Реформы в аграрном секторе казахстана во второй половине 1960-х годов

После смещения Н.С.Хрущева первые действия нового руководства подтверждали общую поли­тико-экономическую закономерность истории СССР — каждая новая смена советских руководителей начиналась с критики деятельности предшествующего руководства и, прежде всего, с критики поло­жения, сложившегося в сельском хозяйстве.

Поскольку стратегические и тактические задачи (в том числе и экономического развития) опре­делялись в советский период исключительно решениями пленумов и постановлениями Центрального Комитета Коммунистической партии, на наш взгляд, правомерно проанализировать те из них, на ко­торых обсуждались проблемы аграрного сектора экономики.

На пленуме ЦК КПСС (март 1965 года) Первый секретарь Центрального Комитета КПСС Л.И. Брежнев выступил с докладом «О неотложных мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства в СССР». На пленуме прозвучала оценка катастрофического состояния аграрного сектора СССР1. По данным статистики сельскохозяйственное производство переживало кризис. В первую очередь это касалось зернового производства. Если в 1958 г. в СССР было произведено в пересчете на 1 человека 651 килограмм зерна, то уже в 1963-м — 573 килограмма, в 1965 — 518 кг2. Не были выполнены ос­новные задания семилетнего плана в области сельского хозяйства.

На пленуме были озвучены основные причины, которые, по мнению Л.И. Брежнева, предопреде­лили отставание этого сектора экономики: во-первых, игнорирование экономического стимулирова­ния; во-вторых, неподкрепленность экономическими мерами и, в частности, ценовой политикой огромных задач, которые ставились перед сельским хозяйством; в-третьих, низкий уровень культуры земледелия, отсутствие государственной политики повышения плодородия почв. Также на пленуме было отмечено, что в качестве одной из основных причин замедленных темпов развития сельского хозяйства в значительной мере сказался субъективизм в руководстве, что привело к ошибкам в пла­нировании, финансировании и кредитовании аграрного сектора, в политике цен3.

Из этого анализа следовали и решения пленума: снизить план закупки зерна в 1965 г. с прежде намеченных 4 до 3,4 миллиардов пудов и определить этот план как неизменный до 1970 г. Стабиль­ный план должен был облегчить условия хозяйствования, избавить аграрный сегмент экономики, по мнению руководства страны, от постоянных в недавнем хрущевском прошлом шараханий. Таким об­разом, был закреплен переход к устойчивым планам заготовок сельскохозяйственной продукции, плановые задания колхозов и совхозов снижались до реального уровня и провозглашалась самосто­ятельность планирования производства в пределах государственных заданий; ограничивалось коли­чество отчетных показателей, устанавливаемых сверху.

Одновременно предполагалось поднять закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию — пшеницу, рожь, гречиху в 1,5 — 2 раза. Закупочные цены значительно выросли и на скот — от 10 до 100 %. Вводилось и экономическое стимулирование роста сельскохозяйственного производства, и льготная оплата сверхпланового урожая: за поставленный сверх плана хлеб устанавливались надбав­ки — до 50 %. Снижались цены на запчасти и технику, уменьшались ставки подоходного налога на крестьян. Предполагался и рост инвестиций в сельское хозяйство. В восьмой пятилетке (1965-1970 годы) в сельское хозяйство и связанные с ним отрасли был запланирован 71 миллиард рублей капиталовложений, в том числе на производственные объекты, сельхозтехнику, развитие энергетической системы для села, мелиорацию4.

Серьезной критике новым руководством ЦК КПСС подвергались волюнтаристские методы эко­номической политики Н.Хрущева. Однако, по мнению российского исследователя Р.Пихои, понима­ние необходимости изменений в экономике страны, в том числе в аграрном секторе, стало вызревать уже в последние годы хрущевского правления. В 1964 г. Н.С.Хрущев, выступая на февральском пле­нуме ЦК КПСС, заявлял о необходимости совершенствования оплаты труда, чтобы стимулировать рост производства. Особое внимание он уделил роли материальной заинтересованности в повышении объемов производства. «Центром приложения» материального стимулирования должны были стать небольшие коллективы — звенья и бригады5. Еще в 1964 г. Н.Хрущев направил в Президиум ЦК КПСС обстоятельную записку «О руководстве сельским хозяйством в связи с переходом на путь ин-тенсификации»6. В ней содержалась подробная аргументация положений, которые были высказаны им на июльском (1964 года) пленуме ЦК КПСС.

Российский историк Р. Пихоя считает, что брежневское руководство сохранило преемственность с хрущевских времен в признании необходимости увеличения инвестиций в сельское хозяйство. Эта отрасль все более превращалась в дотационную, т. е. существующую за счет других доходов государ­ственного бюджета7. На наш взгляд, следует согласиться с данным исследователем, что реформиро­вание экономики и постепенный переход на новые формы организации труда начались еще до косы-гинских реформ 1965 г. Этот факт доказывают и материалы архивов (которые будут приведены поз­же в качестве аргумента), подтверждающие данный концепт. Однако большинство исследователей период реформирования начинает только с 1965 г.

Крупным достижением мероприятий во второй половине 1960-х годов по поддержке сельского хозяйства стало введение гарантированной зарплаты для колхозников. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О повышении материальной заинтересованности колхозников в развитии общественного производства» рекомендовало с 1 июня 1966 г. ввести гарантированную оплату труда колхозников, исходя из тарифных ставок рабочих совхозов. Однако, по мнению Р.Пихои, сама гаран-тированность оплаты разрушила связь между трудовыми усилиями и экономической эффектив­ностью, с одной стороны, и оплатой рабочих — с другой. Заработная плата колхозников меняла свою суть, превращаясь, скорее, в форму социального вспомоществования. Колхозник, таким образом, от­чуждался от результатов свой деятельности.

Следующий пленум, посвященный аграрной проблеме, — майский (1966 г.) пленум ЦК КПСС — в порядке реализации аграрной политики партии рассмотрел вопрос о широкой мелиорации земель, чтобы максимально ослабить зависимость сельского хозяйства от природных условий, повысить плодо­родие почвы, культуру земледелия. «Затратный механизм» сельского хозяйства был дополнительно усилен вследствие принятия широкой программы мелиорации. Программа мелиорации, утвержденная на этом пленуме ЦК КПСС, предполагала огромные вложения — до 10 миллиардов рублей — на созда­ние новых орошаемых сельскохозяйственных угодий. Эти вложения преимущественно предполагалось влить в экономику областей и краев юга России, на строительство ирригационных сооружений респуб­лик Средней Азии, на амбициозные проекты «переброски» вод северных рек на юг, в степи и пустыни Казахстана и Средней Азии. Эти мероприятия проводились, как правило, государственными учрежде­ниями — специально созданными органами управления и подчиненными им мелиоративными, стро­ительными предприятиями, не заинтересованными непосредственно в конечном результате своей де­ятельности, но зато нуждавшимися в постоянных заказах и государственном финансировании. Сред­ства, первоначально предназначавшиеся для села, уходили мимо цели8.

Октябрьский (1966 г.) пленум ЦК КПСС акцентировал внимание на том, что важнейшая задача на данный период — ускорение темпов развития сельского хозяйства, борьба за увеличение производства зерна как основной базы всего сельскохозяйственного производства. Был провозглашен курс от разви­тия вширь к решительному развитию вглубь, т.е. от экстенсивного к интенсивному пути развития9.

В 1967 г., в связи с выходом Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О переводе совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий на полный хозрасчет», мно­гие сельскохозяйственные предприятия были переведены на полный хозяйственный расчет, что те­оретически предполагало их перевод на полную самоокупаемость. Разумеется, что аграрный сектор экономики на полную самоокупаемость не перешел не только в восьмой, но и в девятой и в последу­ющих пятилетках.

В целом, за период 1965-1970 годов, по подсчетам исследователя В. Наухацкого, в СССР по раз­личным вопросам сельского хозяйства было принято около 80 постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Из них 20 — по совершенствованию экономических условий хозяйствования сов­хозов и колхозов, около 40 — по решению хозяйственных проблем, около 20 — по решению социаль­ных задач10.

В Казахстане проблемам развития сельского хозяйства был посвящен июньский (1965 г.) пленум ЦК Компартии Казахстана. На нем было принято Постановление «О мероприятиях по обеспечению выполнения решений мартовского Пленума ЦК КПСС «О неотложных мерах по дальнейшему разви­тию сельского хозяйства СССР». В постановлении пленума были обозначены лишь общие положения по исправлению катастрофической ситуации в аграрном производстве. Формулировки решений носи­ли достаточно аморфный характер, ограничиваясь общими рекомендациями типа «обязать Министер­ство сельского хозяйства Казахской ССР ... разработать и осуществить мероприятия по дальнейшему развитию сельскохозяйственного производства и т.п.». В постановлении отсутствуют конкретные цифры плановых заданий, за исключением одной — увеличить производство риса к 1970 г. до 12,2 миллионов пудов.

На ХП съезде КПК (март 1966 г.) были обозначены директивные цифры развития сельского хо­зяйства на восьмую пятилетку: к 1970 г. довести производство зерна до 21-22 миллионов тонн; пого­ловье скота: КРС — до 7,5 миллиона голов, овец и коз — до 40 миллионов, свиней — до 2,5 мил­лиона голов, птицы — до 28 миллионов голов.

Июньский (1966 г.) пленум ЦК Компартии Казахстана принял Постановление «О мероприятиях по выполнению решений майского (1966 года) Пленума ЦК КПСС «О широком развитии мелиорации земель для получения высоких и устойчивых урожаев зерновых и других сельскохозяйственных культур». В нем обозначено, что в республике имелось 1276 тысяч гектаров ирригационных подго­товленных земель, из которых по разным причинам ежегодно выпадала из сельскохозяйственного оборота и не использовалось значительная часть земель (например, в 1965 г. — 115 тысяч га)11.

В 1965-1966 годах в республике была проведена реорганизация сельскохозяйственных органов. На базе бывшего Министерства производства и заготовок сельхозпродуктов, Министерства сельского хозяйства, Министерства орошаемого земледелия и водного хозяйства было создано единое союзно-республиканское Министерство сельского хозяйства Казахской ССР, которое стало осуществлять руко­водство деятельностью всех совхозов и колхозов республики. Из состава бывшего Министерства оро­шаемого земледелия и водного хозяйства было выделено Министерство водного хозяйства, а на базе республиканского объединения «Хлебопродукт» образовано Министерство хлебопродуктов и комби­кормовой промышленности. Во всех 15 областях республики были созданы областные управления сельского хозяйства, а в 151 районе — районные производственные управления сельским хозяйством12.

В большинстве советских исследований реформы 1965 г. в аграрной отрасли экономики рас­сматривались как очередная ступень в стабильном развитии и подъеме сельского хозяйства СССР и Казахстана. Так, в них отмечалось, что в решениях мартовского (1965 г.) пленума ЦК КПСС были указаны конкретные пути подъема сельскохозяйственного производства, по-новому были поставлены вопросы планирования и руководства этой важнейшей отрасли народного хозяйства13. В работах ка­захстанских экономистов 1970-1980-х годов последствия реформ 1965 г. оценивались однозначно: в сельском хозяйстве произошли значительный подъем экономики колхозов и совхозов, укрепление их квалифицированными механизаторскими кадрами. В данных исследованиях отмечалось, что рефор­мы сказались на улучшении таких экономических показателей производственной деятельности сов­хозов, как снижение себестоимости производства основных продуктов сельского хозяйства, увеличе­ние выхода продукции на 100 гектаров сельхозугодий и т.п. Глобальными итогами реформирования аграрного сектора в 1960-е годы считались подъем аграрного сектора экономики, ликвидация его от­ставания и перевод производства на рельсы интенсификации14.

В основном потоке работ советских историков и экономистов подчеркивалось, что высокая про­изводственная активность сельских тружеников обеспечивала успешное выполнение заданий вось­мой (девятой, десятой и т.д.) пятилетки в области сельского хозяйства. В данных трудах были обозна­чены лишь успехи и достижения советских аграриев15. Работ, где присутствовала хотя бы частичная критика сложившегося в аграрном секторе положения, было немного. Но даже в ортодоксальных со­ветских исследованиях серьезные ученые (преимущественно, экономисты) не могли не констатиро­вать экстенсивный характер аграрного производства в республике: сложившееся фактическое поло­жение в сельскохозяйственном производстве Казахской ССР в рассматриваемый период свидетель­ствовало о малой эффективности интенсификации сельского хозяйства. Проблема заключалась в том, что вложения в сельское хозяйство давали сравнительно низкую отдачу16. Однако критика не выходи­ла за рамки цензуры, строго дозировавшей и ограничивавшей материалы подобного рода.

В историографии 1990-х годов (как зарубежной, так и казахстанской) оценка реформ была более сдержанной. Исследователь Д.Боффа, резюмируя итоги сельскохозяйственных преобразований в СССР, пишет, что требования деревни постепенно были выполнены, по крайней мере, частично. Ре­зультаты оказались противоречивыми не потому что не было движения вперед — оно было, но совер­шенно недостаточное... Упадок сельскохозяйственного производства был очень глубок, его привык­ли считать второстепенной областью экономики, и это чувствуется, несмотря на новые планы17. Н.Верт, делая вывод о результатах реформ 1965-1967 годов, утверждает, что в данный период сельское хозяйство впервые заняло почетное место в ряду приоритетных отраслей народного хозяй­ства, обогнав даже легкую промышленность. Вместе с тем, несмотря на значительные финансовые затраты, результаты оказались гораздо скромнее, чем ожидалось18. По мнению исследователя Ж. Абылхожина, реформы, несмотря на имманентные изъяны, вызвали «определенное взбадривание экономики», выросли показатели сельскохозяйственного производства19.

