Современные психофизиологические исследования темперамента

Классические исследования свойств нервной системы с помощью электроэнцефалографии (ЭЭГ), начатые в лаборатории Теплова - Небылицына, положили начало широкому использованию психофизиологических методов в психологии индивидуальных различий, активно продолжающиеся до сегодняшнего дня. Бурное развитие новых методов нейронауки и психофизиологии таких как магнитоэнцефалография (МЭГ), позитронно-эмисионная томография (ПЭТ), функциональное  и анатомическое магнитно-резонансное сканирование (фМРС, МРС) и другие позволили внести свой определенный вклад в развитие тех или иных теорий дифференциальной психологии. В связи с этим, целью данной статьи явилось ознакомление читателей с современными психофизиологическими  исследованиями в области индивидуальных различий, их обобщение и значение для психологических теорий.

Несомненно, электроэнцефалография, запись электрической активности мозга, остается основным методом в психофизиологических исследованиях, сохраняя свою основную значимость как объективного показателя функционального состояния мозга. Развитие и совершенствование методов обработки ЭЭГ позволяют все более глубокий анализ и интерпретацию параметров результатов исследования. В широко известных исследованиях В.Д. Небылицына (1976) [1] изучались вопросы о соотношении различных видов внутреннего торможения (угасательного, дифферецировочного и запаздывающего), о взаимосвязи между чувствительностью и силой нервных процессов, о типологическом значении вышеназванных параметров. Так,например, альфа-индекс, частота и индекс альфа-ритма обнаружили достоверные корреляции с показателями уравновешенности нервной системы. Наряду с вышеназванными ЭЭГ показателями сегодня ученые широко применяют метод спектрального анализа ритмов ЭЭГ и их когерентности. Например, в исследованиях Маркиной А.В. (2000) с коллегами изучали связь ритмов электроэнцефалограммы с когнитивно-личностными особенностями человека [2]. Авторы пришли к выводу, что средняя частота альфа-ритма и длительность альфа-веретена обусловливает индивидуальные особенности моторного выполнения сложных когнитивных заданий: лица с более длинными альфа-веретенами обнаруживали большую эмоциональную устойчивость (по тесту Спилберга-Ханина), большее дружелюбие и меньшее доминирование в межличностном общении (по тесту О.Лири). Больший объем кратковременной памяти соответствовал большей темпераментной активности и большей мощности альфа ритма, в то время как меньший объем кратковременной памяти коррелировал с эмоциональной чувствительностью и тета активностью.

В то время как в советской психологии активно развивалось направление исследований подтверждающих или противоречащих, или дополняющих теорию Павлова о типах высшей нерной деятельности (Голубева [3], Русалов [4] и многие другие последователи), в западной психологии получили бурное распространение психофизиологические исследования теории Айзенка (1967) об экстраверсии-интроверсии, продолжающиеся сегодня с использованием новейших методов исследований [5]. Вдохновленный идеями Павлова, Айзенк предложил , что в основе эктсраверсии и интроверсии лежит уровень активации коры головного мозга, регулируемый Восходящей Активирующей системой Ретикулярной формации. Статья Gale А. (1983) [6] обобщает около 30 исследований с использованием ЭЭГ данных, оценивая их теретическую значимость и концептуальные проблемы, связанные с методикой исследований, опосредовавшие противоречивость в результатах. Прежде всего с точки зрения автора противоречивость возникала из-за различиях в процедуре исследования, которая не учитывала основы теории о том, что экстраверты и  интроверты всегда стремяться к оптимальному уровню активации и очень важно определить исходный уровень, что методологически является сложной задачей. Основываясь на положении о том, что альфа ритм является основным показателем уровня активации, исследователи обнаруживали совершенно разные тенденции его взаимодействия с показателями экстраверсии. Автор подчеркивает важность продолжения ЭЭГисследований для установления связи между нейропсихологическими и психологическими процессами. С тех пор проведено еще большее количество ЭЭГ исследований в той или иной степени поддерживающих или опровергающих теорию Айзенка. Например, изучение взаимоотношений между индивидуальными различиями, корковой  активностью и информационным процессом (Matthews&Amelang,1993) показали устойчивый взаимодействующий эффект экстраверсии и  спектральной мощности альфа ритма на процессы внимания [7]. De Pascalis, B. Smith (1995) [8], А. Кустубаева (20) [9], Y. Tran (2001) [10] и другие в своих ЭЭГ исследованиях подтвердили идею о том, что экстраверсия коррелирует с альфа активностью, свидетельствующая о более низком уровне активации коры головного мозга .

Внедрение новейших технологий таких как позитронно-эмиссионная томография и магнитно-резонансное сканирование позволило получить новые интереные данные. Различия между экстравертами  и интровертами были обнаружены в показателях цербрального кровотока, измеренными с помощью методов позитронно-эмиссионного томографа (ПЭТ) и функционального магнитно-резонансного сканирования (фМРС). Так, Jonson с соавт. (1999), использовавшими ПЭТ в своих исследованиях, заключили, что интроверсия коррелирует с увеличением церебрального кровотока (CBF –cerebral blood flow) во фронтальных долях и переднем таламусе, в то время как экстраверсия коррелирует с увеличением церебрального кровотока в  передней сингулярной извилине, височных областях и заднем таламусе [11] . В фМРС исследованиях Eisenberger с соавт. (2005) нейротизм ассоциировался с увеличением реактивности в дорсальной части поясной извилины, а экстраверсия – с латеральной и медиальной фротнальной сетью [12].

Wright c соавт. (2006) обнаружил обратную взаимосвязь между экстраверсией и толщиной префронтальной коры с помощью метода МРС [13]. Сравнительные исследования показателей церебрального кровотока (BOLD) c альфа активностью коры головного мозга позволяют сравнить полученные результаты с ЭЭГ исследованиями.

Другая широко известная теория о биологической природе личности, предложенная Grey, учеником Айзенка, предполагает, что индивидуальные различия обусловлены системами BAS/CAП (Behavioral Activation System/Система Активации Поведения) и BIS/СТП (Behavioral Inhibition System/Система Торможения Поведения) [14]. Согласно этой теории система активации чувствительна к сигналам награды, соответствует поведению избегания наказаний и гедонизму и импульсивности; в то время как, система торможения чувствительна к сигналам наказания, соответственно связана с тревожным поведением. Князев&Cлободская [15,16] предположили, что СТП должна ассоциироваться с более сильным нисходящим торможением, отражающимся в ЭЭГ в виде реципрокных взаимооотношений альфа, тета и дельта осцилляций как трех филогенетически сложившихся иерархических систем мозга. Исследования авторов личностных свойств с помощью опросника Грея-Уилсона и электрической активности мозга подтвердили , что СТП ассоциируется с силой нисходящего торможения от альфа к дельта системе у взрослых, и с силой нисходящего торможения от тета к дельта – у детей.

На сегоняшний день общепринятым мнением является, что паттерны ЭЭГ носят такой же  индивидуальный характер, как отпечатки пальцев и в то же время существуют специфические показатели ЭЭГ, соотносящие с определенными индивидуальными характеристиками.

Многообещающими являются исследования А.Н. Лебедева, выявившие  на основе уравнения множественной регрессии ЭЭГ параметры, являющиеся предикторами индивидуальных характеристик по опроснику MMPI и опрсонику Русалова [17].

Автор считает, что без единого вопроса к испытуемому, только на основе ЭЭГ данных возможно дать психологический портрет обследуемого, диагностируемый с помощью опросников.

Таким образом, психофизиологические исследования вносят свой определенный вклад в развитие тех или иных психологических теорий. В данной работе мы рассмотрели значение подобных исследований для наиболее распостраненных теорий темперамента, имеющих в основе биологическую природу индивидуальных различий. Сейчас данные методы широко распостраняются и в других направлениях дифференциальной психологии.

________________________

 

  1. Небылицын В.Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. - М.: Изд-во Наука, 1976. – 336 с.
  2. Маркина А.В., Пашина А.Х., Руманова Н.Б. Связь ритмов электроэнцефалограммы с когнитивно-личностными особенностями человека // Психологический журнал, 2000. - т.21, №5. - С.48-55.
  3. Голубева Е.А. Индивидуальные особенности памяти человека. - М.: Педагогика, 1980. - 152 с.
  4. Русалов Б.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. - М.: Наука, 1979. – 310 с.
  5. Eysenck, H.J., Eysenck, M.W. Personality and Individual Differences: a Natural Science Approach. - New York.: Plenum, 1985. - 462 р.
  6. Gale, A. Electroencephalographic studies of extraversion-introversion: A case study in the psychophysiology of individual differences// Pers.  Individ. Differ., 1983. – No. 4. – Р. 371-380.
  7. Matthews G., Amelang M. Extraversion? Arousal theory and performance:a study of individual differences in the EEG. // Pers. individ. Diferf, Vol. 14, 1993. - No. 2. - Р. 347-363.
  8. Smith B.D., Kline R.,Lindgren K., Ferro M., Smith D.A., and Nespor A. The lateralized processing of affect in emotionally labile extraverts and introverts: central and autonomic effects. // Biol. Psychology, 39, 1995. - No. 2-3. - Р.143-157.
  9. Kustubayeva A., Biyasheva Z. Extraversion and EEG reaction on hyperventilation and breath holding. The proceeding of the ISSID. – 2005. - Р. 20.
  10. Tran Y., Craig A., McIsaac P. Extraversion-introversion and 8±13 Hz waves in frontal cortical regions. Personality and Individual Differences. - 2001. No. 30. - Р. 205-215.
  11.  Johnson D.L., Wiebe J.S., Gold S.M., Andreasen N.C., Hichwa R.D., Watkins G.L., Boles Ponto, L.L. Cerebral Blood Flow and Personality: A Positron Emission Tomography Study. Am J Psychiatry. 156: 1999. -Р 252-257.
  12. Eisenberger, N.I., Lieberman, M.D., & Satpute, A.B. Personality from a controlled processing perspective: an fMRI study of neuroticism, extraversion, and self-consciousness. Cognitive, Affective, and Behavioral Neuroscience, 5, 2005. - Р. 169-181
  13. Wright C.I., Williams D., Feczko1 E., Feldman Barrett4 L., Dickerson B.C., Schwartz1 C.E., Wedig M.M. Neuroanatomical correlates of extraversion and neuroticism. Cerebral cortex, 16, 2006. - Р. 1809-1819.
  14. Gray J.A. Neural systems, emotion and personality. In: J. Madden (Ed.), Neurobiology of learning, emotion and affect, Raven Press. - New York, 1991. – Р. 26-28.
  15. Князев Г.Г., Слободская Е.Р., Савостьянов А.Н., Рябиченко Т.И., Шушлебина О.А., Левин Е.А. Активация и торможение поведения как основа индивидуальных различий // Психологический журнал, 2004. - т.25, №4. - С. 28-40.
  16. Knyazev, G.G., Slobodskaya, H.R., and Wilson, G.D. Psychophysiological correlates of behavioural inhibition and activation. Pers. Individ. Differ., 33, 4, 2002b. -Р. 647-660.
  17.  Лебедев А.Н., Мышкин И.Ю., Бовин Б.Г. Оценка психологических параметров личности по электроэнцефалограмме // Психологический журнал, 2002. - том 23, № 3. - С. 96-104.

 

Фамилия автора: А.М. Кустубаева
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Психология
Яндекс.Метрика