территориальные завоева­ния. Теория естественных границ стала подвергаться критике в XIX в. и начале ХХ в., когда стали предприниматься первые попытки ограничить право государств на войну. В ХХ в. на смену есте­ственным границам приходят искусственные границы, прохождение которых закреплялось соглаше­ниями государств. Эти границы имеют четкое обозначение на местности в виде специальных знаков маркировки и различаются уже в местах прохождения естественных границ.

Помимо классификации границ на естественные и искусственные, можно выделить границы до­говорные и исторически сложившиеся. В отличие от договорных границ исторически сложившиеся границы в течение длительного времени разделяли территории соседних государств, соблюдались и признавались ими. Такое признание создает международно-правовой обычай относительно положе­ния данной границы и на этой основе делает ее юридически обязательной для сопредельных госу-дарств4. Если исторические границы, как правило, не оспаривались, то появление договорных границ стало результатом разрешения территориальных разногласий сопредельных государств, либо неяс­ностей относительно прохождения границы на местности.

Таким образом, формирование и закрепление государственных границ является длительным ис­торическим процессом, который находит свое окончательное выражение в международно-правовых документах в виде двусторонних договоров о территориальном разграничении. История государ­ственной границы Республики Казахстан не является исключением и прошла все упомянутые выше стадии. Территория современного Казахстана была заселена казахами с древнейших времен. Совре­менные исследователи единодушно отмечают большую важность территориального фактора в созда­нии и усилении государства. Например, одна из «сложностей в управлении Казахским ханством за­ключалась в том, что несколько ханов управляли своими подчиненными, которые проживали на раз­ных территориях, разделенных устоявшимися племенными границами»5. В первые десятилетия после откочевки XV в. государство было не сильно, так как не имело четко определенных территориальных границ и находилось в относительной зависимости от Моголистана. Но со временем этот недостаток превратился в фактор усиления Казахского ханства, так как борьба за объединение всех казахских племен и присоединение сырдарьинских городов сделали необходимым воссоединение территории для пастбищ, объединение кочевых племен под властью единого государства. После образования в XV в. Казахского ханства и формирования жузов роды Старшего жуза традиционно занимали терри­торию Семиречья, в частности бассейны рек Или и ее притоков, предгорья Джунгарского, Заилийско-го, Киргизского Алатау, Каратау, междуречья Чу и Таласа, районы верхнего и среднего течения Сыр-дарьи. Роды Среднего жуза традиционно занимали территорию Центрального, Северного и Восточ­ного Казахстана и отчасти Южного — по среднему течению Сырдарьи. Об этом свидетельствуют места кочевок: от Иргиза-Тургая-Тобола до Западного Алтая и от среднего течения Сырдарьи до юж­ных пределов Западно-Сибирской низменности. Роды Младшего жуза занимали территорию всего Западного Казахстана и Восточной оконечности Каспийского моря и низовьев Урала и Южной око­нечности Приаралья.

Одной из первоочередных задач по укреплению суверенитета Казахстана является юридическое оформление границ с сопредельными государствами, что является условием национальной безопас­ности и стабильности в международных отношениях. Казахстан, как самостоятельный субъект меж­дународного права, обладает суверенным правом на неприкосновенность своей территории, в преде­лах которой осуществляет юрисдикцию. Пределы этой территории определяет государственная гра­ница. На западе, северо-западе, севере Казахстан граничит с Россией, на юге и юго-западе — с Турк­менистаном, Узбекистаном, Кыргызстаном, на юго-востоке и востоке — с КНР. Общая протяжен­ность границ 13034 км; с Россией — 6032 км, Узбекистаном — 2163 км, Китаем — 1730 км, Кыргыз­станом — 1053 км, Туркменистаном — 345 км; морская граница — 1730 км7. Точную протяженность границ можно определить только после их демаркации.