Если сравнивать реформы в аграрном секторе в 1950-е и 1960-е годы, то основная разница, на наш взгляд, в подходе к реформированию в период Н.Хрущева и в 1965-1970 годах заключалась в большей целостности, некоторой продуманности последних реформ. Была предпринята попытка сде­лать объектом приложения экономических реформ методы и формы планирования, ценообразования и стимулирования сельского хозяйства страны. Этому должны были служить активная ценовая поли­тика стимулирования производства, установление многолетних стабильных производственных пла­нов, изменение налоговой политики.

В республике в период 1965-1970 годов капиталовложения в сельское хозяйство выросли почти в 2 раза. Если в 1965 г. они включали 776 миллионов рублей, то в 1970 — 1146 миллионов рублей, составив 22 % от всех капиталовложений в народное хозяйство КазССР. Столь значительная дотация аграрной структуры в сочетании с рядом мер по ее стабилизации дали положительную, хоть и вре­менную, динамику сельскохозяйственного производства. За исследуемый период значительно возрос валовой сбор зерна. Если в 1965 г. он составил 7595 тысяч тонн, то в 1970-м — 22240 тысячи тонн, в среднем за год (с 1966 по 1970 годы) валовой сбор зерна составил 20667 тысяч тонн, что на 42 % больше среднегодового валового сбора в предшествующей пятилетке. Причем посевные площади под зерновыми культурами за данный период не только не увеличились, а даже несколько уменьши­лись. Если в 1965 г. посевные площади всех зерновых культур в Казахской ССР составили 24297 ты­сяч гектар, то к 1970 г. — 22603 тысячи га. Значит, динамика валового сбора была связана с опреде­ленной интенсификацией зернового производства. Средняя урожайность за 1966-1970 годы состави­ла 8,8 центнера с гектара, тогда как в 1961-1965 годах — 6,1 центнера с 1 га20.

Показатели валового сбора земледельческих культур21, тыс. т. 

Данные таблицы демонстрируют значительный рост валового сбора практически всех земле­дельческих культур, причем среднегодовой валовой сбор зерновых культур в восьмой пятилетке вы­рос по сравнению с предыдущим пятилетием на 142 %. Особенно значительно возрос среднегодовой валовой сбор культур: рис (на 272 %), гречиха (на 257 %), хлопок-сырец (на 249 %), подсолнечник (на 107 %), овес (на 60 %), сахарная свекла (на 52 %), картофель (на 47 %), ячмень озимый и яровой (на 46 %), пшеница озимая и яровая (на 44 %). Снижение среднегодового валового сбора было зафик­сировано только у трех культур — зернобобовые (на 77 %), рожь озимая (на 24 %), кукуруза на зерно (на 15 %) (см. табл. 2).

Урожайность сельскохозяйственных культур21, ц. с 1 га

За исследуемый период произошло увеличение урожайности зерновых культур — в среднегодо­вом исчислении на 144 %; технических культур — на 128-197 %. Снижение урожайности, причем весьма значительное, было зафиксировано по единственной культуре — просу, среднегодовая уро­жайность в 1966-1970 годы составила лишь 21 % от аналогичных показателей 1961-1965 годов.

В животноводческом сегменте аграрной структуры Казахстана год, предшествующий началу восьмой пятилетки, был весьма неблагополучным. Только за 6 месяцев 1964 г. в Казахстане пало от бескормицы и по ряду других причин 2107 тысяч голов овец22. За 1966-1970 годы произошли опреде­ленные сдвиги и в животноводческом сегменте структуры Казахстана (табл. 3).

Показатели по животноводческой отрасли сельского хозяйства23, тыс. гол.

За восьмую пятилетку общее поголовье скота возросло на 7 %; за предыдущее пятилетие рост поголовья скота составил 6 %; за последующее — также 6 %. Причем динамика роста отслеживалась во всей структуре стада. Но директивные цифры, обозначенные на ХП съезде КПК, выполнены не были. Невыполнение составило по отдельным видам скота: КРС — 2 %; овцы и козы — 25 %; свиней — 10 %.

За 1965-1970 годы по сравнению с предыдущим пятилетием произошел рост производства ос­новных продуктов животноводства в колхозах, совхозах и других государственных хозяйствах (в среднегодовом исчислении): мяса — на 19 %, молока — на 32 %, яиц — на 135 %, шерсти — на 14 %, что свидетельствовало о положительной динамике аграрного производства в КССР (табл. 4).

 Производство основных продуктов животноводства24 

Показатели уровня интенсификации сельского хозяйства Казахской ССР25

Приведенные данные (табл. 5) свидетельствуют о том, что произошли определенные сдвиги в аг­рарном производстве. Однако все растущие объемы фондооснащенности сельского хозяйства и фон­довооруженности труда опережали рост валовой сельскохозяйственной продукции и производитель­ности труда. За десятилетний период (1965-1975 годы) прирост производительности сельскохозяй­ственного труда составил 0,3 % на 1 % прироста фондовооруженности труда, что примерно в 2 раза ниже, чем в промышленности Казахстана, где этот показатель за тот же период был равен 0,59 %26.

Результатом отставания темпов роста производительности труда является удорожание сельско­хозяйственной продукции (табл. 6). Как видно из приведенных данных, себестоимость выросла по всем видам продукции, за исключением зерна и яиц в совхозах. Главной причиной удорожания сельскохозяйственной продукции, как указывает исследователь В.Гальянов, являлись медленные тем­пы роста производительности труда в совхозах и колхозах по сравнению с их фондовооруженностью; также повышение себестоимости вызвано увеличением материальных затрат, опережающих рост продукции. Исследователем обозначен еще ряд причин данного обстоятельства: повышение цен на промышленные средства производства и услуги, оказываемые сельскому хозяйству; повышение оплаты труда в колхозах и совхозах, которое обгоняло рост производительности труда26.

 Себестоимость производства 1 тонны аграрной продукции в КазССР26, руб.

По материалам таблицы отслеживается определенная разница в себестоимости сельскохозяй­ственной продукции в колхозах и совхозах. Причем себестоимость производства 1 тонны основных видов аграрной продукции в колхозах была меньше, чем в совхозах. Однако это обстоятельство не влияло на основную тенденцию 1950-х годов — сокращение числа колхозов и преобразование их в совхозы.

В целом, данные всех таблиц (1-6) дают достаточно благополучную количественную характе­ристику, однако делать вывод о стабильной положительной динамике аграрного производства в рес­публике, нам кажется, преждевременно. Как покажут последующие материалы, тенденции дестаби­лизации, свойственные советской модели экономики, не утратили способности к развитию и углубле­нию.

Реорганизации в управлении аграрными предприятиями подтолкнули ряд инициативных и пред­приимчивых руководителей к попытке изменения системы хозяйствования. Еще с 1960 г. начался эк­сперимент — около десятка совхозов перешли на принципиально новую систему организации и опла­ты труда. Одним из таких хозяйств являлся Илийский совхоз Алма-Атинской области. Результаты внедрения новых форм организации труда стали проявляться в первые же годы. В данном хозяйстве под зерновыми культурами было занято 33 тысячи гектаров пашни. До внедрения эксперимента их обслуживали 830 человек, по нормативам новой системы осталось 69, т.е. количество занятых в про­изводстве сократилось в 12 раз. Производство зерна на одного среднегодового рабочего увеличилось с 156 центнеров в 1962 г. до 3173 центнеров в 1963-м, т.е. в 20 раз27. Резко улучшились и другие эко­номические показатели. Эти факты вызывали раздражение у чиновников Министерства сельского хо­зяйства Казахской ССР, выступая резким контрастом всех бывших и настоящих достижений аграрно­го сектора. С 1965 го. эксперимент пытались закрыть.

В 1967 г. в поселке Акчи Каскеленского района Алма-Атинской области было создано опытное хозяйство. Эксперимент был начат по инициативе И.Н.Худенко — бухгалтера-экономиста хозяйства с разрешения Министерства Казахской ССР. Основные характеристики опытного хозяйства: произ­водственное направление — полеводство, продукт производства — травяная мука, посевные площа­ди хозяйства — 1600 гектаров, из них под зерновыми культурами — 630 га, люцерна — 900 га. Целью эксперимента, по И. Н.Худенко, являлось достижение максимальной производительности тру­да в сельскохозяйственном производстве, сокращение численности работников. По мнению автора эксперимента, главным рычагом увеличения производительности труда должно было послужить ма­териальное стимулирование — максимальное повышение заработной платы до получения продукции.

По мнению исследователей, социальная сущность эксперимента И.Худенко заключалась в со­единении функций производства и управления, и выполнения этих функций непосредственно кресть­янином, преодолевая его отчуждение от результатов труда28.

Фактическая себестоимость 1 центнера зерна составляла в совхозах республики 6,65 рубля, сда­точная — 5 рублей, а нормативная себестоимость, принятая в опытном хозяйстве — 2 рубля. Соот­ветственно, по травяной муке — 15 и 13 рублей, в опытном хозяйстве — 8 рублей29. Нормативная стоимость произведенной продукции, за вычетом материальных затрат, как бы велики или малы они не были, составляла фонд оплаты работников хозяйства. Заработок каждого тем выше, чем больше произведено продукции и чем меньше затрачено на нее необходимого труда и материальных затрат. Это заставляло каждого работника экономить живой труд, совершенствовать технологию производ­ства, самостоятельно находить наилучшие решения. Опыт хозяйства показал, что стимулируемая та­кими средствами инициатива людей сковывалась жесткой системой контроля. Тогда в эксперименте был применен новый принцип экономического и финансового контроля по методу «черного ящика», при котором контроль осуществлялся лишь на входе саморегулирующейся системы и на выходе. По инициативе ЦК Компартии Казахстана правление Госбанка СССР разрешило опытному хозяйству иметь один счет в банке и заменить мелочный контроль по каждой финансовой операции конечной формой контроля — по результатам производственной деятельности. В опытном хозяйстве было до­пущено определенное свободное маневрирование средствами из собственного фонда оплаты — 5 % средств хозяйство могло тратить на производственные нужды без документального оправдания этих средств.

За 3 года функционирования опытное хозяйство получило от государства 1648 тысяч рублей, в том числе наличными — 687 тысяч рублей. Ценностей в хозяйстве было создано на 2148 тысяч рублей .

Прибыльность опытного хозяйства в Акчи подтверждалась расчетами, осуществленными эконо­мистами данного хозяйства (табл. 7).

Показатели прибыльности опытного хозяйства в Акчи29, в руб.

Данные таблицы демонстрируют преимущество новой системы организации труда, внедренной в опытном хозяйстве. Во-первых, один среднестатистический работник опытного хозяйства получал для хозяйства прибыль в сумме 2 тысячи рублей в год. Хозяйство являлось рентабельным, годовой заработок рабочих опытного хозяйства в 2,6 раза превышал годовой заработок рабочих совхозов рес­публики. Во-вторых, материалы таблицы еще раз подтверждали убыточность совхозов в КазССР, го­довой заработок рабочих совхозов в 1,5 раза превышал размеры вновь созданного продукта. Кроме того, производительность труда рабочих опытного хозяйства была в 6 раз выше, чем в обычных сов­хозах. За период существования опытное хозяйство построило благоустроенный поселок для своих работников.

Первоначально эксперимент в 1967 г. поддержал заместитель Министра сельского хозяйства Ка­захской ССР доктор сельскохозяйственных наук А.Елеманов, но после его смерти Министр сельского хозяйства Г.Рогинец стал мешать развитию эксперимента. Вызывающе отличными от других хо­зяйств были показатели производственной деятельности опытного хозяйства. Министерство сельско­го хозяйства КазССР стало посылать для проверки деятельности руководства опытного хозяйства различные комиссии.

В Российском государственном архиве новейшей истории в фонде 5 (аппарат ЦК КПСС) нами была обнаружена справка-информация одной из комиссий, достаточно тенденциозного характера. В данной записке обозначено, что методика эксперимента предусматривала заведомо завышенное еже­месячное авансирование всех работ хозяйства, независимо от выполняемой работы или отработочно­го времени в размере 250 рублей, составлявшей 2,5 тарифной ставки тракториста-машиниста 4 разря­да. Отмечалось, что методикой не были предусмотрены какие-либо усовершенствования в организа­ции труда, агротехники, техническом оснащении. Метод повышения производительности труда ис­ключительно за счет усиления интенсификации живого труда не может дать эффекта в сельском хо­зяйстве и вообще не приемлем для социалистического производства подводила итог комиссия29.

Игнорируя производственные характеристики опытного хозяйства в течение 3 лет, комиссия собственные выводы аргументировала следующими показателями: сельскохозяйственные работы проводились не в должном объеме, с низким качеством. В результате, отмечено в записке, уро­жайность в хозяйстве была крайне низкой — в 1970 г. урожайность ячменя составила 2,8 центнера с гектара (в других совхозах — 15-20 центнера с 1 га) и 3,8 центнера с гектара сена люцерны (в других хозяйствах — 20-30 центнера с 1 га). Убытки в опытном хозяйстве в 1969 г. превысили 72 тысячи рублей. Заработная плата директора хозяйства Ли и экономиста Худенко в 1970 г. достигали 1000 рублей в месяц29. В справке перечислялся еще ряд «злоупотреблений» руководителей опытного хо­зяйства.

Материалы данной комиссии не перепроверялись. Министерство сельского хозяйства КазССР не стало учитывать высокую рентабельность опытного хозяйства. В 1970 г., на основании материалов данной комиссии, эксперимент закрыли. Организаторы эксперимента попали по пресс репрессивного механизма системы. Эксперимент И.Худенко не вписывался в действующую модель экономики, вы­являя ее наиболее слабые, неустойчивые, болевые точки, демонстрируя неэффективность и нерента­бельность аграрного производства в СССР. У эксперимента могли появиться сторонники и последо­ватели. К существенной модернизации система была не способна. Совершенно очевидно, что новых экспериментов в Министерстве сельского хозяйства КССР допущено впоследствии не было.

Проблемы аграрного сектора республики оставались нерешенными. С 1967 г. в совхозах КазССР вводится хозрасчет, предприятиям дана большая самостоятельность в производственной деятельнос-ти30. Но воспользоваться этими изменениями многие хозяйства так и не смогли. Значительная часть хозяйств данного сегмента оставались планово-убыточной. Только в Целинном крае в середине 1960-х годов было 22 отстающих хозяйства, стабильно, из года в год не выполняющих план и приносящих убытки .

Уровень механизации основных полевых работ по-прежнему отставал от потребностей совхозов и колхозов. Только в Целиноградской области для проведения весеннего сева требовалось 49,1 ты­сячи тракторов и 16,4 тысячи машин. В хозяйствах имелось лишь 28,1 тысячи тракторов и 13,4 авто­мобилей. Механизаторские кадры, как и техника, привлекались в период сезонных работ с промыш­ленных предприятий30.

Для подъема экономики отстающих колхозов в Актюбинской области была оказана материаль­но-техническая помощь тракторами, сеялками, комбайнами и другой техникой. Выделены кредиты на доплату труда председателям колхозов, специалистам, механизаторам в сумме 200 тысяч рублей в год. Были отсрочены платежи по задолженностям по краткосрочным ссудам на 620 тысяч рублей и долгосрочным — на 990 тысяч рублей. Были списаны задолженности за технику, помещения и обору­дование на 513 тысяч рублей, недоимки по подоходному налогу на сумму 61 тысяча рублей. Размер подоходного налога был уменьшен в 1965-1967 годах на 75 %31. Подобная помощь также оказыва­лась хозяйствам других областей республики. И хотя в 1966-1970 годах были приняты определенные меры для улучшения положения в сельском хозяйстве республики, они носили несистемный характер и изменить экономическую модель в целом не могли.

Российский историк Р.Пихоя считает, что меры, направленные на подъем сельского хозяйства, привели к неожиданным социальным последствиям. До середины 1960-х годов заработная плата ра­бочих в совхозах носила весьма символический характер. С 1966 г. она несколько повысилась. В 1962 г. плата за продукцию рабочих в совхозе составляла только 4-6 % их общего заработка2. В 1970 г. человеко-день колхозника Казахстана оплачивался деньгами и продуктами в размере 4,59 рубля (вместе с премиальными), тогда как производство валовой продукции на 1 человека-день составляло 12,5 рублей32. Также в период реформирования были сняты наиболее жесткие ограничения на содер­жание скота в личных хозяйствах. В результате этих акций в 1965 г. на колхозных рынках продажа мяса увеличилась в 1,5 раза, яиц — почти в 2 раза по сравнению с 1964 г.33.

В целом, в пятилетие (1966-1970 годы) падение производственных показателей аграрного секто­ра остановилось и даже отслеживалась некоторая положительная динамика в развитии. Санация эко­номики в виде реформ 1965-1967 годов оказала свое недлительное воздействие. Но инерция реформ, как отмечает Ж. Абылхожин, так и не выйдя на мультипликативный эффект, была исчерпана, а сами они, обретая все более паллиативный характер, были окончательно заблокированы19.

Итак, подводя итоги реформирования аграрного сектора Казахстана во второй половине 1960-х годов, можно сделать ряд выводов.

  1. Переход на новую систему хозяйствования начал осуществлять еще с начала 1960-х годов и был продолжен реформой 1965 г. В результате реформ во второй половине 1960-х годов произошли структурные изменения в управлении сельским хозяйством КазССР.
  2. Основная разница, на наш взгляд, в подходе к реформированию в период Н.Хрущева и в 1965-1970 годах заключалась в большей целостности, некоторой продуманности последних реформ. Объектом приложения экономических реформ стали методы и формы планирования, ценообразова­ния и стимулирования сельского хозяйства страны. Однако и эти реформы носили паллиативный ха­рактер, не ставили задачу изменения основного содержания советской модели экономики и, есте­ственно, не могли вызвать трансформации глобального характера.
  3. Реформы 1965 г. оказали положительное влияние на динамику экономических процессов, сыграв роль катализатора, однако, в силу серьезных недостатков в самой реформе и механизмах ее осуществления, процесс «взбадривания» экономики оказался недлительным. С 1970 г. вновь возобла­дали деструктивные, дестабилизирующие тенденции экономического развития.
  4. В аграрном секторе наиболее существенным последствием мер, направленных на подъем сельского хозяйства, мы считаем социальные последствия, более глубокие и существенные, чем в предыдущие пятилетия, а также введение гарантированной заработной платы колхозникам, измене­ние налоговой политики, значительное увеличение цен на сельскохозяйственную продукцию, снятие ограничений на развитие личных подсобных хозяйств и т. д. Однако эти результаты не послужили ре­шению общегосударственных задач, они не стимулировали крестьянство на более эффективный и производительный труд.
  5. Реформы 1965 г. подняли только верхний пласт резервов экономики, что обеспечило кратков­ременный рост отдельных показателей отраслей в годы «золотой» пятилетки, но не сумели направить их по пути стабильности. 

 

Список литературы

  1. Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945-1991. - Новосибирск, 2000. - С. 248.
  2. Панников В. Сельское хозяйство перед большим делом // Коммунист. - 1965. - № 6. - С. 30; СССР в цифрах в 1965 го­ду. - М., 1966. - С. 8, 73.
  3. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. - Т. 8. - М., 1972. - С. 503.
  4. Коммунист. - 1965. - № 5. - С. 3-7.
  5. Коммунист. - 1964. - № 3. - С. 7.
  6. РГАНИ. - Ф. 3. - Оп. 30. - Д. 260. - Л. 22-170.
  7. Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945-1991. - С. 249.
  8. См.: СелюнинВ.И. Бремя действий // Не сметь командовать. - М., 1990. - С. 260-280.
  9. Берденова К.А., Имбердиева С.И. Аграрная политика тоталитарного государства как фактор кризисного состояния сельского хозяйства Казахстана. - Алматы, 1994. - С. 18. 
  10. Наухацкий В.В. Аграрная политика в СССР в 1965-1990 годы: проблемы разработки и реализации: Дис. ... д-ра ист. наук. - Зеленоград, 1997. - С. 155-157.
  11. Коммунистическая партия Казахстана в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов. - Т. 5. - Алма-Ата,1988. - С. 136.
  12. РГАНИ. - Ф. 5. - Оп. 45. - Д. 384. - Л. 92.
  13. История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. - Т. 5. - Алма-Ата, 1980. - С. 398-399.
  14. Экономическое развитие Казахстана и критика буржуазных фальсификаторов. Алма-Ата, 1978. - С. 79.
  15. История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. - Т. 5. - 695 с.; Баишев С. Вопросы социального эконо­мического развития Казахстана. Алма-Ата, 1981. - 295 с.; Экономика Казахстана за 60 лет (становление и развитие). Алма-Ата, 1977; Интенсификация сельского хозяйства Казахстана. Алма-Ата, 1977.
  16. Гальянов В.Л. Сельское хозяйство в системе экономики развитого социализма (на материалах Казахской ССР). Алма-Ата, 1980. - С. 22.
  17. БоффаД. История Советского Союза. - М., 1994. - С. 535.
  18. Верт Н. История Советского государства. - М., 2000. - С. 452.
  19. Абылхожин Ж. Очерки социально-экономической истории Казахстана. ХХ век. - Алма-Ата, 1997. - С. 279.
  20. Народное хозяйство Казахстана за 60 лет. - Алма-Ата, 1980. - С. 82-87.
  21. Народное хозяйство Казахстана: Статистический сборник. - Алма-Ата, 1968. - С. 126-127, 132-133; Народное хозяй­ство Казахстана за 60 лет. Алма-Ата, 1980. - С. 87-88.
  22. РГАНИ. - Ф. 3. - Оп. 30. - Д. 260. - Л. 22-170.
  23. Подсчитано автором по: Народное хозяйство Казахстана. - С. 164-167; Народное хозяйство Казахстана за 60 лет. -С. 101-102.
  24. Подсчитано автором по: Народное хозяйство Казахстана. - С. 175; Народное хозяйство Казахстана за 60 лет. - С. 107.
  25. Подсчитано автором по: Народное хозяйство Казахстана. - С. 100-106; Народное хозяйство Казахстана в 1975 году. Алма-Ата, 1976. - С. 25; Народное хозяйство Казахстана за 60 лет. - С. 73-75, 118.
  26. Гальянов В.Л. Сельское хозяйство в системе экономики развитого социализма (на материалах Казахской ССР). - С. 22.
  27. РГАНИ. - Ф. 5. - Оп. 62. - Д. 239. - Л. 100.
  28. История Казахстана. Очерк. Алма-Ата, 1993. - С. 371.
  29. РГАНИ. - Ф. 5. - Оп. 62. - Д. 239. - Л. 91-100.
  30. Там же. - Оп. 45. - Д. 384. - Л. 119.
  31. АП РК. - Ф. 708. - Оп. 38. - Д. 1302. - Л. 182, 122, 172.
  32. Савосько В.К., Шамшатов И. Колхозное строительство в Казахстане. Алма-Ата, 1974. - С. 67.
  33. РГАНИ. - Ф. 5. - Оп. 45. - Д. 384. - Л. 92.
Фамилия автора: З.Г.Сактаганова
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика