Некоторые проблемные вопросы освобождения от уголовной ответственности по законодательству Кыргызской Республики

Как известно, уголовно-правовая оценка содеянного слагается из двух компонентов: 

1) отграничения преступного поведения от непреступного и 2) квалификации преступного поведения, то есть преступления [1].

Для решения вопроса о привлечении или непривлечении к уголовной ответственности необходимо выяснение двух указанных компонента. Признание содеянного непреступным (что означает отсут­ствие состава преступления в его деянии), безусловно, исключает привлечение лица к уголовной ответственности. И, наоборот, квалификация деяния как соответствую­щего преступления, предусмотренного Особенной частью УК КР, является основанием для привлечения лица к уголовной ответственности, назначения наказания, а также, его освобождения от уголовной ответственности и от наказания при наличии к тому оснований, предусмотренных статьями 65, 66, 67 УК КР.

При освобождении лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности государство как субъект уголовно-правового отношения полностью отказывается от реализации своего права подвергнуть это лицо уголовной ответственности, т.е. права привлечения к уголовной ответственности. Уголовная ответственность представляет собой реальное применение уголовно-правовой нормы, результатом которого является справедливое решение фактического социального конфликта, выразившегося в со­вершении лицом опасного для общества деяния – преступления, путем отрицательной оценки поведения этого лица специальным органом государства и применения к виновному мер государствен­ного принуждения (наказания) и обязанность претерпеть (и реально «претерпевание») виновным лицом правовых последствий своего противоправного (преступного) поведения [2]. При освобождении же от наказания государство отказывается только от назначения наказания или его реального исполнения, но реализует свое право государст­венного осуждения лица, виновного в совершении преступления.

Таким образом, действующее уголовное законодательство и теория уголовного права выделяют различные по своей юридической при­роде обстоятельства, вследствие наличия которых лицо не привлекается к уголовной ответственности за содеян­ное.

Для правильного понимания сущности обстоятельств, при кото­рых законодатель либо вообще исключает преступность и наказуе­мость деяния (и тем самым лицо не привлекается к уголовной от­ветственности), либо считает нецелесообразным привлечение лица к уголовной ответственности (и тем самым лицо освобождается от уголовной ответственности), важнейшее значение имеет рассмотре­ние признаков преступления, которые и определяют его понятие.

В ч. 1 ст. 8 УК КР законодатель признает преступлением «предусмотренное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние (действие или бездействие)». Таким образом, следует выделить следующие признаки преступления: 1) общественная опасность деяния;  2) винов­ность и 3) наказуемость.

Раскрывая юридическую сущность обстоятельств, вследствие наличия которых лицо не привлекается к уголовной ответственности за содеянное, необходимо рассмотреть такие признаки, как общественная опасность деяния, которая указывает прежде всего на социальное свойство действия (бездействия) и ее юридическое выражение — противоправность, то есть запрещенность деяния уголовным законом под страхом применения наказания.

Поскольку законодатель предусматривает различные обстоя­тельства, при наличии которых лицо за содеянное не привлекается к уголовной ответственности, в зависимости от правовой и соци­альной природы, их можно объединить в две большие группы: 1) обстоятельства, устраняющие саму преступность деяния, вследствие наличия которых лицо не подлежит уголовной ответственности;
2) обстоятельства, наличие которых позволяет освободить лицо, со­вершившее преступление, от уголовной ответственности. Следует отметить, что в основу предложенных автором исследования критериев рассматриваемой классификации положена классификация обстоятельств, при наличии которых «лицо за совершенные действия не может или не должно подвергаться мерам уголовно-правовой репрессии».

Неслучайно законодатель в новом Уголовном законе расширил перечень норм Особенной части УК, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности в связи с позитивным постпреступным поведением лица, совершившего соответствующее преступление. В подобных положениях закона нужно видеть средство предупреждения преступлений, причем такое, к которому за­конодатель обращается вынужденно, учитывая серьезную трудность борьбы с некоторыми общественно опасными посягательствами.

Законодательный подход в решении сложных проблем борьбы с преступностью базируется не только на мерах уголовно-правового принуждения. Эволюцией правовой системы самых различных государств, в том числе  и Кыргызстана, подтверждается необходимость на­личия в уголовном законодательстве, наряду с традиционной схемой реакции государства на преступление, институтов освобожде­ния от уголовной ответственности и наказания.

Освобождение от уголовной ответственности является самым радикальным средством дифференциации уголовной ответственно­сти, поскольку это гуманный акт государства, освобождающий ли­цо, совершившее преступление, в предусмотренных законом случа­ях от официального порицания его поведения в форме обвинитель­ного приговора, если цели и задачи, стоящие перед уголовным за­коном, будут обеспечены без применения к виновному мер госу­дарственного принуждения в виде уголовного наказания.

В.Д. Филимонов, рассматривающий уголовную ответственность как обязанность виновного подвергнуться государственному принуждению, утверждает, что при освобождении от уголовной ответственности такая обя­занность отсутствует, и речи об ее индивидуализации быть не может [3]. Такая позиция нам представляется неправильной. Освобождение от уголовной ответственности применяется не ко всем лицам, совершившим преступления, а отвечающим определенным требо­ваниям, указанным в уголовном законе, например к лицам, совер­шившим преступление определенной категории или совершившим преступление впервые, к лицам, чье постпреступное поведение свя­зано, например, с явкой с повинной, способствованием раскрытию преступления, возмещением причиненного ущерба и т.д. Эти обстоятельства и указывают на индивидуализацию освобождения от уголовной ответственности. Далее, закон требует наряду с объек­тивно существующими признаками, характеризующими совершен­ное деяние, учитывать и субъективные признаки, характеризующие лицо, совершившее данное деяние (вина, возраст и др.), поскольку как преступное деяние, так и лицо, его совершившее, всегда кон­кретно индивидуальны. Это должно учитываться как при привлече­нии к уголовной ответственности, так и при освобождении от нее, особенно в факультативных случаях принятия правоприменительными органами такого решения [4].

Определив место института освобождения от уголовной ответственности в системе оснований непривлечения к уголовной ответственности и отграничив его от смежных юридических понятий и институтов, следует отметить следующее:

1)   сущность института освобождения от уголовной ответственности состоит в воздержании государства (в целях экономии средств уголовной репрессии и индивидуализации ответственности, реализации принципа гуманизма) от реализации уголовной ответст­венности, т.е. отрицательной оценки лица, совершившего преступление и, как следствие этого,  вынесения обвинительного приговора, наказания и судимости;

2)   отличие освобождения от уголовной ответственности от исключения уголовной ответственности по соответствующим основаниям, предусмотренным уголовным законом, состоит в том, что освободить от уголовной ответственности можно только лицо, дей­ствия которого содержат все признаки преступления. Вместе с тем освобождение от уголовной ответственности может иметь место лишь в случае совершения лицом деяния, содержащего признаки не преступления вообще (общественная опасность, уголовная противоправность, виновность совершившего его лица, наказуемость), а конкретного преступления, состав которого предусмотрен соответствующей статьей Особенной части УК КР. Отсюда следует непреложный вывод о наличии в деянии, от уголовной ответственно­сти за которое лицо подлежит освобождению, состава преступле­ния, т.е. совокупности всех установленных уголовным законом элементов и признаков, характеризующих деяние как преступление. А если есть состав конкретного преступления, то его наличие является в соответствии со ст. 4 УК КР единственным основанием уголовной ответственности. При отсутствии в совершенном деянии состава преступления не могут возникать вопросы ни о привлечении к уголовной ответственности, ни об освобождении от нее. В случаях же неприменения уголовной ответственности отсутствует как само основание уголовной ответственности – состав преступ­ления, так и соответствующие признаки преступления (обществен­ная опасность, противоправность).

Но если деянию, содержащему все признаки преступления, указанные в ст. 4 УК КР, присущи все признаки конкретного состава преступления, указанные в соответствующих нормах Особен­ной части УК КР, и, несмотря на это, лицо, совершившее это дея­ние, не привлекается к уголовной ответственности, а, наоборот, освобождается от нее, вполне закономерно предположить, что этому деянию присущи какие-то другие существенные призна­ки, являющиеся основаниями такого решения [5].

К признакам, позволяющим компетентным органам принять решение об освобождении лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности, относятся предусмотренные законом основания и условиятакого освобождения.

В юридической литературе некоторые авторы проявляют непоследовательность суждений по поводу того, что является условием, а что основанием освобождения от ответственности. Так,
X. Аликперов и К. Курбанова такие условия освобождения от уголовной ответст­венности в связи с деятельным раскаянием, как явка с повинной, способствование раскрытию преступления, устранение виновным вредных последствий содеянного, называют основаниями освобож­дения от уголовной ответственности [6]. Однако чуть позже данные обстоятельства они называют уже не основаниями, а условиями освобождения либо вовсе указывают на основания и условия, пе­речисленные в разделе IV УК КР при этом не понятно, какие именно обстоятельства следует отнести к основаниям, а какие – к условиям освобождения от уголовной ответственности.

Обобщенный анализ оснований освобож­дения от уголовной ответственности впервые дал Г.Б. Виттенберг [7]. Значительный вклад в разработку этой проблемы внесла С.Г. Келина, под основанием освобождения она понимает такое обстоятель­ство или совокупность обстоятельств, которые характеризуют со­вершенное деяние или лицо, совершившее преступление, и наличие которых всегда или по общему правилу влечет освобождение от уголовной ответственности за совершенное преступление [8].

А.И. Рарог, анализируя институт освобождения от уголовной ответственности, выделяет общее основание освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности, которым, по его мнению, «является нецелесообразность привлечения его к судебной ответственности и применения к нему принудительных мер уголовно-правового характера». «Это общее основание, – далее указывает он, – конкретизируется применительно к отдель­ным видам освобождения от уголовной ответственности» [9]. Основываясь, видимо, на таком положении, многие авторы рассматривают лишь основания отдельных видов освобождения. При этом в юридической литературе, на наш взгляд, происходит нередко смешение таких понятий, как «основания освобождения от уголовной ответственности» и «виды освобождения от уголовной ответственности». Авторы, не разграничивая данные понятия, зачастую отождествляют их [9], что представляется неверным.

Законодатель, определяя в ст. 4 УК КР основания уго­ловной ответственности (которым является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом), понятия основания освобождения от уго­ловной ответственности, к сожалению, не дает. В русском языке под основанием понимается «существенная причина, достаточный повод, оправдывающие что-нибудь». На наш взгляд, основанием освобождения от уголовной ответственности является нецелесообраз­ность реализации уголовной ответственности вследствие утраты ли­цом, совершившим преступление, его прежней общественной опас­ности, в связи, с чем это лицо может быть исправлено без осужде­ния и применения наказания.

При этом возникает вопрос: нецелесообразность реализации уголовной ответственности определяется законодателем или правоприменителем? Однозначно ответить на данный вопрос, по нашему мнению, можно только в случаях, когда в соответствующих уголовно-правовых нормах, определяющих условия их применения, установлена обязанность правоприменителя принять решение об освобож­дении от уголовной ответственности. Однако в случаях, когда зако­нодатель в соответствующих нормах предусматривает лишь право уполномоченных на то органов применить данные нормы, то нецелесообразность реализации уголовной ответственности в отношении лица, совершившего преступление, определяется как за­конодателем, так и правоприменителем.

 Вывод о том, что лицо, совершившее преступление, утратило прежнюю общественную опасность и что его исправление, вследствие этого возможно без осуждения и применения к нему наказания (в связи с чем нецелесообразна реализация уголовной ответствен­ности в отношении него), основывается на совокупности фактических условий, указанных законодателем в соответствующей норме уголовного закона. Такие условия характеризуют совершенное деяние, постпреступное поведение лица, совершившего данное преступление, особенности личности правонарушителя и (или) объектив­ные факторы, не зависящие от воли данного лица. На наш взгляд, «набор» законодателем таких условий в соответствующей норме УК или наличие конкретного специфического условия применения такой нормы позволяет сделать вывод о нецелесообразности привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности и определяет вид освобождения от уголовной ответственно­сти.При этом условия, указанные в соответствующей уголовно-правовой норме, определяют границы применения этого вида.

На наш взгляд, наличие только объективных факторов как условий освобождения от уголовной ответственности указывает лишь на то, что совершенное деяние не представляет большой общественной опасности, и никаким образом не характери­зует лицо, совершившее данное деяние. Вместе с тем если деяние, формально содержащее признаки состава преступления, предусмотренного УК, не представляет общественной опасности, то в силу малозначительности оно не является преступлением (ч. 2 ст.8 УК КР). Если все же законодатель, несмотря на наличие таких объективных факторов, признает совершенное деяние преступлением, то для освобождения от уголовной ответственности лица, его совершившего, на наш взгляд, необходи­ма совокупность объективных факторов, а также факторов, характеризую­щих личность правонарушителя либо его позитивное постпреступное поведение, свидетельствующих о снижении общественной опасности лица, совершившего такое деяние.

Условия освобождения от уголовной ответственности– это такие обстоятельства, которые присущи совершенному деянию или непо­средственно связанные с ним и (или) совершившим его лицом, на­личие или отсутствие (например, отсутствие иного состава преступ­ления) которых для применения освобождения от уголовной ответ­ственности является обязательным. Причем каждое в отдельности условие необходимо, но недостаточно для освобождения.

Таким образом, отдельные условия, выдвигаемые законом, лишь дифференцируют определенные виды освобождения, не затрагивая самого основания такого освобождения – нецелесообразности реализации уголовной ответственности в отно­шении лица, совершившего преступление.

 

Список литературы

1. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: Закон, теория, практика. 2-е изд.,перераб. и допол. – М., 2003. –  С. 6.

2. Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внутренних дел: Учебное пособие –М., МВШМ МВД СССР, 1987. – С. 7.

3. Филимонов В.Д. Личность преступника и проблема основания уголовной ответственности // Вопросы предупреждения преступности, – Томск, 1982. – С.12.

4. Магомедов А.А. Уголовная ответственность и освобождение от нее: эволюция развития и современность: Дис. ... докт. юрид. наук. – М., 1998. – С.153.

5. Дубинин Т.Т. Состав освобождения от уголовной ответственности // Советское государство и право, –1984, – № 1 – С.79 – 83

6. Аликперов X., Курбанова К. УК РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответственности // Государство и право, – 2000, –  № 1. – С.57.

7. Виттенберг Г.Б. Освобождение от уголовной ответственности и наказания с применением мер общественного воздействия //Автореф. дисс... докт. юрид. наук. - Харьков, 1969.

8. Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности // Автореф. дис...докт юрид. наук. –    М., 1975. – С.12.

9. Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Под ред. проф. А.И. Рарога. – М., 1998. – С. 258 – 259.

10. Курс уголовного права. Общая  часть. Т.2: Учение о наказании: Учебник для вузов. –  М. 1999. – С. 163.

Фамилия автора: Э.Ж. Сокурова
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика