Языковые законодательства государств – членов ЕВРАЗЭС: правовой статус русского языка в центральноазиатских республиках

Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), в которое вошли Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация и Респуб-лика Таджикистан, было учреждено 10 октября 2000 года в г. Астане. ЕврАзЭС создано для формирования сторонами единого экономи-ческого пространства, а также реализации других целей и задач, определенных в договоре об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях.

Рабочим языком ЕврАзЭС является русский язык, в связи с чем важно исследовать, как после приобретения суверенитета в центрально-азиатских государствах – членах ЕврАзЭС формировалось языковое законодательство и каков правовой статус русского языка в республиках Центральной Азии.

Языковая ситуация в центральноазиатских странах – членах ЕврАзЭС: Таджикистане, Кыргызстане и Казахстане – во многом опре-деляется исторически сложившимися экономи-ческими и культурными контактами народов этих государств, ролью государственного и русского языков в коммуникативно-языковом пространстве республик.

Необходимо подчеркнуть, что рассмотрение законодательной основы софункционирования взаимодействующих в полиэтнических пост-советских республиках государственных и русского языков, а также сложившихся в от-дельных регионах языковых ситуаций в целом, невозможно без анализа динамики изменений этнического состава населения этих регионов.

Так, в Республике Таджикистан (РТ) в советский период первыми по численности населения были таджики, вторыми являлись среднеазиатские тюрки. Наибольшая числен-ность русских в Таджикистане была зафикси-рована переписью 1979 года, когда она составила 395,1 тыс. чел., что по отношению к остальному населению достигало 10,4%. Число таджиков в 1979 году равнялось 58,8%, среднеазиатских тюрков – 22,9%, татар – 79,5 тыс. чел. (2,1%), киргизов – 48,4 тыс. (1,3%), немцев – 38,9 тыс. (1%), украинцев – 35,8 тыс. чел. (1%), других этносов – 2,5%.

По итогам переписи 2000 года, этнический состав Таджикистана представлял собой уже иную картину: численность таджиков составила 79,94%, среднеазиатских тюрков – 15,3%, русских уже было 68,2 тыс. чел., или 1,1%  от общей численности населения республики [1].

Таким образом, за 20 лет численность таджиков увеличилась почти на 2,7 млн. чел., в то время как количество русских уменьшилось на 326,9 тыс., украинцев – на 32 тыс., немцев – на 37,8 тыс., татар – на 60,5 тыс. чел.

В настоящее время население Таджикистана составляет около 7,5 млн человек: 80% тад-жиков, 17% узбеков и 3% других этносов: киргизов, русских, татар, украинцев, корейцев, немцев и др.

Следует отметить, что действовавший до октября 2009 года в республике «Закон о языке» был принят еще в советское время – 22 июля 1989 года, и его основные положения, касав-шиеся статуса русского языка, в последующем были полностью сохранены при принятии Конституции уже суверенного государства Таджикистан в 1994 году и Закона Республики Таджикистан  «Об образовании» в 2004 году.

Так, статья 2 «Закона о языке» гласила, что русский язык как язык межнационального общения свободно функционирует на территории Республики Таджикистан. В статье 5 декларировалось, что Республика Таджикистан гарантирует каждому гражданину право самостоятельного выбора языка общения с органами государственной власти и управления, а также с предприятиями, учреждениями и организациями (включая общественные) и получение граж-данином от них информации и документов на государственном, русском или другом прием-лемом языке.

Статья 21 гарантировала гражданам Рес-публики Таджикистан свободу выбора языка обучения и обеспечивала получение общего среднего образования на таджикском, русском, узбекском языках, а в местах компактного проживания граждан другой национальности – на их родном языке.

Согласно статье 22, Таджикистан обеспе-чивал обучение граждан, проживающих на его территории, таджикскому и русскому языкам во всех общеобразовательных школах (началь-ных, средних) и высших учебных заведениях, а также посредством других форм обучения [2].

С целью улучшения обучения русскому языку Президент Таджикистана 4 апреля 2003 года издал Указ «О совершенствовании препо-давания и изучения русского и английского языков в Республике Таджикистан», в рамках реализации которого Постановлением прави-тельства от 2 декабря 2003 года была принята Государственная программа совершенствования преподавания и изучения русского и англий-ского языков на 2004-2014 гг.

1 октября 2009 года депутаты нижней палаты парламента Таджикистана одобрили проект Закона «О государственном языке», который вступил в силу со дня его опуб-ликования – 6 октября 2009 года, тем самым «Закон о языке» от 1989 года утратил свою
силу.

Согласно новому закону, каждый гражданин Таджикистана обязан знать государственный – таджикский – язык, все печати, штампы организаций республики независимо от формы собственности должны быть на государ-ственном языке, исключительно на таджикском языке должна вестись официальная переписка.

Конституция Таджикистана признает рус-ский язык языком межнационального общения, однако в законе "О государственном языке" особый статус русского языка никак не оговаривается. Граждане РТ обязаны писать письма представителям властей исключительно на таджикском языке, на нем составляются все правовые акты, ведется делопроизводство, он используется в армии и системе образования.

На государственный язык полностью должны перейти суды; на нем ведется вся реклама. Таджикский язык объявляется офи-циальным языком научных исследований и культурных мероприятий, за нарушение тре-бований закона предусмотрены штрафы. Между тем, в межличностных отношениях новый закон  гарантирует гражданам свободу общения на любом языке по их выбору. По мнению парламентариев РТ, новый закон не оттесняет русский язык, так как количество часов, от-водимых для изучения русского и таджикского языков в школах Таджикистана, почти па-ритетно. В новом законе не отмечается, что русский язык останется языком межна-ционального общения в республике, но в Конституции РТ такой статус русского языка сохранен и, как заявил Президент Таджи-кистана, пересматриваться не будет.

В связи со сказанным необходимо подчеркнуть, что целью настоящей статьи является только рассмотрение особенностей языковых законодательств, касающихся положения в них русского языка, поскольку «о действительном функционировании русского языка следует судить не столько по непосредственному отражению его «статуса» в текстах статей законодательных актов, сколько по его реальному использованию в различных сферах общения» [3].

К моменту провозглашения независимости в Казахстане и Кыргызстане, в отличие от других центральноазиатских республик, доля русского и русскоязычного населения была очень значительной, что во многом предопределяло языковую политику этих государств [4].

Так,  22 сентября 1989 года был принят первый Закон Казахской ССР«О языках в Казахской ССР», а 23 сентября 1989 года – первый Закон Киргизской ССР «О государственном языке Киргизской ССР».

В самих наименованиях законов о языках выявляются приоритеты, заложенные законода-телями, с учетом, прежде всего, реально существовавшего в то время этнического состава населения республик и доли в этом составе титульных наций. Так, если киргизы в период принятия закона составляли боль-шинство граждан своей республики, то в Казахстане, по данным переписи населения 1989 года, титульная казахская нация не составляла даже половины населения республики, пред-ставляя только 2/5 от общего числа жителей Казахской ССР.

В последующие 10 лет в суверенном Казахстане произошли гигантские демографические процессы, связанные, в первую очередь, с оттоком значительной части населения за пределы республики. Численность казахов превысила половину населения страны – впервые за последние 60 лет. Возросла также численность дунган, турок, узбеков, уйгуров на фоне снижения числа других этносов, прежде всего русских, представителей иных славянских народов и немцев.

В связи со сложившейся к 1989 году языковой ситуацией и этническим составом населения Казахстана понятным является само название закона – «О языках в Казахской ССР». 

Так, статья 1 закона объявляла государ-ственным языком Казахской ССР казахский язык. Русский язык в Казахской ССР, в соответствии со статьей 2 закона, имел статус языка межнационального общения, при этом Казахская ССР обеспечивала свободное функ-ционирование русского языка наравне с госу-дарственным.

Статья 3 устанавливала, что статус казах-ского языка как государственного и статус русского языка как языка межнационального общения не препятствуют употреблению и раз-витию языков национальных групп, прожи-вающих на территории Казахской ССР.

В соответствии со статьей 5, Казахская ССР проявляет государственную заботу о всестороннем развитии национально-русского и рус-ско-национального двуязычия и многоязычия.

Таким образом, закон о языках 1989 года был весьма либеральным, несмотря на то, что этим же законом был закреплен различный правовой статус казахского как государ-ственного языка, русского как языка межна-ционального общения и языков национальных групп в местах их компактного проживания как местных официальных языков, функционирующих на данной территории совместно с государственным и языком межнационального общения. Это было прежде всего связано, как уже отмечалось, с реальной языковой ситуацией в обществе и своеобразием этнического состава населения Казахстана. Закон устанавливал определенный паритет в функционировании и использовании казахского государственного и русского языка, имеющего официальный статус языка межнационального общения, практически во всех сферах социально-экономической, поли-тической, культурной, научной и образова-тельной областях жизни общества и госу-дарства.

Закон Киргизской ССР от 23 сентября 1989 года «О государственном языке Киргизской ССР» [5] констатировал, что киргизы состав-ляют большинство граждан своей республики, но употребление киргизского языка во всех сферах общественной и государственной жизни в советский период носило ограниченный характер, поэтому законодательное установ-ление статуса киргизского языка как государ-ственного должно создать основу для защиты и развития киргизского языка и национальной культуры киргизского народа.  

Статья 2 закона устанавливала, что госу-дарственный киргизский язык является одним из символов государственного суверенитета Кир-гизской ССР и функционирует во всех сферах государственной и общественной деятельности, в области экономики, науки и техники, на-родного образования и культуры, общении граждан Киргизской ССР. В статье 4 за-конодательно было закреплено, что русский язык является языком межнационального об-щения народов СССР. В республике обеспе-чивается свободное развитие языков других национальностей, проживающих в Кирги-
зии [5].

Итак, сопоставление киргизского и казахстанского языковых законодательств 1989 года показывает, что в обеих республиках русский язык определялся как язык межнационального общения, но в законе «О языках в Казахской ССР» дополнительно было указано, что русский язык функционирует наравне с государственным  языком. 

Заложенные в закон от 23 сентября 1989 года «О государственном языке в Киргизской ССР» правовые нормы регламентировали языковое законодательство в Киргизии в течение почти 15 лет – до 2 апреля 2004 года, когда была принята новая редакция закона «О государственном языке в Кыргызской Республике». В Казахстане в новой редакции закон «О языках в Республике Казахстан» был принят намного раньше – 11 июля 1997 года.

Следует сказать, что в первые годы неза-висимости из Киргизии, так же, как из Казах-стана, эмигрировало большое количество рус-ских и других русскоязычных этносов. Важной составляющей этого процесса, по мнению многих социологов, было и содержание при-нятого в 1989 года закона о государственном языке.

Через 11 лет Законодательным собранием Жогорку Кенеша Кыргызской Республики 25 мая 2000 года и Указом от 29 мая 2000 года был принят Закон Кыргызской Республики «Об официальном языке Кыргызской Республики».

Согласно статье 1 принятого закона, официальным языком Кыргызской Республики является русский язык, используемый наряду с государственным языком в сфере государственного управления, законодательства и судопроизводства Кыргызской Республики, а также в иных сферах общественной жизни. Официальным языком Кыргызской Республики признается язык, который служит языком межнационального общения и способствует интеграции республики в мировое сообщество.

В соответствии со статьей 2, официальный язык в Кыргызской Республике находится под защитой государства. Государственные органы создают необходимые условия для функцио-нирования и развития официального языка.

Согласно статье 13, во всех школах различных типов, видов и форм собственности, а также государственных высших учебных заведениях официальный язык (т.е. русский – О.А.) является обязательным учебным пред-метом и входит в перечень дисциплин, включаемых в документ об образовании.

Таким образом, закон «Об официальном языке Кыргызской Республики» обеспечил правовое закрепление тех реальных функций русского языка, которые он фактически вы-полнял на протяжении длительного времени в коммуникативном пространстве республики, в то время как Законом «О государственном языке Киргизской ССР»1 1989 года часть этих функций была исключена из действующего языкового законодательства или была сформу-лирована нечетко или завуалированно.

Важным этапом языкового строительства в стране стал Указ Президента Кыргызской Рес-публики от 2 апреля 2004 года «О дальнейшем совершенствовании государственной политики по развитию двуязычия (билингвизма) и мерах по созданию необходимых условий для эф-
фективного функционирования государствен-ного и официального языков Кыргызской Рес-публики». В Указе отмечалось, что в соот-ветствии с Конституцией Кыргызской Рес-публики в языковой сфере официально за-креплено двуязычие (билингвизм): государст-венным языком является кыргызский язык, в качестве официального языка употребляется русский язык.

Указ основывался на рекомендациях документов международных организаций о языках в многонациональных государствах и необходимости создания равных демократи-ческих возможностей для реализации языковых прав человека. Указывалось, что в соответствии с Конституцией Кыргызской Республики запрещается ущемление прав граждан по признаку незнания государственного или офи-циального языков.

Принятые в последние годы нормативно-правовые акты в области языкового законо-дательства Кыргызстана, по мнению иссле-дователей, стабилизировали миграционные процессы [6-7].  

В соответствии со статьей 4 редакции закона 1997 года «О языках в Республике Казахстан», государственным языком РК является казахский язык. Статья 5 закона устанавливает, что в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык. 

Следует отметить два правовых последствия определения в законе статуса русского языка: во-первых, русский язык употребляется наравне с казахским, и, во-вторых, он является официально употребляемым, т.е. за русским языком в Казахстане закреплен важный правовой статус, подтверждением чему является использование русского языка совместно с государственным казахским языком практи-чески во всех регулируемых данным законом сферах [8]. 

В законе 1997 года по сравнению с законом 1989 года не изменились нормы законодательства об обеспечении в РК получения среднего, среднего специального и высшего образования на государственном, русском, а при необходимости и возможности – и на других языках. Как в государственных, так и в негосударственных учебных заведениях госу-дарственный язык и русский язык являются обязательными учебными предметами и входят в перечень дисциплин, включаемых в документ об образовании.

Принципиальным отличием закона 1997 года от закона 1989 года является изменение статуса русского языкав Республике Казахстан. Если (согласно прежней редакции) русский язык являлся языком межнационального общения и Республика Казахстан обеспечивала свободное функционирование русского языка наравне с государственным, то в новой редакции 1997 года исключено понятие языка межнацио-нального общения. В действующей редакции закона русский язык наделен статусом языка, официально употребляющегося наравне с госу-дарственным.

Таким образом, сравнительный анализ языковых законодательств   центральноазиат-ских государств – членов ЕврАзЭС позволяет заключить, что действующие законодательные акты в области языковой политики этих стран направлены в первую очередь на усиление роли государственного языка, но, тем не менее, закрепляют за русским языком правовой статус в сферах государственной и общественной жизни Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Таджикистан, что в известной мере определяет ускорение интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического сообщества.

 

__________________

1. Итоги переписи населения Таджикистана // demoscope.ru/weekly/037/evro04.php

 2. Закон Республики Таджикистан «О языке» // medialawca.org/document/-261

3. Погорелая Е.А. Русскоязычие: контексты и подтексты языковой реформы последнего десятилетия ХХ века. – Тирасполь: РИО ПГУ, 2003.

4. Алтынбекова О.Б. Этноязыковые процессы в Казахстане. – Алматы: Экономика, 2006.

5. Закон Кыргызской Республики «О государственном языке» // miresperanto.narod.ru/.../zakon_v_kirgizii.htm

6. Космарская Н.П. «Дети империи» в постсоветской Центральной Азии: адаптивные практики и ментальные сдвиги. – М.: Наталис, 2006.

7. Орусбаев А.О. Киргизстанские законы о языках // Русский язык в сообществе народов СНГ. – Бишкек: Изд. КРСУ, 2005. – С. 22-26.

8. Закон Республики Казахстан «О языках в Респуб-лике Казахстан»//base.spinform.ru/show_doc.fwx? egnom=1161

Фамилия автора: О. Б. Алтынбекова, Б. Б. Айдарханов
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Филология
Яндекс.Метрика