Министр иностранных дел Казахстана К.Токаев отметил, что юридически оформленные и меж­дународно признанные границы — это важнейший атрибут любого государства. Если герб, флаг, гимн, столица, конституция и т. д. каждой страной определяются самостоятельно, то прохождение ли­нии государственной границы требует заключения соответствующих международных договоров. Юридически оформленная граница является важнейшей гарантией соблюдения двух принципов меж­дународного права: принципа нерушимости границы и принципа территориальной целостности госу-дарства8. Первый принцип включает в себя два существенных элемента: признание государствами юридически оформленных границ и отказ от любых территориальных притязаний. Принцип террито­риальной целостности закреплен в Уставе ООН 1945 г., а также в Декларации о принципах междуна­родного права 1970 г. и требует от государств уважать территориальную целостность друг друга и воздерживаться от любых действий, направленных против территориальной целостности и единства другого государства.

На процесс формирования государственной границы Казахстана большое влияние оказала исто­рия государства. За время существования казахской государственности, начиная с XV в., границы постепенно превращались из «естественных» в «искусственные» (договорные). Так, говоря о казах­ско-китайских отношениях по поводу оформления границ, следует отметить важность трех докумен­тов, которые закрепили положение государственной границы между Казахстаном и Китаем. К ним относятся русско-китайские договоры XIX в.:

-    Пекинский дополнительный договор от 2 ноября 1860 г. (определяет общее направление гра­ницы);

-    Чугучакский протокол от 25 октября 1864 г. (определяет прохождение границы по геофизичес­ким ориентирам);

-    Санкт-Петербургский договор от 12 февраля 1881 г. (уточняет прохождение границы в районе озера Зайсан и возвратил Китаю Илийский край с центром в г. Кульджа).

В 1882-1893 годах была проведена работа по обозначению границы пограничными столбами, и к началу 1894 г. многолетняя работа российского и цинского правительств завершилась установлени­ем российско-китайской государственной границы в пределах Центральной Азии. Однако в силу це­лого ряда причин (изменение местности, неточности и разночтения в текстах документов на русском и маньчжурском языках, известные социальные потрясения и в России, и в Китае), граница в начале 20-х годов была практически бесхозной, результатом чего стала полная утрата ее на местности. Как отмечает К.Токаев «в ходе нынешней демаркации на местности выявлено по всей казахстанско-ки-тайской границе только два пограничных столба столетней давности»9.

Таким образом, перед суверенным Казахстаном в первой половине 90-х годов прошлого века стояла важнейшая задача — навести порядок на своих государственных границах с целью предотвра­щения серьезных последствий для безопасности страны. Для этого специально созданной правитель­ственной комиссией была проделана большая работа по изучению архивных документов, текстов двусторонних российско-китайских договоров о территориальном разграничении, исследованию ис­торических фактов советско-китайских отношений по данному вопросу. Детальное изучение этих вопросов комиссией было необходимо для более сильной аргументации своей позиции в ходе перего­воров с китайской стороной.

Комиссия установила, что практическая работа по демаркации границы в XIX в. не всегда соот­ветствовала положениям Чугучакского протокола и Петербургского договора. Значительные полити­ческие и военные преимущества перед Китаем позволяли русским комиссарам-демаркаторам допус­кать отступления от договора при обозначении в пользу российской стороны, в результате чего гра­ница существовала как бы в двух вариантах, существенно различных между собой. К.Токаев поясня­ет, что «при создании первых топографических карт на границе возник вопрос об исходной информа­ции по всем элементам карты. На любую топографическую карту государственного масштабного ря­да создается формуляр, в котором указываются источники информации по географическим названи­ям, по гидрографическим объектам, по административным разграничениям, в том числе и по прохож­дению линии государственной границы. Вся эта информация заверяется соответствующими государ­ственными органами. Прохождение государственной границы на топографических картах указыва­лось со слов пограничников, а так как никакой юридический документ этого не подтверждал, то в формуляре записывалось: «Линия государственной границы между СССР и Китаем показана факти­чески охраняемая»10. Таким образом, граница нуждалась в уточнении ее прохождения и составлении нового подробного описания.

Советско-китайские пограничные переговоры, проходившие с 1964 по 1987 годы, практических результатов не дали, одной из причин было стремление Советского Союза диктовать условия с пози­ции силы. В 1987 г. переговоры возобновились. Была достигнута договоренность — решать вопросы уточнения прохождения линии границы на основе следующих принципов — в соответствии с норма­ми международного права; справедливо и рационально; в духе взаимного понимания и взаимной уступчивости. Ведение переговоров на основе этих принципов позволило существенно продвинуть их ход, и к концу 1991 г. более 90 % протяженности советско-китайской границы было согласовано.

Казахстан, как правопреемник СССР, подтвердил советско-китайские договоренности и предло­жил переговоры по оставшейся части границы в составе совместной делегации Казахстана, Кыргыз­стана, России и Таджикистана. Процесс делимитации границ был завершен в два этапа. 26 апреля 1994 г. было подписано Соглашение о казахстанско-китайской границе (оно вступило в силу 11 сен­тября 1995 г., после обмена ратификационными грамотами), но продолжалась работа над делимита­цией границы в районе спорных участков. Дело в том, что Соглашение о казахстанско-китайской гра­нице уточняло и определяло прохождение линии границы только на согласованных участках. Это видно из преамбулы. Оно установило 70 ключевых пограничных точек. Несогласованными остава­лись лишь два участка границы, один из которых расположен в горах Саур и Тарбагатай (между 15 и 16 точками), а второй — в горах Алатау (между 48 и 49 точками)10.

Каким образом на казахстанско-китайской границе появились спорные участки? Практическая работа по демаркации российско-китайской границы во второй половине XIX в. не всегда соответ­ствовала положениям Чугучакского протокола и Петербургского договора. В результате демаркации фактическая линия границы во многих местах значительно отстояла от юридической линии в глубь территории Китая. Эти нарушения были устранены во время переговоров 1987 г., когда состоялся об­мен официальными картами. Как отмечает К.Токаев, «работа над этими картами выявила участки, на которых линия границы не совпадает. Вот эти выявленные участки стали носить название «спор­ных». На протяжении казахстанско-китайской границы таких участков оказалось два — участок в районе реки Сарычильды (Алакольский район Алматинской области, общей площадью около 315 кв. км горной местности с высотами от 1800 до 3600 м). Местность была обследована экспертами. «В юго-восточной половине участка расположены луга и отдельные массивы леса. Дорожная сеть разви­та слабо, постоянного населения нет. Часть участка от перевала Шолак до реки Сарычильды исполь­зовалась казахстанской стороной для заготовки сена и сезонного содержания скота»10. Граница на этом участке очень подробно описана в ст. 3 Чугучакского протокола 1864 г., но на советских картах линия границы была смещена в сторону Китая на 15 км.

Второй спорный участок находится в районе перевалов Чоган-обо и Баймурза (Зайсанский район Восточно-Казахстанской области) общей площадью 629 кв. км. «Местность на участке среднегорья с преобладающими высотами 1800 и 2500 м сильно изрезана притоками рек Чоган-обо и Керегентас. Большая часть участка занята пастбищными угодьями, в восточной части сосредоточены лесные мас­сивы, на территории участка расположены лесничество и две пограничные заставы, населенных пун­ктов нет»11.

В средствах массовой информации в период казахстанско-китайских переговоров активно об­суждались вопросы территориального разграничения. Например, отмечалось наличие в районах спор­ных участков различных угольных и рудных месторождений, а также некоторых населенных пун­ктов, якобы отходящих к китайской стороне12. Отметим также, что спорные участки были обследова­ны на наличие геолого-минеральных ресурсов, захоронений. В комиссию вошли представители МИ­Да, Комитета по охране государственной границы, Комитета по управлению земельными ресурсами Министерства сельского хозяйства, представители акимов районов приграничных областей, аксака­лов, хорошо знающих местность. Комиссия ничего не обнаружила, и был представлен договор о де­лимитации спорных участков. После делимитации эти участки остались на территории Казахстана.

В результате проведенных переговоров, в ходе которых каждая из сторон приводила свою аргу­ментацию, было решено, что за Китаем закрепляется территория в Алакольском районе, включающая правобережье реки Сарычильды. К Казахстану переходит большая часть участка в Зайсанском районе. При этом на территории Казахстана остаются обе погранзаставы и лесничество, полностью все леса и большинство районов отгонного животноводства. Из общей площади двух спорных учас­тков примерно в 944 кв. км Казахстану принадлежит 537 кв. км (56,9 %), Китаю — 407 кв. км (43,1 %). Были заключены два дополнительных Соглашения между Республикой Казахстан и Ки­тайской Народной Республикой о казахстанско-китайской государственной границе от 04.07.1998 г. и от 24.09.1997 г.. Соглашения были ратифицированы Парламентом Республики Казахстан 24 марта 1999 г. Для Республики Казахстан, как и для Китайской Народной Республики, факт ратификации оз­начает завершение длительного процесса территориального разграничения и окончательного уста­новления прохождения государственной границы, что исключает любую возможность для территори­альных и приграничных споров между двумя странами.

Таким образом, прохождение казахстанско-китайской границы с момента ратификации Согла­шений по делимитации границы между Республикой Казахстан и Китайской Народной Республикой 1995 и 1999 годов закреплено на должном нормативно-правовом уровне, в соответствии с междуна­родным правом.

Республика Казахстан, как независимое суверенное государство осуществляющая территориаль­ное верховенство в пределах, установленных государственной границей, в соответствии с принципа­ми целостности, неприкосновенности и неотчужденности своих территорий разрешает проблемы, связанные с прохождением государственной границы, во-первых, на основе мирных переговоров, консультаций и заключения международных договоров по делимитации границ, во-вторых, в соот­ветствии с общепризнанными принципами международного права, в-третьих, на основе соображений справедливости и рациональности, в-четвертых, в духе взаимопонимания и взаимной уступчивости.

Для Казахстана, который имеет внешнюю границу СНГ с Китаем, первоочередной задачей было урегулирование казахстанско-китайской границы. Одновременно с урегулированием этой погранич­ной проблемы молодое суверенное государство должно было провести инвентаризацию всех границ с государствами СНГ и Центральной Азии (бывшими союзными республиками СССР), делимитиро­вать границы с Узбекистаном, Туркменистаном, Кыргызстаном и Россией. 

 

Список литературы

  1. Курс международного права: В 7 т. / Отв. ред. Н.А.Ушаков. - М.: Наука, 1990. - Т. 3. - С. 5.
  2. СарсембаевМ.А. Международное право: Учеб. пособие. - Алматы: Жеті жарғы, 1996. - С. 273.
  3. Гроций Г. О праве войны и мира: В 3 кн. - М.: Госюриздат, 1956. - С. 223.
  4. Курс международного права. - Т. 3. - С. 23.
  5. Дайрабаева Г.М. К вопросу становления и реализации идеи национальной государственной в период образования Ка­захского ханства // Саясат. - 2001. - № 10(77-78). - С. 43.
  6. Там же.- С. 42.
  7. Республика Казахстан: Информационный паспорт. - Алматы: Жеті жарғы, 1998. - С. 3-4.
  8. Что кроется за соглашением о границе с Китаем? // Казахстанская правда. - 1998. - 15 июля. - С. 3.
  9. Территориальные проблемы с Китаем навсегда ушли в прошлое // Казахстанская правда. - 1999. - 2 фев. - С. 1. 
  10. ТанирбергеновА. Казахстан и Китай: добрососедство и взаимодействие // Саясат. - 2004. - № 3(105). - С. 8.
  11. Казахстанская правда. - 1999. - 2 фев. - С. 7.
  12. «Своей земли не отдадим ни пяди?» // Аргументы и факты. -1998. -14 мая.
Фамилия автора: Н.П.Старожилова
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика