Художественный творческий контекст и проблема перевода

При работе с текстом иноязычного происхождения важную роль для его полного понимания играет перевод, в частности при обращении к художественному тексту, где необходимо избегать непонимания и всегда важно уметь подобрать «нужные слова» для максимально точной передачи задумки автора.

При этом эрудиция переводчика и глубина знания им языков, участвующих в процессе коммуникации, то есть перевод, оказывается зависимым от соотношения - сходства и различия - конкретных языковых систем: исходного языка (ИЯ) и переводящего языка (ПЯ).

Независимо от среды обитания языковой общности объективно существуют и отражаются сознанием понятия предмета, качества, процесса; единичности и множественности предметов; степени качества; настоящего, прошедшего и будущего времени; реальности либо нереальности действия и так далее. Это указывает на возможность передачи мысли, выраженной средствами одного языка, на другой язык, поэтому существуют закономерные межъязыковые соответствия. Однако условия существования, быта и трудовой деятельности народов различны, как различны темпы и пути их исторического и социокультурного развития, что находит отражение в специфических «языковых картинах мира», в своеобразии языковых систем.

Различия в способе структурирования, членения действительности проявляются, например, в том, что в основу обозначения предмета в разных языках могут быть положены различные признаки, свойства, например, Mwwcmarmonika - губная гармошка, Eisbar - белый медведь, 2ascwewtuch -носовой платок. В немецком языке для обозначения прошедшего времени существуют три глагольных формы (Praеteritum, Perfekt, Plusquamperfekt), а в русском языке одна. Временные формы в немецком языке, в отличие от русского, могут обозначать не только момент действия, но и сопряженность различных действий во времени: их одновременность либо последовательность: в русском языке глагол имеет категорию вида, отсутствующую в немецком языке.

Этот неполный перечень расхождений между системами немецкого и русского языков необходимо дополнить расхождениями в словообразовательном аспекте. В немецком языке самым продуктивным способом словообразования является словосложение - в русском префиксация и суффиксация; в русском языке развита система суффиксов прилагательных, с помощью которых образуются относительные прилагательные, в немецком языке разряд относительных прилагательных развит слабо. В немецком языке широко используется образование слов в процессе речи, для русского языка такое использование словообразования не характерно.

Таким образом, наряду с чертами сходства языки обнаруживают и существенные расхождения на всех уровнях: фонетическом, лексическом, грамматическом, словообразовательном [1, с. 5-6], и судьба художественного творческого контекста, то есть системы стилем и стилистических комплексов оригинала во многом зависит от переводчика. Переводчик может оказаться сильнее или слабее автора подлинника.

В первом случае переводчик рыхлое сочетание слов сцепляет железными цепями в художественном контексте, а во втором, будучи не в состоянии в языке перевода создать художественный творческий контекст, разрушает соотношения элементов стилистического ядра и стилистической периферии, то есть разрушает творческие контексты; слова становятся рядовыми, происходит распад системы стилем, что связано с утратой речевыми единицами их стилистической достаточности и стилистической однозначности [2, с. 224].

Переводчик не свободен в своем деле. Но это не значит, что он является рабом оригинала, то есть в определенной степени при переводе он берет на себя собственную инициативу. С самого начала необходимо дать разъяснение точки опоры этого суждения:

1) в каждом художественном тексте все элементы выражения обработаны, поэтому большинство слов, употребляемых писателем, неоднозначны. Здесь именно язык оригинала требует от переводчика брать на себя инициативу;

2) переводчик - в первую очередь читатель оригинального текста, у которого «свой жизненный опыт, своя парадигма ценностей, свои нравственные акценты, свой художественный вкус». Иначе говоря, как он воспринимает текст, так и переводит его. Следовательно, «никакой перевод с одного языка на другой не является абсолютно точным с точки зрения носителей этих языков» [3, с. 130-137].

При анализе перевода задачи литературоведов и лингвистов различны. Но литературоведческий анализ соотношения оригинала с переводом должен дополняться лингвистическим, так как самым главным средством литературы, в том числе и перевода, является язык. И анализ языка перевода, как и его контекста, требует сопоставительного подхода. При этом необходимо исходить из принципов общей теории перевода. Ее опыт в сфере межъязыковых отношений помогает определить характер трудностей, возникающих при переводе и сопоставлении языков оригинала и перевода. В этом отношении очень важно, с какого языка сделан перевод: с языка родственного или неродственного; с языка типологически сходного или несходного; с языка одной эпохи или разных эпох.

Невозможно проводить анализ языковых единиц исходного языка и языка перевода без предварительного знания значений, в которых употребляются термины «эквивалентность» и «адекватность» в переводческой литературе. Эти термины толкуются по-разному. Но практика перевода показывает, что они не всегда заменимы.

Адекватность является относительным, субъективным понятием, которое зависит от восприятия читателя. С этой точки зрения адекватный перевод не всегда требует эквивалентности. Переводчик вместо некоторых единиц из безэквивалентной лексики может использовать другие слова. Например, скороговорки, не имеющие эквивалентов в переводном языке; имена собственные и названия местности, которым автор дает смысл и содержание в оригинале. Эквивалентность и адекватность при переводе являются важнейшими категориями переводоведения, употребляются и при выяснении вопроса о том, возможно ли анализировать перевод теми же методами, какими анализируется оригинал. На наш взгляд, это допустимо при анализе только некоторых элементов: сюжетной линии, фабулы, действий, характеров персонажей, мотивов, информации, безэквивалентной лексики и т.п.

По мнению Х. Махмудова при несоответствии отдельных речевых средств ИЯ и ПЯ во многих случаях даже дословный перевод произведений выглядит намного лучше, чем «творческий» перевод рядовых поэтов. Важную роль в таких случаях играют высокая одаренность, мастерство и неутомимый труд переводчика [2, с. 228].

Л. Бархударов, рассматривая с лингвистической точки зрения проблему эквивалентности перевода оригиналу, предлагает разделить типы семантических соответствий лексических единиц двух языков на три группы:

1) полного соответствия;

2) частичного соответствия;

3) отсутствия соответствия [1, с. 130­137].

Слова, входящие в первую группу, имеют в обоих языках только одно лексическое значение. Это, например, математические термины, названия дней недели, времена года, месяцев и пр. Во вторую группу входят многозначные слова. Возможны разные варианты: или круг значений слова в исходном языке шире, чем в переводимом; и наоборот, или каждое из слов в обоих языках кроме общего смысла означает некоторые более узкие понятия. В группу отсутствия соответствия входит безэквивалентная лексика: имена собственные, названия учреждений, организаций, географические наименования и пр. При передаче безэквивалентной лексики применяются способы транслитерации и транскрипции. Переводчик при транслитерации дает графическую форму слова, а при транскрипции - его звуковую форму. В этом отношении транскрипция требует специальных символов, а транслитерация - замены графической формы слова в оригинале графической формой слова в переводе. Эти способы представляют собой определенную трудность.

По данному вопросу Л. Бархударов полагает, что данный процесс вполне преодолим, но в практике перевода переводчик и сегодня сталкивается с проблемой передачи безэквивалентной лексики. Она встречается при передаче графической формы слова, так как буквенные символы алфавитов могут сильно отличаться друг от друга. Что касается проблемы замены произношения звуков, то она более сложная. Вариант транскрипции одного языка отличается от варианта другого [3, с. 130-137].

Я. Рецкером предложена более подробная классификация лексических трансформаций:

1)     дифференциация значений используется при переводе слов, имеющих обобщенное или абстрактное значение. Например, существительное der Westen может быть дифференцированно: запад (сторона света), западные державы. В определенный исторический период слово может приобретать другие значения;

2)     конкретизация значений используется при переводе слов с широким значением. Например, глагол laufen может обозначать не только передвижение бегом, но и быструю ходьбу, глагол essen обозначает процесс еды вообще, но в контексте в зависимости от времени принятие пищи, то есть в зависимости от контекстуального окружения или ситуации может переводиться: завтракать, обедать, ужинать, питаться и другое;

3)     генерализация значений - заключается в замене частного общим, видового понятия родовым: Frauen und Manner - люди; die Strafienbahn rollt -трамвай двигается. Этот прием называю также гипо-гиперонимическим переводом, а соответствия гипо-гиперонимическими соответствиями. Например: Mettwurst - копченая колбаса, Kummel - водка, Striezel - рулет;

4)     смысловое развитие состоит в замене словарного соответствия контекстуальным, связанным с ним логически. Например: wenn er ein Drahtseil aus dem Gutspark zum Turmknopf der Kirche spannen liefie um seinem Duzfreund, dem langen Pfarrer Saretz wahrend der Predigt einen Mann aufs Dach steigen zu lassen - как забавно было бы протянуть проволоку через парк имения к церковному шпилю и пустить этого парня на церковную крышу во время проповеди его закадычного друга пастора Сареца. Сложное существительное Duzfreund связано с глаголом duzen - обращаться на «ты», таким образом, перевод закадычный друг является смысловым развитием;

5)  антонимический перевод состоит в замене утвердительной конструкции отрицательной или наоборот и осуществляется путем замены переводимого слова антонимом с введением отрицания. Например, oft - не редко; Du erinnerst
dich an unsere Wette? - Ты не забыл нашего пари?;

6)      целостное преобразование состоит в некотором смешении, использовании при переводе смежного понятия в пределах одного родового понятия. Например: Der Reichtum der ftinften Avenue, Bostons, Philadelphias ftihlte
in Lachsrot und Gold gehaltenen tiberhitzten Riesensaal, der wahrend des ganzen Konzerts von Tausenden von hastig bewegten Fachern vibrierte (Kellermann) -Богачи пятой улицы, Бостона, Филадельфии наполняли выдержанный в бледно-розовых и золотистых тонах грандиозный, жарко натопленный зал, и весь вечер воздух дрожал от быстрого движения тысяч вееров;

7) компенсация потерь в процессе перевода производится в тех случаях, когда в определенном отрезке текста невозможно передать ту или иную характерную для данного языка особенность (диалект, отступление от языковой нормы) или особенности речи персонажей и их приходится компенсировать другими средствами переводящего языка. Unter dreifiig Dollar war kein Platz zu haben (Kellermann) - Не было мест дешевле тридцати долларов. Предлог unter передан в словосочетании «unter dreifiig Dollar» прилагательным в сравнительной степени - дешевле.

По Х. Махмудову существуют два принципа, два метода в художественном переводе: дословный (стремление дать наиболее точный перевод), контекстуальный. Степень точности бывает различной. По мнению Х. Махмудова, естественно стремление к точности. Но эту точность нельзя сводить к дословному переводу, ее следует понимать как сохранение творческого контекста оригинала, а средств может оказаться достаточно или недостаточно для сохранения соотношения элементов стилистического ядра и стилистической периферии, то есть стилистического комплекса.

Не составляет большого труда сохранение связи между компонентами стилистического ядра и стилистической периферии внутри каждой из групп, но сохранение соотносителей межгрупповой связи компонентов этих двух групп, так как эта связь экспрессивна, представляет чрезвычайную трудность для переводчика. Ведь сохранение этой экспрессивной связи главным образом и решает судьбу стилистического комплекса и, следовательно, всего творческого контекста оригинала. Не всякое отдаление от текста оригинала приводит к желательным результатам. Должны быть границы отдаления и допустимости и нежелательности дословного перевода в поэзии и прозе. Не вызывает сомнения безусловная необходимость дословного перевода в некоторых случаях, например, быть или не быть - вот в чем вопрос В. Шекспира или поэзия - царь-слово; один боролся с тысячью - не обессудь Абая и многое другое [2, с. 234].

Рассмотренные переводческие приемы не являются сводом правил - они лишь результат обобщения накопленного опыта практической работы переводчиков как единственного достоверного источника знаний о том, как осуществляется перевод, какие средства могут быть использованы для создания адекватного оригиналу, полноценного перевода, то есть такого перевода, который не только передает неизменное содержание подлинника, но и отражает его языковое, стилистическое своеобразие и не нарушает при этом норм языка, на который он осуществляется [1, с. 9-16].

Таким образом, не вызывает сомнений утверждение о том, что перевод художественных текстов - самый трудный и своеобразный из всех типов перевода. Ведь именно в художественных текстах во всем спектре представлены выразительные средства языка: сравнения, аллегории, метафоры, аллюзии, оксюмороны и так далее, и именно речь художественной литературы отличается особенной образностью.

Качество перевода во многом зависит от того, являются ли языки оригинала и перевода близкородственными, дальнородственными или же разноструктурными [2, с. 231]. А адекватный перевод образов одного языка на другой - дело далеко не простое, что и продемонстрировано в данной работе на примере перевода метафор с немецкого языка на русский. Интерес к художественной литературе разных народов не ослабевал никогда, так как совокупность художественных произведений писателей и поэтов одной страны представляет собой культурное достояние этой страны. Сейчас, когда достижения технического прогресса открыли людям разных стран доступ к мировому литературному наследию, еще острее стала потребность в переводе художественных произведений.

Переводчик несет ответственность за адекватную передачу смысла, эмоциональной окраски и своеобразия подлинника художественного произведения. На своем пути переводчик сталкивается с определенными трудностями, особенно там, где речь идет о передаче метафорических образов. Поэтому актуальность работы по совершенствованию приемов перевода сохраняется и сегодня.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Гильченок Н.Л. Практикум по переводу с немецкого на русский. - СПб.:Каро, 2006. - 368 с.
  2. Махмудов Х.Х. Русско-казахские лингвистические взаимосвязи. - Алма-Ата: Наука, 1989. - 288 с.
  3. Бирсен Караджа (Турция). Актуальные проблемы перевода художественного текста с русского на турецкий язык (О проблеме транслитерации и транскрипции собственных имен) // Вестник Московского
  4. университета. Серия 9. Филология. - 2007. - № 2. - С. 130-137.
Фамилия автора: Рахимжанова А.С.
Год: 2011
Категория: Филология
Яндекс.Метрика