Правовое регулирование суррогатного материнства

Закон о браке и семье от 17 декабря 1998 г. предусмотрел возможность заключения договора суррогатного материнства. Принятый 16 июня 2004 г. Закон «О репродуктивных правах граждан и га­рантиях их осуществления» более детально закрепил правовое регулирование отношений, связанных со вспомогательными способами зачатия.

Проблема бесплодия семейных пар существовала всегда, человечество достаточно изобретатель­но решало эту проблему во все времена. Безусловно, вспомогательными способами пользовались лишь при невозможности зачать ребенка традиционным путем. Предполагалось, что эти способы не могут стать нормой. Использование этих методов определяется основной репродуктивной функцией человека, необходимостью воспроизводства человеческого рода.

В Древнем Риме использовалось понятие «отдача внаем чрева», когда «мужчины отдавали своих жен внаем» супружеским парам, где жена была «бесплодна». Как и в современный период, женщину в большей степени винили в бесплодии, в традиционных обществах предполагалось, что кровь пере­дается через сперму мужчины. «Женщина являлась, по мнению средневековых законников, вмести­лищем, «вазой». В традиционных обществах использовались такие термины, как «котелок», «сумка», «котомка», «лодка»1.

В традиционных обществах, решая проблемы бесплодия, прибегали не к биологическим спосо­бам, которые столь популярны в современный период, а используя «фикции, делая ставку на абстрактное, за неимением возможности изменить конкретное. Искусственные пути различны, но все они ведут к вечности, потому что открывают нечто такое, что способно победить смерть, — а именно возможность обладания потомством»1. Считалось возможным, если пара не могла зачать, то жена, как бы уходила от мужа, вступала в связь с другим мужчиной, а затем возвращалась к мужу уже бу­дучи матерью одного или нескольких детей. Все эти дети считались его детьми.

Таким образом, история и обычаи различных народов подтверждают, что репродуктивное здо­ровье человека всегда имело огромное значение для семьи и брака, и проблемы, связанные с ним, ре­шались различными способами. Договор суррогатного материнства — один из способов решить су­ществующую проблему бесплодия отдельно взятой семьи, члены которой не хотят расставаться в этой связи и имеют цель растить и воспитывать своего ребенка.

Вероятно, что законодательное закрепление совершенно объективно и оправданно, так как толь­ко испытавшие эту проблему лица могут достоверно объяснить свои истинные переживания, мотивы поведения, аргументировать необходимость этих процедур. Закрепление правил, регламентирующих правовые последствия искусственного оплодотворения, означает, что семейное право как бы вмеши­вается в природные функции — создание новой жизни.

Но именно семейное право не может оставаться безучастным к проблемам появления детей, чье рождение стало возможным благодаря достижениям в области различных отраслей медицины (би­ологии, физиологии, генетики и др.). Диспозитивность семейно-брачного законодательства, основы­ вающаяся на консенсуализме и наличии эмоциональных уз, позволяет гражданам и в этой сфере суп­ружеских отношений выбрать наиболее приемлемую модель поведения.

Закон Республики Казахстан «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществле­ния» регулирует отношения в области охраны репродуктивного здоровья граждан, а также устанавли­вает гарантии государства и основные принципы государственной политики в области репродуктив­ных прав граждан. В главе 1 вышеуказанного Закона даются следующие определения:

-    суррогатная мать — женщина, вынашивающая плод после введения донорского эмбриона;

-    имплантация эмбриона — введение в полость матки оплодотворенной яйцеклетки. Существуют различные методы искусственного оплодотворения, каждый из которых имеет

свою специфику и с медицинской, и с психологической, и с морально-этической точек зрения. В од­них случаях применяется метод, при котором сохраняется родство с обоими родителями, в других случаях только с одним из них, либо родство вообще исключается. Кроме того, искусственное опло­дотворение может быть произведено спермой мужа матери ребенка либо имплантируют эмбрион данных родителей. В этом случае безусловна генетическая и биологическая связь данного ребенка со своими родителями. Когда оплодотворяют донорской спермой или вводится эмбрион, имеющий связь с одним из родителей, то биологическое родство с одним из родителей или с обоими отсутству­ет.

С суррогатным материнством дело обстоит иначе. При этом методе эмбрион, генетически проис­ходящий от лиц (лица), заключивших договор, пересаживается другой женщине в целях его вынаши­вания и (по Закону «О репродуктивных права граждан и гарантиях их осуществления») рождения, включая случаи преждевременных родов. Суррогатная мать генетически посторонняя вынашиваемо­му ребенку.

Закон Республики Казахстан «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществле­ния» регламентирует суррогатное материнство ст. 17. Согласно данной статье суррогатное материн­ство предполагает вынашивание и рождение ребенка, включая случаи преждевременных родов, по договору суррогатной матери и потенциальными родителями с выплатой вознаграждения или без та­кового. Договором суррогатного материнства является соглашение между лицами, желающими иметь ребенка, и женщиной, давшей свое согласие на применение метода имплантации эмбриона.

Так как в отечественном законодательстве не выделяются семейные договоры, договор сурро­гатного материнства, вероятно, должен иметь гражданско-правовую природу. Соответственно пред­метом договора являются услуги по вынашиванию и рождению ребенка. В зарубежной практике до­статочно часто используется термин «мать-инкубатор». Данный договор носит консенсуальный ха­рактер, права и обязанности сторон возникают с момента достижения соглашения. Стороны в догово­ре несут и права и обязанности, что соответствует взаимному характеру договора.

По договору суррогатного материнства выплата вознаграждения необязательна, хотя законода­тель указывает на то, что в договоре должны быть предусмотрены порядок и условия оплаты матери­альных расходов на содержание суррогатной матери. Также по договору суррогатного материнства может быть предусмотрена выплата вознаграждения, предоставление встречного удовлетворения, по­этому данный договор может носить возмездный и безвозмездный характер.

Однако достаточно сложно отнести данный договор к определенному виду договоров. Направ­ленностью данного договора является получение и оказание услуги, т.е. кауза договора — услуга по вынашиванию и рождению ребенка. Согласимся, что это необычная услуга, обусловленная особен­ностями физиологии человека, его репродуктивным здоровьем или его отсутствием, его социальны­ми, морально-этическими потребностями. Если в Древнем Риме договор носил характер временного «пользования чревом», т.е. договора аренды, то в современных условиях в системе договоров он, с большой долей сомнения, может быть отнесен к договорам по оказанию услуг.

Договоры возмездного оказания услуг имеют целью оказание услуги за вознаграждение. Пред­метом данного вида договоров является сама услуга. По гражданскому законодательству Республики Казахстан договоры оказания услуг носят исключительно возмездный характер, данный же договор не ставит целью оказание услуг для получения обязательного вознаграждения, для извлечения при­были.

Ясна цель (кауза) потенциальных родителей — получить услугу по вынашиванию и рождению ребенка. Чем тогда объяснить согласие суррогатной матери на вынашивание ребенка? Эта услуга чре­вата для нее и позитивными и негативными последствиями. Вообще специфика данного договора предполагает его заключение лишь в связи с экстремальными медицинскими показаниями. Коммер­ческое использование института суррогатного материнства запрещено Советом Европы; оплата мо­жет носить исключительно объективно допустимые расходы. В этой связи одно из требований зару­бежного законодателя заключается в том, что роль суррогатной матери должна выполнять или сестра, или близкая родственница, или подруга бесплодной женщины.

Вообще, по нашему мнению, договор может носить и фидуциарный характер, так как лично-до­верительный момент может иметь для данного договора определяющее значение. Также данный до­говор может быть признан алеаторным, так как в момент заключения договора уже присутствует риск его ненадлежащего исполнения или неисполнения. Исполнение договора связано с физиологией человека, с его психикой, что не подлежит полному контролю и не всегда зависит от воли и сознания человека.

Таким образом, данный договор носит гражданско-правовой характер, однако не может быть отне­сен ни к одному виду гражданско-правовых договоров, так как имеет специфический предмет договора.

Субъектами данного договора могут быть только физические лица, причем потенциальными ро­дителями могут быть, по мнению законодателя, лица, желающие иметь ребенка. На наш взгляд, сто­ило бы уточнить эту формулировку, могут ли быть любые лица, желающие иметь детей, или только супружеская пара, или также сожители. Не совсем ясно, если данный договор заключают сожители, имеет ли они целью дальнейшее совместное проживание. Тогда логично, что договор может заклю­чить одно лицо, желающее иметь ребенка с помощью суррогатной мамы. Никаких иных требований законодатель в отношении потенциальных родителей не регламентирует. Лишь в ст. 14 указано, что граждане, состоящие в зарегистрированном браке, имеют право на применение вспомогательных реп­родуктивных методов и технологий только по взаимному согласию.

В качестве суррогатной матери может выступить женщина, предоставившая полную информа­цию о своем физическом, психическом и репродуктивном здоровье, а также результаты медико-гене­тических исследований. Исходя из общих принципов права, можем предположить, что это женщина, достигшая совершеннолетия, хотя законодатель ничего не говорит по этому поводу. Как известно, способность к деторождению возникает раньше, чем наступает совершеннолетие. Не ясно, должна ли эта женщина впервые осуществлять детородную функцию или она уже имела опыт рождения детей. Безусловно, что данный договор характеризуется специфическим субъектным составом.

Кроме того, точно не определена роль медицинских учреждений либо лиц, занимающихся част­ной практикой, при осуществлении данных услуг. Обязательно должен заключаться договор между потенциальными родителями и медицинским учреждением по поводу осуществления мероприятий по искусственному оплодотворению. Вероятно, что это отдельный договор, который предусматрива­ет возмездное оказание медицинских услуг.

Возможно, что данные договоры должны быть заключены как основной и акцессорный, так как без помощи медиков данные услуги по имплантации эмбриона не осуществить, и медики должны дать оценку состоянию здоровья суррогатной матери. Существенными условиями данного договора является предмет договора.

По нашему мнению, существенным условием может быть медицинское показание о невозмож­ности иметь ребенка данными лицами, а также условие о физическом, психическом и репродуктив­ном здоровье женщины, давшей согласие на имплантацию эмбриона. Помимо указанных, существен­ными условиями могут быть различные условия, определяемые соглашением сторон.

Содержанием договора являются условия договора, права и обязанности сторон. Так, согласно ст. 17 п. 3 договор суррогатного материнства должен содержать:

1)   данные лиц, желающих иметь ребенка, и женщины, изъявившей стать суррогатной матерью;

2)   порядок и условия оплаты расходов на содержание суррогатной матери;

3)   права, обязанности и ответственность сторон;

4)   условия и меры в отношении суррогатной матери в случае отказа от передачи рожденного ею ре­бенка лицам, заключившим с ней договор, а также к этим лицам в случае их отказа от принятия ребенка;

5)   иные условия, определяемые соглашением сторон.

Договор заключается в письменной форме, подлежит обязательному удостоверению в нотари­альной конторе. Расторжение договора возможно в случае намеренного нарушения суррогатной ма­терью режима вынашивания беременности.

По договору суррогатная мать обязана:

1)   встать на учет на раннем сроке беременности (до 12 недель);

2)   регулярно наблюдаться у врача и строго выполнять его рекомендации;

3)   постоянно следить за состоянием своего здоровья;

4)   информировать лиц, заключивших с ней договор, о течении беременности.

Суррогатная мать не вправе отказаться от передачи рожденного ею ребенка лицам, заключив­шим с ней договор, а равно передавать ребенка другим лицам. Данное положение, на наш взгляд, яв­ляется спорным.

Справедливо, что у потенциальных родителей ребенка имеется генетическая связь с данным ре­бенком, но с суррогатной матерью у ребенка возникает связь биологическая, психологическая, эмо­циональная. Российский законодатель, к примеру, отдал предпочтение интересам суррогатной мате­ри, т. е. она должна дать согласие не только при заключении договора о суррогатном материнстве, но также должна подтвердить согласие на запись их в качестве родителей, после рождения ребенка. При отказе от этого подтверждения суррогатная мать вправе сама записать себя в качестве матери рож­денного ребенка. По мнению М.В.Антокольской: «Данная норма должна быть признана достижением нового Семейного кодекса РФ. В ней сформулировано весьма удачное решение сложной с точки зре­ния морали проблемы. При использовании суррогатного материнства возникает противоречие между интересами лиц, заключивших договор на вынашивание ребенка и являющихся его генетическими родителями, и женщиной, осуществляющей вынашивание. Поскольку лица, заключившие договор на вынашивание, являются генетическими родителями ребенка, они могут связывать свои надежды и родительские чувства с его появлением на свет. Отказ суррогатной матери от подтверждения согла­сия на запись их в качестве родителей может причинить им серьезную травму. Суррогатная мать в свою очередь, не являясь генетической матерью, тем не менее имеет с ребенком биологическую связь. В процессе беременности и родов проявляются ее материнские чувства, которые могут пол­ностью изменить ее отношение к ребенку и к заключенному ею соглашению. Если бы она по закону была обязана передать ребенка лицам, заключившим с ней договор, это могло оказаться для нее столь тяжелой утратой, как и потеря собственного ребенка. Поэтому при разрешении данной коллизии ин­тересов предпочтение было отдано интересам суррогатной матери. Факт вынашивания или рождения был признан социально и эмоционально более значим, чем генетическое происхождение»2.

В данном случае возможны и иные аргументы, поддерживающие эту позицию. Думается, что ка­захстанский законодатель нечетко определился с собственной позицией, иначе как объяснить данное положение в соотношении с п. 4. ст. 17, что в содержании договора должны быть предусмотрены ус­ловия и меры в отношении суррогатной матери в случае отказа от передачи рожденного ею ребенка лицам, заключившим с ней договор, а также к этим лицам, в случае их отказа от принятия ребенка.

Так вправе или не вправе суррогатная мать отказаться от передачи ребенка лицам, заключившим с ней договор? Данная проблема настолько деликатна и требует разрешения в интересах, в первую очередь, самого ребенка.

Возможно, такая позиция законодателя объясняется отсутствием такого рода практики, однако не хотелось бы, чтобы к женщине в данном договоре относились просто как к инкубатору. Нормы се­мейного права должны наиболее соответствовать нормам морали и нравственности.

Есть обычай казахского народа отдавать старшего внука бабушке и дедушке, либо передавать ребенка на воспитание бездетным родственникам. Никто не изучал данный феномен с психологичес­кой точки зрения, но вряд ли ребенок, имея «двойной комплект родителей», чувствует себя комфор­тно. Он так и не может понять, чей же он ребенок, кто на самом деле его родители.

У русского народа есть поговорка «не та мать, что родила, а та, что воспитала». То есть более значимой является социальная связь. Вопросы суррогатного материнства из этой сферы. Если данный институт нашел закрепление в отечественном законодательстве, значит, медицинская, социальная, демографическая, психологическая необходимость в этом назрела. Это первые шаги в регламентации такого рода договора, они не могут быть безошибочными. Сложность в том, что данные отношения глубоко личные, интимные, душевные и эмоциональные. Бесплодие — беда, сопровождающая чело­вечество на протяжении всего его существования. Не зря в традиционных обществах, когда умирает мужчина, у которого есть дети, говорят «он ушел», когда умирает бездетный, говорят «он кончился».

Законодатель создал правовую основу для лиц, которые, имея проблемы с репродуктивным здо­ровьем, тем не менее, хотят продолжить себя в своих детях. Суррогатное материнство — одно из ре­шений проблемы. 

 

Список литературы

  1. НорберРулан. Юридическая антропология. - М., 2000. - 261-262 с.
  2. АнтокольскаяМ.В. Семейное право. - М., 1996. - 195-200 с.
Фамилия автора: М.Ж.Муканова
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика