К вопросу о трудностях художественного перевода

Потребность общества в переводе существует с незапамятных времен - с тех самых, когда единое прежде племя людей разделилось на множество других племен, и у древних людей возникла насущная необходимость общения с себе подобными, пользующимися другими наречиями. Следует сказать, что люди, понимавшие и тех, и других, и при посредничестве которых становился возможным акт общения, были немногочисленны, их очень ценили и именно они были первыми переводчиками [1].

С возникновением письменности к устным переводчикам - «толмачам» присоединились и переводчики, переводившие различные тексты официального, религиозного и делового характера. С самого начала перевод выполнял важнейшую социальную функцию, делая возможным взаимодействие и взаимообогащение литератур и культур [6].

Примером может послужить тот факт, что в СССР были и есть самые осведомленные читатели, прекрасно знающие не только мировую классику -Шекспира и Бернса, Диккенса и Голсуорси, Лафонтена и Бодлера, Мопассана и Бальзака, Манна и Фейхтвангера, но и творчество таких современных писателей, как Апдайк и Брэдбери, Фриш и Труая, Лем и Хейли. Это объясняется тем, что огромное число произведений мировой литературы было переведено на русский язык и было доступно практически всем. Но СССР заслужил титул не только «самой читающей страны в мире», но и титул «страны самой богатой литературы». Произведения великих русских и русскоязычных писателей всегда вызывали интерес во многих странах - в Европе прекрасно знают и любят Толстого и Достоевского, французы познакомились с Центральной Азией через высокую поэзию Олжаса Сулейменова, японцы обожают и очень тонко понимают Чехова и Кима, Америка зачитывается Довлатовым, и буквально весь мир узнал и полюбил «Джамилю» Айтматова, и все это - благодаря труду переводчиков. Поистине, для прекрасного нет непреодолимых преград, хотя всем известно, что барьеры, стоящие на пути обмена информацией, были всегда многочисленны и значительны [1].

Все эти барьеры, именуемые проблемами перевода, на протяжении многих лет привлекают пристальное внимание исследователей - лингвистов и литературоведов. В данной статье рассматриваются проблемы художественного перевода как особого вида перевода и искусства.

В настоящее время все больше лингвистов в своих работах уделяют внимание этому вопросу [8].

Еще переводчики античного мира широко обсуждали вопрос о степени близости перевода к оригиналу. В ранних переводах Библии или других произведений, считавшихся священными или образцовыми, наблюдалось стремление буквального копирования оригинала, приводившее порой к неясности или даже полной непонятности перевода. Поэтому позднее некоторые переводчики пытались теоретически обосновать право переводчика на большую свободу в отношении оригинала, необходимость воспроизводить не букву, а смысл или даже общее впечатление, «очарование» оригинала. Уже в этих первых высказываниях о целях, которые должен преследовать переводчик, можно найти начало теоретических споров нашего времени о допустимости буквального или вольного перевода, о необходимости сохранить в переводе то же воздействие на читателя, которым обладает оригинал, и т.п. [3, 6].

Интересно также отметить, что очень хороший перевод иногда и не считается переводом, во всяком случае, об удачном переводе обычно говорят как о конгениальном. Гоголь в этом случае сравнивал переводчика с невидимым, прозрачным стеклом. Примером тому могут послужить переводы В. Чуковского, которые, по словам В.Г. Белинского, «даже нельзя назвать переводами, так как они читаются как оригиналы». Это утверждение связано с проблемой возможности выполнения полноценного перевода художественного произведения вообще [4].

Возможно ли совершенно точно и полно передать на одном языке мысли, выраженные средствами другого языка? По этому вопросу в научной среде традиционно сложились две противоположные точки зрения. Согласно первой точке зрения, которая носит название «теории непереводимости», полноценный перевод с одного языка на другой вообще невозможен вследствие значительного расхождения выразительных средств разных языков; перевод является лишь слабым и несовершенным отражением оригинала, дающим о нем весьма отдаленное представление. Вторая точка зрения, которой придерживается большинство исследователей, заключается в том, что любой развитый национальный язык является вполне достаточным средством общения для полноценной передачи мыслей, выраженных на другом языке. Это тем более справедливо в отношении русского языка - одного из самых развитых и богатых языков мира. Практика переводчиков доказывает, что любое произведение может быть полноценно (адекватно) переведено на русский язык с сохранением всех стилистических и иных особенностей, присущих данному автору.

Таким образом, само существование перевода является доказательством его возможности. Следовательно, адекватный перевод художественного произведения также возможен. Более того, следует сказать, что существуют переводы произведений писателей - признанных мастеров письма, по всем параметрам превосходящие оригинал, правда, они единичны [1].

Каждый переводчик художественного произведения по-своему решает основной вопрос языкового перевода: точность или красота (fidelity or beauty). Но что понимать под точностью? Следование букве или духу оригинала? При этом одни переводчики считают важным соответствие перевода духу родного языка и привычкам отечественного читателя, другие - настаивают, что важнее приучить читателя воспринимать иное мышление, иную культуру и для этого идти даже на насилие над родным языком. Выполнение первого требования ведёт к вольному переводу, выполнение второго - к переводу дословному, буквальному. В истории культуры эти два типа переводов сменяют друг друга [3].

Художественный перевод текстов требует исканий, выдумки, находчивости, вживания, сопереживания, остроты зрения, раскрытия творческой индивидуальности переводчика. Поскольку в результате перевода художественного текста и перевод должен получиться художественным, важно уметь писать на родном языке. Не случайно лучшими переводчиками бывают хорошие поэты и писатели, даже если они не знают языка оригинала в совершенстве. Ведь не только профессионализм и высокий уровень компетентности, но и талант автора являются важнейшими факторами, оказывающими влияние на качество перевода произведения художественной литературы. Так, например, Б.Пастернак взялся за переводы после долгих лет собственного творчества.

Итак, хороший переводчик является в определенном смысле творцом, но о каком творчестве может идти речь в данном случае? Вопрос этот и по сей день остается открытым. Существует мнение, согласно которому творчество переводчика подобно творчеству актера. Известно, что наивысшим достижением творчества актера является не отклонение от замысла драматурга, а его воплощение. Однако каждый большой артист по-своему решает эту задачу: то же можно сказать и о хорошем переводчике, творчество которого состоит в своеобразной интерпретации оригинала, либо подобно последней. Допущение возможности интерпретации подразумевает многообразие переводческих решений [3, 4].

Т.А. Казакова в своей книге «Практикум по художественному переводу» также говорит о ролях, которые, в зависимости от ситуации, выбирает себе переводчик. Иногда он становится ярым противником автора, увлеченным идеей создания текста, равноценного по художественному воздействию оригиналу, но при этом отличающегося от последнего по своим лингвистическим, образным и культурным характеристикам; иногда - ревностным сторонником, точно и скрупулезно воссоздающим текст оригинала на переводящем языке в мельчайших деталях; а иногда и роль просветителя, который сам решает, что и как нужно переводить, в первую очередь, заботясь о читателях. Его не прельщает роль соперника или сторонника автора, он предпочтет стать невидимым, прозрачным ради читателя. Привнося что-то новое, отбрасывая какую-то часть материала, производя разного рода замены, переводчик создает художественное произведение понятное и близкое читателю [5].

По мнению многих исследователей, лучшие переводы могут содержать условные изменения по сравнению с оригиналом - и эти изменения совершенно необходимы, если целью является создание аналогичного оригиналу единства формы и содержания на материале другого языка, однако от объема этих изменений зависит точность перевода - и именно минимум таких изменений предполагает адекватный перевод [2].

Какими бы не были доводы переводчиков, придерживающихся крайних точек зрения по поводу процесса перевода, давно известно, что переводы, слишком близкие к тексту оригинала или, что еще хуже, слишком далекие от него, - являются неудачными. Должна существовать некая золотая середина, создающая своего рода баланс между всеми усилиями и попытками переводчика. И если в определенный период времени, в определенном месте перевод выполняет все свои функции, значит, такой перевод можно считать качественным. Как только перевод по какой-либо причине перестает выполнять свои функции, его следует заменить другим вариантом перевода [5].

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Алтайбаева Д.Ю. Мир перевода. - Лотос-Астана, 2008
  2. Бархударов Л.С. Язык и перевод. - М.: Международные отношения,1975
  3. Брандес М.П., Привоторов В.И. Предпереводческий анализ текстов. -М.: НВИ-Тезаурус, 2001
  4. Джваршейшвили Р.Г. Психологическая проблема художественного перевода. - Тбилиси: Мецниереба, 1984
  5. Казакова Т.А. Практикум по художественному переводу. - Спб: Союз,
  6. Паршин А. Теория и практика перевода. - М.: Наука.
  7. Саленко О.Ю. Проблемы художественного перевода художественного произведения. - bestreferat.ru/referat-97160.html
  8. Симен-Сверская О.Э. Проблема личности переводчика в художественном переводе. - gumer.info/bibliotek_Buks/Linguist/shveyz/p20.pdf
Фамилия автора: Мендагазиева С.С.
Год: 2011
Категория: Филология
Яндекс.Метрика