Уголовно-правовое противодействие легализации незаконных доходов

Проблема борьбы с легализацией доходов, полученных преступным или незаконным путем, как для экономической реальности, так и для законотворческой практики Казахстана является относи­тельно новой. Западу эта проблема известна ещё с первой четверти двадцатого столетия. С первыми случаями легализации преступных доходов США столкнулись в период действия «сухого» закона. Однако первоначально говорили не об «отмывании», а об «отстирывании грязных денег». Суть по­следнего сводилась к тому, что «грязная» наличность, полученная от незаконного производства и ре­ализации спиртных напитков, смешивалась с легальной выручкой от сети прачечных. Принятая бан­ком «грязная» выручка считалась «отстиранной» после того, как она зачислялась в банковский счет вкупе с выручкой от разрешенного вида деятельности — бытового обслуживания граждан. В даль­нейшем она могла быть использована в любых сделках и других операциях, не противоречащих зако­нодательству, а доход, полученный от них, уже считался легальным. Со временем неблагозвучное выражение «отстирывание грязных денег» было заменено ёмким термином «отмывание».

К решению о необходимости криминализации «отмывания грязных» денег Запад шел на протя­жении десятилетий, формируя при этом соответствующий уровень правосознания и судебную прак­тику. Законодатели этих стран вплотную занялись проблемой установления ответственности за лега­лизацию преступных доходов только в конце 60-х годов ХХ в. В силу объективных причин в нашей стране эти процессы оказались сжатыми во времени.

Легализация незаконных доходов — преступление, носящее международный характер. «Отмы­вание» денег, наряду с финансовыми преступлениями, наркобизнесом, торговлей оружием, корруп­цией и т. п., составляет сферу деятельности транснациональной организованной преступности. Как правило, «отмывание грязных» денег внутри страны носит ограниченный характер, основные капита­лы, приобретенные криминальным путем, легализуются в зарубежных оффшорных зонах. Операции, производимые в одной отдельно взятой стране, могут выглядеть вполне законными, но только их со­поставление по всей цепочке на международном уровне позволяет увидеть истинно противоправный характер содеянного.

В современном мире существуют глобальные системы оффшорных корпораций, имеющие не­сколько ступеней защиты от разоблачений: банковская и финансовая тайна, корпоративная тайна с правом адвоката неразглашения, право доверенных лиц изменять место регистрации капитала при на­личии малейшей угрозы. В оффшорных зонах фактически не предусмотрена ответственность за фи­нансовые преступления, а нормы международного права в них либо вообще не признаются, либо не применяются на деле. Основные способы транснационального отмывания денег связаны с имитацией законных сделок путем использования трансфертных цен, фиктивных счетов, многопрофильных сде­лок с недвижимостью, приобретения собственности с одновременной продажей, самокредитования, страхования сделок и т. д. Дополнительную возможность без осложнений легализовать огромные до­ходы дает развитие современных коммуникационных технологий.

Международный характер «отмывания» преступных доходов предполагает международное со­трудничество в противодействии последнему. Первым документом, на основе которого стало осу­ществляться международное сотрудничество в борьбе с легализацией преступных доходов, явилась Конвенция ООН 1988 г. «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотроп­ных веществ». Тогда международное сообщество признало опасность легализации доходов от нарко­бизнеса. Особое место среди международных документов указанной направленности занимает Кон­венция Совета Европы 1990 г. «Об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности», унифицировавшая ряд важнейших принципов борьбы с отмыванием кри­минальных доходов. Вопросы отмывания денег затронуты и в Декларации тысячелетия ООН от 8 сентября 2000 г.

Несмотря на солидную правовую базу, говорить об успехах в деле борьбы с «отмыванием гряз­ных» денег на международном уровне преждевременно. В настоящее время в мире складывается та­кая противоречивая ситуация, когда промышленно развитые страны требуют наведения порядка в оффшорах, а оффшоросодержащие страны предлагают им навести порядок с вывозом капитала у се­бя. Это кажущееся противостояние; на самом деле финансовые круги наиболее развитых стран заин­тересованы в пополнении своих банковских активов за счет денег, полученных преступным путем и «отмытых» в оффшорах1.

Территория государств СНГ активно используется консолидированными на региональном уров­не преступными сообществами для наркобизнеса, разграбления национальных богатств, иной крими­нальной экспансии, включая легализацию преступных доходов. В этой связи не случайно принятие на уровне СНГ в декабре 1998 г. Модельного закона «О противодействии легализации («отмыва­нию») доходов, полученных незаконным путем», носящего рекомендательный характер для членов содружества.

Преступность, связанная с «отмыванием» незаконных доходов, в каждой отдельно взятой стране имеет свою специфику. Так, для Казахстана проблема «отмывания» напрямую связана с нелегальным вывозом капитала в оффшорные зоны с помощью механизма трансфертного ценообразования2, при этом источниками легализуемых доходов часто служат коррупционные преступления — взяточниче­ство, корыстные злоупотребления должностными полномочиями. Последнее обстоятельство в опре­деленной мере объясняет причину принятия 2 апреля 2001 г. Закона «Об амнистии граждан РК в свя­зи с легализацией денег» и последующего проведения легализации в период с 14 июня по 13 июля 2001 г. Общий объем выведенных в течение месяца из «теневого» оборота средств составил 70 млрд. 448 млн. тенге (или около 480 млн. долларов США).

В Казахстане разработан, но еще не принят специальный закон о противодействии легализации доходов, полученных незаконным путем. В условиях отсутствия полного пакета законодательных ак­тов, предусмотренных международными Конвенциями по борьбе с транснациональной организован­ной преступностью и «отмыванием» денег, единственной действующей в нашей стране нормой, на­правленной на противодействие легализации незаконных доходов, остается ст. 193 УК РК. Необходи­мо отметить, что существующая редакция данной статьи не позволяет в полной мере использовать силу закона в борьбе с этим преступлением. За первые три года действия УК РК 1997 г. по республи­ке за совершение преступления, предусмотренного ст. 193 УК РК, было осуждено всего 2 человека.

На наш взгляд, главным недостатком действующей уголовно-правовой нормы об ответственнос­ти за легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, явля­ется отсутствие в ней четко выраженных криминализационных признаков. Опираясь на анализ основ­ного состава легализации, попытаемся аргументировать свою позицию.

Состав легализации денежных средств или иного имущества предполагает совершение основ­ного (первичного, предикатного) правонарушения. В уголовном законодательстве Республики Казах­стан способ приобретения доходов обозначен как незаконный. Это означает, что денежные средства и имущество могут приобретаться как путем совершения преступлений, так и посредством соверше­ния незаконных гражданско-правовых сделок, административных правонарушений и других. В связи с этим Верховный суд РК в п. 10 Нормативного постановления №2 от 18 июня 2004 г. «О некоторых вопросах квалификации преступлений в сфере экономической деятельности» разъясняет, что легали­зуемые денежные средства или иное имущество могут быть получены от любых «запрещенных видов деятельности». В международной практике речь идет только о доходах преступного происхождения. Некоторые ученые даже предлагают не ограничиваться указанием на преступное происхождение до­ходов, а указывать в законе конкретные преступления, легализация доходов от которых уголовно на-казуема3.

Актуален вопрос определения признаков объективной стороны рассматриваемого состава. Суть действий, составляющих объективную сторону легализации, заключается в том, что незаконно полученные доходы вводятся в легальный оборот, им придается «статус имущества, законно находя­щегося в обороте»4. Не учитывая этого, следственные органы иногда признают легализацией исполь­зование незаконно полученного имущества в дальнейшей незаконной деятельности. В ч. 1 ст. 193 УК РК также не указан нижний предел размера легализуемых доходов.

Спорным является вопрос о субъекте легализации. В специальной литературе высказываются различные мнения по поводу того, кого им можно признавать: лицо, совершившее основное правона­рушение; лицо, содействующее легализации; тех и других. Если следовать букве закона, в котором отсутствует указание на специальный субъект, правильной представляется третья позиция, ее придер­живается и Верховный суд РК. Практика склоняется к первому варианту, так как легализация обычно выявляется в ходе расследования иного преступления (хищений, незаконного оборота наркотиков, незаконного предпринимательства, уклонения от уплаты налогов и др.).

Нам представляется правильной точка зрения А.Э.Жалинского, утверждающего, что смысл статьи о легализации состоит именно в наказании за «отмывание» имущества, а не за его незаконное приобретение5. Лицо, незаконно приобретшее имущество и деньги, не может отвечать за его «отмы­вание», в противном случае мы будем вынуждены любую форму получения незаконных доходов еще дополнительно квалифицировать по ст. 193 УК РК, как рекомендует Верховный суд в вышеупомяну­том постановлении.

Специфично подошел к решению вопроса о субъекте легализации российский законодатель. Действующий УК РФ содержит два состава легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем6. Субъектом первого из них может быть лицо, отмы­вающее доходы, преступно полученные другим лицом, второго — само лицо, совершившее основное (предикатное) преступление.

Для внесения определенности в рассматриваемый вопрос мы предлагаем дополнить примечание к ст. 193 УК РК пунктом 3 следующего содержания: «Уголовной ответственности по настоящей статье не подлежит лицо, получившее денежные средства или иное имущество незаконным путем». Если обратиться к зарубежному опыту, аналогичное указание содержится в Уголовном кодексе ФРГ.

Субъективная сторона состава легализации характеризуется заведомостью, что предполагает осознание лицом незаконного происхождения денежных средств или имущества. Вместе с тем в каче­стве существенного недостатка нормы о легализации незаконных денежных средств или имущества специалисты называют отсутствие указания на такой субъективно-сущностный признак, как цель сокрытия или искажения действительного источника происхождения соответствующих доходов7. «Цель любой операции по «отмыванию» денег заключается в том, чтобы выдать наживу от противо­правной деятельности за легальные доходы и получить возможность использовать такие деньги, не вызывая подозрений у правоохранительных органов и не раскрывая их подлинного источника», — пишет российский ученый В. Д. Ларичев8. Данный признак, если он будет включен в ст. 193 УК РК, позволит проводить четкую грань между легализацией и приобретением или сбытом имущества, до­бытого преступным путем (ст. 183 УК РК).

Законом РК от 16 марта 2001 г. примечание к ст. 193 УК РК было дополнено пунктом вторым. Включение данного законоположения соответствует рекомендации, содержащейся в ч. 2 ст. 17 Мо­дельного закона, согласно которой лицо, участвовавшее в легализации незаконных доходов, при вы­полнении определенных условий, предусмотренных национальным законодательством, освобождает­ся от уголовной ответственности. Условие, которое предусмотрел казахстанский законодатель, за­ключается в отсутствии в действиях лица признаков составов преступлений, предусмотренных ч. ч. 2 и 3 ст. 193 УК РК или иного преступления. 

 

Список литературы

  1. Глобализация общей, организованной и коррупционной преступности: Материалы круглого стола // Государство и пра­во. - 2001. - № 12. - С. 99.
  2. Саутов Г. Основные схемы использования оффшорных зон казахстанскими компаниями // Вестн. налоговой службы РК. - 2002. - № 10. - С. 18.
  3. Проблемы борьбы с отмыванием денежных средств или иного имущества: Материалы круглого стола // Государство и право. - 2001. - № 2. - С. 106-119.
  4. Нормативное постановление Верховного суда РК № 2 от 18 июня 2004 г. «О некоторых вопросах квалификации пре­ступлений в сфере экономической деятельности» // Юридическая газета. - 2004. 21 июля.
  5. Проблемы борьбы с отмыванием... - С. 114.
  6. Комментарий к УК РФ с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И.Никулина. - М.:Юрайт, 2002. - С. 567-577.
  7. Волженкин Д.В. Отмывание денег. Сер. Соврем. стандарты в уголовном праве и уголовном процессе. - СПб., 1998. - С.26.
  8. Ларичев В.Д. Совершенствование законодательства о борьбе с «отмыванием» денег, полученных преступным путем // Государство и право. - 1992. - № 11. - С. 99-107.
Фамилия автора: А.А.Биебаева
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика