Вопросы истории национально-освободительного движения под предводительством Кенесары Касымова

Период 20-40-х годов XIX в. является одним из судьбоносных в отечественной истории. Именно в это тридцатилетие произошли события, определившие судьбу казахского народа на предстоящие 150 лет. В 20-х годах власть царского правительства прочно закрепилась в Казахстане, а ханская власть к тому времени была ликвидирована «Уставом о сибирских киргизах» 1822 г. в Среднем жузе и реформой 1824 г. («Уставом об оренбургских киргизах») в Младшем жузе. В конце 30-х годов была сделана новая попытка создания Казахского государства под протекторатом России. Казахский на­род, долгие годы стоявший перед альтернативой — быть ли подчиненным царской России, Китаю или среднеазиатским ханствам, избрал первый путь.

Первостепенное значение имеет детальное выяснение причин, побудивших казахский народ ориентироваться на Россию и связать свое будущее с судьбой русского народа, а также методов его борьбы против царской политики присоединения, подчинения и превращения Казахстана в конечном счете в колонию. Реакционная, жесткая колонизаторская политика российского самодержавия, про­тив которого боролись лучшие сыны как русского, так и казахского народов, встретила ожесточен­ный отпор казахских народных масс.

В 30-40-е годы XIX в. происходит одно из наиболее крупных в истории казахского националь­но-освободительного движения восстание под руководством Кенесары Касымова. Оно продолжалось в течение десяти лет, последовательно охватив все три казахских жуза, и вовлекло в борьбу широкие народные массы.

Административно-политические нововведения царского правительства были направлены на присоединение не вошедших в состав России казахских земель. Были ликвидированы основные атри­буты казахской государственности: упразднен институт ханской власти, суд биев заменен общеим­перским российским судом, кроме того, были введены российские военные суды, сбор налогов шел в пользу российских властей, строились города, крепости, укрепленные линии, усиливалась роль рус­ского казачества как колониальной опоры царизма. В социальном отношении права всех сословий были ущемлены введением чиновничьих должностей, что полностью изменило структуру правления в казахском обществе. Все эти мероприятия коренным образом изменили всю жизнь казахского тра­диционного общества и привели к росту недовольства реформами царской администрации.

Непосредственным поводом для выступления Касымовых стало образование Каркаралинского и Кокшетауского округов. Это был стратегический ход царского правительства, целью которого были разъединение Среднего и Старшего жузов и захват их территорий. Главным последствием данных преобразований явилось сокращение кочевий казахов, нарушение традиционных кочевых маршрутов, что приводило к потере самостоятельности казахских жузов.

Росло недовольство казахского населения, которое сгруппировалось вокруг потомков Аблай-хана. Во главе недовольных встал султан Саржан Касымов и выступил против политики колонизации казахских земель. Отряды Саржана нападали на царские крепости и укрепления. Для подавления вспыхнувшего восстания царским правительством были посланы карательные отряды. Повстанцам пришлось отступить в южные районы Среднего жуза. Отсюда Саржан с родственниками вынужден был перекочевать в пределы Кокандского ханства, где в 1836 г. он был убит ташкентским бегляр-беком.

Кенесары и его аулы остановились на своих старых кочевьях в горах Улытау, Кшитау, под Джи-ланчиг, и Киынды — на реке Тургай. Здесь кочевали казахи рода кыпшак. До откочевки в Коканд-ское ханство султан Касым был предводителем этого рода.

После смерти Саржана Кенесары Касымов возглавил восстание, часть участников которого были связаны с событиями предшествующих народных движений под предводительством Исатая Тайма-нова, Жоламана Тленчиева, и оно стало мощным взрывом после всех выступлений, имевших локаль­ный характер. Принципы и идеи борьбы, провозглашенной Кенесары, были понятны людям различ­ных сословий — они носили объединительные, социальные начала. В письмах и обещаниях, исхо­дивших лично от Кенесары, наличествовали идеи о том, что крестьянам будут даны пастбищные на­делы, будет прекращено взимание налогов со стороны царского правительства. Кенесары требовал не возводить среди степей новых укреплений, призывал уничтожать возведенные, остановить продви­жение царских войск по казахской земле.

Из слов участников движения явствует, что в отряды Кенесары люди шли в надежде на лучшую жизнь. Многих привлекали требования Кенесары о возвращении казахских земель, уничтожении воз­веденных укреплений. Выступая против кокандцев, Кенесары также выдвигал земельный вопрос. Все это находило отклик в различных слоях казахского населения, прежде всего, конечно, у бесправных и неимущих — байгушей, жатаков, егиншей.

В ноябре 1837 г. Кенесары со своим отрядом совершил нападение на отряд казаков Актауского укрепления, которые сопровождали караван из Петропавловска на юг. Против Кенесары был послан военный отряд, который разорил аул Кенесары и соседние аулы. В том же году сторонники Кенесары призвали народ к откочевке из административных единиц, созданных по приказу царского прави­тельства. Это нашло отклик. Многочисленные казахские роды присоединились к Кенесары.

Когда Кенесары с приверженцами напал на Акмолинский приказ в 1838 г., это послужило сигна­лом для развития восстания. За короткий промежуток времени к восставшим присоединились около 5000 человек, в основном казахи из средней части Оренбургского ведомства, т.е. из Младшего жуза. Ближайшими помощниками Кенесары стали бывшие туленгуты его отца и деда. В состав вооружен­ных отрядов вошли главным образом аргыны и часть кыпчаков.

Отряды Кенесары нашли поддержку и в восточной части Младшего жуза. Казахи родов шоме-кей, тама, табын, торткара выступили против ущемления их прав, что было вызвано постройкой Но-во-Илецкой и Новой линий. Здесь Кенесары сошелся с Жоламаном Тленчиевым, затем с бием Сред­него жуза Шегеном Мусиным.

К декабрю 1838 г. отряды Кенесары контролировали все торговые пути из Сибири, Урала в Среднюю и Центральную Азию. Те казахские аулы, которые не поддерживали повстанцев, подверга­лись барымте. Большое значение сыграло присоединение к Кенесары отрядов батыра Жоламана Тленчиева. Призыв Кенесары к откочевкам поддержали и многие казахи Сибирского ведомства.

К весне 1839 г. влияние Кенесары Касымова возросло настолько, что под его контроль попали все торговые пути от Троицка и Сибирской линии до Ташкента. Это давало возможность взимать пошлины, что послужило поводом для генерал-губернатора В.А.Перовского весной 1839 г. преду­предить Кенесары и послать против султана отряд под командой войскового старшины Лебедева, ко­торый разгромил аулы дяди Кенесары — султана Абдуллы Аблаева. Но продвинуться дальше в степь Лебедев не смог. В это время Кенесары появился вместе с джигитами Жоламана и разгромил аулы казахов, не желавших присоединяться к нему. Особенно пострадали кыпчаки. С Сибирской линии был послан отряд под командованием полковника Горского, разгромивший часть аулов Кенесары. В июне того же года нападение повторилось. Кенесары вынужден был перекочевать в Каракумы. Но там не хватало пастбищ, шел падеж скота. Зимой 1839-1840 годов большое количество аулов ушло от Кенесары. Наметился временный краткосрочный спад восстания. От Кенесары потребовалась бо­лее четкая программа действий.

Под напором карательных отрядов летом 1840 г. Кенесары и его отец Касым вынуждены были откочевать с аулами в пределы Кокандского ханства. Здесь отец Кенесары Касым был убит коканд-цами. Сам Кенесары откочевал в Кызылкумы, где кочевали роды шекты и торткара. К этому времени вопрос о национально-освободительной борьбе отошел на второй план. Кенесары задумал отомстить Кокандскому хану за гибель близких, это подтолкнуло его на переговоры с царским правительством о примирении. Обеспечив тыл со стороны русской границы, Кенесары начал борьбу с Кокандом. В октябре 1841 г. отряд Кенесары осадил Сузак, но взять его не смог. Затем Кенесары вступил в союз с Бухарой против Коканда. К началу 1842 г. Кенесары кочевал по Сарысу и был совершенно недосяга­ем для Оренбургской администрации.

Восстание Кенесары Касымова поддерживалось народными массами. Это объясняется сочувст­вием народа идее Кенесары, который стремился объединить силы трех жузов и образовать единое государство, а отношения с Россией строить на основе протектората, при котором сохраняется терри­ториальная целостность и государственная самостоятельность Казахстана. Однако царское прави­тельство и местная военная администрация делали все для того, чтобы «обескровить» движение Ке-несары, силой оружия поставить на колени и добиться признания того, что казахские земли — неотъ­емлемая собственность Российской империи. С этим не могли согласиться ни казахский народ, ни Кенесары Касымов.

Тактика борьбы Кенесары состояла из внезапной атаки и быстрого отступления, потому что его плохо вооруженные и не обученные военному искусству отряды не могли решиться на серьезное столкновение с царскими войсками. Несмотря на это военным силам царского правительства при­шлось вести против Кенесары и его сторонников длительную борьбу, поскольку их дружины в усло­виях степных просторов были почти неуловимы.

Своим героизмом, преданностью делу борьбы за свободу своего народа Кенесары заслужил то, что в 1841 г. был избран ханом. Но он не стремился им быть и впоследствии подписывал все доку­менты скромно — «султан Кенесары». Среди соратников Кенесары были батыры из различных жузов и родов: Агыбай из рода шубыртпалы, Жанайдар из рода суюндук, Иман Дулатов, дед Амангельды, из кипчаков, Жоламан Тленчиев, Бухарбай из рода табын, Бугубай и Саурык из рода дулат, Ангай из рода атыгай, Босыгара из рода кипчаков. Помощницей в восстании была сестра Кенесары Бопай. Именно она убеждала своего мужа Семеке и его сородичей принять участие в восстании. Когда они отказались, Бопай покинула мужа и вместе с сыном ушла к Кенесары, возглавив один из отрядов вос­ставших.

Наивысший подъем борьбы под предводительством Кенесары Касымова приходится на 1841­1845 годы, когда Кенесары был провозглашен ханом. Программные положения его после многолет­ней борьбы стали конкретнее. Кенесары и его ставка в этот период логично и стройно проводили внутреннюю, финансовую, военную политику. Взвешенность и реальность характеризовали отноше­ние к России и Среднеазиатским ханствам. Кенесары по-прежнему отвергал предложения России и Хивинского ханства о подданстве.

Сибирский генерал-губернатор П.Д.Горчаков настаивал на политике карательных отрядов, тем более, что отряды Кенесары вновь появились между реками Илеком и Уралом. Новый оренбургский губернатор В. А.Обручев обратился к Кенесары с требованием прикочевать к линии, угрожая в про­тивном случае объявить его мятежником. Однако Кенесары не выполнил приказа и запретил казахам платить России кибиточный сбор. Тогда П.Д.Горчаков и В.А.Обручев договорились о посылке в степь отряда, который мог бы действовать в пределах Западно-Сибирской и Оренбургской губерний.

В июле 1843 г. к озеру Акколь выступил карательный отряд под командой войскового старшины Лебедева. Дойдя до реки Иргиз, Лебедев встретил отряды Кенесары и потребовал, чтобы тот прико­чевал к линии, как ему было приказано. Место для кочевок аулов Кенесары отвели на южных скло­нах Мугоджарских гор.

Кенесары со своим отрядом появился в районах, смежных с линией, и разгромил аулы рода ти-леу, которые были сторонниками царского правительства. Для подавления отрядов Кенесары из Оренбурга были посланы крупные вооруженные силы под командой полковника Бизанова. К ним присоединились отряды султанов — правителей Средней и Западной части Младшего жуза. В начале сентября 1843 г. произошло несколько стычек, после чего, из-за полного истощения, отряд Бизанова вынужден был вернуться на линию. Между тем Кенесары господствовал в степи, его влияние распро­странилось на районы рек Тургай и Сырдарья.

Не добившись сколько-нибудь значительных успехов в борьбе против Кенесары в течение семи лет, царская администрация временно пошла на примирение с ним. С этой целью к нему в ставку бы­ли направлены сначала посольство Долгова, а несколько позже — офицер генерального штаба Герн с группой послов. Они обещали привлечь Кенесары на административную службу, выделить для зим­ней и летней кочевки урочище Кара-Куга и так далее. Однако Кенесары не захотел принять ни Дол­гова, ни Герна, ни их условий. Мятежный султан отказался принести присягу на верность царскому правительству. Тогда каратели начали решительную атаку Кенесары. По предписанию Николая I, в 1845 г. в степь были направлены новые отряды для борьбы против Кенесары и создания укреплений на Иргизе и Тургае.

Правительство стремилось вытеснить Кенесары из Оренбургского края, построив несколько укреплений в районе Аральско-Сырдарьинского бассейна. Зажатый с двух сторон, Кенесары вынуж­ден был оставить Сары-Арку и перенести центр восстания в Старший жуз. Сибирские же власти, предупреждая прибытие отрядов Кенесары в этот регион, под видом проведения переписи населения и скота направили в Жетысу значительные силы с артиллерией под командой председателя Сибир­ского пограничного правления генерала Вишневского. Под давлением превосходящих сил противни­ка Кенесары перешел на правый берег реки Или и оттуда перекочевал в предгорья Алатау, создав уг­розу алатауским киргизам.

С постройкой военных укреплений царские войска оказались в центре кочевий Кенесары Касы-мова. Больше оставаться на Тургае стало невозможно из-за близкого соседства русских укреплений, пришлось откочевать в район рек Сарысу и Чу. Здесь он хотел объединить казахов Старшего жуза и население Киргизии для борьбы с Кокандом. Но его намерение не получило поддержки среди кирги­зов. После поражения, нанесенного ему киргизами весной 1846 г., он ушел в Каратау, а в сентябре того же года занял труднодоступный полуостров Камал в устье реки Или. Здесь Кенесары вновь сде­лал попытку привлечь киргизов на свою сторону для ведения совместной борьбы против кокандцев и приближающихся со стороны Капала отрядов Абакумова. Переговоры Кенесары с киргизами оста­лись безуспешными. Более того, они начали подстрекать своих сородичей к нападению на казахские аулы. Внезапно напав на отряд известного батыра Старшего жуза Саурыка во время пребывания его на отдыхе, киргизы перебили его джигитов и угнали более семисот лошадей. Сам Саурык во время погони попал в засаду и был убит. Это послужило поводом для начала новых столкновений.

В 1847 г. Кенесары вторгся в пределы Киргизии с основной целью — вести борьбу с Кокандом, врагом казахского и киргизского народов, а также с киргизскими манапами, являвшимися верными союзниками кокандских беков. Но при этом он допустил большую ошибку, заключавшуюся в том, что в Киргизии Кенесары применил типично феодальные методы борьбы. Его репрессии обрушились не столько на манапов, сколько на киргизский народ. Правда, жестокость проявлялась обеими сторо­нами. Киргизские манапы, подкупленные царскими генералами, в своих письмах к властям хвалились тем, что умертвили «бесчисленное количество приверженцев Кенесары». В Киргизии Кенесары при­шлось иметь дело не с феодальными дружинами манапов, а с сопротивлением значительной части народа, что погубило его.

Последнее сражение Кенесары с киргизами происходило в горах Кеклы, недалеко от Бишкека. Исход сражения заранее был предрешен в пользу манапов, так как Кенесары, по существу, был окру­жен с трех сторон, а пробиться через болотистую реку Карасу было делом опасным и рискованным. В итоге попытка вырваться из окружения окончилась неудачно. Наурызбай (брат Кенесары) вместе со своим отрядом погиб в неравной борьбе, а Кенесары был захвачен в плен.

Перед казнью, при огромном стечении людей, Кенесары запел песню. В ней он вспомнил весь суровый путь борьбы во имя свободы и независимости своей страны, привольную степь Сары-Арки и своих соратников, павших на поле брани. Голова казненного Кенесары была доставлена в Омск, от­туда — в Петербург. За этот «подвиг» Калигула Алибеков и ему подобные, по их же свидетельствам, были удостоены наград царя и Российской империи.

Внук хана Аблая, сын султана Касыма, Кенесары родился в 1802 г. в семье, почти столетие иг­равшей руководящую роль в политической жизни Среднего жуза. Активная политическая деятель­ность, по свидетельству Е.Б.Бекмаханова, была традицией семьи, начиная с деда и кончая братьями и сестрами Кенесары. Образ деда, прославленный в песнях и легендах, был любим Кенесары. Он гор­дился Аблаем и подчеркивал, что является продолжателем его дел и законным наследником его прав.

Кенесары открыто и прямо заявлял, что «будет ходить путем деда своего» и что он борется за «при­надлежавшие его деду Аблаю земли». В своих воззваниях он напоминал, что при Аблае «казахи жили свободно и мирно». У Кенесары Касымова была четкая позиция — стать ханом независимых казахов и хозяином казахской земли, а не вассалом Российской империи. Кенесары предпочитал жить дружно и на равных правах с русским народом.

Жесткая колониальная политика царизма вызвала гневный протест Кенесары. Уже в 20-30-х го­дах царская Россия, наступая на казахские степи с двух сторон, — со стороны Сибири и Оренбурга, захватила значительную часть лучших казахских земель и вплотную придвинулась к центральным районам Казахстана. Кенесары в отчаянии писал царским властям: «Теперь, с каждым днем захваты­вая наши земли, на них закладывают укрепления и этим доводят население до отчаяния. Это не толь­ко для нашей будущности, но и для сегодняшнего существования опасно». Это и другие письма оста­вались без ответа, и, наконец, в 1845 г. наступил финал переписки. «Все киргизы Оренбургского ве­домства, кочующие на землях Киргиз-Кайсацкой степи, составляют неотъемлемую собственность Российской Империи», — говорится в высочайшем царском повелении. Далее в письме царского пра­вительства следовали еще несколько не менее унизительных для казахского народа пунктов. Ханская власть высочайшим постановлением отменялась. Степные правители теперь назначались царем, а не путем традиционного избрания.

Из вышесказанного ясно, что именно в 20-40-е годы прошлого века явилось причиной одного из наиболее крупных в истории казахского освободительного движения восстания под руководством Кенесары Касымова, в котором так или иначе участвовали все основные казахские роды, хотя всту­пали они в него не одновременно.

Казахстан оказался в центре сложного узла внешних и внутренних политических проблем. С од­ной стороны, агрессия среднеазиатских ханов Хивы, Бухары и Коканда создавала угрозу порабоще­ния, с другой — такая же угроза исходила от царской России. Казахский народ, испытывавший двой­ной гнет, пошел за Кенесары, ожидая, что его победа облегчит ставшие невыносимыми условия жиз­ни. Документы и современники мятежного султана свидетельствуют, что с первых же дней восстания к Кенесары присоединились представители различных национальностей, жившие поблизости. Вместе с казахами на борьбу с общим врагом — царизмом — поднимались скрывавшиеся в казахских степях от преследования властей русские, каракалпаки, киргизы, башкиры, татары, узбеки, туркмены. Кене-сары с распростертыми объятьями встречал всех бежавших к нему представителей других народов, предлагая им, в соответствии с их знаниями и опытом, хорошие посты.

Отметим, что к Кенесары с уважением и сочувствием относился подполковник Российского ге­нерального штаба и оренбургский военный губернатор В. Перовский. Среди множества положитель­ных отзывов можно выделить следующие два. Штабс-капитан Фомаков в 1844 г. говорил: «Умный, отважный потомок Аблая, хан Средней орды, успел все покушения сибирских отрядов против себя сделать тщетными, так как приобрел в этих странах некоторую славу как предводитель. К нему сле­тались роями все разбойники, скитавшиеся в сих местах...». Историк И. Я. Коншин в 1903 г. писал: «Это был выдающийся во всех отношениях человек, далеко стоявший выше таких вождей, волно­вавшихся за киргиз, как Худайнеды Газин, Сиванкул Ханжожин и другие. Все они не были способны выйти из узкой сферы родовых киргизских отношений, и только в лице Кенесары Касымова мы встречаем в истинном смысле народного киргизского героя, мечтавшего о политическом единстве всех киргиз без различия племен и даже орд». Этим русские офицеры признавали право последнего казахского хана на требования, выдвигаемые им царской администрации.

Крупным политическим просчетом Кенесары было то, что он во время борьбы с султанами и бия-ми нападал на аулы мирных родов. Трижды подверг жестокому разгрому аулы рода жаппас за отказ примкнуть к восстанию. К сожалению, в отличие от деда, он, скорее, был полководцем, чем политиком. Эмоции часто брали в нем верх над разумом. Вместо того, чтобы обрушиться на феодально-родовую верхушку, а народ привлечь на свою сторону, он без разбора громил тех и других, тем самым увеличи­вая число врагов восставших. Царское правительство воспользовалось этой его ошибкой. Оно стравли­вало казахов между собой, а на Кенесары наклеило ярлык деспота, тирана, разбойника, врага казахско­го народа. Между тем историческая справедливость требует признать за Кенесары Касымовым право быть человеком своего времени. Будучи государственным деятелем, он не мог преследовать интересы однодневной значимости. Хан Кене думал о будущем своего народа и государства.

 

Список литературы

  1. Бекмаханов Е.Б. Казахстан в 20—Ю годы 19 века. — Алматы, 1992.
  2. Национально-освободительная борьба казахского народа под предводительством Кенесары Касымова: Сб. док. — Ал­маты, 1996.
  3. Национальные движения в условиях колониализма (Казахстан, Средняя Азия, Северный Кавказ). — Целиноград, 1991.
  4. Исторический опыт защиты Отечества. — Алматы, 1999.
  5. Историческая наука Советского Казахстана. — Алма-Ата, 1990.
Фамилия автора: Ж.Д.Кусаинова
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика